home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава XXIII

— Монитор Квамодиан, — жизнерадостно сообщил флаер, — если вы намерены что-то услышать, вам придется вооружиться инвертором. Иначе не услышите. А они говорят о вас.

Квам бросил взгляд на старшего монитора Клотильду Квай Квич, которая с презрительно поджатыми губами осматривала кабину флаера, что-то неодобрительно бормоча себе под нос.

— Не знаю, стоит ли, — тихо сказал Квамодиан.

Не глядя на него, девушка громко сказала:

— Ваше желание не играет особой роли, монитор. Несомненно, могут возникнуть такие ситуации, когда галактограждане будут вынуждены задать вопросы непосредственно вам, чтобы получить справку или инструкцию. Я не хотела бы отвлекаться на перевод реплик, следовательно, вам необходимо обзавестись соответствующим акустическим устройством.

Энди Квам заворчал, но принял маленькую ушную раковину, которую протянул ему эффектор флаера.

— …старая развалина, — пропищал ему в ухо пронзительный голосок. — Мы последуем за вами, но двигайтесь как можно быстрее.

У голоса была странная эхообразная окраска, словно в унисон разговаривал хорошо обученный хор. Квамодиан решил, что это говорит многочленный организм — зеленые спирали.

Не обращая на реплику внимания, он быстро осмотрел показания приборов флаера. Гомеопатические устройства флаера успели исправить нанесенные повреждения, запаслись новыми обоймами ракет. Едва ли они понадобятся, с надеждой подумал он. Но это лучше, чем ничего.

— Мы в полной готовности, — объявил он, в последний момент заколебался и добавил: — Кажется.

— Тогда, может быть, приступим к делу? — спросила Клотильда с обиженным нетерпением.

Квамодиан мрачно согнулся над пультом и поднял флаер в воздух. Солнце ударило прямо в глаза, когда он разворачивал машину, Увеличившийся в размерах красный диск так потускнел, что Квамодиан мог смотреть на него почти свободно. Диск был усеян темными пятнами. Энди хотел обратить на внешний вид диска внимание девушки, но передумал… хотя она и не новичок на этой планете и могла обратить внимание на то, что Солнце выглядит необычно. Пускай сама убедится, решил Квамодиан. В любом случае это не играло особой роли. Главное, у него теперь есть подмога своего рода, но все же это помощь в борьбе с Блуждающей Звездой.

Они стрелой понеслись на юг, миновав озеро и первые небольшие холмы. Многочленный зеленый галактогражданин легко следовал за флаером вместе с розоватой полупрозрачной сферой. Галактогражданин-хищник покачивался на сиденьи позади Энди, а Руф сидел на полу между ними, с опаской поглядывая на зубы гражданина. В инверторе транзитной ушной раковины непрерывно гудел разговор, но Квамодиан не обращал на него внимания. Его не интересовало мнение этих существ, касалось ли оно его самого, флаера, планеты или еще чего-нибудь. Ему нужна была лишь их помощь.

Когда они достигли цели, успело стемнеть. Солнце еще не закатилось полностью, но его потерявшие яркость лучи создавали впечатляющую картину заката в западной стороне горизонта и почти совсем не освещали вход в пещеру. Энди Квам предусмотрительно описал круг над пещерой, пытаясь обнаружить слиита или какое-либо другое опасное существо. Но не обнаружил ничего. На всей местности вокруг лежал зловещий красноватый отсвет, но все пребывало в неподвижности.

Он осторожно подвел флаер к остаткам развороченной двери в пещеру.

— Пустынно, — пропел тоненький хор голосов многочленного организма. — Мы ничего не регистрируем. Еще ниже имеется второй вход.

Старший монитор Клотильда Квай Квич бросила нерешительный взгляд на Энди Квама.

— Здесь заметны следы значительных разрушений, — признала она.

— Я же вам говорил!

— Да. Вероятно, произошла ошибка.

— Еще ниже, — пропели спирали. — Новые сигналы. Достойно рассмотрения.

Послышался шепот розового галактогражданина:

— В глубинной области этого района были приведены в действие силы значительной величины и энергии. До сих пор имеется источник энергии с необычными характеристиками.

— Нужно произвести расследование, — почти извиняющимся тоном произнесла старший монитор.

— Верно, — проскрежетал Квам и послал флаер спиралью вокруг горы, отыскивая нижний вход. Пенисто-розовый гражданин-облако оказался там раньше всех, повиснув у входа в пещеру, подобно струйке пара из носика чайника.

— Идите вперед, — прошептал он. — Рассредоточенная материя вроде моего тела легко уязвима.

Но Квамодиан не ждал разрешения. Он бросил флаер в глубину зева пещеры, шаря лучом прожектора в поисках слиита, Молли Залдивар или каких-нибудь следов. Но он обнаружил лишь спирально суживающийся ход с явными признаками разрушения.

— Энергия высокой мощности, — пропели зеленые спиральки, крутясь вдоль взорванной стены со скрученными стальными рельсами подпорок. — Явные следы трансфлексионных полей. Следы плазменной активности.

Руф, позабыв о зубастой пасти галактогражданина, наклонился через плечо Квамодиана.

— Ух ты, Проповедник! Что-то здесь в самом деле здорово шарахнуло!

В этом сомнений не было. Оглядываясь по сторонам, пока флаер скользил вперед на подушке трансфлексионных полей, Квамодиан сразу понял, что случившееся в этом замкнутом пространстве имело источником не просто химический взрыв. Впервые Квамодиан осознал по-настоящему, что скрывается под термином «Блуждающая Звезда». Хотя вначале существо было крохотным, с массой чуть больше грамма, оно было способно командовать силами, скручивающими стальные балки и крушившими гранит, словно песок.

Длинномордый галактогражданин поднял голову и что-то провыл. Инвертор в ухе Квамодиана тут же перевел фразу:

— Осторожно! Старший монитор, не доложить ли нам сначала Альмалику?

Девушка закусила губу, уже собираясь что-то сказать, но Квамодиан ее опередил.

— Нет! — проскрежетал он. — Мы и так слишком долго тянули. То есть вы. Возможно, Молли Залдивар умирает сейчас… или даже… — он не закончил фразы.

И тут они подошли к центру подземной спирали коридора. Квамодиан быстро глянул вниз, сглотнул, посмотрел на девушку и послал флаер вниз, в вертикальную шахту.

Они осторожно спускались по стволу шахты. Первым двигался флаер Квамодиана, вторым — спиральный многочленный галактогражданин, третьим — розовое псевдооблако. Диск туманного зеленоватого света постепенно превращался в шар, и наконец они оказались в обширном сферическом пространстве в самом центре основания холма.

— Поразительно! — прошептала Клотильда. Розоватый гражданин-облако проговорил с опаской:

— Энергия достигает весьма значительной величины. Я не хотел бы приближаться!..

— Тогда оставайтесь на месте, — буркнул Квам. — Интересно… что это такое? У вас есть сведения о чем-либо подобном?

Девушка покачала головой.

— Какая-то древняя военная база, как мне кажется. Очевидно, сохранилась еще с дней Плана Человека. Для большей части того периода не сохранилось архивных документов. Но этот ядерный огонь! — она показала на облако опалесцирующего тумана, висящее над металлической платформой. — Какой источник энергии! Я почти готова поверить вам, монитор Квамодиан. С такой энергией и в самом деле можно было попытаться создать Блуждающую Звезду.

Энди Квам ехидно усмехнулся, но ничего не ответил. Держа вспотевшие ладони на рукоятках управления ракетами, он опустил флаер еще на фут, к влажному от сырости полу пещеры. Разбитый и сплющенный короб оранжевой кабины, расчлененный мотор и траки гусениц манипулятора заставили его зябко поежиться — казалось, некая необузданная сила в гневе невиданно жестоко расправилась с невинной машиной. Но среди обломков машины виднелись остатки и других устройств. Примитивный пищевой рефрижераторе покрашенным в белый цвет кожухом? Квам не сразу узнал его и даже когда узнал, не мог понять его назначения… но, наконец, содрогнулся, осененный догадкой. Это означало, что Молли Залдивар была здесь. Пища предназначалась именно ей!

Но содержимое холодильника было беспорядочно разбросано. Дверь перекосилась, и по всему полу пещеры разлетелись пищевые пакеты и коробки. И что это за расколотый черный корпус, лежащий перпендикулярно решетке, сквозь которую отводился избыток воды в пещере?

Клотильда узнала его первой.

— Робот-инспектор! — выдохнула она. — Тогда… тогда это правда!

— Правда? — с обидой переспросил Руф. — Мисс Квай Квич, да мы об этом вам твердим всю дорогу! Конечно, это правда!

Но было слишком поздно, чтобы Энди Квам мог насладиться триумфом. Он едва слышал обмен репликами. С прищуренными глазами, сконцентрировав внимание, он бросал луч прожектора по всем направлениям, осматривая огромную базу. Но больше в пещере ничего не было. Обломки на полу, ажурная, как паутина, металлическая башня и зловеще мерцающее облако ядерной энергии. Да влажные капающие стены. И больше ничего.

Он был уверен, что Молли Залдивар побывала в этой каменной каверне. Но сейчас ее здесь не было. Куда же она пропала?

Его отвлек нервный вздох галактогражданина-облака.

— Эта энергия, — с отчаянием прошептал он. — Она ионизирует мой газ. Мне становится трудно контролировать собственное тело. Я должен вернуться на поверхность.

— Вперед! — рассеянно сказал Энди.

— Вероятно, нам нужно сделать то же самое, — пролаял со своего места галактогражданин-хищник. — Это опасно.

— Одну минутку! — попросил Энди.

Он наблюдал, запоминал, анализировал. С бесстрастием хладнокровного логика он осознал, что, начиная с того момента, когда им было получено сообщение от Молли Залдивар — за многие галактики от этого места — он позволил своим страстям, своей любви к Молли целиком управлять своими действиями. Все его навыки мышления, так тщательно отработанные, все приемы анализа и синтеза, составлявшие основу его обучения как монитора, были совершенно забыты.

Но сейчас он снова начал пользоваться этими своими умениями. И перед его мысленным взглядом начала разворачиваться картина событий. Клифф Хаук, бунтовщик, авантюрист, искусный инженер-транзитник. Рифник, очерствевший женоненавистник. И оба здесь, с этой огромной энергией в руках, месяцами и даже годами без всякого надзора со стороны.

Все было вполне логично, отметил Энди. Научное любопытство Хаука, человеконенавистничество Рифника, в особенности ненависть к фузоритам-Посетителям. Все сходилось — люди, место, возможности. Они создали Блуждающую Звезду, а она в ответ убила одного из создателей, а второй бесследно исчез.

Но едва ли они причинили вред Молли Залдивар. Блуждающей Звезды здесь больше не было. Иначе ее энергия сразу же была бы засечена любым галактогражданином в бригаде. Звезда исчезла. И, как чувствовал Квамодиан, с ней исчезла и Молли Залдивар.

— Энди, — нерешительно сказала девушка-монитор. — То есть я хотела сказать, монитор Квамодиан…

— Да, что такое?

— Возможно, наши товарищ правы. Мне… мне это место не нравится.

Квамодиан нахмурился. Потом ужасное подозрение проникло в его мысли.

— Клотильда! Что сказал облако?

— Вы имеете в виду галакто…

— Да! Об энергии! Что он сказал?

— Ну, что она ионизирует его газ. Ему необходимо вернуться на свежий воздух.

— Флаер! — воскликнул Энди Квам. — Уровень радиоактивности! Скорее!

— Я думал, что вы так и не поинтересуетесь, — обиженно сказал флаер. — Излучение смертельно опасно. Восьмикратное превышение предельно допустимого уровня. Безопасное время на данном расстоянии один час. Мы подвергаемся излучению уже девятнадцать минут. Я был намерен подать сигнал тревоги через шестьдесят секунд.

— Улетаем отсюда! — приказал Энди Квам. — Скорее!

Флаер дернулся, повернулся, взял направление на вертикальный туннель в потолке. Светящаяся смертельным излучением туманная сфера мелькнула мимо окон, потом потянулась тупая спираль коридора. Но Энди Квам не замечал ничего.

Он все еще видел перед собой что-то гораздо более страшное.

Радиация, изливающаяся из туманного облака ядерного огня, который уже не первый век пылал в сферической пещере, была смертельна. Приборы флаера измерили се интенсивность. За их показания можно было ручаться. Квамодиан сам настраивал и проверял их. Если они говорили, что максимально безопасное время пребывания в пещере было один час, то возможная ошибка составляла плюс—минус одну минуту, не больше.

Но волновала Квамодиана не собственная безопасность и не безопасность Клотильды или мальчика.

Как долго пробыла Молли в этой шарообразной пещере, впитывая смертельные лучи? Квамодиан мог полагаться только на догадку. Однако, с того момента, как Молли была похищена из маленького коттеджа Руфа, прошло примерно восемнадцать часов. И в любом случае она должна была провести в пещере хотя бы половину этого времени. И коль скоро она действительно пробыла в пещере так долго или хотя бы приблизительно столько, она была уже практически мертва.


Глава XXII | Рифы космоса (трилогия) | Глава XXIV