home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



В Управлении по борьбе с терроризмом

Новый начальник Управления МБ по борьбе с терроризмом генерал Коваленко звонит по ВЧ генералу Мошкову в Дагестан.

– Владимир Федорович, у тебя что там творится?

– Ничего особенного…

– А покушение на Председателя Совета Министров?…

– Ну да, бросили в квартиру гранату.

– А две недели назад расстреляли депутата Верховного…

– Да, со смертельным исходом…

– А три дня назад…

– Послушай, Геннадий Яковлевич, мы ничего сами не творим,

едва успеваем фиксировать.

– За последнее время около семидесяти таких случаев в Дагестане!

– Вот-вот… В основном уголовная хроника…

– Сегодня уголовная, завтра станет политической.

– А какая хочешь – все плохо.

– Мы подготовили записку на имя Президента о ситуации, которая складывается на Кавказе, в частности в Дагестане.

– Получим, прочитаем…

– Есть вопросы?

– Есть! Участились взрывы в поездах, которые носят не местный, а явно межрегиональный характер! (Вот когда уже началась подготовка к взрывам в Москве и других городах России!) Но Следственное управление брать на себя расследование и розыск преступников не хочет. Бывшего 4-го управления КГБ, где был создан постоянный кулак, защищавший транспорт в регионах, не существует. Безопасность на транспорте возложена на Экономическое управление, но оно не занимается этим.

– О чем конкретно идет речь?

– Конкретно? Два поезда Москва-Баку уже взорваны… Понятно, это результат противостояния Армении и Азербайджана. Но Дагестан рядом! Нам дела нет до их распрей, но кувыркаемся и мы с ними вместе! Кто нас защитит? Кто будет заниматься этими взрывами? Армения и Азербайджан не будут. И наш центральный аппарат МБ устранился. Никому до этого дела нет… Как быть?

Вот когда уже начиналась вторая чеченская война с вторжением в Дагестан и строительством там целого укрепрайона!

Ничем Мошкову не мог помочь Коваленко, даже советом. Положив трубку, глава по борьбе с терроризмом в России долго еще молча сидел у телефона в одиночестве. Президента уже завалили запросами с мест по поводу обеспечения безопасности глав администраций и других лиц, стоящих во главе областей и республик. Просят, нет, уже требуют навести должный порядок, обеспечить безопасность в регионах.

«А мы сами еще не готовы даже что-то рекомендовать и предложить, – раздумывал Коваленко. – Есть проблемы законодательного характера. Даже в исконно тихих районах, таких как Сибирь, Дальний Восток появились криминальные проблемы, не говоря уж о положении в бывших автономных республиках Башкирии, Татарии, Якутии».

Начальник Управления по борьбе с терроризмом Геннадий Коваленко словно специально был создан для руководства грозным подразделением. Почти двухметрового роста, спортсмен, всегда собран, готов в любую секунду к стремительному действию. Под стать ему и Владимир Луценко, заместитель начальника управления по борьбе с оргпреступностью.

К сожалению, «грозное» подразделение числилось таковым пока на бумаге и было само еще не защищено ни в правовом, ни в оперативном плане. Единственное оружие – «временное положение». Эти теоретические рассуждения о борьбе с терроризмом – фиговый листок.

Помнится, как в «Российской газете» я прочитал Постановление Верховного Совета, где говорилось, что комиссия из числа Якуниных и К0 будет изучать структуру и все содержание работы КГБ, каждого сотрудника. То есть, кто есть кто и где он был 19 августа? Подчеркивалось, что «особенно тщательно будет подвергнуто изучению бывшее пятое управление и управление «З». Словом, «охота на ведьм» началась.

После погрома и полугодового паралича органов безопасности страны, была предпринята попытка создания двух подразделений – УБТ (Управление по борьбе с терроризмом), и УБКК (Управление по борьбе с контрабандой и коррупцией).

Когда дошло до дела, выяснилось, что ряды розыскников и других профессионалов поредели. Под напором Якуниных, Яковлевых, Бакатиных, Калугиных агентурная сеть оказалась в дырах, утрачены оперативные позиции за рубежом.

Утеряно само оперативное мышление, стиль работы, тот психологический андроповский климат, который создавался по крупицам почти два десятка лет.

А с мест – звонки из подразделений, которые почему-то еще называются отделами «З», с одним и тем же вопросом: «Что нам делать?»

«Розыскников надо сохранить любыми мерами!» – отвечает Коваленко.

Он повторит это требование на совещании 25 февраля:

– Нам надо отстоять отдел розыскников в составе УБТ и на местах. И даже статус розыскников сохранить прежним… У меня к вам большая просьба: тех сотрудников, которые желают работать по этой линии, сберечь и не перемещать, иначе не осуществим мы наших задач ни в настоящем, ни в будущем.

Нет, не прислушались верхи к дельным советам – не сохранили даже и костяка розыскников, практически всех вышвырнули за ворота.

Уничтожили весь цвет оперативников-профессионалов!

И снова звонят Коваленко:

– Геннадий Яковлевич, то, что сделали с агентурой, назад не вернуть. А те методы, что рекомендованы из Центра – установление прямых контактов с лидерами различных движений, социологами – не дают отдачи. Да и информация, которую мы получаем, носит субъективный характер. Что вы можете предложить?

– Чего-то нового я вам предложить не могу, – откровенно признается Коваленко в своем бессилии. – Контрразведка пока еще не выроботала новых форм работы с агентурой, с доверенными лицами. Надо нарабатывать новые подходы. Вы сами оперативный состав, опирайтесь на свой опыт, ищите, ищите…

Что можно сделать в оперативном плане? Практически ничего.

Теоретически управление вознесено в разряд Главных! В бывшем-то КГБ такой чести удостаивалось лишь 2-е Главное управление – контрразведка в ее чистейшем виде! А начальник его одновременно становился еще и заместителем Председателя КГБ, и членом коллегии…

Вот куда тебя занесло, молодой чекист Коваленко!

Теоретически. А практически, как в армии, для Коваленко и его управления определен пока еще «курс молодого бойца»: «От сна устав – читай Устав!» То бишь временное положение, в котором хорошо вроде бы сказано:

«Задачей управления является борьба с терроризмом и другими насильственными действиями, посягающими на конституционный строй, права, свободы и законные интересы личности».

И еще: «Управление в своей деятельности руководствуется Конституцией республики, решениями съездов народных депутатов, законами и иными правовыми актами Верховного Совета, указами и распоряжениями Президента, решениями правительства Российской Федерации, правовыми актами бывшего Союза ССР, не противоречащими (?!) законодательству Российской Федерации, временным положением о Министерстве безопасности, а также приказами и указаниями министра и настоящим Положением…»

Далее в Положении оговаривалось взаимодействие управления с другими подразделениями, структура, штат, компетенция, задачи…

…В частности, взаимодействовать с ОСП (очень серьезным подразделением), как принято шутить на профессиональном языке. Имеется в виду созданное в центральном аппарате МБ Управление по борьбе с коррупцией и контрабандой во главе с генералом Трофимовым. Это управление самое близкое, по целям и задачам, к подразделению по борьбе с терроризмом и организованной преступностью генерала Коваленко.

Заглянем на минутку с утра пораньше в кабинет Трофимова…

В управление пришла шифровка. Первая шифровка с мест. Первая ласточка, можно сказать. Из Мари-Эл…

– Мари-Эл, это что? Где?

Это мысли вслух Трофимова, когда начальник секретариата управления положил перед ним шифровку.

– Тоже, что и Марийская АССР, – ответствовал со знанием дела и в соответствии с занимаемой должностью чиновник, вчера еще с вечера заучивший новые названия органов, присланных из Администрации Президента. – Теперь ведь все по-новому, Анатолий Васильевич… Мари-Эл – Марийская, а Саха – это Якутия… Теперь якутов с сахалинцами стали путать. А Башкирия стала Башка… Башкортостаном! Вот как! Ну, это вроде как Бишкек и Фрунзе…

– Вообще-то, если уж все называть по-новому, то и метро Фрунзенская надо переименовать в Бишкекскую, – буркнул генерал Трофимов.

– Все может быть, – согласился начальник секритариата. – И Лефортово, может стать, переименуют когда-нибудь в Трофимово…

– Ты что, с утра принял?

– А что?! – вызывающе воспротивился начсек. – Пора немецким Лефортовым давать фамилии истинно русские. Трофимово, например… Вы же столько лет в Лефортово следователем…

– Ты, того, не брякни вот так, натощак, принародно… Шуток твоих не поймут! Давай читать, что нам пишут из Мари-Эли?

– Просят «изыскать возможность увеличения штатов подразделений МБ Республики Мари-Эл, занимающихся борьбой с оргпреступностью…»

– Так ведь они еще и работать не начинали со дня объявления штатов! А уже просят увеличить штаты?! Они ж еще ни одного дела, да что там дела, сигнала единого не реализовали еще… А их и так уже пятнадцать по штату! Стало быть, надо посмотреть загрузку этих «пятнадцати»… Что еще?

– Просят решить вопрос материально-технического обеспечения…

– Ответь им, что в ближайшее время в территориальные органы будут отправлены компьютеры… А в целях собственной безопасности получат еще газовые пистолеты и баллончики…

– Еще шифртелеграмма: «Поступило заявление на руководителя Администрации края, который, по имеющимся данным, причастен к так называемому государственному рэкету (статья 95 УК России). Просим разрешения на проведение мероприятий. Проверку не проводим. Ждем рекомендаций».

– Ну почему же «так называемому»… рэкету? – язвительно бросил Трофимов. – В следующий раз пусть пишут без «так называемого». Боятся главу? А если он рэкетир. По-русски: бандит, разбойник, грабитель! Пусть заводят дело… Отпиши еще, чтобы организовали охрану заявителя…

– Мы им писали: «Поскольку есть угроза заявителю и его семье…»

– А они что?

– Пишут: «Пришлите нам письменные указания по этому вопросу…»

– Они там, видать, с перепугу… перед главой! Жуликом! С кем же работать теперь?

Вот так, или примерно так, почти с нуля начиналась новая жизнь в МБ. Словом, задачи определены… Ясен и ближайший «противник». Он в цифрах, от которых дух захватывает. Это уже не теория – практика. Речь идет о более чем 400 вооруженных бандитских группировках численностью около 30 000 человек, появившихся за короткий период после развала СССР и краха КГБ. И на руках у них не какие-то там кастеты или перочинные ножички, а 13 тысяч стволов современного боевого оружия!

Число преступлений увеличивается. Нападения на часовых с целью захвата оружия, на склады вооружения, подразделения милиции, органы безопасности, другие объекты. Только в 1991 году и только из органов МВД было похищено более 7 тысяч стволов…

Такого беспредела еще не знала Россия!

На местах правоохранительные органы уже не могут противостоять валовому напору криминала, да и никаких расследований по фактам нет, не говоря уж о профилактической работе, которой занимались ранее МВД, КГБ, Прокуратура, общественность.

Правда, удалось провести одну неплохую операцию под кодовым названием «Капкан» на территориях, прилегающих к Москве – в Тульской, Владимирской областях, в Ижевске – по предотвращению нелегальной продажи оружия. Но что этот «Капкан» для эмиссаров, скупающих оружие сотнями и тысячами стволов?

По-прежнему идет поток оружия с российских заводов в горячие точки, делаются уже попытки ввоза партий оружия из-за рубежа. Правительство Гайдара даже «способствует» этому. Имеется в виду решение Егора Тимуровича «разрешить приобретать и использовать оружие фермерам…» Расползается оружие по всей территории России…

Москва стала приютом для проходимцев – и доморощенных, и зарубежных. Еще свежа в памяти попытка покушения на посла Индии в Москве. И кто же угрожал послу Индии? Сикхи, несколько тысяч которых переместилось в Москву из Пенджаба и осело тут.

Покушение было предотвращено – спасибо немецкой агентуре, своей уже нет. Не работает агентура, – и вот уже взорвана приемная на Лубянке, оптом взлетели в воздух многоэтажные дома с мирными московскими гражданами.

Остается сожалеть, что сложно, почкованием и делением, бесконечным реформированием, по-существу, заново создается подразделение по борьбе с терроризмом. Оно – как бы омертвевшая частица некогда небольшой, но мобильной и мощной службы – 5-го управления, созданного для борьбы с идеологической диверсией противника, в переломное время реорганизованного в управление «З», а с августа 1991 года и вовсе выведенного за штаты…


Управление «З», преемник созданного еще в 1966 году 5-го управления КГБ СССР, по статусу своему и положению было также призвано защищать государственную безопасность все той же законно существующей конституционной советской власти. Переименование управления было сделано в угоду Горбачеву, затеявшему перестройку. После прихода к власти Ельцина, управление «З» в числе первых, как просоветское, было не просто выведено, а физически выдворено из центрального здания, до особого распоряжения по каждому сотруднику.

Сотрудники управления «З» были выведены из своих кабинетов и изолированы в подсобном помещении, прозванном за форму «кукурузным початком». Месяцами сидели чекисты в «початке», изнывая от безделья в ожидании увольнения. Некоторые, чего греха таить, даже запили тут, в бомжовках своих. Замкнулись, одичали – смотреть было больно…

Помнится, как-то зашел повидаться с ребятами, среди которых был мой друг, один из ведущих и опытных розыскников-криминалистов и почерковедов полковник Маркушкин Николай Иванович, и всеобщий любимец Ванечка Миронов, молодой, но весьма способный чекист.

Оказалось, сам того не подозревая, я пришел попрощаться с ними. Не знал, что вскоре мне как главному редактору «Сборника КГБ СССР», выведенного по новому положению в самостоятельный отдел, придется занимать круговую оборону, чтобы не быть репатриированным и изолированным, как мои друзья.

Тогда мы втроем выпили по сто пятьдесят граммов «наркомовских» на прощание и разошлись. А встретились через 8 лет!

В День Чекиста, 20 декабря 1999 года я, наконец, увидел их всех в клубе ФСБ, на исходе века и в преддверии Нового 2000 года.

Нет, к сожалению, не всех. Как объявил председатель совета ветеранов бывшего 5-го управления генерал Перебейносов Иван Фомич, не пришли на встречу, и уже никогда не придут 99 чекистов, безвременно ушедших от нас, из России, из этой уродливо деформированной «реформами» страны…

В декабре 2000 года мы снова встретились. Пришел на встречу генерал армии Филипп Денисович Бобков, накануне отметивший свое 75-летие. С пламенной речью к собравшимся обратился сменивший на посту руководителя 5-го управления его основателя генерала Бобкова – генерал Абрамов Иван Павлович.

Я увидел многих своих друзей, в том числе своего первого наставника Леонида Дергачева, Олега Лаврова, избранного нами председателем Фонда ветеранов спецподразделений КГБ-ФСБ «Защита Отечества». Мы будем оказывать всемерную помощь нынешнему поколению чекистов в борьбе с террором и защите Конституционного строя. Да и как иначе, если заместителем начальника Департамента по борьбе с терроризмом ныне является генерал-лейтенант ФСБ Иван Кузьмич Миронов. Да, тот самый всеобщий любимец Ванечка, – гроза террористов. На встрече в клубе он рассказал нам о работе нового поколения чекистов.

То, о чем рассказал генерал Миронов, можно сопоставить лишь с отчетом Интерпола о терроризме за большой период времени! Остается только посочувствовать нынешним бойцам-чекистам, их начальникам и руководителям ФСБ России генералу Николаю Платоновичу Патрушеву и его первому заместителю, курирующему линию борьбы с терроризмом генералу Владимиру Григорьевичу Проничеву за тот объем работы, который обрушился сегодня на их «холодные головы». И не их вина, что терроризм в России растет в геометрической прогрессии к числу бойцов, призванных бороться с ним сегодня. Это национальное бедствие принесли в наше общество новоявленные «реформаторы-демократы».

Нет, не старческая ностальгия по былым временам, когда «и сахар был слаще, и вода жиже», владеет мной. Только боль, острая непрекращающаяся и нестерпимая боль в сердце за разваленную могучую державу СССР, за беспомощную Россию, за разгром КГБ и ее профессионально отлаженного 5-го управления. Боль за немощь нынешних органов государственной безопасности, повязанных по рукам и ногам, не способных остановить терроризм в Чечне, ставший уже международным, остановить многотысячную серию заказных убийств современных отечественных предпринимателей и политиков, закрыть шлагбаум криминалу, стреляющему в наглую средь бела дня из гранатометов по окнам жилых квартир москвичей и рвущемуся к власти…

Если и есть ностальгия, то только по элементарному порядку, который был когда-то в стране. Как тут не вспомнить времена КГБ, когда, бывало, потерял кто-то из военнослужащих пистолет, – сразу по всему СССР объявляется розыск! Это считалось ЧП всесоюзного масштаба, потому что пистолет стреляет! И пока не найдут этот пистолет, поиск не прекращается по всем пятнадцати союзным республикам.

А сейчас хоть все оружие страны сбывай на сторону, – никому до этого дела нет. Отдали же Дудаеву весь арсенал целого Северо-Кавказского округа, – теперь его надолго хватит чеченским боевикам.


Разведка в контрразведке | Прощай, КГБ | В Чечне и прифронтовом Дагестане