home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



БУДЬТЕ ГОТОВЫ!

Сигнал «сбор» прозвучал с командного пункта Главного Судьи и, повторенный сигналистами обеих армий, прервал ожесточенное сражение. Кое-где разгоряченные бойцы еще пытались нападать на противника. Но посредники быстро охлаждали их пыл.

Как тоненькие ручейки, стремящиеся к морю, из кустарников, дубовых рощ, по лощине, по дорогам и тропинкам потекли цепочки звеньев и отрядов «синих» и «красных» бойцов к поляне в Большой Сосновой роще.

Пионеры входили в прохладную тень деревьев, бросались на траву, пили воду из ручья, сбрасывали набившую ноги обувь, намокшие от пота рубашки и спорили, спорили до хрипоты…

В стороне посредники с Главным Судьей Иваном Васильевичем подводили итоги, подсчитывали количество «убитых» и «пленных».

— А это кто, Серега? — спросил Боб. — Видел где-то. Не вспомню.

Сергей глянул. Невдалеке от Главного Судьи высокий черноволосый взрослый парень в сапогах и полувоенном кителе разговаривал с начальниками лагерей. Энергично взмахивая рукой, он что-то доказывал хмурому Ивану Сидоровичу. Когда парень повернулся лицом, Сергей вскрикнул:

— Братцы! Да это же секретарь крайкома комсомола Саша Самарцев!

— Да ну-у! — оживились ребята. — А как он сюда попал? А чего это с ним рядом наш физрук Павлик крутится?

— Ребята, ведь он за значками уехал! — вскочил Арка. — Может, привез?!

— Тий дядько мени на дорози попався, — вспомнил» Кожин. — Вин той… з повязкою посредника був.

— Вот это номер! — удивился Сережка. — Значит, он тут давно. И всю игру видел…

— Ста-но-вись! — прозвучала команда посредника.

Пионеры побежали к своим отрядам.

— Смир-но!.. Товарищ Главный Судья! Пионерские лагеря «Пищевик» и «Металлист» для разбора военной игры построены!

— Вольно! — скомандовал Иван Васильевич и легко вскочил на толстенный дубовый пень.

Возвышаясь над головами пионеров, в новой парадной военной форме, перепоясанный широким ремнем, в синих брюках-галифе, заправленных в начищенные до-блеска сапоги, стоял широкоплечий плотный командир со следами трех снятых прямоугольников на зеленых петлицах.

Солнечный луч пробился сквозь крону сосны, скользнул по гимнастерке и заиграл на рубиново-красной эмали ордена.

— Товарищи бойцы! — прокатился над поляной сильный мужественный голос. — Военная игра «Борьба за знамя» окончена… Что же она показала?.. Армия «синих» набрала 143 очка. Армия «красных» — 206… Но не только это преимущество в очках определило победу «красных». Армия «синих» не уберегла… — он сделал паузу, и все увидели, как он волнуется, — потеряла свое знамя…

Наступила такая тишина, что сразу стали слышим всплески волн, набегавших на далекий берег.

— Товарищи, в Красной Армии свои жесткие, но справедливые законы. Часть, потерявшая знамя, теряет свое лицо и расформировывается… У вас была игра, а не настоящий бой. Но скоро и вы станете взрослыми. И вам Родина доверит защиту своей чести, своей свободы. Учитесь дорожить честью Красного Знамени сейчас!.. По решению совета посредников и судей потерянное армией «синих» знамя в течение трех дней будет находиться в лагере победителей…

В рядах «Пищевика» глухо зароптали. «Металлисты» не скрывали своей радости.

— Вот так воевать надо! — шепнул Арка. — Надо б у них еще было и командарма утащить.

Ребята вокруг зафыркали:

— С ума сошел!.. Ивана Сидоровича?!

— А что? — настаивал Арка. — По правилам можно. Три полка окружают штаб, и все! Лапки кверху!..

— Товарищи! — продолжал Стрельников. — В мире война уже идет!.. Красной Армии нужна крепкая, закаленная, обученная смена. С верой в глазах, с отвагой в сердце, с руками, в которых не дрогнет оружие… Будьте готовы, товарищи!

— Всегда готовы!!! — пронеслось, словно эхо обвала, под соснами.

— Смотри! Смотри, ребята, что они делают! — толкая соседей, забеспокоился Арка.

Заволновались, задвигались и остальные, задние вытягивая шеи, чтоб лучше видеть. Саша Самарцев и физрук Павлик вынимали из чемоданчика и раскладывали на пеньке бумаги и блестящие значки.

— Ребята, — сказал секретарь крайкома комсомола. — Мне удалось увидеть две операции. Штурм скалистого берега десантниками Андрея Кожина и конец рейда полка Лауры Веласкес по тылам врага. Это же здорово, товарищи! Как настоящие бойцы Красной Армии. Я так в крайкоме и скажу…

Тут же на поляне секретарь крайкома Саша Самарцев вручил значки «ГТО» ста четырем пионерам лагеря «Металлист».

«Красные» ликовали.

— У меня есть еще сюрприз, — весело сказал Самарцев. — Сергей Синицын! Выйди из строя.

Подталкиваемый друзьями, удивленный Сережка, поправив мокрую еще после морского «купания», липнувшую к телу рубашку со значками «ГТО» и «Ворошиловский стрелок 1-й степени» на груди, вышел из строя.

— Знаете вы этого парня? — улыбаясь, спросил секретарь.

— Знаем! Еще бы!.. Классный горнист!.. — закричали пионеры. — Мировой товарищ!

— Вот и крайком комсомола теперь знает. Мировой комсомолец! Красный снайпер!.. Он не только сам отлично стреляет. Он и в своей школе организовал кружок и подготовил двадцать пять «Ворошиловских стрелков»!..

«Металлисты» удивленно зашумели.

— Так вот. По поручению краевого совета Осоавиахима вручаю тебе этот значок «Ворошиловский стрелок 2-й степени» и Почетную грамоту за первое место в предмайских стрелковых соревнованиях…

Под одобрительные крики «металлистов» секретарь привинтил к мокрой рубашке Сергея значок первоклассного стрелка и отдал грамоту. Сергей поблагодарил и хотел идти, но Самарцев его остановил:

— Постой, Сергей! Еще не все. Мы тоже не лыком шиты. Вот тебе премия от крайкома комсомола, — протянул ему новенькую малокалиберную винтовку ТОЗ.

Шеренги смешались. Ребята окружили счастливого Сережку. Рассматривали новенький значок на груди, читали грамоту, тянулись хоть прикоснуться к вороненому стволу винтовки.

— Ну бессовестный! — упрекнул Арка. — Не мог сказать?

— Да я разве знал, что премируют, — оправдывался Сергей.

— Това-ри-щи! Два слова, — крикнул Самарцев. И, когда затихли, сказал: — Спасибо вам, Андрей Андреевич, и вам, ребята! Я вижу, вы тут времени даром не теряли. Сто четыре значкиста комплекса «Готов к труду и обороне СССР»! Это же здорово! Мы распространим ваш опыт по всем лагерям… Ведь комсомол — шеф Красной Армии. А вы — завтрашние комсомольцы. Не могут пионеры расти белоручками и неженками, если весь мир в огне, если фашисты гремят оружием у наших границ…

Чистые звуки горнов взмыли вверх, полетели вдаль, ударились в крутые срезы гор и вернулись звонким эхом. Только замерли последние звуки горнов, шесть барабанщиков ударили громкую лихую дробь.

Победители шли по шоссе. Впереди Сергей с винтовкой на ремне, Арка, Боб, Лаура, Андрей Кожин. Над их головами два знамени. Свое — алое. И тяжелое бордовое знамя — «синих».

Граница в роще Сосновой перестала существовать…


А впереди еще была вся жизнь, все дороги, которые надо пройти, испытания огнем и железом, которые, сжав зубы, собрав в комок всю волю, нужно было вынести и, оставляя за собой бесчисленные дорогие обелиски, дойти до ПОБЕДЫ.



ПОГОНЯ | Граница в роще Сосновой | Примечания