home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Три дня бывают разными

После приличного хипиша (бойни между группировками) и последующего усмирения хозяин зоны — подполковник Терехин выступает в клубе перед заключенными:

— За беспорядки, хулиганство и причинение материального ущерба возбуждаются уголовные дела на… четырнадцать человек. Двадцать семь человек водворены в ПКТ и ШИЗО, семь человек будут вскоре отправлены на тюремный режим. Все получат не меньше трех лет ТЗ…

Спокойным, ровным голосом он объясняет собранным зекам, чем кончаются бунты в зоне…

Все давно слышали это и втихаря болтают между собой. Петя Ширинкин, двадцатилетний шустрый парень из города Чусовой, сидит на четвертой скамейке и нервозно разминает в руках папироску. Через трое суток он должен быть на свободе, и ему, конечно, не сидится на месте.

«Скорей бы кончил да кино дал посмотреть», — думает Петя, рассеянно слушая речуху.

Хозяин наконец заканчивает, встает из-за стола и поворачивается лицом к замполиту…

В это самое время Петя быстро прикуривает папироску, пригнувшись вниз, и прячет её меж колен.

— Встать! Ну-ка быстро встать, осужденный! — заметил нарушителя лейтенант Маслов.

Хозяин недоуменно поворачивается в сторону кричащего лейтенанта, смотрит. Тот спрыгивает со сцены и через мгновение гордо поднимает над головой еще дымящуюся папиросу.

— Тебе чё, звезду дадут за это? — тихо произносит Петя и зло смотрит на Маслова. — Мне ж три дня до свободы, чего ты?..

— Подойди сюда! — приказывает хозяин.

— Ну, угорел наш Петруха, — шепчет кто-то вослед Пете.

— Да пошли они! — машет он в ответ и идет.

— Где нагрудный знак? Почему в тапочках, а не в сапогах? Что это за брюки на тебе?! — багровеет хозяин.

— Да три дня осталось, гражданин подполковник, три дня…

— Постричь и водворить в ШИЗО до конца срока, — быстро и нарочито громко бросает Терехин.

— Да плевал я на ваши сутки! — огрызается Петя, поняв, что терять уже нечего. — Пятнадцать уже не «вместятся», а три дня я и на одной ноге простою, не боись! — Петя куражится и мстит хозяину как может…


«Обычная» смерть | Сцены из лагерной жизни | * * *