home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Приехал

Центральная больница управления. Станция Половинка Пермской области. Январь восемьдесят шестого года.

На второй этаж корпуса противотуберкулезного отделения вносят очередной живой «труп» с усиленного режима. Он лежит на носилках в одной нательной рубашке и куртке х/б. Санитары ставят носилки на пол.

Зеки со строгого смотрят на «молодой скелет» и искренне сокрушаются: «Там у них на этом Талом вообще хана! Все объедки и помои съедаются влет! А „козырные“ рулят! Их, блядей, надо тоже четвертовать, мусорская постановка, план или смерть! Да-а…»

Из коптерки вылетает завхоз отделения, толстый плут сорока пяти лет, Вася Киса.

— Че стали? Тащите его в ванную! — кричит он на санитаров. — Цирк устроили здесь, понимаешь!

Санитары из зеков мигом хватают носилки. «Скелет» не шевелится и не открывает глаза. Беленькая девятнадцатилетняя головка на грязных брезентовых носилках… Сколько человек уже вынесено на них навсегда?..

— Куда?! Куда это вы тащите его?! — Из сестринской скорым шагом прёт сестра Лидия Васильевна — главный агент оперчасти по совместительству, её боятся все. Сорок три года, муж, трое детей, на пальцах и на груди — золото. Она сразу поняла, куда несут больного, но ванная комната давно занята сестрами под зимний туалет. На месте-то удобней посидеть, не надо топать по морозу в другой корпус.

Лидия искренне возмущена тупостью санитаров:

— Сколько раз говорить?! Или вы совсем обнаглели тут?! Где завхоз? — Сестра мельком окидывает взглядом больного. — Ну-ка, несите его в баню. Заз-хо-о-оз!..

Санитары мнутся, на них во все глаза смотрят из палат зеки… Баня метрах в трехстах от корпуса, тащить придется по двору больницы.

— Лидия Васильевна, он же явно помирает!.. На улице сорок один градус мороза. Одна рубашка, даже шапки нет, так и привезли… Как ещё доехал в «воронке»!

— Я сказала — несите! — повышает Лидия голос. — Я, что ли, ему шапку буду искать?! Распустились вконец!

Санитары молча разворачиваются и выносят «скелет» на улицу. Паренек умер быстро, где-то в течение недели.


* * * | Сцены из лагерной жизни | * * *