home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



«Страсть»

Отбывая очередной свой срок, Коля Монгол — большой авторитет в преступном мире — как-то подозрительно прилипает к одному симпатичному огольцу лет девятнадцати. Братва молча наблюдает за этой странной дружбой, но, конечно же, шушукается между собой. По неписаным лагерным законам, тот, кто держит «личную жену» втихаря, а выражаясь проще, «петушка», должен отвечать по всей строгости закона перед братвой за свой проступок. Проступок же заключается в том, что «петух» находится среди всех, ест из одной посуды со всеми, чифирит и вообще живёт на равных с чистыми людьми, что считается совершенно недопустимым. Зона не воля, и «петух», словно какой-нибудь неприкасаемый, должен быть в своём стойле. Точка! Так гласит закон.

То ли из жалости и любви к огольцу, то ли из страха за свою жизнь Монгол не сделал никакой объявы на предмет секса, и все сочли это за личное оскорбление. Братва уверена, что дело обстоит именно так, тем более что такие случаи в зонах не редки.

Пару авторитетных и пронырливых босяков вызываются распутать этот клубок и буквально открывают рот от изумления, когда припёртый к стенке оголец сознается в том, что сам «жарит» Монгола! Почти год!

Ему, понятно, не верят и бьют смертным боем до синевы, выбивая настоящие правдивые слова. Но оголец стоит на своём как кремень и заявляет, что вдобавок ко всему «дед» делает ему минет.

Ребята призадумались: так врать мальчишка ни за что не рискнёт, ведь каждое его слово весом в человеческую жизнь. Но как доказать?! Пацан, как и баба, не свидетель, он никто по жизни, а во-вторых, сопляк. Для такого авторитета, как Монгол, нужны не то что железные, а платиновые доказательства, основания. Иначе нож вонзится в твое собственное сердце и в сердце глупого пацана, рискнувшего сказать правду. Голь на выдумки хитра, и братва находит супероригинальный выход.

Под страхом смерти огольцу запрещают говорить кому бы то ни было о состоявшемся разборе и требуют, чтобы он сделал следующее: поставил несколько маленьких зеленочных точек на свой член и слегка «закоцал» зеленкой пальцы. Когда пахан в очередной раз пригласит его к себе, он засветится на все сто. Если оголец действительно сказал правду. Либо на губах Монгола, либо на его заднице останутся следы зеленки. Это чистый приговор. Задача пацана — быстро сообщить о случке братве, пока пахан не щекотнулся. Проходит три дня, и долгожданная случка происходит. Когда пять человек неожиданно вошли в бендежку Монгола, тот весело улыбался и не думал о горе.

Ему не стали ничего объяснять, а сразу поднесли к лицу зеркало. Губы Монгола были в зеленке. Он, однако, не растерялся и сам наехал на явившихся, как и подобает настоящему пахану и… активному педерасту. Тогда его попросили снять брюки. Он наотрез отказался, очевидно сообразив, что влип. Стащили силой, и все увидели зеленые пятна на его худых ягодицах. Спустя два часа избитый до смерти авторитет был уже в «петушатнике», среди себе подобных. В то время Монголу было почти шестьдесят.


Дорвался! | Сцены из лагерной жизни | Тубики