home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Мгновение

Третий этаж строящегося здания в рабочей зоне. Девятнадцатилетний Женька Механошин смотрит из проема окна на волю. Поле, дорога, лес, одинокие прохожие вдали. Ветерок нежно ласкает лицо, начало сентября. В голове мысли об оставленной на воле невесте, в душе тоска и беспросветная тьма. В зоне всего четыре месяца, еще не адаптировался, живет одними воспоминаниями, дичится людей. Постоянно в одиночестве, «сам на сам». Десятка сроку, жить совсем не хочется, но петля страшит. Глаза ни на что не смотрят, только на волю. Жизнь между жизнью и смертью, в состоянии сплошной муки.

Сатана денно и нощно подбрасывает картины мести тем, кто держит его в клетке, заодно подсказывает простой выход — расстрел. Раз — и все кончено. Следствие, камера, приговор, одиночка, пуля. Захочешь — не отвертишься, а так проклятый страх не дает распрощаться с этим скотским существованием.

«Как тихо, как хорошо сейчас в поле, — думает Женька. — Парень с девушкой прошли по дороге по направлению к лесу… Дядька на велосипеде, бабка с козой… Как они далеко, как близко и далеко!»

Внизу слышится какой-то шум, а затем разговор. Женька наклоняется и смотрит вниз. Дежурный помощник начальника колонии (ДПНК) и два активиста из осужденных, стоя у самой стены, кого-то высматривают, обговаривают ситуацию…

«Кто-то собрался ловить грев, — мелькает в Женькиной голове. — Хотят прихватить, гады».

Сатана моментально выдает комбинацию, в долях секунды. Сила, азарт, охота, жизнь! Вокруг ни души, выход из здания на другой стороне. Здорово!

Женька быстро поднимает с пола несколько пустых сигаретных пачек и, зажав ими белый кирпич, кладет его на подоконник. На него — второй, затем третий. Кирпичи тяжелые, увесистые.

«Никаких отпечатков не будет, — думает Женька. — Высота приличная, промахнуться тяжело. В полете они чуть разойдутся и как раз хватит на двоих. Точно в головы. Наглухо. Быстро сбегу вниз и потеряюсь на той стороне, полминуты делов-то. Пусть докажут потом. Третий с испугу все „рамсы“ перепутает, свидетелей нет. Пачки оставлю в руках, потом выброшу». Женька еще раз оглядывается по сторонам. Этаж по-прежнему пуст. Никого. «Если и погорю, плевать, — думает он. — Так и так не вытяну срок».

Кирпичи уже приподняты, голоса внизу не стихают. Пальцы на грани расслабления. Пора…

— Женька! Женек! — На лестничном проеме в самом конце этажа стоит молодой парень и машет Женьке рукой. Это Серега, земляк и ровесник Женьки, вместе пришли этапом в зону. — А я думаю, куда ты запропастился! — говорит он. — Витька сказал, что ты сюда пошел, ну я и поднялся… — Серега приближается.

Кирпичи мигом ложатся на подоконник, руки и ноги слегка дрожат. Накатывает волна понимания и жуткого осмысления. Тошнит. Сегодня это был Серега…


«Зато увиделись, мать!» | Сцены из лагерной жизни | «К делу не относится…» ( Пародия на органы дознания и суды)