home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 9

Центр «Водолей» располагался на западной окраине города и представлял собой живописного виду усадьбу с фонтанами, голубыми елями и декоративными каменными садиками-клумбами на японский манер. Посередине стояло изящное трехэтажное здание (опять-таки в азиатском стиле), а по территории были разбросаны пять небольших деревянных домиков.

Центр построили пару лет назад по инициативе Союза Прозападных Сил… (на зарубежные деньги, естественно. – Д.К.)… якобы для оздоровления широких масс населения. В первую очередь детей и инвалидов. На самом же деле ни дети, ни инвалиды, ни тем паче «широкие массы» сюда на пушечный выстрел не подпускались. Вход осуществлялся по именным пластиковым карточкам тех, кто имел специальный допуск от руководства СПС или, в крайнем случае, по пригласительным билетам. Кого и как тут оздоровляли, никто в Н-ске толком не знал. Ходили лишь смутные слухи о некой спортивной секции, где вроде бы занимаются то ли дыхательной гимнастикой, то ли настольным теннисом, то ли культуризмом, то ли бальными танцами некоторые члены СПС и представители их семей. И только теперь благодаря отрывочным фразам Логачева я понял – в «Водолее» вольготно устроился чертов Лонг Шин (он же Ким-Тэ-Джун), готовящий профессиональных убийц для текущих потребностей СПС и на перспективу. То есть к началу 2008 года – для планируемых на сей период массовых беспорядков и убийств.

Перед отправкой в змеиное гнездо я тщательно экипировался: натянул под одежду эластичное трико во весь рост, разработанное нелюбинскими умельцами[53] и не так давно спасшее мне жизнь в яме с ротвеллерами (см. «Операция Аутодафе»). На шею надел специальный доспех из сверхпрочного пластика, выполненный очень натурально, под цвет кожи, и после подгонки вышеуказанными умельцами совершенно неотличимый от живой плоти (даже артерии и жилочки просматривались). Крепился он к трико, дыхание не затруднял и надежно предохранял шею от разного рода неприятных вещей (типа удавки, лассо, отравленной иглы и т. д. и т. п.). Кроме того, я заныкал в разных местах под одеждой семь боевых ножей. Однако огнестрельного оружия брать не стал. Но не подумайте, вовсе не из дурацкой лихости, а из трезвого, прагматичного расчета. Они там, как я уже понял, под супермастеров у-шу косят… (На каких мы с вами вдосталь насмотрелись в гонконгских фильмах. – Д.К.)… И стволами, судя по всему, не пользуются из принципа. По крайней мере, ничего стреляющего не было ни у убитых мною на собственной квартире учеников Лонга, ни у известного читателю незадачливого «ниндзи». А раз так – не будем разочаровывать ребят с самого начала. Пускай думают, будто я решил играть по их правилам. Пускай расслабятся, раздухарятся, пометают лассо, дротики, диски… Попрыгают, покричат «кий-я-я-я!»… В общем, пусть побалуются немного! Главное, чтобы на сцене появился проклятый Лонг. Вот тогда ему и будет «приятный» сюрприз с летальным исходом. А начни я с ходу палить направо и налево, он и носа из норы не высунет. Смоется через подземный ход…

В качестве перевозочного средства я выбрал в нелюбинском гараже модифицированную «Газель» – на первый взгляд вполне обычную, но с металлическим кузовом, усиленным движком и со специальным экраном в полутора метрах от задней двери. Если заглянуть в нее (дверь), то создавалось впечатление, будто кузов пуст. В действительности же за экраном-обманщиком находился достаточно просторный отсек. Вход в него открывался так – если нажать кнопку дистанционного управления, боковая стенка целиком откидывалась вниз. А сама кнопка была замаскирована под рубин в перстне, который вручил мне начальник гаража. Перед погрузкой стаи в отсек, я провел с вожаком краткую беседу по-чеченски.

– Ты хороший, умный пес, – сказал я, почесывая Волка за ухом. – Ты, знаю, понимаешь, ЧТО я тебе говорю, а потому слушай и запоминай. Мы отправляемся на боевое задание. Мне, твоему ХОЗЯИНУ, потребуется помощь – твоя и стаи. Но не сразу… Понял? НЕ СРАЗУ! Вы должны сидеть в машине тихо, не издавая ни звука. Там будет много врагов, но с большинством я справлюсь самостоятельно. Вы же ждите, когда упадет боковая стенка, и я подам команду. Тогда наступит ваш черед. Уразумел?

«Р-р-р-р-да!» – ответил Волк, лизнув меня в щеку.

– Хорошо, грузитесь, – я указал на откинутую стенку «Газели». Овчарки вслед за вожаком запрыгнули в отсек и, когда стена поднялась, дисциплинированно затихли.


Некоторым из уважаемых читателей подобное общение с собакой, а также последовавшие затем события могут показаться сказкой. Но уверяю: именно так все и происходило в действительности. А уж верить мне или нет – ваше право.


К усадьбе я подъехал без четверти двенадцать и требовательно посигналил. В воротах открылось небольшое окошко, и оттуда высунулась противная, кривая рожа с рыбьими глазами.

– Кто?! К кому?! – грубо пролаяла она.

– Ученик хочет отомстить за Учителя, – с пафосом объявил я.

– А-а-а-а-а, полковник Корсаков! – ухмыльнулась «рожа». – Мастер Лонг тебя ожидает. Но одного!.. Кто там в кузове?! Ломайте дверь!!!

Последние две фразы адресовались не мне. В зеркало заднего обзора я увидел двух бритоголовых типов, ловко по-обезьяньи соскочивших с близрастущих деревьев.

– Не надо ломать, – посоветовал им я. – Дверь не заперта на замок. Просто отодвиньте засов.

Бритоголовые послушались, с минуту таращились на экран, посветили внутрь фонариками.

– Никого! – выдал наконец один из них. – Пусто!

– Не понял! Зачем же тебе «Газель», – удивилась «рожа». – Или ФСБ так обедняло, что другой машины не нашлось?!

– Кузов предназначен для трупов… Ваших трупов, – безмятежно пояснил я. – Отвезу их Учителю в качестве небольшого презента.

– Твоему Учителю осталось жить чуть более десяти минут! – гнусно оскалилась «рожа». – Ладно, заезжай и выходи из кабины. Мастер Лонг не любит долго ждать!

Автоматические ворота со скрежетом раздвинулись, я плавно вкатился во двор и остановился примерно на середине, перед поднявшейся из земли металлической доской с острыми шипами.

– Дальше пешком, – повелел в мегафон надменный голос с легким дальневосточным акцентом. – Мы придерживаемся старинных традиций и не тебе их нарушать!

Я припомнил недавний сон о «мяукающем» толстяке, сеющем смерть, сопоставил некоторые факты и опознал «надменного» – Лонг Шин собственной персоной! Доблестный воин, выходящий на поединок с опасным соперником не раньше, чем тот крепко связан по рукам и ногам…

– Бой должен быть честным! – приоткрыв дверцу, крикнул я. – А то Учитель, помнится, упоминал о какой-то ловушке.

– Твой Учитель лжец! – гневно громыхнул Лонг Шин. – Вылезай, если не трус!

– Ну, хорошо, хорошо, верю, – я выпрыгнул из кабины, сделал пару шагов, и в следующую секунду ловко наброшенное лассо обвило мою шею, сбило с ног и поволокло по земле.

Мысленно поблагодарив создателей шейного доспеха, я выхватил первый из ножей, одним движением перерезал веревку и метнул нож точно вдоль нее. Ближайшая голубая ель вдруг взвыла дурниной, и из ее ветвей вывалился тип в зеленой одежде, держащий в руке обрезанное лассо. В паху у него торчал мой боевой нож… (Минус один. Даже если «трехсотый» – уже не боец, – начал я мысленный отсчет.)

– Ба-а-а! Полку кастратов прибыло! – нарочито сипло… (незачем им знать про доспех, пускай считают меня суперменом. – Д.К.)… произнес я, сдирая с шеи петлю. Боковым зрением уловил подозрительное вспучивание дерна слева от себя и, едва из скрадки[54] вырос широкоплечий мужик с занесенными над головой руками – метнул второй нож, вонзившийся ему под левый сосок. Мужик, продолжая сжимать в пальцах смертоносные диски, без звука рухнул на землю (минус два)…

Лонг, позабыв выключить мегафон, злобно выругался, мешая китайские проклятия с русским матом.

«Ага! Обломилось у подлеца!» – злорадно подумал я и без особого труда уклонился от копья, с цветастым опереньем на хвосте, которое бросил в меня знакомый читателю привратник-«рожа». Бросил и тут же начал заваливаться набок, схватившись обеими руками за торчащую из горла рукоятку (минус три)…

– И-й-я-я-я-!!! – выскочив непонятно откуда, ринулись ко мне две давешние «обезьяны», проверявшие кузов «Газели». Один из них вертел в воздухе палку с железными набалдашниками на концах. Второй размахивал нунчаками. «Минус четыре, минус пять», – продолжил отсчет я, метнув очередные два ножа. «Обезьяны» рухнули как подкошенные, причем один из них придавил своей массой продолжавшего завывать подранка-кастрата. Вой захлебнулся. Затем на вашего покорного слугу попытались набросить новое лассо, однако на сей раз я сумел увернуться от петли, точным броском поразил метателя в левый глаз (минус шесть)… и вдруг ощутил острую боль в левой почке. Возникший из второй скрадки убийца саданул меня ножом в спину, по счастью, защищенную описанным ранее трико. Стиснув зубы, я шагнул вперед и с разворота, полосующим ударом седьмого ножа распорол ему горло от уха до уха.

«Минус семь. Больше подручных у китайца нет. Но он должен поверить, что противник тяжело ранен. Иначе наш великий мастер не решится на «честный поединок», – подумал я, демонстративно пошатнулся и плюхнулся в лужу крови, успевшую натечь из перерезанной глотки «седьмого». Немного в ней полежал, «с грехом пополам» встал и снова упал на четвереньки, показывая затаившемуся Лонгу свою перемазанную в крови спину. Секунд десять постоял так и опять поднялся, раскачиваясь из стороны в сторону.

– Выходи, трус косоглазый, – сжимая в руке окровавленный нож, слабым голосом позвал я. – Выходи, вонючий ублюдок!!! У меня еще есть силы тебя убить!!!

Конечно, я ломал комедию, но не сказать, чтобы совсем. Чувствовал я себя действительно неважно. (Хоть и не до такой степени плохо, как старался показать.) Почка, вероятно, отбитая последним подручным Лонга, напоминала о себе нешуточной болью. Кроме того, бурная, бессонная ночь не прошла даром. В глазах немного мутилось. Тело налилось свинцовой усталостью. Благодаря выше перечисленным факторам мой спектакль стал гораздо реалистичнее, и Лонг поверил!..

– Хих-хи-хи! Хороший воин – мудрый воин! – на крыльце появился уютный толстячок, с добродушными чертами лица, но с холодными, злыми глазами. – Ты и твой покойный Учитель – плохие воины, потому что глупы.

– Иди сюда, сука, иди! – простонал я. – Дай перерезать твою жирную глотку!!!

– А я хороший воин, потому что умен, – деловито приближаясь, разглагольствовал Лонг. – Я всегда выбираю наиболее благоприятный момент для расправы с врагом. «Честность», «правила» – пустые звуки. В настоящем бою не бывает правил!

– Здесь ты прав, жиртрест. Не бывает! – прекратив изображать умирающего, усмехнулся я, одновременно нажав рубиновую кнопку.

Боковая стенка модифицированной «Газели» упала на землю, открыв отсек с собаками и образовав собой подобие трапа, по которому овчарки моментально сбежали вниз.

– Перед тобой враг! Самый главный враг! – по-чеченски обратился я к вожаку, как всегда стоящему впереди стаи. – Убить его!!! Фас!!!

Пять мускулистых тел стремительно метнулись вперед. Лонг слишком поздно осознал свою ошибку и не сумел оказать стае никакого сопротивления. (Хотя как любой мастер такого уровня наверняка знал, как управляться с четвероногими бойцами.) Мощным ударом широкой груди Волк сбил его с ног и вцепился клыками в горло. Следующая за ним по пятам стая довершила остальное. В воздух полетели клочья мяса, и, прежде чем я успел подать команду «назад», Лонг Шина разорвали на части в прямом смысле слова.

– Финита ля комедия, – пробормотал я, поворачивая вниз изумруд.

Ко мне подошел Волк и, задрав вверх окровавленную морду, спросил взглядом: «Все правильно сделали, ХОЗЯИН?!»

– Правильно, умница ты моя! – ласково потрепал я его по загривку. – Это было подлинное чудовище в человечьем обличье! С такими иначе нельзя!!!

Через пару минут в воздухе над усадьбой зависла «вертушка», и из нее горохом высыпались полтора десятка нелюбинских спецназовцев.

– Собак не трогать, – первым делом приказал им я и, загнав стаю обратно в отсек, пояснил: – Наша новая боевая единица. Работает на высшем уровне, но команды понимает только по-чеченски. И вообще, посторонних они не слишком жалуют. Так что, ребята, держитесь от машины подальше. Не нервируйте понапрасну моих бойцов! Понятно?!

– Так точно! – отчеканил молодцеватый майор, заместитель Ерохина.

И после короткой паузы вежливо поинтересовался:

– Извините, товарищ полковник, а где Лонг?

– Вон он, – я указал на разбросанные неподалеку окровавленные фрагменты тела. – Семь его подручных тоже нейтрализованы. Один, правда, с ножом в яйцах мог остаться в живых, если кровью не истек. Надо его осмотреть и при необходимости оказать медицинскую помощь. «Язык» нам не помешает. Кроме того, прочешите усадьбу, главное здание и проверьте те деревянные домики. Авось кого да изловите дополнительно…

– Слушаюсь! – щелкнул каблуками майор, раздал подчиненным соответствующие указания и вновь повернулся ко мне: – Разрешите обратиться, товарищ полковник?!

– Обращайтесь.

– Петр Васильевич Логачев, если вы не слишком заняты, просил доставить вас к нему. Поговорить хочет.

– Ага. А молол языком: «Прощайте!.. Какой из меня православный», – сварливо проворчал я и в сердцах добавил: – Дурень старый!!!

– Простите, не понял?! – вежливо удивился командир группы.

– Это так, личное. Вам знать необязательно, – махнул рукой я и нажатием кнопки вновь закрыл отсек с овчарками. – В больницу к Логачеву поеду обязательно. Нам есть о чем побеседовать, да и медпомощь мне не помешает. Но сперва свяжусь с генералом и пристрою своих бойцов куда-нибудь в приличное место. До следующего задания. А то содержали их, прости Господи, как последних преступников!..


* * * | Отсроченная смерть | ЭПИЛОГ