home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 3

Застелив постель, я бережно уложил на нее Иру и попробовал привести ее в чувство, легонько похлопывая по щекам и пощипывая за мочки ушей. Через пару минут девочка открыла затуманенные глаза.

– Лунный Тигр, ты здесь, – счастливо улыбнувшись, прошептала она. – Слава Богу! А то мне такой ужас снился, – и снова впала в забытье.

– Чем опоили девочку?! Колись, ведьма!!! Иначе сдохнешь под пытками!!! – вытащив у Вики кляп, прорычал я.

– Обыкновенное снотворное… Вкололи в шею… Сама скоро очнется!.. По замыслу организаторов, она должна быть в сознании в процессе… изнасилования, – заикаясь, залепетала перепуганная провокаторша. – А я… Я не виновата… Клянусь! Меня заставили, вынудили… и…

Засунув кляп обратно, я прервал излияния Семиной и угрюмо пообещал:

– Тобой, стерва, займемся позже. И если наврала насчет «обычного снотворного» – пеняй на себя. Небо с овчинку покажется!!!

Вика замычала и замотала головой, как бы доказывая собственную правдивость.

Отвернувшись от нее, я уселся на стул и тяжело задумался.

Ничего не скажешь – расчет блестящий! Осенью 2006-го девочка втюрилась в меня по уши (см. «Операция Аутодафе») и до сих пор не успокоилась. После спасения Иры от «клубных авторитетов», а потом (спустя несколько часов) от сатанистов из организации «Эпоха Гора», я четырежды бывал в гостях у Рябовых, каждый раз ловил на себе влюбленные взоры дочери шефа и однажды в коридоре выслушал сбивчивое признание. Сам Владимир Анатольевич тоже знал о чувствах Иры… (От такого профи не скроешься. – Д.К.)… украдкой прочитал ее дневник и, улучив момент, провел со мной длительную беседу, начав (заметно смущаясь) издалека. «Хватит, Дима, холостяком жить… Нет, нет, спешить разумеется, не надо! Но со временем, года через три… и т. д. и т. п.» Минут двадцать генерал ходил вокруг да около, прятал глаза, вздыхал, кряхтел, но наконец не выдержал, махнул рукой и выложил правду-матку: «Дочь по тебе с ума сходит! И, похоже, это у нее всерьез, надолго. Уж я-то чую отцовским сердцем! Хорошо, что предмет ее воздыханий ты! Другой бы… мерзавец какой-нибудь… мог бы… ну сам понимаешь! Но тебе, Дмитрий, я полностью доверяю. Ты человек честный, порядочный! Давай так – подождем до совершеннолетия Ирочки, а там… там видно будет! Согласен?!»

Я утвердительно кивнул. Начальник Управления облегченно вздохнул и умело перевел разговор на другую тему…

А теперь, как говорят на Кавказе, «вернемся к нашим баранам». Провокаторы, несомненно, знали об увлечении Иры и, как пить дать, выманили ее из дома «предметом воздыханий». Например, позвонили по телефону «моим голосом». Она, дурочка, выскочила на улицу как ошпаренная, получила усыпляющую инъекцию и очутилась в мешке. Впоследствии, при разбирательстве, «компетентные» прослушали бы запись звонков Рябову за последние несколько суток и… сфабрикованный голос стал бы дополнительным, решающим доказательством моей виновности. А сценарий у них (в смысле у врагов) приблизительно выглядит так: «Гнусный, спятивший маньяк, «кувыркался» в постели с секретаршей. (Экспертиза подтвердит.) Затем она ему надоела, и чудовище возжелало новых, острых ощущений. Оно избило надоевшую любовницу, приковало несчастную к батарее и отправилось за «свежачком», за пятнадцатилетней дочуркой своего начальника, питавшей к нему (к чудовищу) нежные чувства. Исчадие ада привезло наивную девочку к себе в берлогу, зверски изнасиловало, растерзало и убило. А отвергнутую любовницу, дабы не мешала «развлекаться», тоже прикончило. (Скорее всего, перерезало горло.) Потом, насытив дьявольскую похоть, монстр завалился спать в окружении окровавленных останков. Не иначе эти гады местами образованные. Читывали небось про похождения недоброй памяти барона де Ре и решили уподобить ему вашего покорного слугу. Неплохая, кстати, аналогия для «компетентных товарищей». И тот и другой храбро сражались в прошлом, а дальше – вон оно как вышло с обоими!..

Впрочем, я отвлекся. К утру кровь просочилась бы сквозь пол (перекрытия в нашем доме старые, изношенные) и начала бы капать с потолка у соседей этажом ниже. Ночью они слышали долгую подозрительную возню в моей квартире, возможно, начали подозревать недоброе, и когда увидят кровь, спешно вызовут милицию. А та передаст меня в «нежные объятия» Аппарата внутренних расследований ФСБ. С ног до головы увешанного доказательствами вины…

– Б-р-р!!! – я передернулся в ознобе, вытер со лба холодный пот, и в следующую секунду в дверь осторожно постучали.

Заглянув в телескопический глазок, я увидел на лестничной площадке Васильича, а также четверых крепких мужчин с каменными лицами, одетыми в одинаковые черные пальто. Оружия ни у кого видно не было. Кобуры выпирают из-под одежды только у «чайников», а эти, как я сразу почувствовал, являлись матерыми профессионалами.

– Ты как? – едва я открыл дверь, шепотом осведомился Логачев, не дожидаясь ответа, приподнял пальцем мое веко, внимательно осмотрел глазное яблоко, проверил пульс на шее и спросил: – Капсулы принимал?

– Да.

– Сколько?

– Три.

– Гм. Вообще-то, правильно, но… недостаточно, – покачал головой Васильич, – «…» препарат коварный. И даже после принятия противоядия способен сыграть с тобой злую шутку. Необходимо полностью очистить от него кровь. Я же тебя учил. Эх ты! Троечник! – с этими словами Логачев вынул из кармана шприц-тюбик, бесцеремонно задрал на моей руке рукав и ловко сделал укол в вену.

– Подействует через пару минут, – напомнил он. – Тогда отправишься в ванную и… Впрочем, теорию ты знаешь, а сегодня, считай, у тебя «лабораторная». Давай показывай добычу. Или гости еще не прибыли?!

– Тут они, – вздохнул я и добавил обиженно: – Никакой я не троечник. Про очистку крови все прекрасно знаю, но времени на нее не было.

– Ладно, не дуйся. Шучу! – добродушно проворчал Васильич, первым вошел в комнату и задушенно ахнул: – Боже Милостивый! Дочка Рябова! Так вот кого они решили выставить твоей жертвой!.. Что с ней?!! Почему без сознания?!!

– Семина сказала снотворное. Вскоре, дескать, сама очнется, – лицо Логачева вдруг поплыло и раздвоилось.

– Как спрашивал?! – недоверчиво сощурил он оба левых глаза.

– Психологически… надавил, – меня сильно шатнуло, тело внезапно ослабело, к горлу подкатила тошнота.

– Дуй в ванную, пока не поздно, – распорядился Васильич. – А с этой шалавой я сам потолкую…

Смысл последней фразы я разобрал с трудом, поскольку, заплетаясь ногами, уже вваливался в ванную. (Вернее, в совмещенный санузел.) С грехом пополам заперев дверь, я трясущимися руками сорвал с себя одежду, бросил поверх нее оружие и… пошло-поехало. Первым делом меня вывернуло наизнанку (хорошо мимо унитаза не промахнулся). А дальше началось самое главное. Процедура, доложу вам, не из приятных. Вколотый Логачевым препарат добросовестно очищал мою кровеносную систему от «…» и прочих шлаков. НО КАК! Подробности описывать не буду (мне их просто вспоминать жутко!) Скажу лишь одно. Спустя неопределенный промежуток времени (то ли год, то ли два) я стоял на дне ванны в луже собственного пота, мокрый как цуцик и трясущийся в лихорадочном ознобе. Ужасно хотелось пить. (Еще бы! Такая потеря жидкости!) Включив воду, я надолго припал губами к крану. Вылакав не менее трех литров, я наконец утолил терзающую нутро жажду, перевел дыхание и минут пять простоял под горячим душем, смывая с тела едкий, вонючий пот. Озноб постепенно прошел, ватное тело окрепло, самочувствие заметно улучшилось. Вытеревшись насухо махровым полотенцем, я оделся, снова вооружился, спрыснулся душистым одеколоном и вернулся в комнату. Судя по электронным часам на стене, я отсутствовал около сорока минут. Однако в комнате успели произойти значительные изменения. Ни Семиной, ни обоих убийц, ни подручных Логачева там уже в помине не было. Васильич сидел за столом рядом с очнувшейся Ириной и заботливо поил ее черным кофе.

– А вот и ты, Лунный Тигр, – завидев меня, расцвела она. – Подсаживайся к нам!

Девушка выглядела вполне здоровой, хотя и усталой. На щеках теплился легкий румянец.

– Лунный Тигр! – скептически прищурился Васильич. – Ну-ну…

– А что такое? – мигом взъерошилась дочка шефа.

– Нет, нет, все нормально. Не надо выцарапывать глаза старому служебному псу! – в притворном страхе он прикрыл лицо руками, пружинисто поднялся на ноги и уже нормальным тоном обратился ко мне: – Давай «Тигр», отвези потерявшегося котенка домой. А затем не мешкая двигай сюда. – Логачев протянул мне бумажку с адресом. – Мой человек тебя встретит.

– Пленные? – лаконично уточнил я.

– Да. Тебе же надо получить ВСЮ информацию…



ГЛАВА 2 | Отсроченная смерть | * * *