home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



7. И началась операция «Везерюбунг»

Первую, весьма расплывчатую информацию о том, что Великобритания и Франция планируют высадить свои войска на Скандинавский полуостров, Адольф Гитлер получил в середине января 1940 года. И вряд ли это было для него неожиданностью. Как вы помните, еще 10 октября 1939 года он выслушал мнение имперского МИДа о заметном внимании англичан к Скандинавскому полуострову после начала войны и предложение гросс-адмирала Редера о нападении на Норвегию. Правда, в последнем преобладало мнение военного моряка, а не экономиста.

В своем предложении Редер опирался на доклады адмиралов Вильгельма Канариса (начальник разведывательного управления Военного министерства) и Карлса (начальника Военно- морского командования восточного района). Одновременно он проанализировал успешный практический опыт времен Первой мировой войны и подчеркнул, что Германия сегодня могла бы полностью блокировать британские острова, если бы имела свои базы в Скандинавии. Хотелось бы особо отметить, что это предложение поступило ровно за неделю до вышеупомянутого совещания Иосифа Сталина с Ворошиловым, Куликом, Кузнецовым и Исаковым и его внепланового «исчезновения» из Кремля ровно на сутки.

Уже 5 февраля в фашистской Германии заработал «малый рабочий штаб» по изучению планов вторжения в Норвегию (а заодно — и в Данию), который получил условное наименование «Везерюбунг». Скоро его работа даже получила серьезное ускорение: английский эсминец «Коссак» в норвежском Ессингфиорде захватил германское судно снабжения «Альтмарк».

Это вспомогательное судно обеспечивало топливом и продовольствием германский рейдер «Адмирал граф Шпее». Посыге уничтожения подопечного, германский «снабженец» до января 1940 года скрывался где-то на просторах южной Атлантики. Затем, пройдя между Фарерскими островами и Исландией, он направился к берегам рейха. Здесь-то его и захватили англичане. Подобная смелость и инициатива британского командира подчеркнули, что на Британских островах успешно ведется некая работа, направленная на усиление английского влияния на политику нейтральной Норвегии.

Через неделю, 21 февраля, в Главную ставку фюрера срочно прибыл отозванный из отпуска командир 21-то армейского корпуса генерал Николаус фон Фалькенхорст-Ястжебский, которому было предложено стать командующим силами вторжения в Норвегию. Ведь Гитлер знал его как одного из немногих германских генералов, имеющих практический опыт в проведении таких десантных операций. Еще зимой 1918 года фон Фалькенхорст, будучи начальником штаба германского экспедиционного корпуса, реализовал разработанные планы высадки кайзеровского десанта в русскую Финляндию.

К началу оккупации Норвегии появился новый «ускоритель».

14 марта 1940 года пришла информация от радиоразведки о перехвате приказания англо-французской десантной группе на проведение окончательной подготовки по плану «Р4». Как выяснилось позже, по этой команде в Розайте тяжелые крейсеры «Йорк», «Бервик» и «Девоншир», а также легкий крейсер «Глазго» приступили к погрузке десантных батальонов для высадки в районах Ставангера и Бергена. А лайнеры «Баторы», «Хробры» и «Импресс оф Аустралиа», стоящие в устье реки Клайд, — десантников для высадки в районах Нарвика и Тронхейма. Проработка плана «Везерюбунг» в одно мгновение была активизирована При этом, как и прежде, германскому Военно-морскому штабу пришлось спешно изучать возможность доставки немецких десантников в Нарвик и Тронхейм с помощью быстроходных транспортов «Потсдам», «Гнейзенау», «Бремен» и «Европа». Однако после мощного «мозгового штурма» окончательный выбор был остановлен на боевых кораблях — эсминцах. Командование этой группой было поручено капитен цур зее Фридриху Бонте.

Наступила ночь с 8 на 9 апреля 1940 года. Англичане еще продолжали погрузку десантных частей на крейсеры и транспорты. А в это время из трюмов фашистских транспортных судов, накануне пришедших в порты Норвегии, внезапно высыпали горные стрелки и сухопутные части Кригсмарине, а на норвежские аэродромы сели десятки планеров с немецкими парашютистами.

Вдохновленные быстрым успехом в Польше, германские солдаты и моряки сработали безукоризненно. Тем более что большая часть тяжелого вооружения и снаряжения под видом обычных грузов была заблаговременно доставлена в скандинавские порты на морских торговых судах. Используя почти все наличные силы Кригсмарине, при поддержке превосходящих сил люфтваффе немцы в короткий срок улучшили свое стратегическое положение на северном фланге фронта. Исследование этапов операции «Везерюбунг» выходит за рамки данной книги, поэтому ниже будет рассказано лишь о роли, которую сыграла «Базис Норд» в ее проведении.

Для высадки горных стрелков в порт Нарвик (не досягаемый для фашистских самолетов, которые могли бы с воздуха прикрыть район десантирования) гросс-адмиралу Редеру пришлось использовать все десять эскадренных миноносцев Бонте (флагман — эсминец «Вильгельм Хайдкамп»), а также их прикрытие — 1-ю группу линейных кораблей контр-адмирала Лютьенса (линейные корабли «Шарнгорст» и «Гнейзенау»), Обе корабельные группы успешно выполнили все поставленные задачи, но серьезной проблемой для капитен цур зее Ф. Бонте стало обеспечение топливом его кораблей в Нарвике. Последующие бои за этот северонорвежский порт показали, что именно отсутствие достаточного количества корабельного топлива и стало гибельным дня почти половины списочного состава эсминцев Кригсмарине. Но если бы немцы не захватили его, то еще неизвестно, как бы развивалась вся Норвежская операция.

Порт Нарвик лежит в глубине Вести Уфуг-фиордов, далеко вдающихся в материк. Со всех сторон он окружен высокими горами, поднимающимися до двух тысяч метров. Достоинства этого незамерзающего заполярного порта были оценены еще в конце XIX века, когда резко возросла мировая потребность в шведской руде В 1902 году здесь была построена железная дорога между Нарвиком и Лулео, и уже в 1903 году в Нарвик прибыл первый эшелон с железной рудой из Кируны. Рулу, в основном, вывозили в Германию, поскольку динамично развивающаяся имперская военная промышленность требовала постоянного увеличения поставок высококачественной стали. Нарвик быстро разрастался и вскоре стал вторым по величине городом в северной Норвегии.

Отряд Бонте вошел в Уфут-фиорд скрытно от норвежских наблюдателей. На рейде порта германские эсминцы дожидался «Ян Беллем», который с помощью сигнального фонаря и радиосигналов указывал безопасное направление входа. Скрытность, с которой немцы пришли на рейд Нарвика, позволила им внезапно атаковать стоящие здесь оба норвежских броненосца береговой обороны («Норге» и «Эйдсволд») и быстро потопить их торпедами.

После высадки десантников на причалы германские эсминцы быстро рассредоточились по окружающим Нарвик фиордам. Три («Эрих Гизе», «Эрих Кельнер» и «Вольфганг Ценкер») перешли в Херьянгс-фиорд (к северу от Нарвика), два («Берндт фон Арним», «Георг Тиле») — в Баланген-фиорд (к западу от города), а остальные, во главе с «Вильгельмом Хайдкампом» («Герман Кюне», «Ганс Людеман» и «Дитер фон Рёдер») — остались в Бейс-фиорде. Флагманский миноносец капитен цур зее Бонте стоял у городской набережной, поддерживая связь с горными стрелками и сухопутными частями Кригсмарине. Вот тут-то и проявилась «топливная проблема»: в случае встречи с английскими силами немецкие эсминцы, имевшие минимальный запас топлива, могли только отойти от причалов, но затем становились практически неподвижными мишенями для английских кораблей. Ведь, по замыслу операции «Везерюбунг» топливом на обратную дорогу их должны были обеспечить три танкера из так называемой авангардной эскадры, получившие это топливо из нефтехранилищ «Базис Норд» или финского порта Лиинахамари. Но в Уфут-фиорд пришел только «Ян Беллем». И его приход уже не смог спасти фашистский отряд.

Через двое суток после захвата Нарвика германские корабли были сначала атакованы 2-й флотилией английских эсминцев «командера» Бернарда АВ. Уорбэртона-Ли, а затем и большой группой английских эсминцев во главе с английским линкором «Уорспайт». Весь дивизион Бонте после ожесточенного сопротивления был уничтожен, а спасшиеся немецкие моряки поступили в распоряжение командиров горнострелковых частей, оборонявших захваченный плацдарм, и принялись за подготовку оборонительных рубежей вокруг порта.

При этом немцам явно повезло из-за того, что англичане совершенно не спешили высадить здесь своих десантников. Почему? Пусть на этот вопрос ответят другие военные историки.

Только 11 апреля из английских портов вышло пять транспортных судов (в том числе — польские транспорты «Баторы», под командованием капитана Эдварда Пацевича, и «Хробры», под командованием капитана Зыгмунта Дейчаковского) с английскими десантниками и в охранении английских крейсеров направились к берегам Северной Норвегии. Однако, когда десантный отряд находился на полпути до Нарвика, что-то в планах союзников изменилось. В районе Саланген-фиорда были высажены всего полтора батальона шотландских гвардейцев. Остальные десантные части (три батальона 24-й бригады с частями усиления и английская 146-я пехотная бригада) 14 апреля были переразвернуты в район Тронхейма. Неясно, почему союзники по антигитлеровской коалиции решили сначала нанести удары в южной и центральной Норвегии, а лишь затем — на берегах Уфут-фиорда. Только затем, когда компания в южной Норвегии закончилась разгромом английских и норвежских войск, все внимание англо-французского командования было сосредоточено на районе Нарвика, но у немцев уже были подготовлены оборонительные позиции. И здесь сразу же развернулись ожесточенные бои, особенно там, где встречались немецкие горные стрелки (альпийцы) и французские альпийские стрелки.

При этом трудно не отметить, что подготовься англо-французских десантных войск[21] оставляла желать лучшего. Во всей армии Соединенного Королевства только один батальон шотландской гвардии оказался обученным ведению боевых действий на лыжах. А снаряжение французских стрелков просто не позволяло вести боевые действия среди снегов в горах.

Только здесь выяснилось, что после окончания советско- финской войны все зимнее снаряжение «альпийцев» было сдано на склады за ненадобностью, а медлительные французские интенданты к началу высадки в Норвегии просто не успели его вернуть. У болышинства французских солдат для горной войны не хватало даже простейшего: зимней обуви, лыж и солнцезащитных очков. Подгальские же стрелки были просто не подготовлены для действий в горах. Они имели совершенно туманное представление о климатических и территориальных условиях в Норвегии.

Меж тем к весне 1940 года закончилась так называемая странная война на Западе Сосредоточенные на Западном фронте гитлеровские войска вторглись в Бельгию и Голландию, а затем во Францию, мощными танковыми ударами рассекли армию англо-французов и вьшли к проливу Ла-Манш, прижав к морю в районе Дюнкерка девять английских и восемнадцать французских дивизий. Союзникам понадобилось более восьмисот кораблей и судов для того, чтобы эвакуировать на Британские острова более трехсот тысяч своих солдат и офицеров, оставивших противнику все свое тяжелое вооружение.

После катастрофы под Дюнкерком результат боев на Скандинавском полуострове был предопределён. Фашистская Германия захватила Норвегию. Тем самым она:

1. Окончательно завершила естественный охват Британских островов с востока, надежно прикрыла свой северный стратегический фланг в преддверии дальнейшего наступления в Европе.

2. Получила в свои руки норвежские порты и значительно ослабила негативные последствия экономической блокады со стороны Великобритании.

3. Ликвидировала угрозу создания англичанами плацдарма для прямого удара на Берлин и нарушения «норвежского маршрута» поставок железной руды из Швеции.

4. Лишила Великобританию возможности импортировать норвежскую железную руду.

То есть все получила только в «плюсе». Не удивительно, что, начиная с января 1941 года, поток поступления железной руды, молибдена, титана, глицерина и рыбы для воюющего рейха усилился. А вот для нас, как союзника рейха, успех Норвежской операции принес больше минусоа И в первую очередь из-за создания «Базис Норд».

14 апреля 1940 года газете «Правда» пришлось официально опровергать сообщения английской газеты «Daily Telegraph» и «Morning post» и литовской «Лиетувас айдос», которые на весь мир объявили, что в Нарвик немецкие десантные части были доставлены из Мурманска, где они будто бы находились до начала операции. Затем, уже летом 1940 года, заметно оживились военно-политические связи между Третьим рейхом и Финляндией. В середине августа в Хельсинки состоялись секретные переговоры между германским представителем И. Вельтенсом и премьер-министром Финляндии Р. Рюти, при непосредственном участии главнокомандующего финской армией К. Маннергейма и министра иностранных дел Р. Виттанга Здесь в обмен на поставки оружия из Германии Вельтенс добился согласия финского руководства пропустить через территорию Суоми в северную Норвегию немецкий горный корпус под легендой подготовки к операции «Гарпун»[22] Скорее всего, здесь же было получено согласие финского руководства, что в случае начала боевых действий на Кольском полуострове финны примут в них участие на стороне Третьего рейха. За свое участие в боях против русских Финляндия запросила территорию Ленинградской области севернее Невы и весь Кольский полуостров. И, скорее всего, получила на то согласие немецкой стороны.

Дальше — больше. В начале октября 1940 года было подписано соглашение о поставках немецкого оружия в Финляндию, и едва ли не в эти же дни фашистские транспорты с войсками и вооружением горного корпуса пришли прямо в порты Петсамо и Лиинахамари. И все якобы для высадки на Британские острова с севера, то есть с тыла.

Лишь 29 июня 1941 года, когда гитлеровские войска перешли советскую границу в Заполярье, выяснилось, что германский горный корпус вместе с финскими егерями готовился к удару не столько по Британским островам, сколько по Кольскому полуострову. Но мы узнали об этом лишь после начала наступления горных стрелков генерала Дитля на советские позиции у реки Титовка и у полуострова Средний.

Правда, сколь бы тщательно ни маскировались перемещения германских войск, рано или поздно советской стороне о них стало известно. Почему же мы не воспользовались данной информацией надлежащим образом? Об этом уже написано много книг. Видимо, будет написано еще больше! Вместе с тем хотелось бы отметить, что разведывательная информация о появлении в провинциях страны Суоми германских горных стрелков и о грузах, доставленных сюда фашистскими транспортами, все же стала известна руководству советской разведки. Скорее всего, тому помогли моряки наших судов, обеспечивавших работу советско-финской концессии, добывающей никель в Петсамо и созданной здесь сразу же после окончания «зимней войны». Ведь не случайно же в начале сентября главный советский полярник Иван Папанин попытался вернуть крейсер «Комет» из Восточно-Сибирского моря. Полученная информация была в высокой степени достоверной, однако в советско-германской дружбе почему-то мало что изменилось. Более того, большинство советских судов, работавших на концессию, находились здесь до утра 22 июня 1941 года и были захвачены фашистами с началом боевых действий против Советского Союза. А затем были использованы немецкими военными моряками в своих интересах. Советские экипажи при этом были интернированы и вернулись домой через Турцию.

События на Кольском полуострове с весны 1940 года и до весны 1941 года меньше всего освещались в открытой советской печати. До последнего времени существовали лишь отрывочные данные о них. Но даже то, что стало известно, в определенной степени всегда было связано с существованием на нашей земле «Базис Норд».

Летом 1940 года советско-германские отношения не изменилось только внешне. А меж тем….


6.  Цена межгосударственной «дружбы» | Свастика над Таймыром | 8.  Но ее отголоски все же достигли и Кольского полуострова