home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 13

Реваз позвонил, а через двадцать минут уже постучался в дверь квартиры. Он приехал не один – с ним был какой-то незнакомец. Обнявшись с зятем, Реваз сообщил, что это тот самый человек из Казахстана, который ищет дилера по Поволжью. Андрей знал за тестем такую манеру – сообщать всё в последнюю минуту, и делать всё на ходу, поэтому ничуть не удивился тому обстоятельству, что гость прибыл уже для подписания некоего дилерского соглашения, а он, потенциальный дилер, даже не знает, о каком товаре идёт речь.

Все вместе прошли в зал, Реваз попросил Мариам сварить кофе. Андрей успел заметить, что у Чингиза – так звали прибывшего – тройной подбородок, заострённая голова, большой живот, узкие плечи, и елейные повадки.

Сперва обменялись незначительными фразами. Оказалось, что Чингиз вышел на Реваза через знакомых, с которыми тот имел дела, и сам его видит впервые, – знаются они буквально каких-то два часа.

Мариам принесла кофе, и, расставив чашки, удалилась.

Гостю очень понравился интерьер. Стены цвета горького шоколада, компактная стенка-горка чёрного цвета, бежевая мягкая мебель, светлое ковровое покрытие, ниша на потолке со встроенными светильниками, авангардистское полотно, – всё очень стильно, и удачно гармонирует. Если бы многоквартирный дом снаружи имел бы такую же яркую индивидуальность! Однообразное расположение и слишком явное членение квартир бросается в глаза даже снаружи. Горожане фактически живут друг на друге. Вот если взять старую архитектуру – благодаря разнообразной структуре её скученность не была такой невыносимой. Сейчас же – нагромождение семейных очагов отличается просто смешным однообразием. Эти гостиные, устроенные одна над другой, с их одинаковыми окнами и светильниками, зажигающимися одновременно, эти маленькие кухоньки, эти спальни – одна над другой… словом, эти дома с их точной планировкой вскрывают повседневные функции заключённых в них существ с такой ясностью, как если б полы были стеклянными. А эти человеческие особи, симметрично обедающие одна под другой, смотрящие телевизор одна под другой, спящие в комнатах, расположенных одна под другой, являют собой, когда вдумаешься, комичное и унизительное зрелище.

– Я им сразу сказал: продавайте квартиру, и переезжайте в частный дом, – сказал Реваз, не склонный к философствованию, и привыкший обсуждать только то, что имеет практический смысл.

Сам он забрал дом у задолжавшего ему дебитора, сделал новый ремонт, пристроил баню, летнюю кухню, в которой может с комфортом перезимовать семья из четырех человек, снаружи отделал дом природным камнем, затем ободрал его и отделал другим на половину высоты дома, а на другую половину – сайдингом; после чего принялся экспериментировать с внутренним двориком – бетон, тротуарная плитка, природный камень, и т. д. И он часто заводил разговоры о преимуществах отдельно стоящего жилища, и разновидностях его отделки.

Чингиз вернулся к цели своего визита.

– Ты уже ознакомился с нашей продукцией? Представляешь, как это будет реализовываться?

– Да, конечно, – подхватил Андрей. – Я объехал своих клиентов, прошёлся по сбытовым точкам – порядок, дело будет.

– Что ж, тогда не будем терять время.

Чингиз вынул из портфеля-саквояжа бумаги, разложил их на столе. С собой он возил целый офис – архив документов, куча печатей и факсимиле, ноутбук, и даже портативный принтер. Некоторое время казах сидел и раздумывал, на какое юридическое лицо заключить договор, а решив, стал выбирать расчетный счет, которых у этой организации оказалось целых восемь. Наконец, был выбран московский Инком-банк. Заполнив от руки болванку договора, сказал:

– … для начала мы вам отгрузим контейнер, думаю, вы очень быстро реализуете. Как только оплатите – сделаете новый заказ с учётом того, как всё продавалось.

Он открыл последнюю страницу, пробежал глазами спецификацию.

– … я уже знаю, какие у нас ходовые позиции, какие не очень, исходя из этого, составил спецификацию. Может, в следующей заявке соотношение изменится, но, не думаю, что слишком сильно.

Андрей взял второй экземпляр договора, просмотрел его. В спецификации были указаны торговые марки, но не было написано, что это за товар.

– Обычный договор консигнации – условия поставки, ответственность, форс-мажор. Вы должны нам присылать ежемесячный отчёт о реализованной продукции. И ещё – недавно мы приняли решение о том, что дилер может давать рекламу – предварительно согласовав это с нами, и затраченные средства потом вычитаются из суммы общего платежа.

Андрей кивал, соглашался, говорил «Хорошо, отличные условия…», всё еще ломая голову над тем, что за товар предлагает казах, но уже прикидывая, через какую фирму будет пилить рекламные бюджеты.

Допив, Реваз заглянул в кофейник, и, обнаружив, что он пуст, посмотрел на то место на стене, где раньше висели часы, увидев там маску, привезённую из Будапешта, удивлённо произнёс:

– Что такое, слушай? Почему я раньше не видел?

Андрей пояснил.

Поднявшись, Реваз подошёл, снял маску с гвоздика, повертел в руках.

– Национальный венгерский промысел?

– Нет, это африканский промысел.

– Странно. Зачем тащиться в Венгрию за африканскими погремушками?

С этими словами Реваз повесил маску на место, и попросил Андрея, побыстрее подписать договор.

– Она отлично вписывается в интерьер, – вмешался Чингиз, рассматривая маску. – Я слышал поверье, что африканские маски сплошь заколдованы, и портят карму тем, кто их приобретает. Ты не суеверен?

– Один экстрасенс сказал мне, что я не его клиент – абсолютно не внушаемый тип, – ответил Андрей, беря документы, – а карма, заговоры, и прочая фатальность – это лишь то, что человек сам себе надумает.

Зайдя в кабинет, он пристально вглядывался в цифры. Сумма контракта – тридцать тысяч долларов. Но, чёрт побери, что за товар? Что такое «Снежинка» и «Пихта»? Ёлочные игрушки?

У него даже фирма не была зарегистрирована, и пришлось поставить печать «Навигатора» – левой конторы, через которую обналичивали деньги. Вписав название и юридический адрес, он вышел к гостям. Усевшись в кресло, принялся заполнять реквизиты.

– Мы поехали, реквизиты по факсу пришлёшь, – сказал Реваз.

– Надо бы заполнить, – откликнулся Чингиз. – Я возьму листок, заполню в гостинице, всё равно делать нечего.

Андрей протянул листок с реквизитами.

– Ещё чего – гостиница, – возмутился Реваз. – Сейчас ко мне поедем, покажу, что такое настоящий дом. В баньке попаримся, в бассейне поплаваем.

И, обращаясь к Андрею, добавил:

– Отпрашивайся у жены, поедем с нами.

– Никуда он не поедет, у нас дел полно! – крикнула Мариам из спальни.

– А ты не подслушивай, коза?! – ответил Реваз, направляясь в прихожую.


Глава 12 | M & D | * * *