home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Третий вопрос:

Поскольку все люди должны умереть, то нет ничего плохого в том, что они гибнут тысячами ради сохранения коммунизма. Что все-таки ужасает меня при этой мысли?

И не только тебя. Есть еще несколько человек, которые шокированы. Маджид, который сидит здесь – он должен быть шокирован, и другие итальянцы, поскольку он имеет в уме политические предубеждения. Они думают, что они радикалы, и они не понимают даже азов радикализма.

Когда я сказал, что Иосиф Сталин убил один миллион людей, чтобы спасти коммунизм, вы не слишком много размышляли об этом. Кто были эти люди? Священники, епископы, кардиналы, архиепископы – и эти люди были не готовы передать обществу собственность церкви. Это были люди, богатые или бедные, не имеет значения, которые сопротивлялись революции, кто хотел, чтобы их вещи принадлежали им.

Таких вещей могло не быть много – дом, маленький участок земли. может быть, несколько деревьев, может быть, несколько коров или лошадей. Но столетиями человек был запрограммирован владеть, и владеть все большим, и защищать то, чем он уже владеет.

Так что это были люди, которые были препятствием для революции. Революция была для двадцати миллионов людей в Советском Союзе. И в это время идея революции не была национальной. Это была идея интернациональной революции.

Вы может быть, удивитесь, узнав... Я был совсем молод, когда познакомился с человеком, который участвовал вместе с Лениным и Троцким в советской революции. Его имя было Манвендра Нат Рой. Он был одним из членов международного управления коммунистов, политбюро. Он был единственным индийцем, который когда-либо поднимался до такого статуса, и он участвовал в революции вместе с Лениным.

После революции он подумал: «Теперь моя работа будет в Индии. Я должен отправиться туда и организовать революцию в Индии». Но здесь он попал в чрезвычайно трудное положение, поскольку индийский ум значительно более собственнический, чем любой другой. Он говорит о свободе от собственности, он говорит о безбрачии, он говорит о морали. Но помните, что люди, говорящие о таких вещах, являются людьми, которые скрывают как раз противоположное. Человек, восхваляющий безбрачие, прекрасно знает, что сам он не придерживается целибата. Религия жадных людей будет учить нежадности. Иначе почему религии должны учить тому, что жадность запрещена? В течение пяти тысяч лет – От Ману до Янгвалкия, до Будды, до Махавиры, до Махатмы Ганди – все учителя этой страны говорят людям о непривязанности. Почему? Конечно, люди слишком сильно привязаны; кроме этого, вся их история есть учение о непривязанности! Люди должны быть жадными; следовательно, появляется учение о нежадности. Люди должны быть насильственными; следовательно, появляется учение ненасилии.

Всегда помните об этом. Взгляните на учения священных писаний, и вы узнаете, какими людьми были их авторы - как раз противоположными. Почему Будда продолжает говорить людям всю свою жизнь, сорок два года после его просветления: «Не привязывайтесь к вещам. Будьте свободны от собственности».

Когда М.Н.Рой прибыл в Индию, он оказался в абсолютно ином мире. Он думал, что поскольку всех учили свободе от собственности, то коммунизм будет легче всего построить в Индии. Но тут его логика потерпела поражение. Он прожил всю свою жизнь на Западе, поэтому только читал об индийских писаниях, которые в течение столетий

учили свободе от собственности. Так, он думал, что люди должн быть готовы отдать всю свою собственность обществу; у них не будет больших трудностей в расставании со своей частной собственностью.

Но когда он приехал в Индию, то был очень удивлен. Само слово «коммунизм» было предано анафеме. А поскольку он был хорошо образованным человеком, хорошо одетым, бывало, курил сигареты, индийский ум полностью повернулся против него.

Махатма Ганди уничтожил этого человека, который был куда более умной и значительной фигурой, чем он сам. Но Махатма Ганди уничтожил его, поскольку люди охотнее последуют за Махатмой Ганди, полуголым – это привлекает людей. «Вот это махатма А что же это за махатма, который курит сигареты, кто хорошо одет в бедной стране?»

Никто не слушал М.Н.Роя. Возможно, я был единственным человеком, который очень серьезно заинтересовался им. Я встретил его случайно, в поезде, когда ехал из дервни в большой город, чтобы поступить в университет. Мы оба ожидали поезд. В Индии поезда никогда не прибывают вовремя. В моей жизни только однажды поезд прибыл вовремя.

В Аллахабаде поезд прибыл точно в шесть часов утра. Это было чудо! Я побежал благодарить машиниста: «Вы сделали это! Я ждал сутки, чтобы кто-либо привел поезд по расписанию».

Он выглядел очень смущенным. И я спросил: «Почему вы выглядите смущенным?»

Он ответил: «Это вчерашний поезд». К этому времени подошли кондуктор и начальник вокзала. Я спросил начальника вокзала: «Это ведь глупо. Если каждый поезд идет с опозданием, зачем тогда публиковать расписание?»

Он ответил: «Расписание абсолютно необходимо, иначе как мы будем знать, насколько поезд опаздывает?»

Я заметил: «По-видимому, это правильно».

Поезд опаздывал, сидел на скамейке, а М.Н.Рой подошел и сел рядом со мной. Я читал книгу Ленина. Он удивился, потому что я был таким юным – мне было семнадцать лет. Он взглянул на огромный том и спросил меня: «Где ты достал собрание сочинений Ленина?»

Я ответил: «У меня целая библиотека книг Маркса, Энгельса, Ленина – всех».

Он спросил: «Ты коммунист?»

Я ответил: «Сейчас я никто. Но кто знает? Я могу оказаться коммунистом. Я исследую каждое направление без каких-либо предрассудкой. И какое направление удовлетворит меня полностью, тем я и буду. Я изучаю коммунизм, но я не коммунист. Мне надо изучит еще много других вещей, прежде чем я смогу решать. Мне надо исследовать анархизм, социализм, капитализм, духовность. До этого я не могу ничего сказать. Я просто искатель».

Мы подружились. Он рассказал о своем участии в советской революции и стал постоянным гостем в моем маленьком доме.

Я жил за городом в очень маленьком доме. Никто не хотел селиться в этом доме – говорили, что там обитают духи. Когда я спросил хозяина об этом, он ответил: «Ты можешь жить там без всякой оплаты. По крайней мере, живущий там человек продемонстрирует людям то, что дом свободен от призраков. Если маленький мальчик живет там один... Затем он сказал: «Хорошо. Если тебе что-нибудь понадобится, я тебя поддержку. Я хочу продать дом, но не могу. И никто не хочет снимать его. Я сам боюсь! Моя жена не хочет переезжать со мной, иначе мы могли бы продать этот дом и переехать туда. Тот дом расположен в очень красивом месте».

Дом был абсолютно изолированным. На километры не было других домов, а позади возвышались прекрасные горы Сатпура. Там было очень тихо. Хозяин сказал: «Я купил дом, чтобы жить здесь, но никто не хочет. Так что поживи ты».

Я начал жить в этом доме, но продолжал поддерживать страх в людях, что в нем обитают призраки, потому что, если бы кто-то купил дом, меня выбросили бы на улицу. Владелец услышал, что я продолжаю распространять слухи. Он пришел ко мне: «Это странно. Я бесплатно поселил тебя...»

Я ответил: «Я посторожу его бесплатно! Но помни, дом наводнен призраками. Не приходи сюда- если я тебе понадоблюсь, просто позвони мне, и я приду – здесь опасно!»

Он спросил: «И это не опасно для тебя?»

Я ответил: «Я знаю несколько секретов призраков. Они боятся меня А ты знаешь что-нибудь?»

Он ответил: «Нет, не знаю...»

Тогда я сказал: «Возвращайся к себе домой».

И я жил в этом доме почти десять лет без оплаты. Наоборот, я мог приказать хозяину: «Пришли мне кое-что, иначе я покину дом – и он нес.

М.Н.Рой приходил ко мне, он любил это место. Он проживал в Гималаях в Наинитале, но говорил: «Даже там слишком многолюдно, много людей приехало. Дороги, аэропорт, автобусы – он больше не похож на старый Наинтиталь, который я знал в детстве, прежде чем покинул в Индию. Но это место...»

Я сказал: «Это место останется таким до сих пор, пока я буду здесь жить. На километры никто не построит дом, потому что не только этот дом наводнен призраками, но и вся территория. Я продолжал поддерживать слухи и расширять свою территорию. Никто не хотел даже по дешевой цене купить там землю.

Когда я разговаривал с М.Н.Роем, он спросил: «Как ты думаешь, в чем причина моей неудачи? Я был таким активным челном интернационального штаба коммунистов. Я сражался за революцию, был близким другом Ленина и Троцкого. А здесь я никто – никто не готов слушать меня».

Я ответил: «Здесь вам следует измениться. Вам следует стать лицемером. Вам следует курить только в туалете, а на публике говорить о запрещении курения. Вам следует натянуть на себя минимум одежды, покрывающей вас лишь до колен, как Махатму Ганди, или еще короче – будет даже лучше. Побрейте голову и станьте махатмой, а все остальное я вам организую. Но во-первых, станьте махатмой. Я позову сюда парикмахера, и он превратит вас в махатму».

Он воскликнул: «Мой Бог – сперва я должен стать махатмой?»

Я ответил: «Не став махатмой, в этой стране вы не представляете интереса. Эта страна настолько изуродована, что сперва вам следует притворяться, соблюдая традиции. Не пейте чай – если кто-то увидит вас пьющим чай, конец! Вы не махатма».

«В холод вы должны оставаться полуголым. Вы привыкнете, не беспокойтесь. Все животные привыкают, а вы умное животное, так что и вы привыкнете. Это лишь вопрос двух или трех лет, а затем жара или холод – все равно, потому что ваша кожа станет все толще и толще! Вы будете махатмой, и каждый будет слушать вас».

Он сказал: «Я не могу сделать это».

Я ответил: «Тогда забудьте о том, чтобы стать политическим лидером. И он умер неизвестным человеком. Если бы он жил в Советском Союзе, то он был бы министром в правительстве.

Эта страна полна предубеждений.

Ваш вопрос исходит из предубеждения. Вы не понимаете механизма, динамики жизни. Адольф Гитлер, Бенито Муссолини, Хирохито – все трое вместе убили тридцать миллионов людей, и это без всякой цели, просто из-за личного эгоистического желания стать единственным хозяином Земли.

Чингисхан, Тамерлан и Надир-шах – три поколения одной семьи. Все трое убили сто миллионов людей без всякой цели. И вы не беспокоитесь об этих людях? А сколько людей убил Наполеон? Сколько людей убил Александр? А сколько людей уничтожила католическая церковь? Вас не волнует это.

Сталин не убивал по личным причинам, не убивал тех, кто готов был понять революцию и участвовать в ней. Он был вынужден убивать, чтобы удалить все препятствия изнутри, потому что он был окружен со всех сторон врагами, готовыми захватить страну и уничтожить ее. Если бы ему пришлось столкнуться одновременно с врагами внутренними и внешними, то тогда бы не было никакой возможности для такого эксперимента.

И люди, которых он убил... не думайте, что они были личностями. Они были лишь роботами, каковыми являются массы. Никакой индивидуальности, никакого достоинства, никакого понимания – лишь жадность, похоть и старые мысли: «Мои вещи принадлежат мне. Я не отдам их коллективу». И они жалки, поскольку того, что они имеют, недостаточно для пропитания их и их семей, но они не готовы создавать коллективное поле, где можно применять трактора и другие современные механизмы, чтобы посеять семена. На поле длиной в несколько километров можно использовать самолеты, чтобы посеять семена. Трактора можно применять для вспашки земли. На малых участках земли это невозможно.

Что бы коммунизм ни говорил им, было абсолютно правильно, но просто их предубеждения... И когда я сказал, что это не имеет значения – каждый должен умереть, я это имел в виду. Если вы не будда, это не имеет значения. Только смерть будды имеет значение.

Каков ваш вклад? Что вы собираетесь делать завтра, кроме повторения сегодня? Вы можете прожить в течение тридцати лет, повторяя тот же круг, с утра до вечера, с вечера до утра. Но какой смысл? Куда вы идете? По кругу и по кругу, никуда не попадая.

Для этих людей коммунистический эксперимент был совершенно не важен. Было важно их собственное предубеждение: «Наши вещи не может отобрать никто». И те вещи были их несчастьем! Даже нищий не был готов отдать свои вещи. а что он имел?


Вся идея заключалась в том, что вся земля, вся собственность, и все, что в ней должно принадлежат коллективу. Совет – значит община. Деревня превращается в совет, она становится общиной. Семьи исчезают, только отдельные члены вносят посильный вклад, а община будет удовлетворять их потребности – не согласно их значимости, а согласно необходимости.

Кто-то, возможно, не очень трудолюбив, а кто-то очень упорный работник – и в общине, как в большой семье. Вам следует понять, что кто-то слабее, кто-то болен, кто-то стар, но их потребности должны быть удовлетворены.

Сейчас Горбачев говорит: «Каждому по труду!» А как быть старикам? Они ведь не смогут работать так, как молодые люди. А дети? Они ведь неспособны работать так, как молодежь. А женщины? Их ведь нельзя загружать физической работой.

Коммунистическая идея была значительно выше и прекраснее: «Каждому – по потребностям». У старика свои нужды. Возможно, он неспособен сейчас работать, но он достаточно отработал за свою жизнь. Ребенок еще не работает, но однажды он начнет работать. А потребности у него есть прямо сейчас.

Сейчас Горбачев говорит: «Каждому – по труду», но это лозунг капитализма. Он обманывает и предает весь коммунистический подход.

Если революция придет в Италию, собираетесь ли вы позволить папе продолжить управление Ватиканом? Позволите ли вы банку Ватикана менять черные деньги, героиновые деньги на белые деньги и зарабатывать миллионы долларов в год? Позволите ли вы всем священникам, епископам, архиепископам, всем церквям жить так, как они живут? Они будут сопротивляться, поскольку такая жизнь им выгодна. Тогда что вы будете делать? Просто сидеть перед церквями и плакать, как малые дети? Вам придется уничтожить этих людей, выбросит их в океан – а у нас есть такой прекрасный океан.

Революция не заботится о таких паразитах. Она против таких паразитов, они будут создавать разного рода трудности для вас как внутри страны, так и вне ее. Сейчас число католиков в мире достигло шестисот миллионов. Если вы сделаете что-нибудь против Папы, он будет отбиваться и шестьсот миллионов католиков со всего мира создадут огромное давление на вас через любое правительство: «Не трогайте Ватикан; иначе мы разорвем отношения с вами».

Вот это и произошло в России. Все страны прервали свои связи с Россией. Все станы отозвали своих послов, не было никакой связи с Россией – бойкот, абсолютный бойкот.

Америка продолжает распространять версию о том, что Сталин соорудил «железный занавес». Это не Сталин создал «железный занавес», а все страны, которые порвали с Советским Союзом, бойкотируя его полностью.

И тогда Советскому Союзу было абсолютно необходимо создать такие условия, чтобы никто не мог проникнуть в страну. Люди были готовы к подстрекательству, они были очень печальны, поскольку их личные вещи отобрали. Люди были очень привязаны к своим личным вещам – маленьким вещам. Они были готовы поддаться провокации, и вся страна была полна шпионов из всех капиталистических стран, пытающихся подстрекать людей к разрушению колхозов, поджогу колхозов.


Все разные христианские секты сошлись во мнении, что коммунизм выступает против религии – и все мусульмане, и буддисты, поскольку в Советском Союзе существует три религии. Одна его часть, у границы с Монголией, буддистская, другая, недалеко от Афганистана – мусульманская. Третья часть – православные христиане. И вот все три религии заявили: «Коммунизм выступает против религии, так что мы должны драться». А все люди принадлежали к какой-нибудь религии. Каждый человек принадлежал к какой-нибудь религии – буддизму, исламу или христианству. Как разрешить такую ситуацию?

Я не вижу никого, кроме Сталина, в коммунистической партии того времени, кто справился бы с ситуацией. И он был проклят, потому что он спас коммунизм; иначе эти люди разрушили бы его.

Был хаос. Как только царя убили, рухнула система, не было порядка в стране. Поезда ходили – никто не знал, где закончится маршрут, куда они едут,поскольку люди разбирали железнодорожное полотно, разрушали мосты. Поезда двигались, сгорая. Люди, для которых свершилась революция, жгли поезда, усадьбы хозяев, дворцы царя. А коммунистическая партия пыталась сказать им: «Теперь это все принадлежит вам. Н разрушайте! С царем покончено, теперь это ваша собственность. Но никто не слышал, и люди растаскивали добро по своим домам.

Я слышал, что после того. как семью царя вывезли из дворца (это был один из самых больших дворцов в мире, самый богатый, один из старейших в России), люди уносили все из дворца по своим домам. Даже ковер, который был таким огромным, что одному человеку было не утащить, люди резали ножницами на куски – и было достаточно, чтобы унести себе домой. Что можно делать с такими людьми?

Не было времени, чтобы убеждать их. Не было времени, чтобы дать им понять: «Все принадлежит вам, а вы все рушите». Ленин не был способен сделать это, Троцкий не был способен сделать это, а Сталин смог. Этот человек определенно имел стальное сердце – любой ценой революция должна выжить.

Как я вам уже говорил, массы являются величайшим врагом себе; они не ведают, что творят. Поэтому пуля была единственным ответом, и Сталин убивал, защищая абсолютно правое дело.

Бывают времена, когда вам необходимо применять средства, которые очевидно плохи: насилие, убийство. Но что вы можете сделать с этим человечеством? Если у вас есть власть, то вы неожиданно понимаете, что единственный путь заключается в том, чтобы вернуть людей к здравому смыслу. Когда убивают одного человека, сотня других людей сразу поднимает, что «это трудная проблема, лучше молчать». Тот миллион убитых сделал молчаливыми и спокойными двадцать миллионов.

С вами ваши предрассудки, вы шокированы, но в этом моя работа. Когда я критиковал христианство, вы не были шокированы вы были счастливы. Сейчас позвольте христианам быть счастливыми, потому что каждому свое время. Католики должны были быть потрясены – и они были потрясены. Целая семинария, в которой обучались пятьсот миссионеров и преподавала сотня профессоров, сгорала от нетерпения: они хотели услышать, что я скажу. Один студент пришел сюда на следующий день и сказал: «Вся семинария говорит только об одном – что вы принесете плену или видео». И я отправил Прасада, потому что он уже бывал в семинарии с лекцией, чтобы объяснить им мою философию. Он пришел, а начальство заявило: «У нас нет оборудования, и понадобится время, чтобы достать оборудование, так что мы не можем провести встречу».

Группа студентов из местной семинарии посетила недавно однн курс, и их вопрос относились к серии «Христианство – самый смертельный яд и дзен – противоядие от всех ядов».

Прасад ответил им «Не беспокойтесь об оборудовании. Я принесу все необходимое с собой».

Но тогда они быстро изменили тактику. Они заявили: «Но сперва необходимо получить разрешение от высшего руководства». Прежде этого не требовалось. Теперь требуется разрешение от высшего руководства!

На следующий день Прасад пошел вновь и спросил: «Выдано ли разрешение?» Они ответили: «Мы ждем».

И наконец они позвонили: «Вам не следует приходить сюда. Мы надеемся, что в течение двух с половиной недель разрешение будет получено».

Я не думаю, что разрешение будет получено. Это просто процесс задержки; после еще двух с половиной недель... и что такое высшее руководство? Оно живет там же, на территории семинарии! И понадобится две с половиной недели, чтобы дойти до его дома? И оно ходит каждый день на церковную службу...

Но вы не беспокоились тогда. Кого-то побили, а вы радовались. Теперь ваша очередь. Позвольте другим повеселиться!

Я против любого предрассудка. Это всего лишь предрассудок. Если вы понимаете практичность этого, вы не будете против. Теоретически вы можете продолжать думать об этом: «Один миллион индивидуальностей...»

Забудьте это слово – редко попадается индивидуальность. Один миллион жуликов, которые мешали революции, одному из величайших экспериментов в истории человечества.

Это того стоило. И когда я сказал, что в любом случае вы умрете, я сразу почувствовал, что вы были сильно шокированы. Но я все же повторю: в любом случае вы умрете. Не умирайте в борьбе против революции. Ну умирайте за статус-кво; если вам суждено умереть, умирайте за восстание.

Каждый должен умереть, и, что касается меня, Сталин ли убивает их, или Адольф Гитлер, или Муссолини, или Хирохито, не имеет значения, он убивает только тело . Душа сразу же попадает в чрево другой женщины. Ничто не уничтожается, только дома меняются. Вы думаете, тот один миллион людей уничтожен? Многие из них могут быть здесь! Если не сейчас, то скоро.

Для меня люди, которые выступают против насилия и говорят о вечной жизни неправы абсолютно. Они не видят своего противоречия. Если жизнь вечна, тогда смерть ничего не значит; жизнь будет продолжаться в новых формах где-нибудь еще. Если не в Советском Союзе, то в Китае, и если вы убиваете Китай, то всегда имеется Индия.

Гитлер убивает, Сталин убивает, Хирохито убивает – кто бы ни убивал, население Индии продолжает расти. Индия предоставляет готовые утробы каждому. Люди могут умирать от голода, но они хвастаются, что у них двадцать детей. И что в этом замечательного? Взгляните на быка – у быка есть тысяча детей, так вы думаете, что бык лучше вас?

И бедные люди обречены производить все больше детей, потому что у них нет других развлечений. Вечером – у них нет электричества, у них нет телевидения, у них нет излишков еды, чтобы их животы стали слишком большими и они не смогли бы добраться до женщины. Так что нечего больше делать в темноте, и люди продолжают производить детей. Они не могут пойти в кинотеатр, на то нужны деньги, они не могут пойти пообедать в ресторане, на это нужны деньги. А секс бесплатен.

Так что отовсюду, где вы убиваете, Индия готова получить! От четырехсот миллионов людей, которые жили в Индии сорок лет назад, сегодня уже живет более девятисот миллионов людей. Оказывается, каждый год добавляется десять миллионов человек. К концу этого столетия население превысит один миллиард человек. Откуда все эти люди приходят?

Более богатые и образованные страны теряют население – потому что образованные люди понимают, что глупо рожать детей и делать страну еще беднее. Они используют разнообразные методы для предотвращения демографического взрыва, вопреки всем попам и епископам. Кого это волнует? Эти люди, даже католики; об этом не заботятся; это просто формальная респектабельность. Но есть страны в которых поддерживаются программы по повышению рождаемости. Их население сокращается, и есть страх, что они могут исчезнуть в огромном, растущем населении третьего мира. Скоро они наводнят всю Европу – никакие границы не удержат их.

В Германии уже существует эта проблема. Очень много людей из Турции приехало в Германию, так что сейчас возникла большая проблема безработицы. И вы будете удивлены, узнав, что нацистская партия Адольфа Гитлера вновь поднимает голову. Один из сподвижников Адольфа Гитлера организовал партию, которая заняла одиннадцать мест в парламенте только на основании того, что всех этих турок следует выбросить из Германии, иначе Германия задохнется.

Адольф Гитлер выбрасывал евреев – теперь это турки. И эта партия заняла одиннадцать мест. Это начало. Почему люди поддержали бывшего нацистского офицера? Потому что немцы начинают бояться: «Если эти народы продолжать иммигрировать в Германию мы обеднеем. Мы должны будем обеспечить работой этих людей. Мы должны будем делиться нашими деньгами, нашей землей, нашими домами с этими людьми». И этот караван иммигрантов растет каждый день, потому что мусульманские страны разрешают одному мужчине жениться на четырех женщинах, поэтому число мусульман растет в четыре раза быстрее по сравнению с другими.

Вы можете произвести только одного ребенка в год. Мусульмане могут сотворить четырех детей. Вот почему в Индии всего сорок лет назад мусульмане захватили Бангладеш и Пакистан, но за сорок лет их стало так много, что Индия стала самой большой мусульманской страной в мире – не сопоставимы с ней ни Саудовская Аравия, ни Пакистан, ни Бангладеш или какая-либо другая страна Среднего Востока. Наибольшей мусульманской страной является Индия, вторыми за индусами идут мусульмане. и скоро они будут первыми, потому что у них есть четыре женщины, а у вас только одна. И это продолжается во имя невмешательства в религию кого-либо – правительство разрешает мусульманину иметь четырех жен, а индусу – только одну.

Этой глупости можно помешать, только если вы действительно жестоки.

Я бы хотел, чтобы рост населения в Индии был остановлен военным режимом. Целую армию следует послать в каждую деревню, и если люди не хотят добровольно, их надо стерилизовать принудительно. Вы скажете: «Это демократично». Но разве это демократично, что пятьсот миллионов людей умрут в конце этого столетия? Проблемы тесно взаимосвязаны. Когда вы рассматриваете проблему взгляните со всех сторон, и вы поймете то, что я вам говорю.

И отбросьте вашу предвзятую идеологию.

Моя задача здесь – вывести вас в пространство не-ума. А из не-ума к действию. Затем вы действуете непосредственно, глядя на ситуацию. Что бы ни было, правота сразу же возникает в вас, и вы совершаете это. Это не вопрос морали и не вопрос религии – это вопрос непосредственного ответа на ситуацию. А непосредственный ответ приходит только через медитацию.

Я шокирую ваш ум нарочно и продолжаю открывать пути. Я не оставлю никого! Евреи удивляются: «Может быть, придет наш черед». Подождите – придет!

Я собираюсь поговорить обо всех идеологиях прошлого, обо всех нравах прошлого. Я выступаю против всего прошлого человечества и не делаю никаких исключений. Я хочу, чтобы совершенно новый человек появился на Земле – сверхчеловек.


Второй вопрос: | Коммунизм и огонь Дзен, ветер Дзен | Сутра: