home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава шестая. ТАСС Уполномочен заявить: Угрозы внешние и внутренние

Не следует забывать, что конец пятидесятых — начало семидесятых годов прошлого века — период в мировой истории, когда «холодная война» в любой момент могла перерасти в Третью мировую. Достаточно вспомнить противостояние в Берлине или Карибский кризис. В повышенной боевой готовности находились не только вооруженные силы, но и спецслужбы. Так же противоборствующие стороны пытались добыть максимум информации друг о друге. Все это повлияло на формы ведения «тайной войны».

В конце пятидесятых годов прошлого века, когда еще не было космических спутников-шпионов, основным источником получения информации о месте расположения того или иного объекта продолжала оставаться агентура. Поэтому нет ничего удивительного в том, что в одной из инструкций, предназначенной для агента американской разведки из числа советских граждан, было указано:

«Некоторые вопросы, изложенные в Инструкции, вне вашей профессиональной подготовки, но мы, все же, посылаем их Вам, т. к. они представляют для нас особый интерес. Для того, что бы собрать эти сведенья, мы направляем Вам перечень демаскирующих признаков, с помощью которых Вы сможете выяснить интересующие нас сведенья.

Строительство предприятий, которые сильно охраняются.

Строительство^железнодорожных путей и шоссейных дорог, назначение которых непонятно для окружающих.

Промышленные предприятия, продукция которых транспортируется в спаренных контейнерах с отсутствием маркировочных знаков.

4. Места, куда поступают железнодорожные цистерны, у клапанов которых образуется иней…».

И это не единственный документ такого рода. Например, в изъятом советскими контрразведчиками из тайника в общественном туалете в 1959 году задании для агента было написано: «…Достижения смежных научных дисциплин, связанных с пуском спутников и снарядов, таких, как астрофизика, магнитогидродинамика, техника вычислительных машин, нас также крайне интересует».

А вот цитата из другой инструкции, предназначенной уже для специалиста-ракетчика:

«Сообщите следующее о каждом типе межконтинентального баллистического снаряда:

Название и класс снаряда.

Завод или заводы-изготовители.

Количество ступеней.

Тип топлива, применяемого в снаряде.

Оперативная готовность снаряда к пуску.

Сколько в общей сложности имеется таких снарядов.

Дальность действия и скорость снаряда.

Размер, длина, диаметр, вес.

Может ли снаряд нести атомный или водородный заряд…»[52]

Хотя повышенный интерес к происходящему за «железным занавесом» проявлял не только главный противник — США, но и почти все западноевропейские страны. Их интерес был легко объясним. В случае начала военного конфликта между Москвой и Вашингтоном основные сухопутные сражения должны были развернуться на территории Западной Европы, вне зависимости от того, были ли отдельные страны членами НАТО или проводили независимую от США военную политику. В качестве примера можно вспомнить Францию.


История КГБ

«Посылка» для агента ЦРУ, закамуфлированная под кусок асфальта

Начиная с шестидесятых годов прошлого века, французские военные разведчики перешли от чисто представительских функций к активной разведке против Советского Союза. Основным методом их деятельности была визуальная разведка. При этом каждой поездке, согласованной с Парижем, предшествовала тщательная подготовка со стороны сотрудников резиденгуры, которые разрабатывали оптимальные маршруты движения и легенды своего появления в районах дислокации интересующих их объектов. Советские контрразведчики выделяли два вида поездок: «местные» — посещение окрестностей города и соседних областей и «дальние» — их продолжительность колебалась от 7 до 15 суток и подразумевала визит в несколько регионов.

Во время таких «экскурсий» основное внимание уделялась обнаружению мест дислокации воинских частей, средств доставки ядерного оружия, атомных электростанций и аэродромов. Часто в таких поездках участвовали коллеги из других стран НАТО.

Французские разведчики не ограничивались изучением проносящихся за окном вагона поезда или автомобиля пейзажами. Они активно общались с местными жителями, записывая беседы на диктофоны или в блокноты.

Руководство французских спецслужб считало, что разведывательные поездки, совершаемые сотрудниками резидентур политической разведки ДЖСЕ (Генеральная дирекция внешней безопасности — DGSE) имеет большую оперативную отдачу, т. к. в отличие от представителей военных атташатов не все посольские разведчики известны местным контрразведывательным службам, и, следовательно, во время поездок за ними организовано не очень жесткое наблюдение.[53]

Другой важный фактор — улучшение политических отношений между Францией и СССР, начавшееся в 1964 году. Это способствовало росту интереса к этой стране со стороны советской творческой и научной элиты советского общества, а также студенческой молодежи. Этот интерес породил у отдельных советских граждан «некритичный подход» к представителям французского государства. Все это, по мнению французских спецслужб, позволяло рассматривать «человека с улицы» как удобный объект для получения информации методом выведывания и в конечном итоге как возможный объект вербовочного подхода. Оговоримся сразу, французы крайне редко пытались вербовать советских граждан на территории Советского Союза. Обычно такое предложение делалось в самой Франции или на территории одной из ее бывших колоний. При осуществлении вербовочных мероприятий на территории третьих стран, особенно франкоязычных, французская разведка активно использовала свою местную агентуру, имеющуюся не только среди государственных служащих, но также в средствах массовой информации, вооруженных силах и местных спецслужбах.[54]

Благодаря такой политике Париж крайне редко попадал в громкие дипломатические скандалы, в отличие от Вашингтона или Лондона.

.. В годы «холодной войны» Советский Союз и США считались странами с жестким контрразведывательными режимами. Хотя времена, когда каждого иностранца в СССР «опекала» бригада «наружки», ушли в прошлое. Это при Иосифе Сталине количество зарубежных гостей (дипломатов и туристов) было минимальным. А в эпоху Никиты Хрущева и Леонида Брежнева число приезжих резко возросло, и за всеми невозможно было организовать круглосуточное наблюдение. Зато в США решили создать жесткую оперативную обстановку для советских граждан.

К началу шестидесятых годов прошлого века ЦРУ и ФБР выработала агрессивную тактику вербовки сотрудников советских загранучреждений (в первую очередь посольств и консульств). Одни из элементов этой тактики — покупка или аренда представителями американской разведки находящейся рядом с территорией объекта недвижимости. Обычно можно было найти семь-восемь домов или квартир. Они использовались для расположения в них постов наружного наблюдения и размещения специальных технических средств для негласного получения информации.

«Наружка» занималась фиксацией (запись в журнале, а также фото-и киносъемка) всех посетителей посольства. Одна из целей — выявление «инициативников» — тех, кто решил предложить свои услуги Москве. Понятно, что ЦРУ в первую очередь интересовали американцы. Также устанавливали распорядок дня и советских служащих, порой довольно точно отделяя разведчиков от «чистых» дипломатов. Первые имели более свободный график и могли появляться на рабочем месте в нерабочее время. В качестве одной из контрмер на территории посольства часто проводились различные культурные, спортивные и общественно-политические мероприятия, на которых присутствовали не только шпионы, но и простые советские граждане.

Не меньшую опасность для Москвы представляли «слухачи». Американские спецслужбы постоянно пыталось установить «жучки» на территории советского посольства и в автомобилях дипломатов из СССР. Иногда янки это удавалось. Хотя чекисты гоже демонстрировали повышенную бдительность и периодически разоблачали происки империалистов. Ниже приведено несколько образцов специальных технических средств для негласной добычи конфиденциальной информации.


История КГБ

Портативный радиопередатчик установленный американской разведкой в автомашине сотрудника посольства СССР в США для подслушивания разговоров в конце пятидесятыхначале шестидесятых годов прошлого века. Этот радиопередатчик находившийся в специальном контейнере, был вмонтирован в бензобак автомашины, а микрофон находился под обшивкой кабины над головой водителя. Питание радиопередатчик получал от электросети автомашины и включался в работу после вставления ключа в замок зажигания. На снимке — комплект радиопередатчика

История КГБ

Портативный радиопередатчик-маяк, установленный в 1959 году американской разведкой в автомашине сотрудника советского представительства при ООН в Нью-Йорке. Радиопередатчик-маяк работал в диапазоне ультракоротких волн и предназначался для наблюдения за передвижением автомашины в условиях интенсивного уличного движения. Радиопередатчик-маяк был подсоединен к электросети автомашины и включался в работу одновременно с включением зажигания на автомашине.

История КГБ

Портативный радиопередатчик для секретного подслушивания разговоров, вмонтированный американской разведкой в диван в квартире сотрудника советского учреждения в одной из капиталистических стран в конце пятидесятых — начале шестидесятых годов прошлого века. Питание радиопередатчик получал от электросети и работал на частоте 72 мГц. На снимке — общий вид радиопередатчика с блоком питания.

История КГБ

Тот же радиопередатчик со снятой крышкой

История КГБ

Портативный радиопередатчик с автономным питанием, установленный американской разведкой в квартире одного из советских граждан, находившегося в командировке за границей в конце пятидесятых — начале шестидесятых годов прошлого века. Назначение радиопередатчика — передача подслушанных разговоров. Радиопередатчик работал на частоте 73 мГц, и радиус его действия достигал 700 м.

На снимке — общий вид передатчика с микрофоном.

История КГБ

Электромагнитный микрофон американской фирмы братьев Шур, установленный разведкой США на квартире сотрудника посольства СССР в одной из капиталистических стран для подслушивания разговоров в конце пятидесятых — начале шестидесятых годов прошлого века..

Другое направление деятельности ЦРУ в тот период — заблаговременное получение информации обо всех советских гражданах, командированных в эту страну. Способов получения такой информации множество. Например, советский МИД направляет запрос на визу в иностранное посольство, расположенное на территории Советского Союза. Оно принимает решение самостоятельно или направляет в свое министерство иностранных дел по линии связи. А этот канал прослушивается АНБ. Другой способ — нужную информацию можно получить от завербованного чиновника местного МИДа. Зачем это нужно? ЦРУ ведет досье на всех советских граждан, работавших за рубежом. Собиралась любая информация, начиная от семейного положения и заканчивая характеристиками, полученными от перебежчиков и тех, кто эмигрировал в Израиль и США. Понятно, что главная задача такого досье — облегчить процесс вербовки. Если известно, что потенциальная жертва — любитель амурных приключений, то ему организуют «медовую ловушку». Если жаден, то предложат деньги.


Нагрудный юбилейный знак «50 лет ВЧК-КГБ» | История КГБ | Глава седьмая. Разведчики из провинции