home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



1

Ударные загрохотали у меня над головой, но тем не менее я не мог открыть глаза. Потом чуть приоткрыл — и замелькало что-то вроде белой птицы, машущей вдали крыльями. Возникло женское лицо. Не Лена. Поморгав, я попытался приподняться.

— Не поднимайтесь.

Голос был не слишком ласковый — замечание учительницы непослушному ученику.

— Где...

Больше ничего не смог выговорить, даже не был уверен, что это мой голос. В ушах ревели самолетные турбины, мешок с цементом или огромный камень давил на темя.

— Молчите, — снова услышал я строгий голос. — Не будьте ребенком, не могу же я все время стоять над вами.

— А вы не давите мне на темечко.

Лицо прояснилось, я стал различать его черты. Большие глаза — зеленые, как листья груши, тонкие губы, волосы, зачесанные назад, открытый, блестящий, точно фаянсовое блюдце, лоб. Но женщина не выглядела такой строгой, как мне показалось из-за ее голоса.

— Попробуйте заснуть, и боль утихнет.

— Неужели я до этого не спал?

— Не напрягайтесь. Вам все объяснят.

— Какой холодный голос. Вы, что, старшая сестра?

— Ваш лечащий врач.

— Извините, но мне срочно надо...

— Ага, сейчас же встать и выяснить, кто вас ударил по голове.

— Потому что...

— Да, потому что, если останетесь здесь хоть на день, работа там без вас остановится.

Иронический тон обидел меня, и я сказал то, чего в иных обстоятельствах не сказал бы:

— Зубастая вы.

Видно, она привыкла и к более острой реакции.

— На моем месте вы тоже бы зубастым стали, — ответила она спокойно.

— Скажите, — спросил я, — сильно меня? Похоже, еще десяток-другой минут — и улетел бы я к святому Петру?

— Откуда такой вывод?

— Боль. И вы у меня двоитесь. Моя жена...

— Мы ей позвонили. Она требовала пустить ее к вам, но мы настояли, чтобы пришла не раньше завтрашнего утра.

— А сейчас?

— За полночь. В коридоре сидит какой-то мужчина. Просит, чтобы его немедленно к вам пустили.

— Кто он?

— Представляется вашим коллегой.

— Удостоверение предъявил?

— Да. Совал его мне в глаза.

— Кто же это?

— Ваклинов, что ли.

— Ваклев. Может он войти?

— На две минуты.

— А, двадцати минут мне вполне достаточно.

— Ко всему прочему вы еще и хитрите. Надо будет скорее вас выписать, и без вас все палаты битком набиты.

— А почему я здесь один?

— В палатах места не хватило, вот и положили в моем кабинете.

— Вот из-за чего вы раздражены, — сказал я, но докторша уже была за дверью.

Вошел Ваклев в наброшенном на плечи белом халате, держа шляпу в руке. Он и так смуглый, точно цыган, а сейчас лицо и вовсе потемнело и постарело — наверное, от усталости и бессонницы. Волосы у него черные, а виски уже побелели, хоть он на два года моложе меня — ему всего тридцать шесть. Надо же, подумал я, только здесь, сейчас и заметил я, как Ваклев поседел. А ведь я сам много этому способствовал, что греха таить. В совместной работе неизбежны огорчения, как бы хорошо мы друг к другу ни относились.

— А если б ты попал на кладбище? — сказал Ваклев, пожимая мне руку.

Из-за дверей послышался окрик:

— Пожалуйста, выбирайте выражения!

Ваклев обернулся. Я не слышал, чтобы он извинился — похоже, пока он сидел в коридоре, у него сложились с врачом свои отношения.

— Такая жена, — сказал я, — укорачивает жизнь наполовину.

— Дома она, наверное, другая. Как ты?

— Как муха в паутине.

— Тебя какая-то женщина нашла — ты лежал около самого входа, и она закричала.

— Я ничего не видел и даже не почувствовал присутствия человека.

— Кто-то тебя стукнул.

— Наверное.

— Что ты там делал?

— Ходил к одной девушке.

— Слушай, начальство, а не запутался ты в какой-нибудь истории с женщиной?

— И ты туда же?

Наверное, я поморщился, потому что Ваклев перешел на официальный тон:

— Слушаю, товарищ капитан.

— Соберите все сведения, какие можно, о Тодоре Михневе.

— Кто такой?

— Я вчера о нем расспрашивал. Соберите сведения об отравленной манекенщице, о ее приятеле Тони Харланове. И вообще обо всей этой шайке.

— Посмотреть за входом, возле которого тебя нашли?

— Встану — пойдем вместе. А сейчас сходите на квартиру манекенщицы и поищите там кое-что.

— Что именно?

— Там должны быть ключи от квартиры Тоди — Тодора Михнева.

Я показал ему взглядом на дверь, где стояла докторша. Может, мой подчиненный и решился бы задержаться подольше, однако у цербера в белом халате был непреклонный вид. Пришлось Ваклеву ретироваться.


предыдущая глава | Современный болгарский детектив | cледующая глава