home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



5

Он и не думал, что бывают такие заторможенные, но при этом талантливые люди. Артем поражал своими познаниями. Если он предлагал идею, которую приходилось отстаивать, то в ход шло все: проведенный им накануне опрос ста граждан, изучение реакции фокус-группы (состоящей, как правило, из знакомых его знакомых), символическое значение используемых цветов и текстового послания, влияние на подсознание и учение о нейролингвистическом программировании.

Впервые Толик услышал, как Артем отстаивает свой креатив в кабинете главного редактора, куда часть творческих сотрудников пригласили на подобие «пятиминутки». Олег Викторович хотел, чтобы работники обменялись опытом, посмотрели, а если надо, то и покритиковали бы друг друга.

И из всех присутствующих Толя выделил себе двоих: молчаливого мужчину в эспаньолке, выкрашенной в синий цвет, и девочку, на вид совсем юную, в до того короткой юбке, что сидела она с плотно сжатыми ногами и руками. И тот и другая привлекли внимание парня из-за не похожего на остальных собравшихся внешнего вида.

В ходе «пятиминутки» выяснилось, что «синяя борода» — автор отечественной рекламы, являющейся, на взгляд Толика, шедевром. Речь о кампании слабоалкогольных коктейлей «BZdjooch», в которой применялся прием совмещения изображения, расположенного на различных уровнях пространства, но если смотреть спереди, то возникала иллюзия, будто люди и животные, задействованные в ролике, делают совместное действие: целуются, занимаются сексом, совершают аморальные поступки. Весь этот шокирующий и смешной визуальный обман подкреплялся пэкшотом: изображение коктейля на белом фоне с черно-красного цвета надписью, которая гласила: «Воспринимай жизнь, как ТЕБЕ НРАВИТСЯ, „BZdjooch“. Также Артем придумал слоганы к рекламе шоколадок и орешков к пиву, которые ушли в народ и закрепились в фольклоре как поговорки. Короче говоря, мужик был умный и талантливый, хоть и производил впечатление тормоза из-за своей медлительности. А вот девочка в короткой юбке блистала только коленками, про ее работы Толя ни разу не слышал, из чего сделал вывод, что действительно: „Встречают по одежке, а провожают по уму“. Про других работников агентства Толик пока ничего интересного не отметил, разве что двое из них выглядели придурковато, напомнив Игоря, пробившего себе ладонь карандашом. Они так же гыкали по поводу и без, вздрагивали ни с того ни с сего, предлагали выпускать ролики, замешенные на сексе. Один считал, что:

— …Желание удовлетворять потребность в половых отношениях является превалирующей, а следовательно, обнаженные красивые тела, используемые в рекламе, мощнейшее средство продвижения товара.

— Истинное заблуждение, — буркнул Артем, постучав носком одного ботинка о другой.

— Подробнее, — попросил Олег Викторович, напрягшись так, что лицо его покраснело и стало похоже на помидор.

— Они занимаются разработкой креатива товаров для подростков… — медленно сказал дизайнер. При этом Толику показалось, что мужчина не решается высказать свое мнение потому, что Артем никому не смотрел в глаза, а голос его пару раз дрогнул.

— …Надо формировать желание потреблять товар, учитывая современные тенденции, а в наши дни идет возвращение к традиционным ценностям: семья, дружба, любовь к Родине…

— Ага, заплати пошлину, пока Родина тебя не поимела, — загыкал один из придурковатых.

— Не встревай, — выдержав паузу, зло глянув на него, продолжил мужчина. — Вы предлагаете, чтобы продвигать новую марку презервативов, снять тридцатисекундную порнуху, но почему бы не сделать ролик, в котором мать кладет в карман сына упаковку? Надо навязать людям старшего поколения идею о необходимости заботиться о детях, о будущем. Так и они начнут отдавать предпочтение этим изделиям. Что-то типа семейных резинок…

На этот раз хихикнуло несколько человек. Толику же идея показалась не новой, но верной. Олег Викторович напрягся еще больше, даже стало заметно, как под слоем подкожного жира на шее заходил кадык. Артем же не смотрел ни на кого, продолжал:

— …Опять же, батончики. Вы думаете, что будет прикольным и действенным, если напрямую связать потребление товара с успехом в сексуальной жизни, с продолжительностью полового акта. Типа такая вот шоколадная «Виагра», да?

— Да, — гыкнул второй придурковатый.

— А почему не показать, как батончик делает людей добрее, ведь всем известно, что шоколад способствует повышению настроения. Можно пойти проторенным путем и привести сравнительную характеристику поведения человека, который не употреблял шоколадный снек, с человеком, проглотившим товар. Потом показать, что чем больше ешь сладкого, тем лучше.

— Для образования прыщей! — вставил кто-то, сидящий во втором ряду на кресле, не заметный для Толи, пытающегося представить сравнительную таблицу о пользе шоколада на экране телевизора.

— Насколько я знаю, эти батончики, — снова выдержав паузу, словно ища продолжение прерванной нити, сказал Артем, — идут с пониженным содержанием жиров, благодаря какой-то там новой пищевой добавке. Да?

— Это верно, — сделав серьезное лицо, сдвинув брови, ответил разработчик рекламы батончика. На этот раз он показался Толику куда более умным, чем поначалу.

— Ну, так используйте это! Меньше жира, меньше сальных выделений, меньше прыщей, — принявшись искать отклика в глазах собравшихся, энергично жестикулируя, предлагал Артем. — Нужно показать, что именно это сладкое не способствует ожирению. Вот к чему нужно стремиться. А вы спешите сыграть на низменных инстинктах парней. Типа, если ты съешь шоколадку, у тебя писька вырастет на сантиметр. А как же девушки, у них что будет расти?

— Здесь мы хотели использовать вечный сюжет Золушки и шумиху вокруг женского оргазма… — принялся объяснять, смотря в глаза Олегу Викторовичу, потирающему под столом руку об руку, второй разработчик, доставший откуда-то очки в тонкой оправе, надевший их, превратившийся из полудурка в ученого ботаника.

— Шоколад способствует оргазму у женщин! Вот это юмор. — Сказав это, Артем сухо улыбнулся.

Он говорил еще много и долго, приводя различные аргументы за внедрение рекламы, фундаментом которой была семья, чистая любовь, здоровье, успех, вера в Бога. Он даже встал, медленно прошел к двери, вернулся к своему месту и вдруг… Осекся! На полуслове, словно его обухом по голове ударили, нож в спину всадили. Мужчина открыл рот. Глаза его забегали по комнате, словно ища кого-то невидимого. Губы, а с ними и синяя бородка задрожали. В этот же момент что-то громко шлепнулось, и все вздрогнули, медленно повернули лица к Олегу Викторовичу. Оказывается, это он хлопнул раскрытой толстой ладонью по столу. Главный редактор улыбался, он облегченно вздохнул, словно только что предотвратил собственную смерть. С висков его стекали крупные капли пота.

Толя глянул на Артема. Тот молча, все еще с открытым ртом, уселся. Принялся тереть пальцами лоб, переносицу, закусил нижнюю губу.

— Так как использовать психологическое понимание значения желтого цвета? — прозвучал вопрос девушки в короткой юбке.

Артем осторожно глянул на нее обеспокоенным взглядом. Опустил лицо вниз.

— Об этом позже! — сказал главный редактор, предварительно хлопнув в ладоши. — Мы превысили свой лимит времени, хотя встреча была полезной. Я прошу всех немедленно вернуться к работе. Вы, — обратился он к разработчикам рекламы батончиков и презервативов, — задержитесь у меня.

Он встал и, махнув руками в сторону двери, повысил голос:

— Все! Все! За работу! Хватит лясы точить! Юленька, после обеда ко мне с отчетом по тому делу.

Люди вышли в коридор. Толя выходил последним, потому что шел следом за медлительным Артемом, еле волочившим ноги по полу. Когда же наконец дверь кабинета редактора оказалась позади, парень подошел к мужчине и легонько похлопал его по плечу. Тот вздрогнул, резко повернул голову:

— Что?!

— Извините, Артем, я недавно работаю в агентстве, новобранец, я дизайнер, Анатолий, — обходя мужчину, протянул руку для пожатия.

— И? — не спеша протянуть свою ладонь, посмотрев на обувь коллеги, промолвил «синяя борода».

— Мне нравятся ваши работы и идеи…

Услышав слово «идеи», Артем поморщился, словно съел лимон без сахара.

— …У вас, как у профессионала, ведь есть портфолио?

— У меня альбом. Эти модные словечки я не люблю, по крайней мере в обыденной жизни не люблю, — монотонно ответил мужчина, косясь на дверь кабинета Олега Викторовича.

— А можно… — переступая с ноги на ногу, начал Толя.

— Пойдем, я дам тебе его. У меня в клетушке.

— Здорово!

Они прошли в отдел, минули кабинку, в которой трудился Толик, свернули направо, оставили позади кадку с пальмой, разросшейся наполовину узкого коридора. Остановились они около двери, выкрашенной черной матовой краской, напротив которой висела фотография в раме стального цвета, изображавшая точно такую дверь, только белую.

— Это мой альков, — отпирая, комментировал Артем. — Заходи.

Войдя, Анатолий поразился большому количеству фотографий, расклеенных на стенах.

— Круто, это ваши работы? — спросил он, рассматривая рекламные изображения, которые раньше видел в журналах, на магистральных щитах, в метро. Оглядев всю кабину, он подумал: «Если идеальный порядок рабочего места способствует рождению таких идей, то нужно попробовать убираться и держать все на своих местах».

— Частично, — ответил мужчина, открывая нижний ящик тумбочки.

Он достал оттуда толстый фотоальбом с обложкой из черной кожи с серебряным переплетом, протянул его Толику:

— Когда посмотрите, пожалуйста, занесите мне.

— Обязательно, — принимая увесистый кладезь и прижимая его к груди, закивал парень.

— А сейчас я срочно должен записать одну вещь, — усаживаясь на вращающееся кресло, нагибаясь к процессору, чтобы включить компьютер, намекнул на желание остаться в одиночестве Артем.

— Я уже ушел, — выходя в коридор и раскрывая альбом, сказал Толик.


предыдущая глава | Убийственная реклама, или Тайна работодателя | cледующая глава