home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



4

Полина наносила легкими, похлопывающими движениями крем от морщин вокруг глаз и заметила нечто, заставившее все ее тело напрячься, застыв перед зеркалом. Она присмотрелась, приблизилась к своему отражению, чтобы удостовериться, что не обманулась. Баночка с кремом нежного персикового цвета чуть не выпала из ослабевших рук. Полина поставила ее на полочку, поднесла большой и указательный пальцы к правому глазу, раздвинула кожу вокруг него. Она не ошиблась, время неминуемой поступью оставляло шрамы на ее теле. «Вот и очередная морщинка, появившаяся, несмотря на все мои старания меньше улыбаться и поднимать брови», — подумала она, вздохнув. Едва заметная морщинка казалась ей пропастью, разделяющей молодость со стоящей за порогом старостью. Тонкая складочка, словно заявлявшая ей: «Я поселилась здесь навсегда, а твой левый глаз на днях атакует моя подруга».

Полина взяла с полочки маленькое увеличивающее зеркальце, прошла в спальню, включила свет и стала миллиметр за миллиметром изучать свое тело. Она каждый день втирала в кожу кремы, в последние недели у нее появились дорогостоящие маски-пленки с омолаживающим эффектом, купленные Толиком ей в подарок…

«О Боже, он считает, что я постарела, — со слезами пересчитывая морщинки, обезобразившие шею, подумала она. — Если он дарит мне эту косметику, а не специальные средства, созданные только для молодой кожи, значит, он замечает регресс». Следующая мысль была более разумной и убеждала, что Толя просто купил самый дорогой товар в салоне. «К тому же ты сама показывала ему рекламу этого средства в журнале, томно вздыхая», — говорил внутренний голос.

— Я сама намекаю ему на свой возраст, — всхлипнула Полина, смотря на отражение ягодицы, еще упругой, без «апельсиновой корки», но не такой, как лет в двадцать пять.

«Почему я такая? У меня есть любимый мужчина, который моложе меня, и я сама постоянно ему напоминаю о своем возрасте, — вставая с кровати, решив отнести зеркальце на место, рассуждала она. — Интересно, что же его привлекает во мне? За что он любит меня? Хотя можно найти мотивы уважения, но разве можно любить за что-то, также как и ненавидеть? Эти два чувства идут на уровне интуиции, на тонкой душевной волне. Любовь и ненависть либо есть, либо нет. Или же я его чем-то, как говорят, зацепила? Вспомни, когда моя тетка выходила замуж, то все шептались, будто она взяла Макса постелью. Может, и во мне он видит только партнершу по сексу? Чушь. Чушь! Я дорога для него не этим».

Полина прошла на кухню, поставила чайник на плиту. Ей хотелось плакать. Увиденная вчера гибель человека почти истерлась, она перестала вспоминать визг тормозов и крики прохожих, гудок клаксона. Она почти пришла в норму и занялась собой, а тут эта дурацкая морщинка, повлекшая цепь размышлений о подоплеке и истинности чувств Толи к ней.

Она снова вспомнила, как комкано он овладел ею накануне. Такое с ней было не в первый раз. Тогда это был мужчина, какого принято считать красавцем, любимцем женщин. Вот он точно использовал ее, оставив грязное ощущение, будто она была рукой во время его мастурбации. «Но Толя не такой, в последнее время он взвинчен, подавлен. Он странно ведет себя, словно сдерживаясь. А вдруг вчера он показал истинное свое лицо, истинные чувства? Глупость, Толенька любит меня, я знаю это точно, как то, что за осенью идет зима. Но он и в самом деле стал странным, молчаливым, даже замкнутым, словно японец, ищущий вселенную в своей душе», — цокая языком, наливая чай, смотря на часы, думала женщина.

Она вспомнила, как он проснулся однажды среди ночи, прокричав: «Изыди от меня, я защищен!» Она, незадолго до его пробуждения, тоже очнулась ото сна, поэтому хорошо разобрала слова любовника и испугалась. Толя же не заметил, что она бодрствует. Он подошел к окну. Полина видела сквозь полуприкрытые веки, как Толик встал там задумавшись, потом посмотрел на нее и улыбнулся. Ей не понравилась его улыбка. А когда он, снова повернувшись к окну, дернулся, будто увидев за стеклом привидение, она зажмурила глаза, читая про себя молитву. Потом заснула.

А вчера утром, в день, когда погиб под колесами парень из рекламного, Толя всю дорогу на работу проверял что-то, завернутое в бумажный конверт, лежащий в кармане рубашки. Когда же она попыталась узнать, что там, он сказал: «Важная вещь, принадлежащая Артему, надо вернуть». Показать «важную вещь» он отказался, ничем не мотивируя свой поступок. Тогда она спросила: «Но ты ведь говорил, что не общаешься с этим задавакой?» Толя молча проверил еще раз наличие конверта в кармане, посмотрел на нее прищуренными глазами, произнеся: «В последнее время со мной происходят не те вещи, которые я запланировал. Вот и Артем сам изъявил желание со мной поговорить, хотя это не в его, как мне кажется, интересах». От дальнейших комментариев он увернулся.

Полина допила чай. Толика все не было. «Опять работа или?»… В дверь позвонили. Она прошла в прихожую, включила свет, посмотрела в глазок. Обзор закрывал букет мелких бутончиков желтых роз.


предыдущая глава | Убийственная реклама, или Тайна работодателя | cледующая глава