home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



15

Бикезин получал в бухгалтерии командировочные, когда приоткрылась дверь в соседнюю комнату, где размещалась канцелярия, и его позвала машинистка:

– Алексей Иванович! Срочно к полковнику!

Шумко встретил капитана в дверях кабинета и, не говоря ни слова, протянул ему конверт спецпочты. Его содержимое Бикезин прочитал буквально на одном дыхании – ответ на запрос о Ковальчуке был ошеломляющим:

"Ковальчук Ф. А. умер в апреле 1939 года в г. Львове. Сведения о его кончине удалось обнаружить в церковных записях. Гражданские акты о смерти Ковальчука были уничтожены в период оккупации. Кроме того, факт смерти Ковальчука подтвержден свидетельскими показаниями (см. приложение)…

Отец, Ковальчук А. П., и мать, Ковальчук (Дубанич) О. М., умерли в январе 1945 года при невыясненных обстоятельствах. Брат отца, Ковальчук Б. П., расстрелян бандеровцами в конце 1944 года. Других родственников Ковальчука Ф. А. разыскать не удалось".

– Ну, что ты на это скажешь, капитан?

– Только спрошу: кто на самом деле этот Ковальчук?

– С таким же успехом и я могу задать тебе этот вопрос.

– Гайворон?

– С того света? Нет, Алеша, слишком много свидетелей его кончины у нас под рукой. Живых и уже мертвых… Подчеркиваю – уже мертвых. Это не Гайворон, но ниточка тянется, похоже, к нему. Вернее, не к Гайворону, а к его последышам. Посуди сам, чересчур много совпадений в этих событиях, казалось бы, не связанных друг с другом: в войну – тщательно продуманная операция бандеровцев (а в том практически нет сомнений) на предмет заполучения "железной ксивы"; в наше время – убийства профессора и Лубенца, которые произошли при весьма странных и пока не разгаданных обстоятельствах; и таинственный взрыв в доме лже-Ковальчука, похоронивший под обломками весьма интересного для нас хозяина. И все почти одновременно! А если учесть известные нам факты, то это уже не совпадения, а некая закономерность, которая для нас пока остается загадкой. Замигало световое табло переговорного устройства.

– Товарищ полковник! – голос секретарши. – Старший лейтенант Кравчук просит принять его.

– Пусть войдет… Вошел Кравчук.

– Здравия желаю!

– Здравствуй, что там у тебя?

– Я, собственно говоря, к капитану Бикезину…

– Если по делу Слипчука и Лубенца – выкладывай.

Когда старший лейтенант закончил докладывать о последних данных, которые ему удалось добыть в Кленовке, полковник задумчиво протянул:

– Та-ак… Вон куда ниточка-то потянулась… Эх, раньше бы… До мелочей, стервецы, продумали. Чувствуется выучка. Ну да ладно, мы тоже не лыком шиты. Фотографии Ковальчука и этого Джона имеются?

– Да, есть.

– Срочно размножить – и на железнодорожную станцию. Пошлите самых толковых ребят!

– Вы полагаете, что погиб при пожаре не Ковальчук? – спросил капитан Бикезин.

– Весьма возможно, Алексей Иванович. Но это только мое предположение, и его нужно подтвердить фактами.

– Кто же тогда покоится вместо Ковальчука в могиле?

– А вот это мы и постараемся узнать. Подготовьте соответствующие документы для эксгумации трупов. Пусть в срочном порядке судмедэксперты и ЭКО изготовят фоторобот погибшего мужчины. Возможно, конечно, это и Ковальчук… Посмотрим!

– Товарищ полковник! Я считаю, нужно подготовить запрос в МВД по поводу Капустяка.

– Правильно, капитан.

– И еще – если у них есть более обширные данные на Гайворона, пусть нам в этом тоже помогут. Слишком уж скудные у нас сведения о нем…

– И это в яблочко, согласен.

– И последнее – адвокат Михайлишин. Меня он очень беспокоит. Я не могу поручиться, что с ним у нас полная ясность и что он совершенно не причастен к этому делу.

– Почему?

– По данным оперативной группы наблюдения, в последнее время он стал заметно нервничать. Складывается впечатление, что адвокат чего-то боится.

– Может, твои ребята "засветились"? Он ведь неплохо ознакомлен с методикой нашей работы.

– Нет, не думаю, в оперативной группе опытные сотрудники. Кроме того, опергруппа обеспечена техническими средствами наблюдения, что в значительной мере снижает возможность "прокола".

– Твои предположения?

– Не знаю, что и думать… Продолжаем досконально исследовать его биографические данные, но результаты неутешительны.

– Меня тоже не покидают сомнения, правда, несколько другого порядка. Записка… Что-то в этом кроется, но что – просто ума не приложу. Интуитивно чувствую, что записка – эта не блеф, а опасная реальность. Но почему она не сработала?.. Причастен он к этому делу или нет, мы в конце концов выясним, в этом я не сомневаюсь. Но, боюсь, что будет поздно.

– Не знаю, может, я что-то упустил из виду во время опроса адвоката… В беседе я осторожно подвел Михай-лишина к гибели Ковальчука – просто так, невзначай, как бы случайно. Он охотно откликнулся на предложенную мной тему, мы поговорили несколько минут о дантисте, на том все и закончилось. Но, прощаясь с Михайлишиным, я заметил некоторые странности в его поведении, которые не наблюдались до упоминания о Ковальчуке. Какое-то недоумение, может, задумчивость или даже тревога… Все это, конечно, в какой-то мере домыслы…

– Но дыма без огня не бывает? Так я тебя понял? Интуиция в нашей работе стоит не на последнем месте – это сплав опыта и таланта оперативного работника. Не каждому это дано… Но что поделаешь: достоверный факт, подтвержденный документально, – наше основное оружие. И этого мы должны придерживаться неукоснительно. Поэтому оставим пока при себе чувства и будем добывать его величество факт… Кстати, возьми на заметку еще один пунктик: пусть твои ребята проверят, не поступали, случаем, сведения за этот период об исчезновении лиц мужского пола. Как в городе, так и в близлежащих населенных пунктах.

– Проверим…

– Что нового слышно о Гостеве?

– Пока все то же – авиабилет до Львова, и на этом след обрывается.

– Значит, Львов… Ну что ж, Алексей Иванович, все дороги ведут в Рим, то бишь во Львов. Счастливого пути!


предыдущая глава | По следу змеи | cледующая глава