home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



БЕЗУМНАЯ НОЧЬ


— Послушай-ка, Семен, — сказал я медленно. — У меня появилась одна мыслишка. По-моему, дельная…

— Ах, даже так? — проговорил Семен.

— Как это ни странно! Иногда со мной такое случается.

Разговор этот происходил уже на исходе ночи — по возвращении нашем в Енисейск. Опять мы сидели у стола и попивали чаек…

— Ну, ну, — подбодрил меня Семен, — выкладывай!

— Скажи-ка мне точно: когда ты приехал из Туруханска?

— В тот же самый день, когда и к тебе явился. То есть вчера. Где-то после двенадцати.

— Но ко мне ты явился уже вечером. А что же ты делал до этого? Где шлялся?

— Ну, где? — он пожал плечами. — Был в своем селе. Сам понимаешь…

— В Ручьях, стало быть?

— Ясно, где же еще!

— А ты знаешь, что в Ручьях есть бандитские осведомители?

— Как-то не думал… И много их?

— Мне пока что известен лишь один. Имя его мне, к сожалению, неизвестно. Но внешний его вид таков: высокого роста, пожилой, бородатый. Причем борода седая, словно обрызганная известью. И одевается он по-эвенкийски. Носит парку, замшевые штаны.

— И курит трубку? — быстро спросил Семен.

— Совершенно верно. Трубка небольшая, черная, изогнутая.

— Н-не может быть! — прошептал Семен.

— А что? Знакомая фигура?

— Ну, конечно. Это же наш лесничий! Такой вроде бы хороший мужик, добрый, компанейский.

— Вот этот добрый как раз и навел на тебя банду. Узнал о том, что ты нашел золотую жилу… А кстати, ты действительно нашел?

— Действительно, — сказал кряхтя Семен, — И сразу же, дурак, послал записку жене. Глупо все получилось, сознаю. Хотя чего ж ты хочешь? Я ведь так долго сидел в дерьме. Ну и не удержался, захотелось похвастаться!

— Н-да, похвастался, — сказал я. — Ну, ладно. Так вот, об этом лесничем… Ты с ним вчера виделся?

— Виделся, — проговорил он, настораживаясь и бледнея. — Как только слез с машины, сразу и встретил его.

— И потом что?

— Потом мы потолковали маленько и разошлись. Он пошел к себе в контору…

— А ты?

— А я к одному дальнему родственнику.

— К Анциферову?

— Ты его разве знаешь?

— Не отвлекайся! Значит, вы разошлись. И как ты думаешь, лесничий мог видеть, куда ты направился?

— Да чего там мог видеть! Я ему сам сообщил, куда иду. Семен вдруг умолк, напрягся. Брови его заломились и сдвинулись.

— Знаешь, дружище, — проговорил он странным, каким-то сдавленным голосом. — А ведь в Подтесове я заметил кое-что… Но не сказал тебе. Вообще не придал этому значения. А зря! Ах ты, Господи…

— Что ты заметил?

— В доме Каина, если помнишь, крепко пахло табаком. Так то был запах трубочного табака! И кроме того, на краю стола я видел кучку пепла — не папиросного, нет. Кто-то выколачивал трубку.

— Но Каин, по-моему, трубку не курит, — проговорил я, торопливо поднимаясь из-за стола. — А это значит…

— Да! — Семен подбежал к вешалке, сорвал с крючка тужурку. — Надо ехать в Ручьи!

И, одеваясь, он поспешно, отрывисто продолжал говорить:

— Изба старика находится на самом краю села. Там место глухое, пустынное. А с ним живет его дочка, Наташа. Ей только недавно исполнилось восемнадцать… Ты понимаешь? Они же там два — беззащитных!


* * * | Рыжий дьявол | * * *