на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



Глава 5

ОРГАНЫ НКВД-МВД ПО БОРЬБЕ С БАНДИТИЗМОМ И ВООРУЖЕННЫМ НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИМ ПОДПОЛЬЕМ

(1939–1953 гг.)

Сразу же после установления советской власти в 1939 г. в Западной Украине и Белоруссии, а в 1940 г. в Молдавии и Прибалтике там начался процесс создания системы органов управления новыми республиками и областями. Среди вновь организованных учреждений власти были и органы внутренних дел.

2 ноября 1939 г. нарком внутренних дел СССР Л.П. Берия подписал приказ № 001337 «Об организации органов НКВД Западной Белоруссии», которым были образованы управления НКВД Белостокской, Новогрудской (13 декабря 1939 г. была переименована в Барановичскую), Пинской и Вилейской областей.

Приказом НКВД СССР № 001359 от 6 ноября 1939 г. «Об организации органов НКВД Западной Украины» были образованы управления НКВД Львовской, Луцкой (13 декабря 1939 г. была переименована в Волынскую область), Станиславской и Тарнопольской областей.

29 ноября 1939 г. заместитель наркома внутренних дел СССР по кадрам С.Н. Круглов подписал приказ № 001441 об организации управления НКВД по Брест-Литовской области БССР с дислоцированием в городе Брест-Литовске (13 декабря 1939 г. город был переименован в город Брест).

8 августа 1940 г. Л.П. Берия подписал приказ НКВД СССР № 00961 «Об организации НКВД Молдавской ССР» с дислоцированием в городе Кишиневе, а 9 августа 1940 г. приказ № 00964 «Об организации управлений НКВД Аккерманской и Черновицкой областей УССР» с дислоцированием в городах Аккерман и Черновицы соответственно (7 декабря 1940 г. Аккерманская область была переименована в Измаильскую с областным центром в городе Измаиле).

29 августа 1940 г. Л.П. Берия подписал сразу два приказа: № 001067 «Об организации НКВД Эстонской ССР с дислоцированием в городе Таллине»; № 001072 «Об организации НКВД Латвийской ССР» с дислоцированием в городе Риге.

И, наконец, 31 августа 1940 г. был подписан приказ НКВД СССР № 001089 «Об организации НКВД Литовской ССР» с дислоцированием в городе Каунасе.

Начальниками УНКВД в Западной Белоруссии были назначены:

2 ноября 1939 г. в Белостокской области — бывший заместитель наркома внутренних дел БССР П.А. Гладков, с 11 сентября 1940 г. — и.о. нач. УНКВД С.С. Бельченко, а с 19 декабря 1940 до 15 марта 1941 г. начальником УНКВД Белостокской области работал бывший начальник УНКВД Барановичской области А.П. Мисюрев;

1 ноября 1939 г. начальником УНКВД Барановичской области был назначен бывший заместитель начальника Управления пограничных войск НКВД БССР А.П. Мисюрев, а с 19 декабря 1940 г. до 15 марта 1941 г. эту должность занимал бывший начальник УНКВД Витебской области П.Е. Крысанов;

2 ноября 1939 г. начальником УНКВД Пинской области был назначен бывший заместитель начальника УНКВД Полесской области С.Г. Духович, а с 13 мая 1940 г. до 15 марта 1941 г. эту должность занимал бывший заместитель начальника УНКВД этой же области И.П. Мурашкин;

со 2 ноября 1939 г. до 15 марта 1941 г. начальником УНКВД Вилейской области работал бывший заместитель начальника УНКВД Витебской области А.И. Соколов;

с 4 декабря 1939 г. до 15 марта 1941 г. начальником УНКВД Брестской области был бывший начальник отдела НКВД БССР А.А. Сергеев.

В Западной Украине тогда же были произведены следующие назначения:

6 ноября 1939 г. начальником УНКВД Львовской области был назначен бывший начальник 3 отдела УГБ УНКВД Ленинградской области К.Е. Краснов, а с 26 февраля 1940 г. до 26 февраля 1941 г. начальником УНКВД Львовской области и одновременно заместителем наркома внутренних дел Украинской ССР работал бывший начальник следчасти ГУГБ НКВД СССР В.Т. Сергиенко;

6 ноября 1939 г. начальником УНКВД Луцкой (Волынской области) был назначен бывший заместитель начальника УНКВД Николаевской области УССР Р.В. Крутов, а с 4 декабря 1939 г. до 28 марта 1941 г. начальником УНКВД этой области был бывший заместитель начальника УНКВД Винницкой области И.М. Белоцерковский;

6 ноября 1939 г. начальником УНКВД Станиславской области был назначен бывший заместитель начальника Управления погранвойск НКВД УССР СР. Савченко, а с 4 декабря 1939 г. до 28 марта 1941 г. начальником УНКВД этой области работал бывший начальник УНКВД Каменец-Подольской области А.Н. Михайлов;

с 6 ноября 1939 г. до 28 марта 1941 г. начальником УНКВД Тарнопольской области работал бывший начальник 3 отдела УГБ УНКВД Каменец-Подольской области А.А. Вадис;

с 7 августа 1940 г. до 28 марта 1941 г. начальником УНКВД Аккерманской (Измаильской) области работал бывший заместитель начальника УНКВД Тарнопольской области А.М. Седов;

с 7 августа 1940 г. до 28 марта 1941 г. начальником УНКВД Черновицкой области работал бывший начальник УНКВД Житомирской области А.Н. Мартынов.

С 7 августа 1940 г. до 26 февраля 1941 г. наркомом внутренних дел Молдавской ССР работал бывший начальник УНКВД Молотовской области Н.С. Сазыкин.

11 сентября 1940 г. Л.П. Берия подписал приказ НКВД СССР № 1268, которым наркомами внутренних дел Республик Прибалтики были назначены бывшие политзаключенные буржуазных Латвии, Литвы и Эстонии:

Новик Альфонс Андреевич—народным комиссаром внутренних дел Латвийской ССР;

Гузявичюс Александр Августович — народным комиссаром внутренних дел Литовской ССР;

Кумм Борис Ганцевич — народным комиссаром внутренних дел Эстонской ССР.

Этим же приказом заместителями народных комиссаров были назначены:

бывший заместитель начальника 4 отдела ГЭУ НКВД СССР СМ. Шустин — первым заместителем наркома внутренних дел Латвийской ССР;

бывший начальник УНКВД Белостокской области и заместитель наркома внутренних дел БССР П.А. Гладков — первым заместителем наркома внутренних дел Литовской ССР; вторым заместителем наркома был назначен Б.А. Баранаускас;

бывший помощник начальника Следчасти ГУГБ НКВД СССР А.К. Шкурин — первым заместителем наркома внутренних дел Эстонской ССР; вторым заместителем наркома был назначен А.А. Мурро.

Остальные назначения руководящего состава органов НКВД-УНКВД шли как по линии назначения бывших коммунистов-подпольщиков, которые стали чекистами только с приходом советской власти, например, в Прибалтике, так и перевода на работу чекистов, имеющих опыт работы в органах ОГПУ-НКВД в других регионах Советского Союза.

В соответствии со сложившимися к 1939–1940 гг. направлениями работы органов внутренних дел СССР, структура вновь образованных НКВД-УНКВД была следующей: руководство НКВД-УНКВД; секретариат; партком; мобинспекция и штаб МПВО;

аппарат УГБ: 1 отдел-отделение (охрана руководителей партии и правительства республики, администрации области); 2 отдел (секретно-политический); 3 отдел (контрразведывательный); 5 отдел (работа за кордоном); 7 отдел-отделение (шифровально-дешифровальный, охрана гостайн, ВЧ-связь); ЭКУ-ЭКО; 3-е транспортное управление-отдел; Водный отдел; Следственная часть НКВД-УНКВД; 1 спецотдел (учетно-архивный); 2 спецотдел (опертехники); 3 спецотдел(обыски, аресты, наружное наблюдение); Отдел кадров; аппарат Особоуполномоченного; Финансовый отдел; АХО;

управления-отделы вне УГБ: УРКМ; Тюремный отдел; ДТО; ОАГС; УПО-ОПО; УШОСДОР-ОШОСДОР; Архивный отдел; ОИТК.

Направления работы 2 и 3 отделов УГБ (на примере НКВД Украинской ССР по утвержденным 15 мая 1940 г. штатам) были следующими:

2 отдел (СПО) (86 человек) -

руководство: (начальник отдела — 1, заместители начальника отдела — 2) — 3 человека;

секретариат отдела (11 человек);

1-е отделение (10 человек) — троцкисты, правые, зиновьевцы, бывшие члены ВКП(б) и комсомола;

2-е отделение (9) — украинские антисоветские политические партии и организации;

3-е отделение (9) — русские и польские антисоветские политические партии и организации, сионисты и другие;

4-е отделение (6) — церковники и сектанты;

5-е отделение (5) — «бывшие люди» (бывшие фабриканты, помещики, торговцы, чиновники), провокаторы, полицейские, монархисты, кадеты, белоказачество;

6-е отделение (7) — Академия наук, НИИ, писатели, артисты, художники, издательства, политконтроль, киностудии;

7-е отделение (7) — молодежь, органы народного образования, учебные заведения, спортивные организации;

8-е отделение (7) — советские и профсоюзные учреждения, органы здравоохранения;

9-е отделение (7) — военизированные организации;

10-е отделение (5) — опертехника и учет.

3 отдел (контрразведка) (60 человек) -

руководство (начальник — 1 человек, заместители начальника отдела — 2 человека) — 3 человека;

секретариат отдела (10);

1-е отделение (10) — польское;

2-е отделение (9) — немецкое;

3-е отделение (7) — румынское;

4-е отделение (9) — разный шпионаж;

5-е отделение (10) — украинская и белая контрреволюция;

группа опертехники и учета (2).

В структуре 3-х отделов УГБ вновь организованных НКВД-УНКВД 3 отделения занимались борьбой с политическим бандитизмом (таких отделений не было только в Латвии и Эстонии). В составе отделов-отделений уголовного розыска (ОУРЗ) УРКМ НКВД-УНКВД 1-е отделения также занимались борьбой с бандитизмом, только с уголовным.

26 декабря 1940 г. председатель Совета Народных Комиссаров СССР В.М. Молотов подписал Постановление № 2631-1204сс «Об установлении численности органов

НКВД по Литовской, Латвийской и Эстонской ССР», которым была утверждена численность: сотрудников оперативно-чекистских аппаратов и тюрем НКВД в количестве 4872 единиц; рабоче-крестьянской милиции в количестве 8703 единиц; сотрудников отделов записи актов гражданского состояния в количестве 132 единиц.

Общая численность органов НКВД Литовской, Латвийской и Эстонской ССР была установлена в количестве 13851 человек, наркомфину СССР было предложено содержание указанной численности отнести на союзный бюджет с 1 января 1941 г., а Комитету Обороны и Экономсовету при СНК СССР было предложено выделить для указанной численности оперативно-чекистских аппаратов, тюрем и милиции Литовской, Латвийской и Эстонской ССР необходимые фонды вещевого довольствия, вооружения и снаряжения.[158]

Всего по штатам НКВД Латвийской ССР числилось — 4923 человека, НКВД Литовской ССР — 5683 человека, НКВД Эстонской ССР — 3272 человека.[159]

Как вспоминал уже в 2001 г. бывший заместитель председателя КГБ при СМ СССР генерал-полковник С.С. Бельченко, а в 1939–1940 гг. — заместитель начальника УНКВД, с марта по июль 1941 г. — начальник УНКГБ Белостокской области Белорусской ССР, одним из основных направлений работы органов внутренних дел и государственной безопасности в то время была борьба с враждебным советской власти «буржуазно-националистическим подпольем», основу которого составляли бывшие так называемые «эксплуататорские классы» Польши, готовые не на жизнь, а на смерть драться за возвращение утраченных привилегий, собственности, положения в обществе и т. п. Опору же советской власти, как и положено, составляли рабочие, беднейшая часть крестьян и лояльно относящаяся к новой власти часть интеллигенции.[160]

После разделения НКВД СССР в феврале 1941 г. на два наркомата: НКВД СССР и НКГБ СССР во главе с Л.П. Берия и В.Н. Меркуловым соответственно приказом НКВД СССР № 00349 от 4 апреля 1941 г. «в целях усиления борьбы со всеми видами политического и уголовного бандитизма на территории СССР» в составе ГУМ НКВД СССР был организован Отдел по борьбе с бандитизмом (ОББ) во главе с Ш.О. Церетели, он же — заместитель начальника ГУМ (в 1932–1939 гг. он работал начальником УРКМ НКВД Грузинской ССР, а в 1939–1941 гг. — заместителем начальника 3 спецотдела НКВД СССР). Заместителями Церетели были назначены В.К Егоров и А.А. Жуков.

Структура ОББ ГУМ НКВД СССР была следующей: 1-е отделение (курировало работу соответствующих подразделений в Армении, Грузии, Азербайджане, Дагестане, Чечено-Ингушетии, Северной Осетии, Кабардино-Балкарии, Орджоникидзевском и Краснодарском краях); 2-е отделение (Украина, Белоруссия, Молдавия); 3-е отделение (Латвия, Литва, Эстония, Карело-Финская ССР); 4-е отделение (Средняя Азия и РСФСР); 5-е отделение (следственное); Секретариат (док. № 148).

1-е отделение ОББ на местах занималось агентурно-оперативной работой, 2-е отделение — следствием.

Отделы и отделения по борьбе с бандитизмом были созданы не во всех НКВД-УНКВД. Там, где эти органы не были созданы, борьбой с бандитизмом занимались Отделы уголовного розыска Управлений милиции.

По штатам ОББ ГУМ НКВД СССР числилось 46 человек, из них: секретариат — 5 человек, 1-е отделение — 10 человек, 2-е отделение — 10 человек, 3-е отделение — 6 человек, 4-е отделение — 6 человек, 5-е отделение — 6 человек.

Главное управление милиции НКВД СССР возглавлял А.Г. Галкин, а работу ГУМ и ОББ, в частности, в качестве одного из заместителей наркома внутренних дел СССР в марте-июне 1941 г. курировал B.C. Абакумов.

Борьбой с политическим бандитизмом занималось также 2 управление (контрразведывательное)(П.В. Федотов) НКГБ СССР и борьбой с антисоветскими формированиями занималось 3 управление (секретно-политическое) (С.Р. Мильштейн, а с 01.04.41 — Н.Д. Горлинский) НКГБ СССР и их местные органы.

В феврале-марте 1941 г. местные органы НКВД-НКГБ СССР возглавили следующие работники:

НКВД Латвийской ССР — А.А. Новик; t

НКГБ Латвийской ССР — С.М. Шустин;

НКВД Литовской ССР — А.А. Гузявичюс;

НКГБ Литовской ССР — П.А. Гладков;

НКВД Эстонской ССР — А.А. Мурро;

НКГБ Эстонской ССР — Б.Г. Кумм;

НКВД Молдавской ССР — В.И. Дмитриенко;

НКГБ Молдавской ССР — Н.С Сазыкин;

НКВД Белорусской ССР — А.П. Матвеев;

НКГБ Белорусской ССР — Л.Ф. Цанава;

УНКВД Барановичской области — П.Е. Крысанов;

УНКГБ Барановичской области — В.Т. Политике;

УНКВД Белостокской области — К.А. Фукин;

УНКГБ Белостокской области — С.С. Бельченко;

УНКВД Брестской области — А.Н. Лабецкий;

УНКГБ Брестской области — А.А. Сергеев;

УНКВД Вилейской области — В.И. Пронин;

УНКГБ Вилейской области — А.И. Соколов;

УНКВД Пинской области — М.И. Одинцов;

УНКГБ Пинской области — М.Д. Горбачевский;

НКВД Украинской ССР — В.Т. Сергиенко;

НКГБ Украинской ССР — П.Я. Мешик;

УНКВД Волынской области — А.Ф. Мухин;

УНКГБ Волынской области — И.М. Белоцерковский;

УНКВД Дрогобычской области — А.Н. Волков;

УНКГБ Дрогобычской области — И.И. Зачепа;

УНКВД Львовской области — В.Т. Ляшенко;

УНКГБ Львовской области — И.М.Ткаченко(онжезам. НКГБ Украинской ССР)

УНКВД Ровенской области — В.Ф. Мастицкий;

УНКГБ Ровенской области — Е.Д. Лосев (врид нач. УНКГБ);

УНКВД Станиславской области — Я.Н. Синицын;

УНКГБ Станиславской области — А.Н. Михайлов;

УНКВД Тарнопольской области — А.А. Чоботов;

УНКГБ Тарнопольской области — А.А. Вадис;

УНКВД Черновицкой области — П.П. Дмитриев;

УНКГБ Черновицкой области — В.М. Трубников.

УНКВД Измаильской области — А.Ф. Голубев;

УНКГБ Измаильской области — А.М. Седов.

Приказом НКВД СССР № 1020 от 16 июля 1941 г. новым начальником ОББ ГУМ был назначен бывший заместитель начальника этого отдела В.К. Егоров, но уже 9 августа 1941 г. он значился заместителем начальника 2 отдела Транспортного управления НКВД СССР. Временное исполнение обязанностей начальника ОББ ГУМ было возложено на еще одного заместителя начальника этого отдела А А Жукова. Приказом НКВД СССР № 1193 от 15 августа 1941 г. бывший начальник ОББ ГУМ Ш.О. Церетели был назначен 1-м заместителем наркома внутренних дел Грузинской ССР.

20 июля 1941 г. НКВД и НКГБ были объединены в один наркомат — НКВД СССР во главе с Л.П. Берия. Работу ГУМ НКВД СССР с 31 июля 1941 г. курировал заместитель наркома И.А. Серов, а вскоре приказом НКВД СССР 001414 от 30 сентября 1941 г. ОББ ГУМ НКВД СССР был реорганизован в самостоятельный Отдел по борьбе с бандитизмом (ОББ) НКВД СССР во главе с бьшшим начальником УНКВД Смоленской области С.А. Клеповым. Заместителями начальника ОББ были назначены: бывший начальник Бологовского горотдела и заместитель начальника УНКВД Калининской области A.M. Леонтьев; бывший и.о. начальника ОББ ГУМ НКВД СССР А.А Жуков; бывший начальник 3 спецотдела НКВД Украинской ССР М.А Завгородний.

Отдел состоял из трех отделений: 1-е отделение (Кавказ, Закавказье, Краснодарский край); 2-е отделение (РСФСР, Украина, Карело-Финская ССР); 3-е отделение (Средняя Азия, Казахстан, Дальний Восток).

По штатам в ОББ НКВД СССР числилось 22 человека.

Начальником 1 отделения ОББ НКВД СССР был назначен бывший начальник 5 отдела (разведывательного) и заместитель начальника Управления погранвойск НКВД Азербайджанского округа АК. Гранский, начальником 2 отделения — бывший начальник 5 отделения ОББ ГУМ НКВД СССР Г.С. Старинов, начальником 3 отделения — бывший заместитель начальника 2 отделения 2 отдела Оперативно-разведывательного управления ГУПВ НКВД СССР С.Г. Свирин.

Отделы по борьбе с бандитизмом были организованы: в Грузинской, Армянской, Азербайджанской, Казахской, Узбекской, Таджикской, Туркменской, Киргизской ССР, в Орджоникидзевском, Краснодарском, Хабаровском, Приморском краях, в Чечено-Ингушской и Дагестанской АССР и в Сталинградской области.

Отделения по борьбе с бандитизмом были организованы: в Украинской и Карело-Финской ССР, в Северо-Осетинской, Абхазской, Аджарской, Бурят-Монгольской, Кабардино-Балкарской и Калмыцкой АССР, в Красноярском и Алтайском краях, в Ростовской, Тамбовской, Новосибирской, Омской и Читинской областях.

В приказе об организации ОББ НКВД СССР было записано, что «при проведении операций по ликвидации бандформирований, а также изъятию бандодиночек и дезертиров из Красной Армии наркомы внутренних дел республик, начальники УНКВД краев и областей используют истребительные батальоны, войска НКВД и милицию» (док. № 149).

1 июня 1942 г. Л.П. Берия подписал приказ НКВД СССР № 001124 «О работе 4 управления НКВД СССР и 4-х отделов НКВД-УНКВД», которым было утверждено Положение о работе 4-х отделов НКВД-УНКВД республик, краев и областей. В Положении было записано, что «Отдел входит в состав НКВД-УНКВД республик, краев и областей, руководит и организует агентурно-оперативную и специальную работу в тылу противника и собирает военно-политическую информацию о положении в оккупированных советских районах». Все добытые агентурные данные об изменниках, находящихся на территории, захваченной противником и оказывающих им помощь, о разведывательных органах противника, их деятельности и агентуре, об антисоветской деятельности различных политических и церковных формирований и объединений, 4-е отделы должны были передавать в контрразведывательные и секретно-политические отделы НКВД-УНКВД, а также систематически отчитываться о своей работе перед 4 управлением НКВД СССР. Указанным приказом была утверждена штатная расстановка личного состава 4 управления НКВД СССР во главе с П.А Судоплатовым, где начальниками отделений 1 отдела были: бывший нарком внутренних дел Литовской ССР А.А. Гузявичус, бывший нарком внутренних дел Латвийской ССР А. А Новик и бывший нарком государственной безопасности Эстонской ССР Б.Г. Кумм. Часть работников 4 управления впоследствии перейдут на работу в ОББ НКВД СССР.

Приказом НКВД СССР № 1829 от 4 июня 1942 г. С. А Клепов был освобожден от должности начальника ОББ НКВД СССР в связи с назначением на должность начальника УНКВД Орджоникидзевского края, а приказом НКВД СССР № 2331 от 20 июля 1942 г. новым начальником ОББ НКВД СССР назначили бывшего заместителя начальника этого же отдела М.А. Завгороднего.

Приказом НКВД СССР № 992 от 24 апреля 1943 г. новым начальником ОББ НКВД СССР был назначен бывший начальник отдела бывшего 4 управления НКВД СССР В.А Дроздов (в связи с разделением Указом ПВС СССР от 14 апреля 1943 г. НКВД СССР на два наркомата: НКВД и НКГБ СССР, 4 управление было передано в состав НКГБ СССР), а бывший начальник ОББ НКВД СССР М.А. Завгородний приказом НКВД СССР № 001003 от 18 июня 1943 г. был назначен начальником ОББ и заместителем начальника УНКВД Ставропольского края.

Приказом НКВД СССР № 1812 от 2 сентября 1943 г. В.А Дроздов был назначен наркомом внутренних дел Чечено-Ингушской АССР, а приказом НКВД СССР № 1877 от 13 сентября 1943 г. новым начальником ОББ НКВД СССР был назначен бывший начальник Главного управления войск НКВД СССР по охране тыла Действующей Красной Армии A.M. Леонтьев.

В 1942–1943 гг. заместителями начальника ОББ НКВД СССР были назначены: с 10 августа 1942 г. С.Г. Свирин (бывший начальник 3 отделения этого же отдела); с 24 апреля 1943 г. Н.К. Маричев; с 25 мая 1943 г. М.Т. Руденко (бывший начальник отделения 3 отдела 4 управления НКВД СССР; в 1941 г. он возглавлял отряд НКВД СССР по борьбе с парашютным десантом и диверсантами в Москве и ее окрестностях, 10 мая 1944 г. он был освобожден от должности заместителя начальника ОББ НКВД СССР в связи с назначением начальником УНКВД Черновицкой области Украинской ССР); с 25 мая 1943 г. В.З. Карлин (бывший заместитель начальника 1 управления НКВД Украинской ССР, 15 мая 1944 г. он был освобожден от должности заместителя начальника ОББ НКВД СССР в связи с назначением начальником ОББ НКВД Крымской АССР).

Приказом НКВД СССР № 00861 от 15 мая 1943 г. были утверждены новые штаты, а приказом НКВД СССР № 1234 от 31 мая 1943 г. была объявлена штатная расстановка личного состава ОББ НКВД СССР: руководство: начальник Отдела — В.А Дроздов, его заместители: В.З. Карлин, Н.К. Маричев, М.Т. Руденко и С.Г. Свирин; 1 отделение (Азербайджанская, Армянская, Грузинская ССР) (начальник отделения — А.К. Гранский); 2 отделение (Чечено-Ингушская, Кабардино-Балкарская, Дагестанская и Северо-Осетинская АССР) (начальник отделения — вакансия, зам. нач. отделения — Н.Л. Ножницкий); 3 отделение (Казахская, Киргизская, Узбекская, Таджикская и Туркменская ССР) (начальник отделения — Ш.К. Меламедов); 4 отделение (Дальний Восток) (начальник отделения — Г.С. Старинов); 5 отделение (Ставропольский, Краснодарский края, Калмыцкая АССР, Ростовская и Сталинградская области, Украинская ССР (начальник отделения — вакансия, зам. нач. отделения — Н.А. Слепнев); 6 отделение (Ленинградская, Московская, Калининская, Воронежская, Курская, Орловская, Тульская, Рязанская, Смоленская, Вологодская, Мурманская области, Карело-Финская ССР) (начальник отделения — В.Я. Головлев); 7 отделение (Западная Сибирь, Урал, Верхняя и Средняя Волга, Центральная полоса РСФСР) (начальник отделения — вакансия, зам. нач. отделения — А.Е. Гукайло); 8 отделение (борьба с дезертирами и уклоняющимися от мобилизации) (начальник отделения — вакансия, зам. нач. отделения — М.Е. Гоберман); Секретариат ОББ НКВД СССР (П.А. Новиков).

Всего по ОББ — 66 человек по штату.

Приказом НКВД СССР № 1235 от 31 мая 1943 г. была также утверждена расстановка негласного состава ОББ НКВД СССР в количестве 50 человек (9 отделение или отделение разведки ГУББ НКВД СССР во главе с М.В. Офицеровым).

В 1943–1944 гг. в составе ОББ НКВД СССР были образованы еще отделения: по обслуживанию спецпереселенцев-калмыков и по обслуживанию спецпереселенцев с Северного Кавказа.

30 августа 1944 г. начальник ОББ НКВД СССР A.M. Леонтьев подписал доклад на имя заместителя наркома внутренних дел СССР С.Н. Круглова «О результатах борьбы с бандитизмом, дезертирством и уклонением от службы в Красной Армии за три года Отечественной войны (с 1 июля 1941 г. по 1 июля 1944 г.)», в котором говорилось, что за три года войны органами НКВД на территории СССР было ликвидировано: бандгрупп — 7161, участников бандгрупп — 54130 человек, из них: убито — 4076 человек, арестовано — 42529, легализовано — 7525 человек.

На территории западных областей Украины было ликвидировано — 34878 участников банд УПА и ОУН, из них: убито — 16338 человек, взято в плен — 15991, явилось с повинной — 2549 человек. Всего ликвидировано бандитов — 89008 человек.

Изъято дезертиров из Красной Армии -1210 224 человека, уклонившихся от службы в Красной Армии — 456 667 человек.

При проведении операций по изъятию бандитов, дезертиров, уклонившихся от службы в Красной Армии, и другого преступного элемента было убито оперативных работников — 226 человек, офицеров и бойцов войск НКВД — 1085, бойцов истребительных батальонов и добрротрядов — 72, совпартактива — 87, а всего — 1470 человек.

У бандитско-дезертирского элемента и населения, а также на бывших полях военных действий было собрано: 1 самолет, 84 орудия, 1020 минометов, 7186 пулеметов, 18860 автоматов, 200018 винтовок, 23744 револьверов, 132731 граната, 1281 противотанковое ружье, 19638 артснарядов, 86029 мин, 27813060 патронов, 5100 кг взрывчатых веществ.

За отчетный период по СССР было зарегистрировано 11851 бандитское проявление, из них раскрыто — 9774.

В отчете было также записано, что к началу войны наиболее пораженными бандитизмом являлись Западная Украина, Западная Белоруссия и Северный Кавказ. На территории западных областей Украины и Белоруссии действовали группы украинских и белорусских националистов, развернувших активную борьбу против советской власти после воссоединения этих областей с Советским Союзом. На 1 июля 1941 г. по Западной Украине было учтено 94 банды с 476 участниками в них и 1171 других нелегалов. По Западной Белоруссии числилось на учете 17 банд с 90 участниками и 106 нелегалов. Вражеская деятельность этих банд выражалась в совершении террористических актов над советско-партийными работниками и членами их семей, нападениях на командиров и бойцов Красной Армии, работников НКВД и НКГБ, ограблений государственных учреждений и предприятий, а также населения. Только за май-июнь 1941 г. в западных областях Украины и Белоруссии было зарегистрировано 135 террористических актов и убийств и 84 налета и ограбления.

Далее в отчете говорилось: «С началомвоенных действий бандитско-повстанческий элемент повсеместно активизировал свою вражескую деятельность. Ориентируясь на приход немцев, бывшиеучастники вооруженных антисоветских формирований, разгоромленных повстанческих, контрреволюционных организаций, бывшие белоказаки, кулаки, бандиты, участники религиозных сект и т. п. начали группироваться. В целях подрыва военной мощи Советского Союза и оказания помощи немецко-фашистским войскам указанные элементы повели среди населения антисоветскую, пораженческою агитацию, агитацию за дезертирство из Красной Армии и уклонение от военной службы. Привлекая на свою сторону бандитов, дезертиров, уклонившихся и других нелегалов, они начали создавать бандитско-повстанческие группы и формирования, ставя своей задачей организацию вооруженных выступлений в тылу Красной Армии. Подрывная деятельность антисоветских элементов значительно усиливалась с продвижением немецких войск в глубь нашей страны. К октябрю 1941 г. в ряде тыловых районов Советского Союза возникло большое количество бандитских групп. Существовавшие при органах милиции отделы-отделения по борьбе с бандитизмом не обеспечивали успешную ликвидацию действующих банд и предупреждение возникновения новых. Всвязи с этим 30 сентября 1941 г. НКВД СССР был издан приказ за № 001414 об организации в органах НКВД отделов и отделений по борьбе с бандитизмом, а в НКВД СССР был организован Отдел по борьбе с бандитизмом со штатом 22 человека. Организация отделов-отделений по борьбе с бандитизмом дала возможность органам НКВД значительно усилить борьбу с бандитизмом и уже к концу 1941 г. ликвидировать ряд серьезных бандитско-повстанческих формирований».

«В 1942 г. резко увеличилось количество бандитских выступлений на территории СССР, не занятой противником. Так, если во второй половине 1941 г. была ликвидирована 31 бандгруппа с количествомучастников 108 человек, то в 1942 г. таких групп было ликвидировано 344 с количествомучастников 1718 человек. Почти все бандгруппы состояли из дезертиров Красной Армии и лиц, уклонившихся от военной службы, преступная деятельность которых носила уголовно-грабительский характер.

Успешной борьбе с бандитизмом в 1943 г. способствовали увеличение штатной положенности и укрепление руководящего и оперативного состава центрального и периферийных отделов-отделений по борьбе с бандитизмом. Общая штатная численность аппаратов по борьбе с бандитизмом по СССР в октябре1941 г. составляла 712 человек, а в июле1944 г. - 5900 человек. Усиление аппаратов по борьбе с бандитизмом дало возможность повысить качество агентурно-оперативной работы и на ее основе широко использовать в деле ликвидации банд войска НКВД.

В 1943 г. ликвидировано 3875 банд с количеством участников 30312 человек, при этом: убито бандитов — 2341 человек, арестовано — 22575, легализовано — 5396. Изъято дезертиров из Красной Армии — 197912 человек, уклонившихся от службы в Красной Армии — 174512. В порядке очистки от враждебных элементов освобожденных от немецких оккупантов территорий арестовано 10667 человек, в том числе: вражеских парашютистов — 542, агентов германской разведки — 489, полицейских — 3091, прочих ставленников и пособников немцев — 6584. Наши потери убитыми: оперативных работников — 105 человек, офицеров и бойцов войск НКВД — 219, бойцов истребительных батальонов и доброотрядов — 62, совпартактива — 60. В течение 1943 г. зарегистрировано 7714 бандитских проявлений, из них раскрыто — 6439.

В 1943 г. в освобожденных районах Украины из числа немецких ставленников и пособников, а также дезертиров и лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии, возникло большое количество бандитских групп. С наступлением весенне-летнего периода преступная деятельность этих банд значительно активизировалась. Бандиты совершали террористические акты над советско-партийными работниками, грабили колхозы, совхозы и отдельных граждан, сопровождавшиеся изнасилованием и убийствами потерпевших. За 1943 г. органами НКВД Украинской ССР ликвидировано 77 таких бандгрупп с 363 участниками, при этом убито 8 и арестовано 355 бандитов.

С изгнанием немцев усилили свою вражескую работу украинские националисты. В Днепропетровской, Запорожской, Полтавской, Киевской, Житомирской, Сталинской и других восточных областях Украины органами НКВД вскрыты и ликвидированы подпольные группы украинских националистов, возникшие в период немецкой оккупации. Эти группы, руководимые центральным проводом ОУН, ставили своей задачей создание „Самостийной Украины“ путем вовлечения в ОУН широких масс украинского населения и подготовки боевых кадров, способных поднять вооруженное восстание против советской власти. Участники подпольных организаций распространяли среди населения националистическую литературу, вовлекали новых членов в ОУН, создавали группы боевиков.

В результате реализации агентурных материалов ликвидировано 26 групп ОУН с 226 участниками. В порядке очистки освобожденной территории Украины от враждебных элементов ОББ НКВД УССР задержано 22 вражеских парашютиста, 198 немецких агентов и 2219 ставленников и пособников врага.

Аналогичные бандгруппы, состоявшие из ставленников и пособников немцев, а также дезертиров и лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии, были ликвидированы в 1943 г. в остальных прифронтовых и центральных, освобожденных от немецких оккупантов, областях. По результатам борьбы с бандитизмом выделяются следующие области: Ростовская область — ликвидировано банд — 205, участников — 853; Смоленская область — 164/1048; Воронежская область — 110/619; Калининская область — 110/542; Московская область — 91/429; Орловская область — 55/300.

На 1 января 1943 г. на учете состояло 639 банд с 5 193 участниками. На 1 января 1944 г. состояло на учете 438 бандгрупп с 2 150 участниками. В первой половине 1944 г. произошло резкое увеличение бандитизма за счет западных областей Украины, на территории которых начали активно действовать банды украинских националистов. Еще в период немецкой оккупации Украины руководство контрреволюционной Организации украинских националистов (ОУН) начало проводить работу по созданию своей вооруженной силы — Украинской повстанческой армии (УПА). Банды УПА комплектовались путем вербовки и мобилизации украинского мужского населения. Руководящий состав УПА, укомплектованный из проверенных, активных участников ОУН-галичан, обучался в специально созданных школах. Центральным проводом ОУН и командованием УПА были разработаны структура УПА методы и формы конспирации, связи, снабжения и т. д.

С продвижением Красной Армии на Запад руководство ОУН и УПА в целях сохранения своих кадров от разгрома дало указание формированиям УПА разойтись по домам и лесным базам, пропустить наступающие части Красной Армии и, оказавшись в их тылу, начать активные действия, направленные на парализацию деятельности советской власти и подрыв мощи Красной Армии.

Активные действия банд УПА начались с января 1944 г. Бандиты совершали убийства советско-партийных работников и лиц, лояльно настроенных к советской власти, налеты на райотделения НКВД. НКГБ, райкомы партии и другие советские учреждения, нападения на воинские машины, мелкие группы офицеров и бойцов, на обозы с вооружением, боеприпасами и продовольствием. Только по одной Ровенской области за февраль — июнь 1944 г. было зарегистрировано свыше 200 таких бандпроявлений. Значительное количество бандитских проявлений имело место в Волынской, Тарнопольской, Черновицкой и других западных областях Украины.

В целях ликвидации банд УПА и оуновского подполья НКВД СССР были приняты следующие меры: в городе Ровно создан оперативный штаб, а в пораженных бандитизмом районах оперативные группы во главе с руководящими работниками НКВД СССР и УССР; во всех районах и крупных населенных пунктах расставлены сильные гарнизоны войск НКВД; из 1 500 отобранных партизан созданы отряды по борьбе с бандитизмом; в составе ОББ НКВД УССР организовано специальное отделение по ликвидации банд УПА и оуновского подполья; для оказания практической помощи и участия в ликвидации формирований УПА в Ровенскую область командирована бригада оперативных работников ОББ НКВД СССР.

В результате проведенной работы по ликвидации банд УПА и ОУН за первую половину 1944 г. органами НКВД убито 16338, взято в плен 15991 и явилось с повинной 2549 человек. Всего — 34878 человек. Арестовано 3676 участников УПА и ОУН. По восточным областям Украины ликвидировано 95 бандгрупп с 457 участниками.

Кроме того, арестовано 285 немецких агентов, 2922 бывших полицейских, 520 бывших старост и 8019 прочего антисоветского элемента. Изъято и направлено в лагеря НКВД 3914 человек спецконтингента-военнослужащих, вышедших из окружения, находящихся в плену и т. д. Изъято: дезертиров из Красной Армии — 28201 человек, лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии — 47956.

Наши потери убитыми: работников НКВД — 37, офицеров и бойцов войск НКВД и Красной Армии — 655, пропало без вести работников НКВД, офицеров и бойцов — 112.

В остальных республиках, краях и областях СССР итоги борьбы с бандитизмом за первую половину 1944 г. таковы: ликвидировано банд — 1727 с количеством участников в них — 10 994, при этом убито бандитов — 383, арестовано — 10191, легализовано — 420. Изъято дезертиров из Красной Армии — 132444, уклонившихся от службы в Красной Армии — 86466.

Наши потери убитыми: оперативных работников — 82, офицеров и бойцов войск НКВД — 706, бойцов истребительных батальонов и доброотрядов — 10, совпартактива — 6.

За 6 месяцев 1944 г. зарегистрировано 2629 бандитских проявлений, из них раскрыто — 2568.

За 1943 и первую половину 1944 г. для оказания практической помощи в работе по ликвидации действующих банд и выполнения специальных заданий НКВД СССР на периферию выезжали 36 бригад оперативных работников ОББ НКВД СССР, из них: 2 бригады в бывшую Чечено-Ингушскую АССР на 7 месяцев; 4 бригады в бывшую Калмыцкую АССР на 9 месяцев; 2 бригады в Кабардинскую АССР на 7 месяцев; 2 бригады в Ставропольский край на 6 месяцев; 2 бригады в Украинскую ССР на 5 месяцев; 1 бригада в Крымскую АССР на 2 месяца; 1 бригада в Краснодарский край на 2 месяца; 1 бригада в Дагестанскую АССР на 2 месяца; 3 бригады в Среднюю Азию на 8 месяцев; 1 бригада в Сибирь на 2 месяца; 17 бригад в Центральные области СССР на 12 месяцев.

В целях активизации борьбы с бандитизмом и обмена опытом в работе в ноябре 1943 г. в Москве было проведено оперативное совещание с начальниками ОББ УНКВД Московской, Ленинградской, Калининской, Орловской, Курской, Воронежской, Тульской, Рязанской, Ивановской, Ярославской и Смоленской областей.

В 1943 г. и первой половине 1944 г. вызывались с докладами и инструктировались по вопросам работы 17 начальников ОББ из других краев и областей.

На 1 июля 1944 г. по СССР учтено: бандгрупп — 421, участников и бандодиночек -8455, дезертиров из Красной Армии — 33564, уклонившихся от военной службы — 2570.

Степень пораженности бандитизмом и дезертирством отдельных районов СССР характеризуется следующими данными: прифронтовые области — действующих банд -80, участников и бандодиночек — 6 749, дезертиров и уклонившихся от службы в Красной Армии — 2603 (80/6 749/2603); Средняя Азия — 101/505/7835; Центральные области — 120/494/12429; Северный Кавказ — 64/477/3078; Сибирь и Дальний Восток — 33/133/7581; Закавказье — 23/97/2608.

В составе действующих банд находятся: участников ОУН и УПА — 6683, или 78,8 %; дезертиров и лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии — 694, или 8,6 %; бывших участников контрреволюционных вооруженных выступлений — 263, или 3,1 %; бывших немецких ставленников и пособников — 140, или 1,6 %; прочего антисоветского элемента — 675, или 7,9 %.

В настоящее время ОББ НКВД СССР обращено особое внимание на ликвидацию банд УПА, действующих на Украине. Для оказания практической помощи в работе НКВД Украинской ССР командирована бригада оперативных работников ОББ НКВД СССР в составе 23 человек.

В целях оказания помощи в работе по очистке от враждебных элементов и ликвидации возможных бандформирований, оставленных противником в Прибалтике, туда командирована группа работников ОББ центра в числе 13 человек».

«В ходе ликвидации оуновского подполья в освобожденных западных областях Украинской ССР установлено, что руководителями УПА была проведена в широких масштабах работа, направленная к срыву мероприятий по мобилизации военнообязанных в ряды Красной Армии и одновременному насильственному уводу мужского населения в свои отряды. В этих целях банды УПА через специальных пропагандистов проводили агитационную работу в городах и селах, используя различные клеветнические измышления. В ряде мест военнообязанным под угрозой расправы предлагалось при объявлении мобилизации в Красную Армию уходить в леса и присоединяться к отрядам УПА. Бандитами распространялись слухи в селах, что семьи ушедших в Красную Армию будут уничтожены. В отдельных районах бандитами УПА распространялись специальные листовки, призывавшие военнообязанных уходить в банды. В ряде мест участники ОУН и УПА, в целях срыва мобилизации, организовывали бандитские налеты на РВК, команды мобилизованных, председателей и секретарей сельсоветов, забирали и уничтожали списки учета военнообязанных. В связи с чем в западных областях УССР имело место массовое уклонение военнообязанных от мобилизации в Красную Армию. При проведении мероприятий по отправке военнообязанных из Ровенской, Волынской, Тарнопольской и других областей многие скрылись. По состоянию на 1 июля 1944 г. органами и войсками НКВД задержано 27361 уклонившихся от мобилизации. Вместе с тем значительная часть военнообязанных, призванных в западных областях УССР, дезертирует из частей Красной Армии и с предприятий оборонной промышленности. Дезертиры из числа указанных контингентов задержаны в Сталинградской, Воронежской, Орловской, Смоленской, Ивановской, Ленинградской, Ростовской, Тульской и других областях. Все они настроены антисоветски, многие были прямо связаны с ОУН и УПА. Пробираясь на Украину, ведут антисоветскую агитацию среди населения. В ряде случаев они скрываются с оружием, похищаемым в частях.

Ряду органов НКВД по месту дислоцирования частей, сформированных из указанных контингентов, дано указание о тщательной фильтрации задерживаемых дезертиров с целью выявления лиц, связанных с украинскими националистическими организациями и немецкими разведывательными органами.

На освобожденной территории Молдавской ССР антисоветский элемент ведет активную работу среди военнообязанных с целью срыва мобилизации в Красную Армию. Антисоветской обработке также подвергаются военнослужащие, склоняемые к дезертирству. Установлено, что после освобождения Молдавии в Красную Армию проникали враги, впоследствии дезертировавшие.

Контрреволюционные националистические элементы в Белоруссии также оказывают влияние на военнообязанных, в связи с чем многие уклоняются от призыва и мобилизации, а часть дезертирует из Красной Армии.

В связи с объявлением приказа военного комиссара Литовской ССР о призыве в Красную Армию на территории Литовской ССР распространяются листовки „окружной правительственной делегации города Вильно“, призывающие уклоняться от явки в призывные пункты»[161]1.

В отчете о деятельности истребительных батальонов НКВД СССР за 1941–1944 гг. говорилось: «Истребительные батальоны НКВД СССР, опираясь на местное население в лице групп содействия, сыграли весьма важную роль в деле укрепления советского тыла на всем протяжении Отечественной войны. Особенно высока эта роль в деле борьбы с активной агентурой противника во всех ее проявлениях. Являясь в ряде районов единственной вооруженной силой в руках местных органов НКВД, истребительные батальоны стали решающим фактором в деле очистки тыла и сохранения революционного порядка Своей оперативно-служебной деятельностью истребительные батальоны оказали большую помощь органам милиции и отделам по борьбе с бандитизмом, чем активно способствовали проведению общих оперативных мероприятий НКВД СССР во время войны».

По состоянию на 1 февраля 1944 г. имелось 1620 истребительных батальонов с общей численностью в 161089 человек и средней численностью 100 человек в батальоне. Причем организованные на основании приказа НКВД СССР № 00804 от 25 июня 1941 г. истребительные батальоны в западных областях Украины, Белоруссии и в Прибалтике в'тот период еще не были восстановлены.

В 1944 г. были полностью освобождены от оккупации войск фашистской Германии западные области Белоруссии и Украины, а также вся территория Молдавии, Литвы, Эстонии и большая часть Латвии. Сразу же после освобождения той или иной области или республики там начинали свою работу органы внутренних дел и государственной безопасности сперва в виде оперативных групп, а затем и в виде вновь организованных наркоматов или управлений НКВД и НКГБ (док. № 150).

3 июля 1944 г. была освобождена столица Белорусской ССР город Минск, а еще в 1943 г. были назначены: 7 мая Л.Ф. Цанава наркомом государственной безопасности БССР, 30 октября С.С. Бельченко наркомом внутренних дел БССР.

2 июля 1944 г. был освобожден город Вилейка, а 5 июля 1944 г. — город Молодечно; 20 сентября 1944 г. Вилейская область была переименована в Молодечненскую; с 12 октября 1944 до 27 апреля 1948 г. начальником УНКВД Молодечненской области работал Л.С. Семенов, с 27 апреля 1948 г. — бывший заместитель начальника УББ МВД БССР А.К. Гранский; с октября 1944 до ноября 1945 г. начальником УНКГБ Молодечненской области работал бывший начальник УНКГБ Курской области В.Т. Аленцев; с октября 1946 до января 1948 г. начальником УМГ Б работал Г.Ф. Шарок.

8 июля 1944 г. был освобожден город Барановичи; с 12 октября 1944 до 23 января 1946 г. начальником УНКВД Барановичской области работал А.П. Свиридов, с 23 января 1946 до 23 апреля 1948 г. — А.Л. Клименко.

14 июля 1944 г. был освобожден город Пинск; с 20 июля 1945 до 12 июня 1946 г. начальником УНКВД-УМВД Пинской области работал М.И. Одинцов, а с 12 июня 1946 г. — П.Г.Кузин.

16 июля 1944 г. был освобожден город Гродно; с июля до октября 1944 г. начальником УНКГБ Гродненской области работал И.П. Мурашкин, с октября 1944 до декабря 1947 г. начальником УНКГБ-УМГБ области работал В.Т. Политике; с 12 октября 1944 до 16 сентября 1949 г. начальником УНКВД-УМВД Гродненской области работал И. И. Горлов.

28 июля 1944 г. был освобожден город Брест; с июня 1944 до 11 апреля 1947 г. начальником УНКГБ-УМГБ Брестской области работал АА Сергеев; с 20 июля 1945 до 12 июня 1946 г. начальником УНКВД-УМВД — В.В. Радченко.

6 ноября 1943 г. была освобождена столица Украины город Киев. 7 мая 1943 г. наркомом внутренних дел Украинской ССР был назначен В.Т. Сергиенко, а 29 июля 1943 г. его в этой должности сменил бывший начальник УНКГБ Горьковской области B.C. Рясной. 7 мая 1943 г. наркомом государственной безопасности УССР был назначен бывший заместитель наркома внутренних дел УССР СР. Савченко.

Освобождение городов-областных центров Западной Украины происходило следующим образом:

— 2 февраля 1944 г. был освобожден город Луцк, центр Волынской области; с января до 9 октября 1944 г. начальником УНКГБ Волынской области работал А.Н. Мартынов, начальником УНКВД задним числом 25 августа 1945 г. был назначен A.M. Яковенко;

— 2 февраля 1944 г. был освобожден город Ровно; с 9 октября 1944 г. до 10 января 1947 г. начальником УНКВД Ровенской области работал В.М. Трубников, с 10 января до 23 апреля 1947 г. — А.Н. Асмолов, а с 23 апреля 1947 г. — И.А. Антонюк;

— 29 марта 1944 г. был освобожден город Черновицы; с ноября 1943 г. до ноября 1951 г. начальником УНКГБ-УМГБ Черновицкой области работал Н.А. Решетов; с 10 июля 1944 до 30 ноября 1946 г. начальником УНКВД-УМВД Черновицкой области работал М.Т. Руденко, а с 30 ноября 1946 г. — М.И. Наумов;

— 14 апреля 1944 г. был освобожден город Тарнополь; с 15 ноября 1943 до 13 марта 1946 г. начальником УНКВД Тарнопольской-Тернопольской области работал Р.Н. Сараев, а с 13 марта 1946 до 17 апреля 1948 г. — А.Е. Булыга; с 9 октября 1944 до декабря 1945 г. начальником УНКГБ Тернопольской области работал Л.А Малинин;

— 25 июля 1944 г. был освобожден город Станислав; с марта 1944 г. до 20 августа 1946 г. начальником УНКГБ Станиславской области работал А.Н. Михайлов, а с 20 августа 1946 до 3 декабря 1947 г. — Р.В. Крутов; с 10 июля 1944 до 22 августа 1945 г. начальником УНКВД Станиславской области работал М.А. Завгородний, а с 1 ноября 1945 до 26 мая 1950 г. — Ф.М. Нейзмайлов;

— 27 июля 1944 г. был освобожден город Львов; с 22 марта до 9 октября 1944 г. УНКГБ Львовской области возглавлял К.С. Волошенко, а с 9 октября 1944 до 9 декабря 1948 г. УНКГБ-УМГБ Львовской области возглавлял А.И. Воронин; с 18 апреля 1944 г. до 10 января 1947 г. УНКВД-УМВД Львовской области возглавлял Е.С. Грушко, а с 10 января 1947 до 25 июня 1948 г. — В.М. Трубников;

— 6 августа 1944 г. был освобожден город Дрогобыч, а 31 августа 1944 г. начальником УНКВД Дрогобычской области был назначен А.Н. Сабуров;

— 25 августа 1944 г. был освобожден город Измаил; в апреле 1944 г. начальником УНКГБ Измаильской области был назначен П.А. Крылов; 10 июля 1944 г. начальником УНКВД этой же области был назначен И.Е. Корнейчук.

13 июля 1944 г. был освобожден город Вильно (Вильнюс), а 1 августа 1944 г. — город Каунас Литовской ССР. 20 июля 1943 г. наркомом внутренних дел Литовской ССР был назначен И.М. Барташунас, с 12 июля 1944 г. наркомом государственной безопасности Литовской ССР работал А.А. Гузявичюс, с 3 января 1946 г. — Д.А. Ефимов, с 20 апреля 1949 г. министром государственной безопасности Литовской ССР работал П.М. Капралов, с 31 марта 1952 г. — П.П. Кондаков.

Приказом НКВД СССР № 00807 от 12 июля 1944 г. были утверждены штаты НКВД Литовской ССР, которые были следующими: руководство: нарком, заместитель наркома, заместитель наркома по милиции, он же начальник управления милиции, заместитель наркома по кадрам (4 человека); секретариат (12 человек); управление милиции (174); отдел пожарной охраны (20); тюремный отдел (22); ОББ (20); оперативное отделение (5); ОКР «Смерш» (10); 1 спецотдел (25); ОБДББ (10); штаб истребительных батальонов (5); штаб МПВО объектов НКВД (1); шифргруппа (3); отдел кадров (29); ХОЗО (127); финансовый отдел (15).

Всего по аппарату НКВД Литовской ССР — 482 человека. Всего по НКВД Литовской ССР — 5317 человек.

22 сентября 1944 г. был освобождена столица Эстонской ССР город Таллин. 24 марта 1944 г. наркомом внутренних дел Эстонской ССР был назначен АИ. Резев. 29 марта 1944 г. наркомом государственной безопасности Эстонской ССР был назначен Б.Г. Кумм.

15 октября 1944 г. была освобождена столица Латвии город Рига. 24 марта 1944 г. наркомом внутренних дел Латвийской ССР был назначен А. П. Эглит. В марте 1944 г. наркомом государственной безопасности Латвийской ССР назначили АА Новика

7 октября 1944 г. Л.П. Берия подписал приказ НКВД СССР № 001239 «Об организации УНКВД Бобруйской, Гродненской, Полоцкой областей и о переименовании Вилейской области Белорусской ССР в Молодечненскую область».

Приказом НКВД СССР № 001281 от 19 октября 1944 г. были утверждены штаты вновь организованных управлений НКВД, структура которых была следующей (на примере УНКВД Гродненской области):

руководство — начальник УНКВД, заместитель начальника управления, заместитель начальника управления по милиции (он же начальник Управления милиции), заместитель начальника управления по кадрам;

Секретариат УНКВД (6 человек);

Управление милиции (131);

Отдел пожарной охраны (И);

Тюремное отделение (6);

Отдел по борьбе с бандитизмом (25 человек): руководство — начальник отдела, заместитель начальника отдела: секретариат ОББ (3); группа оперативного учета (2); 1-е отделение (агентурно-оперативное) (7); 2-е отделение (по борьбе с дезертирством) (4); 3-е отделение (следственное) (7)

Отделение контрразведки НКВД «Смерш» (8);

Оперативное отделение (4);

Отделение по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью (3);

Штаб истребительных батальонов (4);

Штаб МПВО (по объектам УНКВД) (1);

Группа по шифрработе (2);

1 спецотдел (учетно-архивный) (15);

Отдел кадров (13);

Финансовый отдел (11);

Хозяйственный отдел (67).

Всего по аппарату УНКВД — 311 человек. Всего по органам НКВД Гродненской области — 1 673 человека.

По состоянию на 13 октября 1944 г. по штатам ОББ НКВД республик значилось: в Белорусской ССР — 37 человек в аппарате ОББ, а всего сотрудников, работающих по линии борьбы с бандитизмом вместе с периферийными органами НКВД БССР, — 351 человек; в Латвийской ССР — 23 и 63 человека соответственно; в Литовской ССР -20 и 75; в Украинской ССР — 48 и 1710; в Эстонской ССР — 31 и 46.[162]

Приказами НКВД/НКГБ СССР № 001240/00380 от 9 октября 1944 г. и № 001258/00389 от 12 октября 1944 г. ОББ НКВД Украинской ССР и ОББ НКВД Белорусской ССР были реорганизованы в Управления по борьбе с бандитизмом, а приказом НКВД СССР № 001447 от 1 декабря 1944 г. ОББ НКВД СССР был реорганизован в Главное управление НКВД СССР по борьбе с бандитизмом (ГУББ) с включением в его состав Штаба истребительных батальонов НКВД СССР. Этим же приказом были назначены:

начальником ГУББ НКВД СССР — комиссар гб 3 ранга Леонтьев Александр Михайлович;

заместителями начальника ГУББ: комиссар гб Прошин Василий Степанович (бывший начальник УНКВД Сталинградской области) и генерал-майор Калинин Андрей Сам-сонович (бывший зам. нач. Управления погранвойск НКВД Северо-Кавказского округа);

начальником 1 отдела — генерал-майор Горшков Анатолий Петрович (бывший представитель ЦШПД на Брянском фронте);

начальником 2 отдела — подполковник гб Карлин Вениамин Залманович (бывший начальник ОББ НКВД Крымской АССР);

начальником 3 отдела — майор гб Головлев Владимир Яковлевич (бывший заместитель НКВД Калмыцкой АССР);

начальником 4 отдела — полковник гб Свирин Сергей Григорьевич;

начальником 5 отдела — полковник гб Маричев Николай Константинович;

начальником 6 отдела — полковник Трофимов Павел Лукич (бывший начальник Штаба истребительных батальонов НКВД СССР);

начальником 7 отдела — подполковник гб Рыжков Павел Игнатьевич (бывший начальник ОББ УНКВД Ставропольского края).

Этим же приказом была утверждена следующая структура ГУББ НКВД СССР:

1 отдел (по борьбе с оуновским подпольем и вооруженными бондами ОУН) (23 человека):

1 отделение (по борьбе с оуновским подпольем);

2 отделение (по борьбе с вооруженными бандами УПА);

3 отделение (по борьбе с бандитизмом на Украине);

2 отдел (по борьбе с антисоветским подпольем и вооруженными бандами, созданными и оставленными германскими разведывательными органами в Белоруссии и Прибалтике) (21 человек):

1 отделение (по борьбе с антисоветским подпольем и вооруженными бандами, созданными и оставленными германскими разведывательными органами в Белоруссии);

2 отделение (по борьбе с антисоветским подпольем и вооруженными бандами, созданными и оставленными германскими разведывательными органами в Прибалтике);

3 отделение (по борьбе с бандитизмом в Белоруссии и Прибалтике);

3 отдел (Северный Кавказ и Закавказье) (16 человек):

1 отделение (Дагестан, Северо-Осетинская, Кабардинская АССР, Грозненская область);

2 отделение (Сталинградская, Астраханская, Ростовская области, Ставропольский и Краснодарский края);

3 отделение (Грузинская, Армянская и Азербайджанская ССР);

4 отдел (Средняя Азия) (19 человек):

1 отделение (по борьбе с националистическими, повстанческими формированиями и эмиграционными проявлениями);

2 отделение (по борьбе с бандитизмом в Средней Азии);

3 отделение (по борьбе с бандитизмом и повстанчеством среди спецпереселенцев);

5 отдел (РСФСР, Молдавская и Карело-Финская ССР) (19 человек):

1 отделение (Воронежская, Горьковская, Калининская, Курская, Московская, Орловская, Пензенская, Рязанская, Смоленская, Тамбовская, Тульская, Калужская, Брянская области, Молдавская ССР, Крымская АССР);

2 отделение (Ивановская, Владимирская, Куйбышевская, Саратовская, Ульяновская, Ярославская, Ленинградская, Новгородская, Костромская, Великолукская, Псковская, Мурманская, Архангельская, Вологодская области и Коми АССР);

3 отделение (Удмуртская, Татарская, Чувашская, Башкирская, Марийская, Бурят-Монгольская, Якутская АССР, Кировская, Чкаловская, Молотовская, Челябинская, Кемеровская, Курганская, Свердловская, Омская, Томская, Тюменская, Новосибирская, Иркутская, Читинская области, Красноярский, Приморский, Хабаровский края);

6 отдел (штаб истребительных батальонов) (14 человек);

7 отдел (следственный) (13 человек);

Отделение по борьбе с дезертирством (М.Е. Гоберман) (12 человек);

Отделение связи (А.Л. Ломоносов) (12 человек);

Учетно-информацштное отделение (зам. нач. отделения — А.И. Забоев) (12 человек);

Секретариат ГУББ (и.о. нач. секретариата — Г.И. Королев) (15 человек).

Всего по ГУББ НКВД СССР — 179 человек.

9 октября 1944 г. Л.П. Берия и В.Н. Меркулов подписали совместный приказ НКВД СССР и НКГБ СССР № 001240/00380 «О мероприятиях по усилению борьбы с оуновским подпольем и ликвидации вооруженных банд ОУН в западных областях Украинской ССР», в котором, в частности, было записано следующее: «В целях успешного проведения борьбы с оуновским подпольем, обеспечения ликвидации вооруженных банд и антисоветских организаций ОУН в западных областях Украинской ССР, улучшения руководства агентурно-оперативной работой органов НКВД-НКГБ этих областей, приказываем:

Поручить народному комиссару внутренних дел Украинской ССР комиссару госбезопасности 3 ранга тов. Рясному руководство агентурно-оперативной работой по борьбе с оуновским подпольем и вооруженными бандами ОУН УНКВД-УНКГБ Львовской, Станиславской, Дрогобычской и Черновицкой областей УССР; в помощь тов. Рясному назначить народного комиссара государственной безопасности Украинской ССР комиссара госбезопасности 3 ранга тов. Савченко и начальника пограничных войск НКВД Украинского округа генерал-майора тов. Бурмак;

Возложить руководство агентурно-оперативной работой по борьбе с оуновским подпольем и вооруженными бандами ОУН УНКВД-УНКГБ Ровенской, Волынской и Тернопольской областей УССР на заместителя народного комиссара внутренних дел УССР генерал-лейтенанта тов. Строкач; в помощь тов. Строкач назначить заместителя народного комиссара государственной безопасности Украинской ССР комиссара госбезопасности тов. Есипенко и начальника внутренних войск НКВД Украинского округа генерал-майора тов. Марченкова;

Войска НКВД, выделенные для борьбы с оуновскими вооруженными бандами в западных областях УССР, дислоцировать:

Львовская область — 17 стрелковая бригада, три батальона 25 стрелковой бригады, 18 кавалерийский полк, 118 отдельный стрелковый батальон 18 стрелковой бригады, 66 и 219 отдельные стрелковые батальоны 24 стрелковой бригады внутренних войск НКВД;

Станиславская область — 19 стрелковая бригада внутренних войск НКВД;

Дрогобычская область — 210 отдельный стрелковый батальон 17 стрелковой бригады внутренних войск НКВД;

Черновицкая область — 192 отдельный стрелковый батальон 19 бригады, 237 и 240 отдельные стрелковые батальоны 23 бригады внутренних войск НКВД;

Ровенская область — 16 и 20 стрелковые бригады, 228 отдельный стрелковый батальон 21 стрелковой бригады и три батальона 24 стрелковой бригады внутренних войск НКВД;

Волынская область — 9 стрелковая дивизия (в составе 3 полков) и 189 отдельный стрелковый батальон 18 стрелковой бригады внутренних войск НКВД;

Тернопольская область — три батальона 21 стрелковой бригады, два батальона 25 стрелковой бригады, 174 и 193 отдельные стрелковые батальоны 19 стрелковой бригады внутренних войск НКВД.

Для усиления соединений внутренних войск НКВД, выделенных для борьбы с вооруженными бандами ОУН, заместителю народного комиссара внутренних дел СССР генерал-полковнику тов. Аполлонову в декадный срок дополнительно выделить и направить в распоряжение наркома внутренних дел Украинской ССР тов. Рясного два стрелковых полка и один отдельный стрелковый батальон.

Для улучшения руководства работой областных управлений НКВД Украины по борьбе с бандитизмом реорганизовать Отдел по борьбе с бандитизмом НКВД УССР в управление. Зам. наркома внутренних дел СССР комиссару госбезопасности 3 ранга тов. Обручникову и наркому внутренних дел Украинской ССР комиссару госбезопасности 3 ранга тов. Рясному в трехдневный срок рассмотреть и представить на утверждение штаты и расстановку личного состава Управления по борьбе с бандитизмом.

Тов. Рясному, Строкач, Савченко и Есипенко по получении настоящего приказа немедленно приступить к проведению следующей работы:

усилить меры репрессии в отношении членов семей активных участников оуновских организаций и банд как арестованных или убитых, так и находящихся на нелегальном положении; выселение этих контингентов производить в порядке, установленном директивой НКВД СССР № 122 от 31 марта 1944 г. (о высылке в отдаленные районы Красноярского края, Иркутской, Омской и Новосибирской областей членов семей оуновцев, активных повстанцев, как арестованных, так и убитых при столкновениях, и о конфискации их имущества);

лиц, уклоняющихся от мобилизации в Красную Армию, после задержания направлять для проверки в спецлагеря НКВД;

в работе по ликвидации оуновских организаций и банд, наряду с агентурно-осведомительной работой, широко практиковать привлечение местного населения, для чего создать при участковых уполномоченных милиции вооруженные группы содействия, вовлекая в эти группы честных советских граждан из числа членов семей военнослужащих Красной Армии, местного партийно-советского актива и лиц, пострадавших от оуновских банд;

о всех недостатках в работе местных партийных, советских и хозяйственных организаций, выявляемых в ходе преследования оуновских банд на территории западных областей УССР, своевременно информировать ЦК КП(б)У и Совнарком УССР.

Народному комиссару внутренних дел УССР тов. Рясному и начальнику Главного управления пограничных войск НКВД СССР генерал-лейтенанту тов. Стаханову обязать пограничные отряды НКВД в западных областях УССР обеспечить очистку пограничной зоны от антисоветских и бандитско-шпионских элементов.

Для усиления работы органов НКВД-НКГБ в западных областях Украинской ССР реорганизовать существующие районные отделения НКВД и НКГБ в районные отделы, временно увеличив штаты НКВД-НКГБ УССР. Создать в составе районных отделов НКВД западных областей УССР отделения по борьбе с бандитизмом численностью 3–5 человек каждое, укомплектовав их оперативным составом, имеющим опыт борьбы с бандитизмом. Отделам кадров НКВД и НКГБ СССР командировать в западные области УССР для оказания помощи в улучшении агентурно-оперативной работы УНКВД-УНКГБ по 250 опытных оперативных работников. Пересмотреть состав начальников районных отделов НКВД и НКГБ западных областей УССР и не отвечающих своему назначению заменить. В этих целях отделам кадров НКВД и НКГБ СССР направить в распоряжение НКВД и НКГБ УССР соответственно по 50 человек опытных начальников райотделов. Заместителю народного комиссара внутренних дел СССР комиссару госбезопасности 3 ранга тов. Обручникову для проведения этой работы командировать в западные области УССР заместителя начальника Отдела кадров НКВД СССР.

Для улучшения следствия по делам на арестованных активных участников ОУН и главарей бандгрупп создать при тов. Рясном и Строкач следственные группы по 25 человек каждая. Заместителю народного комиссара внутренних дел СССР тов. 06ручникову и заместителю народного комиссара государственной безопасности СССР тов. Свинелупову в пятидневный срок отобрать и направить в распоряжение тов. Рясного и тов. Строкач по 25 человек опытных следователей — работников НКВД-НКГБ.

Тов. Рясному и Строкач работу следственных групп организовать таким образом, чтобы дела на арестованных активных участников ОУН и главарей оуновских бандгрупп не затягивались следствием; получаемые в ходе следствия данные, представляющие оперативный интерес (о местонахождении банд, нелегалов, связников, складов оружия, техники и т. д.), немедленно докладывались им для оперативного использования.

Передаваемые в Военные трибуналы законченные следственные дела на арестованных оуновцев взять под специальное наблюдение с целью предотвращения затяжки их рассмотрения в судебных инстанциях. Отдельные приговоры в отношении руководящих участников ОУН и главарей оуновских банд объявлять населению районов, на территории которых проводили свою антисоветскую работу осужденные.

В целях повышения оперативности и маневренности войск НКВД, участвующих в операциях по борьбе с оуновскими бандами в западных областях УССР, начальнику Управления военного снабжения НКВД СССР генерал-лейтенанту интендантской службы тов. Вургафт направить на места в течение октября — ноября т.г. 200 грузовых автомашин, обеспечив одновременно регулярное снабжение этих войск вооружением, боеприпасами, продовольственно-вещевым довольствием и горючим.

Народному комиссару внутренних дел Украинской ССР комиссару госбезопасности 3 ранга тов. Рясному о ходе борьбы с оуновским подпольем и ликвидации вооруженных банд ОУН в западных областях УССР представлять НКВД СССР и Первому Секретарю ЦК КР(б)У тов. Хрущеву отчет раз в пять дней, а по наиболее важным делам информировать внеочередными сообщениями. Тов. Рясному обязать начальников УНКВД западных областей УССР о проводимых мероприятиях по борьбе с оуновским подпольем и вооруженными бандами ОУН систематически информировать первых секретарей соответствующих обкомов КП(б)У.

Заместителю народного комиссара внутренних дел СССР комиссару государственной безопасности 2 ранга тов. Круглову выехать на место, проверить расстановку сил и организацию работы в соответствии с настоящим приказом, оказав необходимую практическую помощь».

Приказом НКВД СССР № 1499 от 9 октября 1944 г. начальником УББ и заместителем наркома внутренних дел Украинской ССР был назначен бывший начальник Украинского штаба партизанского движения генерал-лейтенант Т.А. Строкач (после назначения 16 января 1946 г. Строкача наркомом внутренних дел Украинской ССР, начальником УББ НКВД УССР 13 марта 1946 г. был назначен бывший начальник УНКВД Тернопольской области полковник Р.Н. Сараев).

Приказом НКВД СССР № 001388 от 14 ноября 1944 г. были утверждены следующие штаты УББ НКВД Украинской ССР:

руководство: начальник УББ, он же зам. наркома, зам. начальника управления, зам. начальника управления, он же начальник 1 отдела;

секретариат (7 человек);

1 отдел (по вскрытию и ликвидации подполья ОУН и повстанческих банд УПА) -36 человек:

1-е отделение (по разработке глав провода ОУН, штаба УПА и УПК) — 8 человек;

2-е отделение (руководит работой по вскрытию и ликвидации подполья ОУН и УПА на территории Ровенской, Волынской и Тернопольской областей) — 8 человек;

3-е отделение (тоже на территории Львовской, Дрогобычской, Станиславской и Черновицкой областей) — 10 человек;

4-е отделение (тоже на территории восточных областей Украины) — 8 человек;

2 отдел (по вскрытию, ликвидации политбандитизма, повстанческих банд, групп нелегалов, по борьбе с парашютистами и дезертирами) — 22 человека:

1-е отделение (Харьковская, Запорожская, Сталинская, Сумская, Черниговская, Полтавская, Ворошиловградская области) — 5 человек;

2-е отделение (Киевская, Одесская, Винницкая, Николаевская, Херсонская, Измаильская, Днепропетровская, Каменец-Подольская, Кировоградская области) — 5 человек;

3-е отделение (руководит работой по борьбе с парашютистами и дезертирами) — 9 человек;

3 отдел (следственный) — 25 человек:

1-е отделение (по обслуживанию западных областей) — 12 человек;

2-е отделение (по обслуживанию восточных областей) — 8 человек;

Учетно-информационное отделение — 6 человек;

Отделение разведки — 3 человека;

Отдел оперативной радиосвязи — 22 человека;

Отдел по истребительным батальонам — 17 человек;

Всего по УББ НКВД УССР — 140 человек.[163]

12 октября 1944 г. Л.П. Берия и В.Н. Меркулов подписали приказ НКВД СССР и НКГБ СССР № 001257/00388 «О мероприятиях по усилению борьбы с антисоветским подпольем и ликвидации вооруженных банд на территории Литовской ССР», которым «руководство агентурно-оперативной работой по борьбе с антисоветским подпольем и его вооруженными бандами, созданными и оставленными германскими разведывательными органами в Литовской ССР» возлагалось на наркома внутренних дел Литовской ССР комиссара госбезопасности Барташунаса И.М., в помощь которому были назначены нарком государственной безопасности Литовской ССР комиссар госбезопасности Гузявичус А.А. и командир 4 дивизии внутренних войск НКВД генерал-майор Ветров П.М.

Все остальные мероприятия устанавливались такие же, как и для НКВД Украинской ССР, за исключением того, что ОББ НКВД Литовской ССР не был реорганизован в Управление по борьбе с бандитизмом и «в целях усиления охраны, оперативно-розыскной и противодиверсионной работы на Литовской железной дороге» в распоряжение командира 14 дивизии войск НКВД по охране железных дорог дополнительно к имеющемуся на месте бронепоезду был направлен еще один учебный бронепоезд войск НКВД с приданной ему маневренной группой в количестве 100 человек. Выехать на место для проверки выполнения данного приказа было поручено заместителю наркома внутренних дел СССР комиссару госбезопасности 2 ранга И.А. Серову и наркому государственной безопасности Белорусской ССР комиссару госбезопасности 3 ранга Л.Ф. Цанаве.

По состоянию на 25 ноября 1944 г. штаты ОББ НКВД Литовской ССР были следующими:

руководство отдела — начальник и его заместитель, а также секретарь, машинистка и переводчик;

1 отделение (агентурно-оперативное по разработке литовского антисоветского подполья и ликвидации вооруженных банд, состоящих из литовцев) (10 человек);

2 отделение (агентурно-оперативное по разработке польского антисоветского подполья и ликвидации вооруженных банд, состоящих из поляков) (8 человек);

3 отделение (агентурно-оперативное по борьбе с дезертирством и уклоняющимися от призыва в Красную Армию) (6 человек);

Учетно-информационная группа (3 человека);

Следственная часть (14 человек):

группа по ведению следствия по литовскому антисоветскому подполью; группа по ведению следствия по польскому антисоветскому подполью;

Группа установки и разведки (14 человек);

Группа радиосвязи (10 человек).

Всего по ОББ НКВД Литовской ССР — 70 человек. С 10 июля 1944 г. начальником ОББ НКВД Литовской ССР работал подполковник госбезопасности Н.А. Слепнев, с 25 ноября 1944 г. — подполковник, а затем полковник госбезопасности А.В. Гусев, с 12 июня 1945 г. — подполковник госбезопасности Б.Г. Бурылин; приказом МВД СССР № 00216 от 15 марта 1946 г. ОББ МВД Литовской ССР был реорганизован в Управление по борьбе с бандитизмом, начальником которого был назначен по совместительству заместитель министра внутренних дел Литовской ССР генерал-майор П.М. Капралов.

12 октября 1944 г. был подписан еще один совместный приказ НКВД СССР и НКГБ СССР М° 001258/00389 «О мероприятиях по усилению борьбы с антисоветским подпольем и ликвидации вооруженных банд в западных областях Белорусской ССР», которым «руководство агентурно-оперативной работой УНКВД-УНКГБ Ба-рановичской, Молодечненской, Гродненской, Пинской и Брестской областей БССР по борьбе с антисоветским подпольем и вооруженными бандами, созданными и оставленными германскими разведывательными органами» было возложено на наркома внутренних дел Белорусской ССР комиссара госбезопасности С.С. Бельченко, в помощь которому были назначены заместитель наркома государственной безопасности БССР полковник госбезопасности Д.С. Гусев и начальник внутренних войск НКВД Белорусского округа генерал-майор В.И. Киселев.

ОББ НКВД БССР был реорганизован в Управление по борьбе с бандитизмом, начальником которого был назначен бывший начальник 1 отделения ОББ НКВД СССР полковник А.К. Гранский (он работал в этой должности до 10 сентября 1948 г., когда новым начальником УББ МВД БССР был назначен бывший зам. нач. этого же управления подполковник П.В. Жуковский).

Для проверки выполнения данного приказа на место должен был выехать заместитель наркома внутренних дел СССР И.А. Серов.

Приказом НКВД СССР М° 001350 от 31 октября 1944 г. были утверждены штаты УББ НКВД БССР, которые были следующие:

руководство — начальник управления и два его заместителя;

секретариат УББ (7 человек);

1 отдел (агентурно-оперативный) (18 человек) — начальник отдела, его заместитель и секретарь:

отделение по западным областям (9); отделение по восточным областям (6);

2 отдел (по борьбе с дезертирством) (10 человек):

группа по западным областям (5); группа по восточным областям (3);

Следственная часть (на правах отдела) (21 человек);

Учетно-информационное отделение (6 человек).

Всего по УББ НКВД БССР — 65 человек и 20 человек негласного штата.

14 октября 1944 г. Л.П. Берия направил на имя председателя ГКО И.В. Сталина письмо, в котором говорилось следующее: «С начала освобождения от войск противника западных областей Украины НКВД СССР проводятся мероприятия по ликвидации оуновских банд, действующих в тылу Красной Армии.

В течение февраля — сентября с.г. проведено 2573 чекистско-войсковых операции. При проведении операций убито — 38087, захвачено живыми — 31808 бандитов. Арестовано активных участников ОУН и УПА — 7968.

Захвачено оружия и боеприпасов: пушек — 28, станковых и ручных пулеметов -1720, ПТР — 163, винтовок — 10646, автоматов — 2365, минометов — 236, пистолетов и револьверов — 960, гранат — 20450, патронов — 2575165, мин — 14074, артснарядов — 6618, радиостанций — 54. Захвачено 532 продовольственных склада.

При проведении операций убито — 1 123, ранено — 1 038 оперативных работников, офицеров и бойцов войск НКВД.

В результате проведенных операций большая часть оуновских банд ликвидирована. Найденные в последнее время у убитых оуновцев документы и полученные нами агентурные данные свидетельствуют о том, что решительное преследование бандитов поставило остатки действующих банд в тяжелое положение. Эти обстоятельства побудили рядовых участников банд к добровольной явке с повинной в органы НКВД. Всего за период проведения операций явилось с повинной 11 518 человек.

Одновременно с операциями по ликвидации оуновских банд проводилась работа по задержанию лиц призывного возраста, уклоняющихся от призыва в Красную Армию, и передаче этого контингента в военкоматы. Работники НКВД оказывали также помощь в организации и укреплении местных органов советской власти в районах западных областей Украины и в проведении разъяснительной работы среди населения.

НКВД СССР просит о награждении орденами и медалями СССР работников НКВД-НКГБ, генералов, офицеров, сержантского и рядового состава войск НКВД, особо отличившихся при проведении операций по ликвидации оуновских банд в западных областях Украины.

Представляя при этом проект Указа Президиума Верховного Совета СССР, прошу Вашего решения».

Решение было принято и 20 октября 1944 г. подписан Указ ПВС СССР «О награждении работников НКВД и НКГБ Украинской ССР, генералов, офицеров, сержантского и рядового состава войск НКВД»:

орденом Кутузова II степени были награждены 1-й заместитель наркома внутренних дел СССР С.Н. Круглов, начальник Управления внутренних войск НКВД Украинского округа М.П. Марченков, нарком внутренних дел Украинской ССР B.C. Рясной, нарком государственной безопасности Украинской ССР С.Р. Савченко;

орденом Богдана Хмельницкого II степени — начальник погранвойск НКВД Украинского округа П.В. Бурмак, начальник УНКВД Львовской области Е.С. Грушко, заместитель НКВД УССР по милиции Н.А. Дятлов, начальник ОББ НКВД УССР А.Ф. Задоя, начальник ГУББ НКВД СССР А.М. Леонтьев, начальник 4 спецотдела НКВД СССР В.А. Кравченко, начальник УНКВД Полтавской области Ф.М. Неизмайлов, начальник УНКВД Дрогобычской области А.Н. Сабуров, начальник УНКВД Тернопольской области Р.Н. Сараев, начальник УНКВД Волынской области А.М. Яковенко;

орденом Красного Знамени — заместитель наркома государственной безопасности УССР П.Г. Дроздецкий;

орденом Отечественной войны I степени — начальник 5 отделения ОББ НКВД СССР В.Я. Головлев, заместитель НКГБ УССР Д.И. Есипенко, бывший заместитель начальника ОББ НКВД СССР, а с 7 января 1944 г. — начальник УНКВД Астраханской области А.А. Жуков (посмертно), начальник ОКР НКВД «Смерш» Украинского округа войск НКВД И.Е. Клименко, начальник УНКГБ Волынской области А.Н. Мартынов, начальник УНКГБ Станиславской области А.Н. Михайлов, заместитель начальника ОББ НКВД СССР С.Г. Свирин;

орденом Отечественной войны II степени — заместитель начальника ОББ НКВД УССР Б.Г. Бурылин, начальник УНКВД Станиславской области М.А. Завгородний, заместитель НКВД УССР по кадрам Т.С. Кальненко, заместитель начальника ОББ НКВД СССР Н.К. Маричев, начальник УНКВД Черновицкой области М.Т. Руденко, начальник УНКВД Житомирской области Н.С. Шаповалов;

орденом Красной Звезды — начальник УНКГБ Львовской области КС. Волошенко, начальник УНКГБ Черновицкой области Н.А. Решетов.[164]

Всего орденом Кутузова II степени было награждено 4 человека, орденом Богдана Хмельницкого II степени — 12 человек, орденом Красного Знамени — 42 человека, орденом Отечественной войны I степени — 39 человек, орденом Отечественной войны II степени — 128 человек, орденом Красной Звезды — 316 человек, орденом Славы III степени — 32 человека, медалью «За отвагу» — 208 человек, медалью «За боевые заслуги» — 108 человек. Всего было награждено — 889 человек.

Приказом НКВД СССР № 001387 от 14 ноября 1944 г. было объявлено, что на основании Указов ПВС Украинской ССР от 5 августа 1944 г. и ПВС СССР от 9 августа 1944 г., УНКВД Тарнопольской области Украинской ССР было переименовано в УНКВД Тернопольской области с дислоцированием в городе Тернополе, а Аккерманский горотдел УНКВД Измаильской области переименован в Белгород-Днестровский горотдел с дислоцированием в городе Белгород-Днестровский.

Совместным приказом НКВД СССР и НКГБ СССР № 1668/1907 от 22 ноября 1944 г. бывший заместитель начальника 2 управления НКГБ СССР комиссар госбезопасности 3 ранга Н.С. Сазыкин был назначен уполномоченным НКВД-НКГБ СССР по Эстонской ССР, а приказом НКВД СССР и НКГБ СССР № 1824/2023 от 14 декабря 1944 г. бывший начальник УНКВД Ставропольского края комиссар госбезопасности И.М. Ткаченко был назначен уполномоченным НКВД-НКГБ СССР по Литовской ССР.

16 декабря 1944 г. В.Н. Меркулов и С.Н. Круглов подписали совместный приказ НКГБ СССР и НКВД СССР № 00489/001526, в котором, в частности, говорилось следующее: «В целях лучшей организации и дальнейшего усиления агентурно-оперативной работы органов НКГБ-НКВД Литовской ССР приказываем: организовать на территории Литовской ССР 9 оперативных секторов:

а) Вильнюсский — в составе г. Вильно и уездов Вильнюсского, Тракайского и Швенчионского;

б) Каунасский — в составе г. Каунас и уезда;

в) Шауляйский — в составе г. Шауляй и уезда;

г) Паневежский — в составе Паневежского, Биржайского и Рокишского уездов;

д) Мариямпольский — в составе Мариямпольского, Шакяйского и Вилкавишского уездов;

е) Алитусский — в составе Алитусского и Сейнайского уездов;

ж) Тельшайский — в составе Тельшайского, Мажейкского и Кретингского уездов;

з) Утенский — в составе Утенского, Укмергского и Зарасайского уездов;

и) Кедайнский — в составе Кедайнского, Рассейняйского и Таурагского уездов.

Начальниками оперативных секторов, ответственными за работу расположенных на территории сектора органов НКГБ-НКВД, назначить:

Вильнюсского оперативного сектора — зам. наркома госбезопасности Литовской ССР полковника госбезопасности тов. Рудакова;

Каунасского оперативного сектора — зам. начальника 2 управления НКГБ СССР комиссара госбезопасности тов. Родионова;

Шауляйского оперативного сектора — зам. начальника УНКГБ по Тамбовской области подполковника госбезопасности тов. Назарова;

Паневежского оперативного сектора — зам. начальника УНКГБ по Горьковской области полковника госбезопасности тов. Веселова;

Мариямпольского оперативного сектора — зам. начальника УНКГБ по Калининской области полковника госбезопасности тов. Сененкова;

Алитусского оперативного сектора — комиссара милиции 3 ранга тов. Рудина;

Тельшайского оперативного сектора — начальника ОББ НКВД Молдавской ССР подполковника госбезопасности тов. Кульчицкого;

Утенского оперативного сектора — зам. начальника УНКВД по Ярославской области полковника тов. Краснова;

Кедайнского оперативного сектора — начальника отдела ГУББ НКВД СССР подполковника госбезопасности тов. Карлина.

Обязать зам. наркома госбезопасности СССР по кадрам тов. Свинелупова подобрать и направить в суточный срок в распоряжение НКГБ Литовской ССР сроком на 2 месяца 150 квалифицированных оперативных работников НКГБ СССР и УНКГБ тыловых областей СССР.

Обязать зам. наркома внутренних дел СССР по кадрам тов. Обручникова подобрать и направить в суточный срок в распоряжение НКВД Литовской ССР сроком на 2 месяца 300 оперативных работников.

Возложить на аппарат НКГБ-НКВД Литовской ССР и на прикрепленных работников задачи:

а) немедленно активизировать агентурно-оперативную и следственную работу;

б) провести мероприятия, обеспечивающие в кратчайший срок выявление, изъятие и полный разгром антисоветских литовских и польских националистических организаций, изымая оружие и нелегальную технику;

в) используя приданные части войск НКВД, ликвидировать оперирующие в уездах бандитские шайки из числа литовских и польских националистов, дезертиров Красной Армии, лиц, уклоняющихся от призыва в Красную Армию и других;

г) обеспечить изъятие скрывающихся в уездах Литовской ССР немецких солдат и офицеров;

д) очистить территорию Литовской ССР от немецкой агентуры, немецких ставленников и пособников, предателей и изменников Родины, карателей и других, обратив особое внимание на изъятие немецких парашютистов.

Начальникам оперативных секторов, руководителям оперативных групп, начальникам отделов НКГБ-НКВД Литовской ССР отчитываться в своей работе в установленные сроки.

Народным комиссарам Литовской ССР: госбезопасности тов. Гузявичюсу и внутренних дел тов. Барташунасу обеспечить руководство и контроль за выполнением настоящего приказа».

25 февраля 1945 г. нарком государственной безопасности СССР В.Н. Меркулов направил на имя Л. П. Берия доклад, в котором, в частности, было записано: «По состоянию на 25 февраля 1945 г. в г. Вильнюсе насчитывается 106497 жителей, из них поляков — 90000, литовцев — 8000. Кроме того, поляки проживают в 5 уездах Литвы: Вильнюсском, Тракайском, Алитусском, Швенчионском и Зарасайском. В этих уездах, включая г. Вильнюс, насчитывается около 350000 поляков. Кроме того, в других уездах Литвы небольшими группами проживает около 90000 поляков.

Для переселения поляков в Польшу на основании Соглашения между правительством Литвы и Польским комитетом национального освобождения от 22 сентября 1944 г. предполагалось переселить в Польшу 180000-200000 человек, в том числе 50000 из города Вильнюса».

Совместным приказом НКВД СССР и НКГБ СССР № 201/364 от 10 марта 1945 г. бывший начальник УНКГБ Челябинской области комиссар госбезопасности 3 ранга А.Н. Бабкин был назначен уполномоченным НКВД-НКГБ СССР по Латвийской ССР.

В целях разгрузки переполненных тюрем органы НКВД СССР использовали испытанный ранее прием, когда следственные заключенные направлялись для дальнейшего следствия в исправительно-трудовые лагеря, освобождая тем самым место для новых арестованных и снижая нагрузку на следственных работников тех или других областных аппаратов.

15 марта 1945 г. заместитель НКВД СССР С.Н. Круглов и заместитель НКГБ СССР Б.З. Кобулов подписали совместную директиву, где было, в частности, записано следующее: «В целях разгрузки тюрем УССР, БССР, часть следственных арестованных органами НКВД, НКГБ указанных республик, из числа бывших немецких ставленников, полицейских, помещиков, участников националистических организаций, лиц, уклоняющихся от службы в Красной Армии и других антисоветских элементов, направляется в лагеря НКВД, расположенные на территории Коми АССР, Архангельской, Свердловской, Кировской, Куйбышевской областей.

Окончание следствия по делам этих арестованных возлагается на НКВД-НКГБ, УНКВД-УНКГБ по месту расположения лагерей.

В связи с этим предлагается: наркомам внутренних дел и государственной безопасности Коми АССР, начальникам УНКВД-УНКГБ Архангельской, Свердловской, Кировской, Куйбышевской областей совместными приказами образовать следственные группы и направить их в соответствующие лагеря для ведения следствия по делам направленных туда арестованных; руководство следственными группами в лагерях возложить на заместителей наркомов внутренних дел — государственной безопасности, заместителей начальников УНКВД-УНКГБ.

Начальникам лагерей НКВД содержать следственных арестованных отдельно от остальных заключенных и обеспечить должную изоляцию однодельцев и особо опасных преступников. Использование этих контингентов на работе в лагерях производить только по согласованию со следственными аппаратами.

Запретить переброски арестованных, находящихся под следствием, из одного подразделения или лагеря в другой до рассмотрения следственных дел в Особом совещании при НКВД СССР и получения из 1 спецотдела НКВД СССР выписки из решения Особого совещания.

В следственной работе основное внимание направить на выявление среди арестованных агентуры разведывательных и контрразведывательных органов противника и участников антисоветских националистических формирований:

а) из числа украинцев — членов ОУН (Организация украинских националистов), участников Украинской повстанческой армии (УПА), членов УНРА (Украинская революционная армия) и участников карательных органов этих организаций СБ (Служба безопасности);

б) из числа белорусов — активных участников белорусских националистических организаций „Белорусское объединение“, „Белорусская самопомощь“, „Союз белорусской молодежи“, „Белорусская независимая партия“ и участников белорусской армии, так называемой „Белорусской краевой обороны“;

в) из числа поляков — участников националистических организаций: Армия крайова, ПСЦ — „Польская гражданская служба“, КБ — „Корпус безопасности“, БХ — „Батальоны хлопска“, вооруженные отряды партии „Стронитство людове“, представители Польского эмигрантского правительства „Делегатуры жонду“, члены буржуазно-националистических партий „Стронитство народове“, „Стронитство людове“, „Стронитство демократичне“, „ОЗОН“, а также членов различных объединенных политических органов: „Конвент политических партий“, „Конвент независимых организаций“ и др.;

г) из числа литовцев — участников повстанческой националистической организации „Летувас лайсвес армия“ (литовская армия свободы) — ЛЛА, участников повстанческой националистической организации „Летувос таутинис фронт“ (Литовский национальный фронт) — ЛНФ.

Следствие по делам арестованных, вывезенных в лагеря, закончить в 2-месячный срок с момента прибытия их в лагерь. Законченные дела направлять через прокурора в Особое совещание при НКВД СССР. Утверждение обвинительных заключений возложить на начальников следственных групп.

По получении выписок из постановлений Особого совещания при НКВД СССР об осуждении заключенных они могут переводиться в другие лагерные подразделения, и их учет, трудовое использование и содержание осуществлять на общих основаниях».

22 марта 1945 г. Л.П. Берия и В.Н. Меркулов подписали совместный приказ НКВД СССР и НКГБ СССР № 00224/00156 «О мероприятиях по усилению борьбы с антисоветским подпольем и ликвидации вооруженных банд на территории Латвийской ССР», в котором, в частности, говорилось следующее: «В целях дальнейшего улучшения агентурно-оперативной работы НКВД-НКГБ Латвийской ССР по вскрытию и ликвидации антисоветского националистического подполья и бандитских формирований, созданных и оставленных на территории Латвии германскими разведывательными органами, приказываем:

Народному комиссару внутренних дел Латвийской ССР комиссару госбезопасности тов. Эглит и народному комиссару государственной безопасности Латвийской ССР комиссару госбезопасности тов. Новик по получении настоящего приказа немедленно приступить к проведению следующих мероприятий:

пересмотреть имеющиеся агентурные разработки и следственные дела по антисоветскому подполью, наметить необходимые мероприятия, обеспечивающие выявление и ликвидацию в ближайший срок действующих в Латвии антисоветских организаций и вооруженных банд;

в агентурно-оперативной работе по преследованию антисоветского подполья главное внимание обратить на установление местонахождения руководящих центров антисоветского подполья, изъятие и ликвидацию главарей бандгрупп и руководителей антисоветских подпольных организаций и групп, организацию агентурно-оперативных мероприятий, обеспечивающих выявление линий связи, конспиративных квартир, явочных пунктов, практикуя внедрение в состав центров антисоветского подполья нашей проверенной агентуры;

обеспечить выявление и ликвидацию складов оружия, боеприпасов, продовольствия и техники (типографии, пишущие машинки и другие множительные аппараты) антисоветского подполья и вооруженных банд;

повседневной работой с агентурой добиться такого положения, чтобы, как правило, чекистско-войсковые операции по ликвидации банд обеспечивались необходимой предварительной агентурной работой по установлению местонахождения банд, их численности, руководящего состава, вооружения, выявлению возможных путей к отходу; чекистско-войсковые операции по ликвидации банд проводить по заранее разработанным планам, в которых предусматривать заблаговременное оцепление районов базирования банд, организации заслонов и засад на путях их возможного отхода с тем, чтобы банды были окружены, лишены возможности перебазирования в соседние районы и ликвидированы полностью;

в работе по ликвидации антисоветских организаций и банд, наряду с агентурно-осведомительной работой, широко практиковать привлечение местного населения, для чего создать при волостных опергруппах и участковых уполномоченных милиции вооруженные группы содействия, вовлекая в эти группы честных советских граждан из числа красных партизан, членов семей военнослужащих Красной Армии, партийно-советского актива и лиц, пострадавших от бандитов. Вооружить председателей сельсоветов и проверенный низовой партийно-советский актив с одновременным использованием истребительных батальонов при проведении операций;

о всех недостатках в работе местных партийных, советских и хозяйственных организаций, выявляемых в ходе преследования антисоветского подполья и вооруженных банд на территории Латвии, своевременно информировать Бюро ЦК ВКП(б) по Латвии, ЦК КП(б) Латвии и Совнарком Латвийской ССР.

Тов. Эглит и тов. Новик следственную работу организовать таким образом, чтобы дела на арестованных активных участников антисоветского подполья и главарей банд не затягивались следствием. Получаемые в ходе следствия данные, представляющие оперативный интерес (о местонахождении бандгрупп, нелегалов, связников, складов оружия, техники и т. д.), немедленно оперативно использовать.

В целях разгрузки НКВД-НКГБ Латвийской ССР от арестованных, не представляющих оперативного интереса, заместителю народного комиссара внутренних дел СССР тов. Чернышеву вывезти из Латвийской ССР 6 000 арестованных в исправительно-трудовые лагеря НКВД для окончания следствия по ним в лагерях.

Заместителю народного комиссара внутренних дел СССР генерал-полковнику тов. Аполлонову направить в распоряжение НКВД Латвии дополнительно один полк внутренних войск НКВД, включив его в состав 5-й стрелковой дивизии ВВ НКВД.

Для улучшения работы по борьбе с бандитизмом на местах создать в уездных отделах НКВД отделения по борьбе с бандитизмом по 3–5 человек в каждом, увеличив временно штаты этих органов.

В пораженных бандитизмом уездах (Лудзенский, Резекненский, Абренский, Даугавпилсский, Якобпилсский, Илукский и Мадонский) создать временно волостные отделения НКВД, численностью 5–7 человек каждое. Заместителю наркома внутренних дел СССР тов. Обручникову совместно с начальником ГУББ НКВД СССР тов. Леонтьевым рассмотреть и утвердить штаты волостных отделений, а тов. Эглит укомплектовать их местными кадрами.

Заместителю народного комиссара внутренних дел СССР комиссару госбезопасности 3 ранга тов. Обручникову в 15-дневный срок командировать в Латвию 100 человек оперативного состава, обратив их на укомплектование отделений по борьбе с бандитизмом уездных отделов НКВД.

Начальнику ХОЗУ НКВД СССР комиссару госбезопасности 3 ранга тов. Сумбатову выделить в распоряжение тов. Эглит 16 грузовых автомашин и 16 автомашин „Виллис“ для уездных отделов НКВД. Для премирования агентуры НКВД-НКГБ выделить 600 кг мыла, 150 кг табаку, 1000 кг сахару и 2000 метров мануфактуры.

Начальнику 4 спецотдела НКВД СССР комиссару госбезопасности тов. Кравченко выделить для нужд НКВД Латвийской ССР 14 радиостанций типа „Белка“ и к ним ДРП-6И, 1 радиостанцию „Набла-45“ и два приемника „133“. Начальнику ГУББ НКВД СССР комиссару госбезопасности 3 ранга тов. Леонтьеву направить в распоряжение тов. Эглит соответствующее количество радистов.

Наркому внутренних дел Латвийской ССР тов. Эглит и наркому госбезопасности тов. Новик о ходе борьбы с антисоветским националистическим подпольем и ликвидации вооруженных банд в Латвии представлять НКВД и НКГБ СССР, председателю Бюро ЦК ВКП(б) по Латвии тов. Шаталину и 1-му секретарю ЦК КП(б) Латвии тов. Калнберзину отчет раз в пять дней, а по наиболее важным делам информировать внеочередными сообщениями.

Наблюдение за исполнением настоящего приказа на месте возложить на уполномоченного НКВД-НКГБ СССР комиссара госбезопасности 3 ранга тов. Бабкина».

По состоянию на 19 апреля 1945 г. по штатам ОББ НКВД Латвийской ССР числилось 299 человек, из них 226 человек по штатам городских, уездных и волостных аппаратов по борьбе с бандитизмом. С 1 марта 1944 г. заместителем начальника ОББ НКВД Латвийской ССР был назначен майор госбезопасности КО. Бедик (бывший заместитель начальника штаба истребительных батальонов УНКВД Курской области). 29 апреля 1945 г. он был ранен в голову и 1 июня 1945 г. скончался. Приказом НКВД СССР № 1327 от 22 ноября 1945 г. начальником ОББ НКВД Латвийской ССР с 15 июля 1944 г. был назначен подполковник А.Г. Корнеев, а приказом МВД СССР № 663 от 12 мая 1946 г. новым начальником ОББ МВД Латвийской ССР был назначен бывший заместитель начальника внутренних войск МВД Прибалтийского округа по разведработе полковник И.В. Рытиков.

11 октября 1946 г. министр внутренних дел Латвийской ССР генерал-майор А.П. Эглит направил на имя министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова телеграмму, в которой говорилось: «В связи с напряженным положением в Латвийской ССР в смысле бандитизма, прошу рассмотреть материалы, представленные Вам начальником ГУББ генерал-лейтенантом Леонтьевым и генерал-майором Дроздовым, и удовлетворить наше ходатайство об увеличении количества волостных отделений, выделении 10 автомашин „Додж“, 50 мотоциклов с колясками и установлении в 10 уездах „ВЧ“-связи». Кроме увеличения количества волостных отделений, предлагалось также реорганизовать ОББ МВД Латвийской ССР в Управление по борьбе с бандитизмом, увеличив штаты с 69 до 98 человек. По республике штаты аппаратов по борьбе с бандитизмом предлагалось увеличить с 813 до 2151 человека. Проекты новых штатов были доложены A.M. Леонтьевым С.Н. Круглову, но в связи с решением правительства о запрещении увеличения штатов вопрос положительно решен не был.[165]

9 апреля 1945 г. И.М. Ткаченко доложил из Вильнюса в Москву Л.П. Берия, что он приступил к исполнению обязанностей уполномоченного НКВД и НКГБ СССР в Литовской ССР, а 9 мая 1945 г. Ткаченко сообщил в телеграмме на имя Л.П. Берия и В.Н. Меркулова, что за месяц в республике ликвидировано 59 бандитских отрядов и групп численностью 1601 человек, из которых убито 1096 человек, арестовано 1749 человек. «В результате нанесения ударов по националистическому подполью и его вооруженным отрядам руководящие части националистических организаций ушли в более глубокое подполье, а банды рассредоточились на мелкие группы, что позволяет им легче уходить из-под ударов оперативно-войсковых групп во время проведения операций. Изложенное обстоятельство требует от наших органов усиления агентурно-разведывательной работы, которая все еще находится в неудовлетворительном состоянии. Особенно слабо поставлен розыск преступников, легализация и разложение подпольных формирований и банд». И.М. Ткаченко просил «для связи и ведения разведки с воздуха» выделить 5 самолетов «ПО-2»; ввести в штаты полков и батальонов 4 дивизии внутренних войск НКВД разведывательные отделения по типу пограничных войск; выделить для каждого полка 4 дивизии по 6 розыскных собак овчарок с расчетом по 2 собаки на батальон; разрешить использовать при проведении крупных войсковых операций войска дислоцирующейся в Литве 50-й запасной стрелковой дивизии, которые по договоренности с командованием Белорусско-Литовского военного округа использовались в этих целях и раньше (как сообщал Ткаченко, «узнав об этом, генерал-полковник Смородинов категорически запретил давать войска для борьбы с бандитизмом»).

По состоянию на 15 апреля 1945 г. по штатам ОББ НКВД Эстонской ССР числилось 47 человек. Начальником ОББ с 1 февраля 1944 г. работал капитан госбезопасности К.М. Кольк, с 1 сентября 1944 г. — подполковник госбезопасности В.Н. Глушанин, а приказом МВД СССР № 1436 от 14 октября 1946 начальником ОББ МВД Эстонской ССР г. был назначен бывший заместитель начальника 2 отдела ГУББ НКВД СССР подполковник Г. М. Живага.

Структура ОББ НКВД Эстонской ССР по состоянию на 15 апреля 1945 г. была следующей:

руководство отдела — начальник и его заместитель, а также секретарь, машинистка и два переводчика; 1 отделение (агентурно-оперативное) (10 человек); 2 отделение (по борьбе с дезертирством) (6 человек); 3 отделение (следственное) (12 человек); 4 отделение (по истребительным батальонам) (7 человек); учетно-информационная группа (2 человека); группа связи (3 человека).

28 мая 1945 г. начальник ГУББ НКВД СССР А.М. Леонтьев направил на имя 1-го заместителя наркома внутренних дел СССР С.Н. Круглова письмо, в котором, в частности, было записано: «В НКВД Эстонской ССР по состоянию на 1 мая с.г. на оперативном учете состоит 43 бандгруппы с количеством участников — 402 человека, 119 бандодиночек, 1768 дезертиров, 2927 уклоняющихся от службы в Красной Армии и 5442 человека изменников и предателей Родины и другого враждебного элемента.

За последнее время в республике резко обактивилась деятельность бандитских элементов. Если в апреле месяце было зарегистрировано бандпроявлений 16, в результате которых убито И человек, то за 20 дней мая месяца, по неполным данным, зарегистрировано 33 бандпроявления, из них: 27 терактов, в результате которых убито 16 человек и ранено 17 человек, а также 4 диверсионных акта на объектах железной дороги.

В тюрьмах и КПЗ содержатся более 1 000 арестованных, числящихся за НКВД Эстонии, следствие по делам которых фактически не ведется: в апреле закончено следственных дел всего на 130 человек.

В связи со сложившейся оперативной обстановкой в республике и малочисленностью аппарата ББ (на 11 уездов с 248 волостями аппарат ББ состоит из 32 оперативных работников в республиканском аппарате и по 2 работника по линии ББ в уездах), не говоря уже о качественном некомплекте, нарком внутренних дел Эстонской ССР тов. Резев обратился с просьбой увеличить аппарат по линии ББ в целом по республике на 55 единиц.

Товарищ Обручников согласия на увеличение штатов не дал.

Если в настоящее время увеличить штаты не представляется возможным, прошу Вашего согласия командировать в Эстонию сроком на три месяца 50 оперативных работников из аппаратов по борьбе с бандитизмом тыловых областей и группу работников ГУББ НКВД СССР в количестве 6 человек во главе с начальником 2 отдела подполковником госбезопасности тов. Карлиным».

10 октября 1945 г. заместитель наркома внутренних дел Эстонской ССР полковник В.П. Киселев и начальник ОББ Эстонии подполковник В.Н. Глушанин подписали докладную записку в адрес ГУББ НКВД СССР, в которой, в частности, было записано следующее: «Бандитизм в Эстонской ССР принял наиболее активные и острые формы с наступлением весеннего периода 1945 г., когда озеленившиеся лесные массивы и болота стали давать возможность бандитам свободно маневрировать, скрываться в любом пункте и наносить свои удары с любого направления.

По мере того, как местные советско-партийные органы стали решительнее наступать на буржуазно-националистические и антисоветско-кулацкие элементы, особенно в деревне, классовая борьба стала принимать все более острые формы, достигнув в летние месяцы наивысшего предела Большинство зарегистрированных бандпроявлений имеют ярко выраженную форму кулацко-террористической мести, направленной против партийно-советско-общественного актива деревни со стороны буржуазно-националистических, кулацких и прочих частнособственнических элементов. К этим элементам примыкают скрывающиеся от органов власти активные участники бывшей военно-фашистской организации „Омакайтсе“, офицеры и солдаты полицейских частей СС, изменники Родины и дезертиры, лица, бежавшие из спецлагерей, и прочие враждебные элементы.

В лесах и болотах еще продолжают скрываться значительное количество групп и одиночек нелегалов, которые в период проведения мобилизации уклонялись от воинского учета и службы в Красной Армии и ныне скрываются по причине боязни ответственности. Многие из них вооружены и являются кадрами для пополнения бандформирований.

Широкая пособническая база из числа родственников и членов семей бандитов и нелегалов обеспечивает бандитам получение достаточного количества продуктов питания. Эти же пособнические элементы своевременно предупреждают бандитов и нелегалов о появлении чекистско-оперативных и войсковых групп в районе их дислоцирования. Банда быстро скрывается, уходя временно в другое место.

Значительно развились тенденции к объединению у главарей бандповстанческого подполья. Имеются факты, когда бандитские группы, объединившись до 40 человек, совершают вооруженные налеты на здания волисполкомов, сельские кооперативные лавки и т. д. Характерным примером является антисоветская деятельность находившегося на нелегальном положении и ныне арестованного горного инженера Хендриксон В. Начиная с осени 1944 г. Хендриксон развернул кипучую деятельность по объединению „лесных братьев“ в Пярнумаском и Вильяндимаском уездах с конечной целью — организованного бандповстанческого выступления всех „лесных братьев“ в случае международного осложнения в вопросе о Прибалтике для восстановления старых буржуазных порядков в Эстонии. Действуя от имени выдуманного им „Комитета освобождения Эстонии“, Хендриксон объединил вокруг себя более 100 бандитов, нелегалов и их пособников, давал им директивы на совершение терактов и бандитских налетов, готовил их для более организованных бандповстанческих выступлений в будущем и т. д. Из участников и пособников организации Хендриксона уже арестованы 53 человека.

Отдельные главари бандгрупп, руководители националистического и повстанческого подполья всеми способами и методами распускают провокационные слухи о якобы неизбежном восстановлении в Эстонии буржуазно-националистической государственности с порядками, существовавшими до 1940 г., при помощи ожидаемой из-за границы.

На деревьях у лесных дорог, в населенных пунктах вывешиваются антисоветские листовки, в которых дается „информация из-за границы“, призывается вступать в „зеленые лесные батальоны“ и быть готовыми к выступлению, проявляется угроза расправы с коммунистами, бойцами истребительных батальонов, советскими активистами деревни и лицами, лояльно настроенными и помогающими органам советской власти. Приводим следующую выдержку из анонимки, присланной председателю волисполкома Рапла Харьюмаского уезда: „Лесные братья“ Рапла, Юру и окрестностей! Предлагаем активу вашей волости, волисполкому и всем большевикам удалиться из волости до 15 сентября, иначе вам придется подбирать их трупы после 15 сентября».

«Во многих местах эти угрозы превращаются в действительность. Вооруженные бандгруппы и бандодиночки совершают налеты и теракты. Деятельность бандитствующих элементов в основном проявляется:

в налетах на здания волисполкомов, конно-прокатных пунктов, на отдельные совхозы и местные предприятия. В последнее время участились налеты на сельские кооперативные лавки;

в нападении на конвой и на места временного содержания захваченных бандитов с целью освобождения их из-под стражи;

в убийствах советско-партийного актива деревни, сельских уполномоченных, бойцов истребительных батальонов, участковых уполномоченных милиции и других лиц, помогающих органам советской власти;

в убийствах новоземельников, получивших кулацкую землю, инвентарь и скот от советской власти; физического истребления членов их семей, разорения и уничтожения хозяйства;

налетах с целью овладения оружием и боеприпасами;

обстрела из засады и убийства проезжающих по дорогам офицеров и бойцов Красной Армии, сотрудников НКВД-НКГБ, других должностных лиц и советских служащих.

Перед Отделом борьбы с бандитизмом НКВД Эстонской ССР стоят значительные задачи по ликвидации действующих банд и бандповстанческого подполья на территории республики в кратчайший срок. Однако существующая штатная положенность ОББ НКВД ЭССР явно недостаточная для выполнения этих задач, особенно при уездных отделах НКВД.

Положенные по штату уездных отделов НКВД два оперуполномоченных по борьбе с бандитизмом не в состоянии охватить всю агентурно-оперативную и следственную работу по борьбе с бандитизмом в уезде. Значительная величина обслуживаемой территории, разбросанность лесных массивов с убежищами бандитов, хуторская система хозяйства и отсутствие своих транспортных средств сводит на нет всю работу этих двух оперуполномоченных.

Два оперуполномоченных обслуживают:

в Харьюмском уезде — 32 волости, 3 города с общим населением в 92262 человека;

в Вирумском уезде — 33 волости, 4 города с населением в 94049 человек;

в Тартусском уезде — 43 волости, 6 городов с населением в 147552 человека;

в Валгамском уезде — 10 волостей, 2 города с населением в 35707 человек;

в Вырумском уезде — 29 волостей, 2 города с населением в 71753 человека;

в Ярвамском уезде — 13 волостей, 3 города с населением в 58954 человека;

в Вильяндском уезде — 21 волость, 4 города с населением в 69408 человек;

в Лянемском уезде — 21 волость, 2 города с населением в 69408 человек;

в Пярнуском уезде — 22 волости, 4 города с населением в 85222 человека;

в Саремском уезде — 16 волостей, 1 город с населением в 38902 человека;

город Нарва с населением в 5635 человек;

город Таллин с населением в 120680 человек.

В силу недостаточного количества работников по борьбе с бандитизмом на местах, оперативный состав центрального аппарата ОББ на 90 % находится в беспрерывных командировках и на операциях на периферии. Во многих местах эти работники в силу создавшихся оперативных условий превращаются в уездных, а иногда и волостных оперативных работников. Отсюда теряются назначения и роль центрального аппарата. Из органа контроля и направления работы уездных отделов он часто превращается в уездный аппарат.

Беспрерывное нахождение в оперативных командировках на периферии одних и тех же работников центрального аппарата ОББ приводит к тому, что теряется чувство ответственности за работу по борьбе с бандитизмом по всей республике в целом.

Оперативная обстановка и пораженность бандитизмом диктуют необходимость увеличения штата ОББ НКВД ЭССР».

3 апреля 1945 г. Л.П. Берия направил в ГКО на имя И.В.Сталина письмо следующего содержания: «С октября 1944 г. по февраль 1945 г. пограничными частями Прикарпатского округа в районах Дрогобычской, Станиславской и Черновицкой областей УССР проведено 158 чекистско-войсковых операций по ликвидации банд УПА.

В боевых столкновениях пограничниками убито 5544 и задержано 2981 бандит, в том числе 181 человек руководящего состава банд и окружных, районных проводов ОУН.

Кроме этого, при проведении операций задержано 6858 человек антисоветского элемента и явились добровольно 2800 бандитов.

С мая 1944 г. частями 32 дивизии железнодорожных войск НКВД, несущих охрану объектов Ковельской и Львовской железных дорог, проведено 298 операций по ликвидации банд УПА.

В боевых столкновениях убито 1086 и задержано 2434 бандита Кроме этого, задержано 1470 человек антисоветского элемента.

НКВД СССР ходатайствует о награждении орденами и медалями Союза ССР рядового, сержантского и офицерского состава пограничных частей Прикарпатского округа и 32 дивизии железнодорожных войск НКВД, отличившихся в этих операциях.

Представляя проекты Указов Президиума Верховного Совета Союза ССР, прошу Вашего решения». Всего предлагалось наградить 309 человек.

6 апреля 1945 г. Л.П. Берия и В.Н. Меркулов направили в ГКО на имя И.В. Сталина письмо следующего содержания: «Работники органов НКВД-НКГБ Украины со времени изгнания немецких захватчиков с ее территории проделали большую работу по наведению советского порядка и очищению Украины от оуновских банд, немецких шпионов, ставленников, предателей и другого антисоветского элемента

Народный комиссариат внутренних дел Союза ССР и Народный комиссариат государственной безопасности ходатайствуют о награждении орденами и медалями Союза ССР работников НКВД-НКГБ УССР, особо проявивших себя в работе.

Представляя при этом проект Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР, просим Вашего решения».

10 апреля 1945 г. М.И. Калинин подписал соответствующий Указ ПВС СССР, которым были награждены:

орденом Красного Знамени — начальник Транспортного отдела УНКГБ Львовской железной дороги полковник гб Фока Федорович Декушенко; начальник УНКГБ Сталинской области полковник гб Алексей Петрович Демидов; заместитель НКГБ УССР комиссар гб Даниил Иванович Есипенко; заместитель НКВД УССР по кадрам полковник гб Тимофей Семенович Кальненко; заместитель НКВД УССР по общим вопросам комиссар милиции 3 ранга Иван Лукич Лобуренко; начальник УНКВД Киевской области полковник гб Кирилл Романович Руденко; НКВД УССР комиссар гб 3 ранга Василий Степанович Рясной; НКГБ УССР комиссар гб 3 ранга Сергей Романович Савченко; начальник УНКВД Ворошиловградской области подполковник гб Николай Арсентьевич Садовник; начальник УНКВД Сталинской области полковник гб Андрей Тимофеевич Чечков;

орденом Отечественной войны I степени — начальник УНКВД Харьковской области полковник гб Никанор Иванович Веревка; начальник УНКВД Львовской области комиссар милиции 2 ранга Евгений Семенович Грушко; заместитель НКГБ УССР комиссар гб Павел Гаврилович Дроздецкий; заместитель НКВД УССР по милиции комиссар милиции 3 ранга Николай Алексеевич Дятлов; заместитель начальника УББ НКВД УССР подполковник гб Александр Федорович Задоя; начальник УНКГБ Кировоградской области полковник гб Трофим Николаевич Корниенко; начальник ОББ УНКВД Каменец-Подольской области подполковник Андрей Терентьевич Маслов; начальник УНКВД Полтавской области Филипп Михайлович Нейзмайлов; начальник Следчасти НКГБ УССР полковник гб Борис Семенович Павловский; начальник УНКВД Черновицкой области полковник гб Михаил Тимофеевич Руденко; начальник УНКВД Дрогобычской области генерал-майор Александр Николаевич Сабуров; начальник УНКВД Тернопольской области полковник гб Роман Николаевич Сараев; начальник УНКВД Сумской области полковник Гавриил Михайлович Соколов; начальник УББ и заместитель НКВД УССР генерал-лейтенант Тимофей Амвросиевич Строкач; начальник УНКВД Каменец-Подольской области комиссар гб Петр Карпович Сопруненко; начальник УНКВД Николаевской области полковник гб Александр Николаевич Хоруженко; начальник УНКВД Одесской области комиссар гб Семен Петрович Юхимович; и.о. начальника УНКВД Станиславской области полковник гб Александр Михайлович Яковенко;

орденом Отечественной войны II степени — начальник штаба истребительных батальонов НКВД УССР полковник Петр Федорович Васильев; начальник УНКВД Винницкой области полковник гб Александр Федотович Громинский; заместитель начальника УНКГБ Сталинской области полковник гб Георгий Максимович Ивкин; начальник УНКВД Измаильской области полковник гб Иосиф Евдокимович Корнейчук; начальник УНКВД Херсонской области подполковник гб Михаил Иванович Краснобородько; бывший начальник УПВИ НКВД УССР полковник Павел Лукич Никифоров; начальник Тюремного управления НКВД УССР полковник гб Георгий Николаевич Николаев; начальник УНКВД Запорожской области полковник гб Степан Иванович Роговцев; начальник УНКГБ Закарпатской области подполковник гб Моисей Михайлович Чередниченко; начальник УНКВД Днепропетровской области полковник гб Лука Филиппович Шлихт;

орденом Красного Знамени — начальник Всеукраинской школы НКВД СССР подполковник гб Иосиф Михайлович Битневский.

Всего было награждено 804 человека, из них: орденом Красного Знамени — 39, орденом Отечественной войны I степени -61, орденом Отечественной войны II степени — 176, орденом Красной Звезды — 320, медалью «За отвагу» — 98, медалью «За боевые заслуги» — 110.[166]

20 апреля 1945 г. Л.П. Берия и В.Н. Меркулов направили в ГКО на имя И.В. Сталина письмо, в котором говорилось: «Работники органов НКВД-НКГБ Белоруссии со времени изгнания немецких захватчиков с ее территории проделали большую работу по наведению советского порядка и очищению Белоруссии от немецких шпионов, ставленников, предателей, националистических организаций, бандитских групп и другого антисоветского элемента

Народные комиссариаты внутренних дел и государственной безопасности Союза ССР ходатайствуют о награждении орденами и медалями Союза ССР работников НКВД-НКГБ БССР особо проявивших себя в работе.

Представляя при этом проект Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР, просим Вашего решения».

Решение было принято и Указом ПВС СССР от 21 апреля 1945 г. были награждены

орденом Ленина — нарком внутренних дел БССР комиссар гб Сергей Саввич Бельченко;

орденом Красного Знамени — начальник погранвойск НКВД Белорусского округа генерал-майор Константин Акимович Антонов; начальник УНКГБ Молодечненской области полковник гб Виктор Терентьевич Аленцев; начальник УНКВД Витебской области подполковник гб Виктор Иванович Гоголев; заместитель НКГБ БССР полковник гб Дмитрий Степанович Гусев; начальник УНКВД Полоцкой области подполковник гб Михаил Сергеевич Ефименко; начальник УНКВД Гомельской области полковник гб Афанасий Лукич Клименко; помощник НКГБ БССР полковник гб Алексей Петрович Максименко; начальник УНКВД Полесской области подполковник гб Левадий Иванович Марат; начальник УНКВД Пинской области подполковник гб Михаил Иванович Одинцов; начальник УНКВД Могилевской области полковник Александр Степанович Петров; начальник УНКВД Брестской области подполковник гб Василий Васильевич Радченко; начальник УНКГБ Брестской области полковник гб Алексей Андреевич Сергеев; начальник УНКГБ Могилевской области подполковник гб Иван Макарович Стельмах;

орденом Отечественной войны I степени — начальник УНКВД Гродненской области полковник гб Иван Иванович Горлов; 1-й заместитель НКВД БССР полковник гб Илларион Никифорович Иващенко; начальник Управления внутренних войск НКВД Белорусского округа генерал-майор Василий Иванович Киселев; заместитель НКВД БССР полковник гб Иван Яковлевич Карпов; заместитель НКВД БССР по милиции комиссар милиции 3 ранга Степан Дмитриевич Красненко; заместитель начальника УББ НКВД БССР подполковник Михаил Михайлович Лисовский; начальник УНКВД Барановичской области полковник гб Александр Павлович Свиридов; начальник УНКВД Молодечненской области полковник гб Леонид Сергеевич Семенов; заместитель НКВД БССР по кадрам полковник гб Иосиф Филиппович Хоняк; заместитель НКГБ БССР комиссар гб Анатолий Александрович Эсаулов; заместитель начальника 4 управления НКГБ СССР комиссар гб Наум Исаакович Эйтингон; орденом Отечественной войны II степени — начальник УББ НКВД БССР полковник Алексей Константинович Гранский; заместитель начальника УББ НКВД БССР подполковник милиции Петр Владимирович Жуковский;

орденом Красной Звезды — начальник УНКВД Минской области подполковник гб Прокофий Егорович Крысанов; начальник Минской школы НКВД СССР подполковник Михаил Александрович Седловский; начальник УПВИ НКВД БССР полковник Абрам Михайлович Черяк; начальник ОКР «Смерш» НКВД БССР подполковник Александр Васильевич Шахов.

Всего было награждено 1516 человек, из них: орденом Ленина — 1, орденом Красного Знамени — 63, орденом Александра Невского — 1, орденом Отечественной войны I степени — 109, орденом Отечественной войны II степени — 133, орденом Красной Звезды — 416, орденом Знак Почета — 133, орденом Славы III степени — 7, медалью «За отвагу» — 231, медалью «За боевые заслуги» — 273, медалью «За трудовую доблесть» — 59; медалью «За трудовое отличие» — 90.[167]

24 мая 1945 г. Л.П. Берия и В.Н. Меркулов направили в ГКО на имя И.В. Сталина письмо следующего содержания: «Органами НКВД-НКГБ Латвии, Литвы и Эстонии со времени изгнания немецких захватчиков проделана большая работа по очистке территорий республик по изъятию немецких шпионов, диверсантов и бандитских групп.

НКВД и НКГБ СССР просят о награждении орденами и медалями Союза ССР наиболее отличившихся работников НКВД и НКГБ Латвии, Литвы и Эстонии.

Представляя при этом проект Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР, просим Вашего решения».

Указом ПВС СССР от 31 мая 1945 г. были награждены:

орденом Красного Знамени — уполномоченный НКВД-НКГБ СССР по Латвийской ССР комиссар гб 3 ранга Алексей Никитович Бабкин; нарком внутренних дел Литовской ССР комиссар гб Иосиф Марцианович Барташунас; заместитель начальника ОББ НКВД Латвийской ССР майор гб Карл Оттович Бедик; заместитель НКГБ Литовской ССР полковник гб Иван Мефодьевич Веселов; начальник ОББ НКВД Эстонской ССР подполковник гб Владимир Николаевич Глушанин; нарком государственной безопасности Литовской ССР комиссар гб Александрович Августович Гузявичюс; начальник ОББ НКВД Литовской ССР полковник гб Александр Васильевич Гусев; начальник ОББ НКВД Латвийской ССР майор гб Алексей Герасимович Корнеев; нарком государственной безопасности Эстонской ССР комиссар гб Борис Ганцевич Кумм; нарком государственной безопасности Латвийской ССР комиссар гб Альфонс Андреевич Новик; нарком внутренних дел Эстонской ССР комиссар гб Александр Иоганессович Резев; заместитель НКГБ Литовской ССР полковник гб Евгений Васильевич Рудаков; заместитель НКВД Латвийской ССР по кадрам полковник гб Альберт Яковлевич Сиекс; заместитель НКВД Литовской ССР по милиции комиссар милиции 3 ранга Георгий Викторович Соколовский; нарком внутренних дел Латвийской ССР Август Петрович Эглит;

орденом Кутузова II степени — начальник погранвойск НКВД Литовского округа генерал-майор Михаил Степанович Бычковский; командир 4 стрелковой дивизии ВВ НКВД СССР генерал-майор Павел Михайлович Ветров; заместитель НКВД Литовской ССР комиссар гб Петр Михайлович Капралов; заместитель начальника 2 управления НКГБ СССР комиссар гб Леонид Федорович Райхман; заместитель начальника 2 управления НКГБ СССР комиссар гб Дмитрий Гаврилович Родионов;

орденом Отечественной войны I степени — заместитель начальника отдела 3 управления НКГБ СССР полковник гб Андрей Михайлович Боярский; заместитель НКГБ Латвийской ССР по кадрам полковник гб Ян Янович Веверс; заместитель НКВД Эстонской ССР полковник гб Виктор Павлович Киселев; заместитель НКВД Латвийской ССР по милиции полковник милиции Алексей Алексеевич Кошелев; начальник отдела 2 управления НКГБ СССР комиссар гб Лев Ильич Новобратский;

орденом Отечественной войны II степени — заместитель НКВД Эстонской ССР по кадрам Александр Георгиевич Иванов; заместитель НКГБ Литовской ССР по кадрам полковник гб Александр Алексеевич Колотушкин; бывший начальник ОББ НКВД Литовской ССР полковник гб Николай Алексеевич Слепнев; начальник Тюремного отдела НКВД Литовской ССР полковник гб Александр Александрович Чечев;

орденом Красной Звезды — заместитель начальника ОББ НКВД Эстонской ССР майор Оскар Иосифович Авик; начальник ОКР «Смерш» НКВД Латвийской ССР подполковник гб Петр Петрович Даношайтис; заместитель НКВД Литовской ССР по неоперативным вопросам подполковник гб Леонид Матвеевич Дюдин; заместитель НКВД Эстонской ССР по милиции полковник милиции Арвед Карлович Калво; начальник ОББ УНКВД Ивановской области полковник гб Капитон Евлампиевич Краснов; заместитель начальника Управления милиции НКВД Литовской ССР полковник милиции Феликс Фимич Купчунас; заместитель НКВД Литовской ССР по кадрам полковник гб Антанас Антонович Мицкевичюс; заместитель начальника ОББ НКВД Латвийской ССР подполковник гб Сабержан Шакирович Сабитов;

орденом Знак Почета — заместитель НКВД Латвийской ССР по неоперативным вопросам полковник интендантской службы Василий Федорович Кизимов; начальник Тюремного отдела НКВД Эстонской ССР подполковник гб Михаил Иванович Федотов.

Всего было награждено 1118 человек, из них: орденами Красного Знамени — 33 человека, Кутузова II степени — 5, Отечественной войны I степени — 64, Отечественной войны II степени — 142, Красной Звезды — 289, Знак Почета — 158, медалями «За отвагу» — 185, «За боевые заслуги» — 242.[168]

Приказом НКВД СССР № 00617 от 5 июня 1945 г. были объявлены новые штаты НКВД Литовской ССР, которые были следующими:

руководство: нарком, заместитель наркома, заместитель наркома по милиции, заместитель наркома по кадрам, заместитель наркома по неоперативным вопросам (5 человек);

секретариат НКВД (16 человек);

аппарат уполномоченного НКВД-НКГБ (4);

управление милиции (178);

отдел пожарной охраны (20);

тюремный отдел (27);

ОББ (106), в том числе:

руководство: начальник ОББ, 2 заместителя и помощник начальника отдела (4);

секретариат (5);

1 отделение (агентурное) (15);

2 отделение (по борьбе с дезертирством) (7);

информационно-учетная группа (3);

3 отделение (по истребительным батальонам) (7);

4 отделение (по полякам) (6);

отделение разведки (2);

отделение радиосвязи (9);

группа радиосвязи для работы на периферии (48);

следственный отдел (36);

ОБДББ (8);

ОПВИ(25);

ОКР «Смерш» (16);

штаб МПВО (1);

1 спецотдел (27);

шифротделение (5);

отдел кадров (39);

ХОЗО (187);

финансовый отдел (19).

Всего по аппарату НКВД Литовской ССР — 719 человек. Всего по НКВД Литовской ССР — 7 946 человек (гласный состав) и 40 человек (негласный состав).

Совместным приказом НКВД СССР и НКГБ СССР № 936/1296 от 14 сентября 1945 г. новым уполномоченным НКВД и НКГБ СССР в Эстонской ССР вместо Н.С. Сазыкина был назначен бывший начальник УНКГБ Краснодарского края генерал-лейтенант Н.Д. Горлинский.

20 сентября 1945 г. Л.П. Берия направил на имя И.В. Сталина письмо, в котором было записано: «Войска НКВД за период Отечественной войны проделали значительную работу по охране государственной границы, борьбе с бандами в западных областях Украины, Белоруссии и в Прибалтике, по охране железных дорог и особо важных предприятий промышленности, а также конвоированию преступного элемента и военнопленных.

НКВД СССР просит наградить генералов, офицеров, сержантов и рядовых войск НКВД, наиболее отличившихся в выполнении правительственных заданий в период Отечественной войны.

Прилагая при этом проект Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР, прошу Вашего решения».

21 сентября 1945 г. был подписан соответствующий Указ ПВС СССР, которым были награждены:

орденом Суворова I степени — заместитель наркома внутренних дел СССР по войскам генерал-полковник Аполлонов Аркадий Николаевич; начальник ГУПВ НКВД СССР генерал-лейтенант Стаханов Николай Павлович;

орденом Суворова II степени — начальник УКВ НКВД СССР генерал-лейтенант Бочков Виктор Михайлович; начальник погранвойск НКВД Украинского округа генерал-лейтенант Бурмак Петр Васильевич; начальник ВВ НКВД Прикарпатского округа генерал-майор Головко Андрей Сидорович; заместитель начальника ГУПВ НКВД СССР по кадрам генерал-майор Гульев Александр Иванович; начальник погранвойск НКВД Прикарпатского округа генерал-майор Демшин Илья Иванович; начальник погранвойск НКВД Черноморского округа генерал-майор Киселев Николай Сергеевич; начальник погранвойск НКВД Молдавского округа генерал-майор Котомин Яков Георгиевич; начальник ВВ НКВД Белорусского округа генерал-лейтенант Марченков Михаил Петрович; начальник политуправления ГУПВ НКВД СССР генерал-лейтенант Мироненко Петр Никифорович; командир 1 мед войск НКВД генерал-майор Пияшев Иван Иванович; бывший начальник погранвойск НКВД Юго-Западного округа генерал-майор Прусский Александр Лукьянович; начальник войск НКВД по охране особоважных предприятий промышленности генерал-лейтенант Сироткин Александр Савельевич; начальник войск НКВД по охране железнодорожных сооружений генерал-лейтенант Филиппов Тарас Филиппович; заместитель начальника ГУПВ НКВД СССР генерал-лейтенант Яценко Николай Иванович;

орденом Кутузова II степени — начальник погранвойск НКВД Белорусского округа генерал-майор Антонов Константин Акимович; начальник погранвойск НКВД Прибалтийского округа генерал-майор Банных Степан Анисимович; заместитель начальника войск НКВД по охране ж.-д. сооружений по политчасти генерал-майор Борисоглебский Евгений Иванович; заместитель начальника ГУВВ НКВД СССР по кадрам полковник Бисярин Александр Васильевич; начальник ГУВС НКВД СССР генерал-лейтенант интендантской службы Вургафт Александр Алексеевич; командир 5 сд войск НКВД СССР генерал-майор Леонтьев Петр Алексеевич; заместитель начальника ГУВВ НКВД СССР генерал-лейтенант Сладкевич Моисей Иосифович; начальник УВУЗ войск НКВД СССР генерал-лейтенант Соколов Григорий Григорьевич; начальник Высшей офицерской школы войск НКВД СССР генерал-лейтенант Шередега Иван Самсонович;

орденом Отечественной войны I степени — начальник Орджоникидзевского военного училища войск НКВД СССР полковник Воробейков Андрей Васильевич.

Всего было награждено 3643 военнослужащих войск НКВД, в том числе: орденом Красного Знамени — 130 человек; орденом Суворова I степени — 2 человека; орденом Суворова II степени — 16 человек; орденом Кутузова II степени — 32 человека; орденом Богдана Хмельницкого II степени — 6 человек; орденом Отечественной войны I степени — 433 человека; орденом Отечественной войны II степени — 643 человека; орденом Красной Звезды — 1214 человек; орденом Славы II степени — 1 человек; орденом Славы III степени — 282 человека; медалью «За отвагу» — 381 человек; медалью «За боевые заслуги» — 503 человека.[169]

После окончания войны приказом НКВД СССР № 001110 от 29 сентября 1945 г. были утверждены новые штаты, а приказом НКВД СССР № 1013 от 2 октября 1945 г. была объявлена расстановка личного состава ГУББ НКВД СССР, которые были следующими:

руководство: начальник ГУББ — генерал-лейтенант Леонтьев Александр Михайлович; заместители начальника Главного управления: генерал-майор Прошин Василий Степанович и генерал-майор Калинин Андрей Самсонович;

1 отдел (Украина, Молдавия) (генерал-майор Горшков Анатолий Петрович) (10 человек);

2 отдел (Прибалтика, Белоруссия) (подполковник Головлев Владимир Яковлевич) (10 человек);

3 отдел (Средняя Азия, Казахстан, Северный Кавказ, Закавказье) (подполковник Карлин Вениамин Залманович) (10 человек);

4 отдел (РСФСР) (полковник Маричев Николай Константинович) (10 человек);

5 отдел (следственный) (полковник Баранников Алексей Васильевич) (9 человек);

6 отдел (информационно-учетный) (полковник Трофимов Павел Лукич) (27 человек);

7 отдел (оперативная радиосвязь) (полковник Свирин Сергей Григорьевич) (18 человек);

Секретариат ГУББ (подполковник Крыжановский Николай Васильевич) (13 человек).

Всего по ГУББ НКВД СССР — НО человек.

8 февраля 1946 г. С.Н. Круглов подписал приказ НКВД СССР № 0099 об организации УНКВД Закарпатской области с дислоцированием в городе Ужгороде (на основании Указа ПВС СССР от 22 января 1946 г. об образовании Закарпатской области в составе Украинской ССР), а приказом НКВД СССР № 00189 от 8 марта 1946 г. были утверждены штаты нового управления НКВД:

руководство — начальник УНКВД, заместитель начальника управления, заместитель начальника УНКВД по милиции (он же начальник Управления милиции), заместитель начальника УНКВД по кадрам;

Секретариат УНКВД (7 человек);

Управление милиции (124);

Отдел пожарной охраны (14);

Тюремное отделение (5);

Отдел по борьбе с бандитизмом (35 человек): руководство ОББ — начальник отдела, заместитель начальника отдела:

секретариат ОББ (3);

1-е отделение (агентурно-оперативное) (11);

2-е отделение (по руководству местными формированиями) (4);

3-е отделение (следственное) (7);

группа оперучета (3);

4-е отделение (радиосвязи) (5)

Отделение контрразведки НКВД «Смерш» (7);

1 спецотдел (учетно-архивный)(18);

2-е спецотделение (шифровально-дешифровальное)(3);

Группа по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью)(2);

Отдел кадров (20);

ХОЗО (95);

Финансовый отдел (14).

Всего по аппарату УНКВД — 360 человек. Всего по органам НКВД Закарпатской области — 1993 человека.

Город Ужгород, областной центр Закарпатской области, был освобожден от немецко-фашистских войск 27 октября 1944 г.; с мая 1945 до февраля 1946 г. (еще до официального образования Закарпатской области) начальником УНКГБ Закарпатской области работал М.М. Чередниченко; с 7 сентября 1945 до 21 октября 1946 г. начальником УНКВД Закарпатской области работал П.К. Сопруненко, а с 21 октября 1946 до 11 декабря 1948 г. — М.И. Савинов.

Приказом НКВД СССР № 191 от 8 февраля 1946 г. генерал-майор А.П. Горшков был освобожден от должности начальника 1 отдела ГУББ НКВД СССР в связи с назначением наркомом внутренних дел Кабардинской АССР, а приказом МВД СССР № 398 от 22 марта 1946 г. новым начальником 1 отдела ГУББ был назначен бывший начальник 3 отдела этого же главка подполковник В.З. Карлин.

Приказом НКВД СССР № 00179 от 2 марта 1946 г. на ГУББ НКВД СССР была возложена работа по репатриантам, прибывшим к месту постоянного жительства, на работу в промышленность и находящимся в проверочно-фильтрационных пунктах. В ГУББ был организован Отдел по руководству агентурно-оперативной работой по изменникам Родины, предателям, немецким ставленникам и пособникам (18 человек по штату). В УББ НКВД Украины и Белоруссии были созданы соответствующие отделы, а в других НКВД-УНКВД — отделения и группы по репатриантам.

Постановлением СНК СССР № 96 от 15 января 1946 г. бывший нарком внутренних дел Украинской ССР B.C. Рясной был утвержден 1-м заместителем наркома внутренних дел СССР, а распоряжением МВД СССР № 86 от 25 апреля 1946 г. на него была возложена обязанность по наблюдению за работой ГУББ МВД СССР (Постановлением Совета Министров СССР № 342 от 24 февраля 1947 г. 1-м заместителем Министра внутренних дел СССР был утвержден И.А. Серов, а распоряжением МВД СССР № 92 от 25 февраля 1947 г. на него была возложена обязанность по наблюдению за работой ГУББ МВД СССР, которую он исполнял до передачи ГУББ-ГУОР из МВД СССР в МГБ СССР в 1950 г.).

28 марта 1946 г. начальник ГУББ МВД СССР А.М. Леонтьев представил на имя B.C. Рясного докладную записку «О результатах борьбы с бандитизмом и организующим его антисоветским подпольем за 1945 год», в которой говорилось следующее: «В течение года по Советскому Союзу ликвидировано:

антисоветских организаций и групп — 1198, участников в них — 9676;

немецких парашютистов — 147;

агентов иностранных разведок — 503;

ставленников и пособников немецким оккупантам — 18420;

вооруженных банд — 4226, участников в них — 179187;

бандитов-одиночек — 12265;

изъято дезертиров — 77 071, уклонившихся от службы в Красной Армии — 239805;

выселено семей бандитов — 8561 (21436 человек);

изъято единиц огнестрельного оружия — 160598, мин и гранат — 195801, патронов -7266842, раций — 29, пишущих машинок и других множительных аппаратов — 121».

Вооруженным бандам и организующему их антисоветскому подполью нанесены непоправимые потери. Разгромлены основные банды и значительное число подпольных националистических организаций. Этот разгром, наряду с улучшением политической работы на селе, обусловил усиление разложения банд, явку с повинной большого числа рядовых бандитов, а также ряда руководящих лиц из подпольных националистических организаций.

Главнейшим политическим итогом нанесенных националистическим бандам ударов является потеря их влияния на население, что способствовало росту активного участия широких масс в политических и хозяйственных мероприятиях органов Советской власти в районах, пораженных бандитизмом.

В западных областях УССР ликвидированы все крупные вооруженные банды (курени, сотни), в основном, разгромлены районные и надрайонные боевки СБ, станичные и кущевые организации ОУН и ликвидировано значительное число лиц из руководящего состава окружных, областных, краевых и центрального проводов. В областях остались мелкие группы кадровых бандитов и ряд пока еще не вскрытых подпольных оуновских организаций (центральные, краевые, окружные).

В Литовской ССР разгромлены основные подпольные организации: «Армия свободы Литвы» (ЛЛА), «Союз литовских партизан (ЛПС), „Верховный комитет освобождения Литвы“ (ВКОЛ) и крупные банды. Однако в республике остались еще не ликвидированными много мелких, но активных банд и разветвленная сеть подпольных националистических организаций, создающих в республике напряженную обстановку.

В западных областях БССР разгромлены все крупные организации и банды Армии крайовой (АК). Остались отдельные мелкие банды в Гродненской, Молодечненской и Брестской областях.

В Латвийской ССР ликвидирована наиболее активная подпольная националистическая организация „Объединение защитников отечества (партизан) Латвии“ и ее банды, оперировавшие в Двинском, Екабпилском, Илукстском и Резекненском уездах. Частично ликвидирована созданная немцами организация „Ягдфербанд Остланд“. В республике остались мелкие банды в Вилякском, Валкском, Илукстском и Валми-ерском уездах, руководимые немецким парашютистом „Цинитис“.

В Эстонской ССР вскрыты и ликвидированы отдельные националистические организации (Хендриксона и другие) и разгромлены основные вооруженные банды. Остались неликвидированными отдельные мелкие, но активные бандгруппы.

На остальной территории СССР работа по борьбе с бандитизмом выражалась в ликвидации бандитско-грабительских групп, бандитов-одиночек и остатков ранее разгромленных банд на Северном Кавказе.

Коллектив сотрудников органов МВД в борьбе с бандитизмом показал самоотверженное служение Родине и, непрерывно совершенствуя методы чекистской работы, настойчиво и успешно применял их при ликвидации националистического подполья и вооруженных банд.

Прошу Вас разрешить органам МВД представить к правительственным наградам и к наградам по линии Министерства наиболее отличившихся в борьбе с бандами сотрудников органов МВД и бойцов истребительных батальонов».[170]

Не дожидаясь решения о награждении сотрудников правительственными наградами, были подписаны приказы НКВД-МВД СССР о награждении работников НКВД Украинской ССР, НКВД Латвийской ССР и НКВД Литовской ССР наградами по линии НКВД-МВД СССР.

Приказом НКВД СССР № 61 от 18 февраля 1946 г. «за успешное выполнение заданий НКВД СССР» знаком «Заслуженный работник НКВД» были награждены следующие сотрудники НКВД УССР: заместитель НКВД УССР по милиции комиссар милиции 2 ранга Николай Алексеевич Дятлов; начальник Отдела истребительных батальонов УББ НКВД УССР майор Андрей Семенович Дядюн; заместитель начальника УББ НКВД УССР подполковник Александр Федорович Задоя; заместитель НКВД УССР по кадрам полковник Тимофей Семенович Кальненко; начальник Тюремного управления НКВД УССР полковник Григорий Николаевич Николаев; а также начальники областных управлений НКВД УССР: Львовской области — комиссар милиции 2 ранга Евгений Семенович Грушко; Станиславской области — полковник Филипп Михайлович Нейзмайлов; Черновицкой области — полковник Михаил Тимофеевич Руденко; Тернопольской области — полковник Роман Николаевич Сараев; Закарпатской области — генерал-майор Петр Карпович Сопруненко; Ровенской области — генерал-майор Владимир Матвеевич Трубников; Волынской области — полковник Александр Михайлович Яковенко.

Всего знаком «Заслуженный работник НКВД» наградили 94 сотрудника НКВД УССР.

Приказом НКВД СССР № 72 от 25 февраля 1946 г. знаком «Заслуженный работник НКВД» были награждены сотрудники НКВД Латвийской ССР: заместитель наркома внутренних дел Латвийской ССР по кадрам полковник Николай Степанович Захаров; начальник ОББ НКВД Латвийской ССР подполковник Алексей Герасимович Корнеев.

Всего знаком «Заслуженный работник НКВД» наградили 9 сотрудников НКВД Латвийской ССР.

Приказом МВД СССР № 109 от 22 марта 1946 г. знаком «Заслуженный работник НКВД» были награждены сотрудники МВД Литовской ССР: министр внутренних дел Литовской ССР генерал-майор Иосиф Марцианович Барташунас; бывший начальник ОББ НКВД Литовской ССР подполковник Борис Георгиевич Бурылин; начальник ОКР «Смерш» МВД Литовской ССР полковник Александр Васильевич Гусев; начальник УББ и заместитель министра внутренних дел Литовской ССР генерал-майор Петр Михайлович Капралов; заместитель начальника Управления милиции МВД Литовской ССР полковник милиции Феликс Фомич Купчунас; заместитель министра внутренних дел Литовской ССР по кадрам полковник Антанас Антонович Мицкевичюс; заместитель начальника УББ МВД Литовской ССР полковник Яков Федорович Синицин; начальник Тюремного отдела МВД Литовской ССР полковник Александр Александрович Чечев.

Всего знаком «Заслуженный работник НКВД» наградили 21 сотрудника МВД Литовской ССР.

Приказом МВД СССР № 1293 от 9 сентября 1946 г. генерал-майор А.С. Калинин был освобожден от должности заместителя начальника ГУББ МВД СССР в связи с назначением начальником УМВД Крымской области, а приказом МВД СССР № 42 от 10 января 1947 г. заместителем начальника ГУББ МВД СССР был назначен бывший начальник 6 отдела того же главка полковник П.Л. Трофимов.

9 сентября 1946 г. заместитель министра внутренних дел СССР по войскам генерал-полковник А.Н. Аполлонов, находящийся в это время в городе Вильнюсе Литовской ССР, подписал приказ № 004, в котором было записано следующее: «В целях ликвидации банд „Варнас“, „Апинис“ приказываю:

1. В период с 11 по 13 сентября 1946 г. провести операцию в лесах северо-восточнее Мариамполя (карта района операции прилагается).

2. К операции привлечь следующие части и подразделения войск МВД:

а) 108 стрелковый полк общей численностью 500 чел.;

б) две мангруппы 94 погран. отряда общей численностью 500 чел.;

в) батальон МПВО общей численностью 150 чел.

3. Проведение операции возложить на генерал-майора тов. Панкина. Заместителем его по оперативной части назначить начальника Мариамполького уездного отдела МВД подполковника т. Ключенок.

4. Район операции, согласно прилагаемой карты, разбить на 10 боевых участков. В распоряжение начальников боевых участков выделить отряды численностью не менее 100 чел.

5. Начальникам боевых участков разбить свои отряды на РПГ численностью не менее 15 чел. в каждой, закрепив за ними определенный район действий. Начальниками РПГ назначить офицеров.

6. Начальнику Мариампольского уездного отдела МВД:

а) создать следственно-фильтрационную группу из числа опер, работников в количестве 3 чел.;

б) на каждый боевой участок выделить по одному опер, работнику в качестве заместителя начальника участка по оперативной части;

в) в период подготовки и проведения операции использовать все имеющиеся агентурные и следственные материалы о бандах, намеченных к ликвидации; в целях получения дополнительных данных о бандах установить ежедневные встречи с имеющейся агентурой;

г) подобрать и выделить из числа бойцов истребительных батальонов и по договоренности с местными сов. парторганизациями из числа сов. партактива проводников и переводчиков.

7. Отрядам в районы своих боевых участков выйти к 12 час. и начать операцию в 13 час. 11 сентября с.г.

8. РПГ вести непрерывный поиск бандитов в заданном районе, подвергая тщательной проверке документы у взрослого населения, а также тщательному просмотру все жилые и хозяйственные постройки, всякого рода укрытия в лесах и болотах. Всех подозрительных и без документов задерживать и передавать для фильтрации начальникам боевых участков.

9. При обнаружении бандитов и при боевых столкновения с ними вести бой на окружение и уничтожение бандитов. При попытке уклониться от боя немедленно организовывать и вести преследование бандитов до полного их уничтожения или захвата. Преследование вести непрерывно днем и ночью с полным напряжением сил независимо от границ боевых участков во взаимодействии с соседними РПГ и боевыми участками.

10. Активный поиск бандитов вести в дневное время. На период темного времени начальникам боевых участков выставлять максимум засад, секретов и других видов неподвижных нарядов, используя это же время для поочередного отдыха личного состава.

11. В распоряжение начальников боевых участков выделить розыскных собак.

12. Генерал-майору Панкину во избежание столновения отдельных подразделений между собой разработать условные знаки и сигналы взаимного опознования.

13. Начальнику ОУВС Литовского округа инженер-полковнику т. Горскому принять срочные меры к бесперебойному снабжению продовольствием и горючим все подразделения, принимающие участие в операции. Личному составу, занятому в операции, выдать усиленный сухой паек в разнообразном ассортименте, обеспечить обувью и заменить пришедшее в негодность обмундирование.

14. Предупредить весь личный состав, принимающий участие в операции и, в первую очередь, офицерский состав, об ответственности за всякого рода незаконные действия по отношению к местному населению.

15. Бойцов и офицеров, отличившихся при проведении данной операции, представить мне для поощрения.

16. О ходе операции докладывать мне по состоянию на 8.00 и 20.00 час. ежедневно.

17. Личному составу по окончании операции предоставить суточный отдых. Приказ разослать заинтересованным.

Зам. министра внутренних дел Союза ССР

генерал-полковник Аполлонов».

Проведение операции на основании вышеизложенного приказа № 004 от 9 сентября 1946 г. было возложено на заместителя командира 4 стрелковой дивизии ВВ МВД Прибалтийского округа генерал-майора И.С. Панкина. Подобные операции в этот же период в Литовской ССР проводились под руководством начальника ВВ МВД СССР генерал-лейтенанта П.В. Бурмака и начальника ВВ МВД Прибалтийского округа генерал-майора А.С. Головко.

На основании Постановления Совета Министров СССР № 101-48сс от 20 января 1947 г. С.Н. Круглов и B.C. Абакумов 21 января 1947 г. подписали совместный приказ МВД СССР и МГБ СССР № 0074/0029 «О передаче из МВД СССР внутренних войск в МГБ СССР», в котором было записано:

«1. Передать из МВД СССР в МГБ СССР внутренние войска МВД общей штатной численностью 68582 человека с вооружением, казарменным и жилым фондом, транспортом и другим имуществом.

2. Для подготовки офицерских кадров передать из МВД СССР в МГБ СССР Саратовское и Сортавальское училища войск МВД.

3. Закрепить за войсками МГБ СССР 120 мест в Военном институте МВД СССР и 60 мест в Саратовской Краснознаменной школе усовершенствования политсостава войск МВД.

4. Передать в МГБ СССР:

а) из Главного управления МВД СССР по борьбе с бандитизмом 1 и 2 отделы с личным составом;

б) весь аппарат МВД по борьбе с бандитизмом в Эстонской, Латвийской и Литовской ССР, а также в западных областях Украинской и Белорусской ССР;

в) 2/3 личного состава Управлений по борьбе с бандитизмом МВД Украины и МВД Белоруссии.

Передачу указанных аппаратов по борьбе с политбандитизмом из МВД в МГБ произвести со всем личным составом, транспортом, служебными и жилыми помещениями и имуществом.

5. Передачу и прием войск, училищ и аппаратов по борьбе с бандитизмом произвести в 5-дневный срок следующим товарищам:

от МВД СССР — заместитель министра внутренних дел СССР генерал-полковник Аполлонов и начальник Главного управления МВД СССР по борьбе с бандитизмом генерал-лейтенант Леонтьев;

от МГБ СССР — заместитель министра государственной безопасности СССР генерал-лейтенант Огольцов».

К приказу прилагался перечень соединений и частей внутренних войск МВД СССР, передаваемых в МГБ СССР: Главное управление внутренних войск МВД СССР; 1 мотострелковая ордена Ленина Краснознаменная дивизия имени Ф. Дзержинского; 4 стрелковая дивизия; 5 стрелковая дивизия; 7 стрелковая дивизия; Управление внутренних войск МВД Украинского округа; 62 стрелковая дивизия; 65 стрелковая дивизия; 81 стрелковая дивизия; 82 стрелковая дивизия; 64 стрелковая дивизия; Управление внутренних войск МВД в Германии; 38 стрелковый Краснознаменный ордена Суворова полк; 83 стрелковый Краснознаменный полк; 92 стрелковый Карпатский Краснознаменный полк; 105 стрелковый Рижский Краснознаменный полк; 157 стрелковый Краснознаменный ордена Александра Невского полк; 13 мотострелковый полк; 8 отдельный мотострелковый полк; 290 отдельный мотострелковый полк; 562 отдельный стрелковый батальон; Отдельный батальон связи Главного управления внутренних войск; 1 отдельный полк спецслужбы (радиоперехват); 1 отдельный дивизион спецслужбы; 2 отдельный дивизион спецслужбы; 3 стрелковый Кенигсбергский ордена Красной Звезды дивизион спецслужбы; 4 отдельный дивизион спецслужбы; 5 отдельный дивизион спецслужбы; 6 отдельный дивизион спецслужбы; 7 отдельный дивизион спецслужбы; 8 отдельный дивизион спецслужбы; 9 отдельный ордена Александра Невского дивизион спецслужбы; 10 отдельный дивизион спецслужбы; 11 отдельный дивизион спецслужбы; Отдельный запасной дивизион спецслужбы; 1 отдельная радиостанция спецслужбы; 2 отдельная стрелковая рота; 185 отдельная стрелковая рота.

В утвержденном 3 сентября 1980 г. «Перечне управлений, соединений, частей войск НКВД-МВД-МГБ СССР, принимавших участие в боевых операциях по ликвидации националистического подполья на территориях Украинской ССР, Белорусской ССР и Прибалтийских республик с 1 января 1944 г. по 31 декабря 1951 г.» указаны следующие сроки участия перечисленных подразделений в боевых операциях: Управление и спецподразделения ВВ НКВД-МВД Белорусского округа, пункт дислокации — г. Минск, период участия — с 16 апреля 1944 по 18 июня 1946 г.; место проведения боевых операций — Западные области БССР; Управление и спецподразделения ВВ НКВД-МВД Прибалтийского округа, пункт дислокации — г. Вильнюс, период участия — с 1 декабря 1944 по 4 мая 1946 г.; место проведения боевых операций — Литва, Латвия, Эстония; Управление и спецподразделения ВВ НКВД-МВД-МГБ Украинского округа, пункт дислокации — г. Киев, период участия — с 1 февраля 1944 по 31 декабря 1951 г.; место проведения боевых операций — Западные области УССР.

Дивизии: Орджоникидзевская стрелковая дивизия (место дислокации — г. Луцк, период участия в боевых операциях — с 23 марта по 13 апреля 1944 г.; район проведения боевых операций — Волынская область); Сухумская сд (г. Сарны; с 26 марта по 13 апреля 1944 г.; Ровенская область); ОМСДОН имени Дзержинского (1 мед имени Дзержинского) (г. Москва; отдельные подразделения дивизии с 31 января по 8 марта 1946 г. в Литве; с 11 марта 1949 по 10 апреля 1949 г. в Латвии; с 28 июля по 25 октября 1951 г. в Станиславской области УССР);

4 сд (г. Вильнюс; с 30 июля 1944 по 31 декабря 1950 г., Литва); 5 сд (г. Рига; с 20 октября 1944 по 31 декабря 1950 г.; Латвия); 6 сд (гг. Вилейка, Ошмяны; с 15 апреля 1944 по 4 октября 1945 г.; Западные области БССР); 7 мед (гг. Пинск, Минск; с 9 ноября 1944 по 31 декабря 1951 г.; Западные области БССР); 9 сд (гг. Луцк, Сарны; с 13 апреля по 16 октября 1944 г.; Волынская область); 10 сд (г. Сарны; с 25 марта 1944 по 6 июня 1946 г.; Ровенская область и Западные области БССР); 14 дивизия войск НКВД-МВД по охране ж.д. (г. Вильнюс; с 3 августа 1944 по 18 декабря 1951 г.; Литва); 32 дивизия войск НКВД-МВД по охране ж.д. (г. Львов; с 15 апреля 1944 по 15 мая 1946 г.; Львовская область); 59 дивизия ВВ НКВД (г. Львов, м. Судовая Вишня; с мая по октябрь 1945 г.; Львовская область); 62 сд (г. Львов; с 27 ноября 1945 по 30 сентября 1951 г.; Львовская область); 63 сд (г. Таллин; с 1 октября по 31 декабря 1946 г.; Эстония); 64 сд (гг. Дрогобыч, Трускавец; с 1 января по 6 мая 1948 г.; Западные области УССР); 65 сд (гг. Надворная, Збараж; с 15 июня 1946 по 19 июня 1951 г.; Станиславская и Тернопольская области УССР); 81 сд (гг. Дубно, Ровно; с 22 ноября 1945 по 24 июня 1951 г.; Ровенская и Волынская области УССР); 82 сд (г. Станислав; с 20 ноября 1945 по 19 сентября 1951 г.; Станиславская область).

Бригады: 16 стрелковая бригада ВВ НКВД (г. Сарны; с января по март 1944 г., с 5 августа по 10 октября 1944 г.; Ровенская область); 17 сб (г. Львов; с 8 августа по 10 октября 1945 г.; Львовская область); 18 сб (г. Киев; с 10 июня по 31 октября 1944 г.; Волынская и Львовская области); 19 сб (г. Станислав; с 26 марта 1944 по 10 октября 1945 г.; Станиславская область);

20 сб (гг. Костополь, Кременец; с марта 1944 по 10 октября 1945 г.; Ровенская и Тернопольская области); 21 сб (гг. Острог и Копычинцы; с 24 марта 1944 по 10 октября 1945 г.; Ровенская и Тернопольская области); 24 сб (гг. Ровно и Дубно; со 2 марта 1944 по 10 октября 1945 г.; Ровенская область); 25 сб (гг. Жолкив и Рогатин; с 26 августа 1944 по 15 октября 1945 г.; Станиславская область).

В борьбе с нацподпольем в разное время принимали также участие: около 100 отдельных полков войск НКВД-МВД-МГБ СССР (среди них: погранполки войск НКВД по охране тыла Действующей Красной Армии, полки по охране железных дорог, полки по охране особо важных объектов промышленности, полки конвойных войск, инженерно-противохимические полки войск МПВО НКВД-МВД), 12 отрядов, около 50 отдельных батальонов, 17 бронепоездов, 2 маневренные группы, 6 школ сержантского состава, а также Ленинградское, Орджоникидзевское, Саратовское военные училища МВД СССР и Московская пограншкола усовершенствования офицерского состава МВД СССР.

Накануне передачи работы по борьбе с бандитизмом из МВД в МГБ по состоянию на 1 января 1947 г. в разработке УББ МВД Литовской ССР находилось следующее количество лиц (по окраскам):

бегство и перелет за границу — 15 человек;

предательство и пособничество немцам — 999;

изменнические намерения — 59;

шпионаж в пользу Германии — 55;

шпионаж в пользу Англии — 1;

в террористических намерениях — 27;

в диверсии — 1;

во вредительстве и саботаже — 14;

в участии в антисоветских заговорах — 13;

в принадлежности к бандитским и повстанческим формированиям — 4 273;

в дезертирских намерениях — 296;

в пособничестве и укрывательстве бандитов — 380;

в антисоветской агитации:

с террористическими тенденциями — 2;

с повстанческими — 7;

пораженцы — 17;

распространителей провокационных слухов — 33;

в изготовлении, распространении антисоветских листовок и анонимок — 26;

разные антисоветские высказывания — 127;

в разглашении военной тайны — 1;

бывшие в плену врага — 9;

бывшие во вражеском окружении — 1;

в разных преступлениях — 154.

К 1 марта 1947 г. вся эта работа была передана из МВД в МГБ Литовской ССР.

Приказом МВД СССР № 327 от 10 марта 1947 г. генерал-лейтенант А.М. Леонтьев был освобожден от должности начальника ГУББ МВД СССР в связи с назначением на должность начальника Главного управления милиции (ГУМ) МВД СССР. Новым начальником ГУББ приказом МВД СССР № 1659 от 16 декабря 1947 г. был назначен бывший заместитель начальника этого же главка генерал-майор B.C. Прошин.

Приказом МВД СССР № 00665 от 24 июня 1947 г. «в целях объединения работы по выполнению заданий оперативных управлений и отделов МВД СССР по наружному наблюдению и установкам» отделение разведки ГУББ МВД СССР и группа разведки Оперативного отдела ГУЛАГа МВД СССР были расформированы, а их функции переданы в Отдел контрразведки МВД СССР, где было образованно 8-е отделение.

Приказом МВД СССР № 00744 от 28 июня 1948 г. был утвержден новый штат и расстановка личного состава ГУББ МВД СССР, которые были следующими:

руководство: начальник ГУББ — генерал-майор Прошин B.C., заместитель начальника ГУББ — полковник П.Л. Трофимов;

1 отдел (Украина, Молдавия, Белоруссия, Карелия, Калининградская, Ленинградская, Мурманская, Новгородская и Псковская области): начальник отдела — вакансия, заместитель начальника отдела — полковник Прокопюк Н.А. (11 человек);

2 отдел (центральные области и автономные республики РСФСР): начальник отдела: генерал-майор Горбулин П.Н. (12 человек);

3 отдел (Средняя Азия, Казахстан, Северный Кавказ, Закавказье): начальник отдела — полковник Свирин С.Г. (11 человек);

4 отдел (Сибирь, Дальний Восток): начальник отдела — подполковник Поляков И.В. (11 человек);

5 отдел (следственный): начальник отдела — подполковник Карлин В.З. (12 человек);

6 отдел (оперативная радиосвязь): начальник отдела — подполковник Ломоносов А.Л. (15 человек);

Секретариат ГУББ, начальник Секретариата — подполковник Королев Л.В. (11 человек).

Всего по ГУББ МВД СССР — 85 человек

Указом ПВС СССР от 29 октября 1948 г. «за успешное выполнение специального задания Правительства» по борьбе с националистическим подпольем в Западной Украине были награждены:

орденом Красного Знамени — начальник ГУВВ МГБ СССР генерал-лейтенант Петр Васильевич Бурмак; начальник УМГБ Львовской области генерал-лейтенант Александр Иванович Воронин; заместитель начальника 5 управления МГБ СССР полковник Михаил Нифонович Головков; начальник управления 2-Н и заместитель МГБ УССР генерал-майор Виктор Александрович Дроздов; начальник УКР МГБ Белорусского военного округа генерал-майор Иван Ильич Ермолин; начальник УМГБ Тернопольской области полковник Василий Дмитриевич Коломиец; начальник УМГБ Дрогобычской области полковник Владимир Федорович Майструк; 1-й заместитель МГБ СССР генерал-лейтенант Сергей Иванович Огольцов; заместитель МГБ УССР генерал-майор Михаил Степанович Поперека; заместитель начальника 2 главного управления МГБ СССР генерал-лейтенант Леонид Федорович Райхман; МГБ УССР

генерал-лейтенант Сергей Романович Савченко; начальник УМГБ Станиславской области полковник Роман Николаевич Сараев; начальник УВВ МГБ Украинского округа генерал-майор Сергей Максимович Фадеев;

орденом Отечественной войны I степени — заместитель МГБ СССР генерал-лейтенант Афанасий Сергеевич Блинов; начальник УМГБ Киевской области полковник Михаил Стратонович Бондаренко; начальник УКВ МВД СССР генерал-лейтенант Виктор Михайлович Бочков; начальник ГУО МГБ СССР на транспорте генерал-лейтенант Александр Анатольевич Вадис; заместитель МВД УССР по неоперативным вопросам комиссар милиции 3 ранга Николай Алексеевич Дятлов; начальник Отдела 2-Н и заместитель начальника 2 главного управления МГБ СССР генерал-лейтенант Яков Афанасьевич Едунов; заместитель МГБ УССР генерал-майор Даниил Иванович Есипенко; начальник УМГБ Волынской области полковник Иван Арсентьевич Матвиенко; начальник 2 главного управления МГБ СССР генерал-майор Евгений Петрович Питовранов; начальник УКР МГБ Одесского военного округа генерал-майор Петр Калинович Прищепа; заместитель начальника УВВ МГБ Украинского округа по политчасти полковник Сергей Сергеевич Прокофьев; начальник УМГБ Черновицкой области полковник Николай Антонович Решетов; заместитель начальника ГУВВ МГБ СССР генерал-лейтенант Моисей Иосифович Сладкевич; начальник Следчас-ти МГБ УССР подполковник Виктор Георгиевич Цепков; начальник УМГБ Ровенской области полковник Владимир Григорьевич Шевченко; начальник Секретариата ОСО при МГБ СССР генерал-майор Анатолий Александрович Эсаулов;

орденом Отечественной войны II степени — начальник УМГБ Ворошиловградской области полковник Николай Федорович Ильясов; начальник УМГБ Днепропетровской области полковник Николай Васильевич Сурков;

орденом Красной Звезды — начальник УМГБ Херсонской области полковник Михаил Васильевич Крашенинников; начальник УМГБ Житомирской области полковник Константин Михайлович Марковский; начальник УМГБ Николаевской области полковник Александр Николаевич Мартынов; начальник УМГБ Каменец-Подольской области полковник Матвей Леонтьевич Руденко.

Всего было награждено 1708 человек, из них орденом Красного Знамени — 49, орденом Отечественной войны I степени — 193, орденом Отечественной войны II степени — 272, орденом Красной Звезды — 572, медалью «За отвагу» — 523, медалью «За боевые заслуги» — 99.[171]

В марте 1949 г. начальник ГУББ B.C. Прошин, начальник ГУМ А.М. Леонтьев, начальник ГУЛАГа Г.П. Добрынин, начальник ОСП В. В. Шиян и начальник 1 с/о МВД СССР А.С. Кузнецов подготовили предложения по реорганизации ГУББ МВД СССР. В докладной записке на имя министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова было записано следующее: «В связи с изменившейся оперативной обстановкой по борьбе с бандитизмом и целесообразностью объединения всех мероприятий в ГУББ МВД СССР по розыску и задержанию особо опасных преступников, бежавших из лагерей и спецпоселений и являющихся основной базой для возникновения и пополнения бандитских шаек, считать необходимым:

1. Объединить мероприятия ГУББ, ГУЛАГ, ГУМ, ГУПВИ и ОСП МВД СССР по розыску бежавших из лагерей и спецпоселений в одном руководящем и контролирующем центре, возложив эту работу в центре на Главное управление МВД СССР по борьбе с бандитизмом и на местах на его периферийные аппараты.

2. Передать в состав ГУББ МВД СССР:

а) 8 отдел 1-го управления ГУЛАГа МВД СССР и на местах оперативно-розыскные отряды, заставы и оперпосты, организованные в соответствии с приказом МВД СССР № 001460;

б) полностью аппарат Отдела спецпоселений МВД-УМВД Украинской ССР, Литовской ССР и Крымской области, а из остальных периферийных аппаратов отдела спецпоселений МВД-УМВД только лишь следственных работников.

3. В связи с этим Главное управление МВД СССР по борьбе с бандитизмом реорганизовать в Главное оперативное управление МВД СССР, а на местах управления — отделы по борьбе с бандитизмом в оперативные управления-отделы МВД-УМВД.

4. Возложить на Главное оперативное управление МВД СССР и оперативные управления-отделы МВД-УМВД республик, краев и областей:

а) агентурно-оперативную работу по ликвидации устойчивых бандитских шаек и их пособнической базы;

б) агентурно-оперативный розыск бежавших из лагерей и колоний ГУЛАГа, лагерей военнопленных, мест спецпоселений и выселений;

в) розыск административно ссыльных и высланных;

г) агентурно-оперативный розыск дезертиров из Советской Армии;

д) розыск репатриантов, уклоняющихся от фильтрации, выявление и оформление на спецпоселение репатриантов, подпадающих под действие директивы МВД СССР № 97;

е) выполнение специальных заданий МВД СССР.

5. Управлению кадров МВД СССР совместно с Главным оперативным управлением МВД СССР в месячный срок разработать и утвердить штаты оперативных управлений-отделов МВД-УМВД.

6. Главному оперативному управлению МВД СССР в месячный срок разработать и представить на утверждение положение о Главном оперативном управлении МВД СССР и оперативных управлениях-отделах МВД-УМВД республик, краев и областей».

Приказом МВД СССР № 00305 от 5 апреля 1949 г. в составе ГУББ МВД СССР был организован 7 отдел (по руководству и контролю за деятельностью оперативно-розыскных отрядов, застав и оперативных постов МВД-УМВД по розыску бандитов, бежавших из тюрем, лагерей и колоний, лагерей военнопленных, из мест спецпоселений, репатриантов и уклоняющихся от фильтрации) (9 человек по штату). Начальником 7 отдела ГУББ был назначен полковник А.Н. Карамышев (бывший начальник 8 отдела 1 управления ГУЛАГа МВД СССР с аналогичными функциями).

Приказом МВД СССР № 479 от 20 апреля 1949 г. новым заместителем начальника ГУББ МВД СССР вместо П.Л. Трофимова был назначен бывший министр внутренних дел Туркменской ССР генерал-майор B.C. Егнаров.

Приказом МВД СССР № 0296 от 14 мая 1949 г. на 6 отдел (оперативной радиосвязи) ГУББ МВД СССР была возложена регистрация радиостанций органов МВД СССР, бронирование в Министерстве связи СССР позывных и рабочих частот и распределение их между главками МВД СССР.

Острым оружием в борьбе сталинского руководства с националистическим подпольем были депортации. В книге известного специалиста по депортациям в СССР В.Н. Земскова, в частности, записано: «В мае — июне 1941 г. было осуществлено выселение „антисоветского элемента“ из Литвы, Латвии, Эстонии, Молдавии, Западной Украины, Западной Белоруссии. Вместе с семьями выселялись бывшие помещики, фабриканты, крупные торговцы, домовладельцы, чиновники, офицеры, жандармы, активисты распущенных политических партий, депутаты сеймов и т. д. В какой-то мере это напоминало изгнание в 1935 г. „бывших людей“ из Ленинграда. Среди депортированных в мае-июне 1941 г. из указанных регионов имелись представители самых различных национальностей (включая русских, евреев, гагаузов и др.), и национальный признак при проведении этой акции не обозначался, но на практике она приобретала черты частичной этнической чистки: подавляющее большинство выселенных из Литвы составляли литовцы, из Латвии — латыши, из Эстонии — эстонцы, из Молдавии, молдаване, из Западных областей Украины и Белоруссии — соответственно украинцы и белорусы. В принципе, так получилось естественным образом, поскольку перечисленные национальности составляли основное население регионов, откуда производилась данная депортация.

Выселение „антисоветского элемента“ из западных областей УССР и БССР осуществлялось на основании специального Постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 14 мая 1941 г., а относительно Литвы, Латвии, Эстонии и Молдавии в одном из документов 9 управления МГБ СССР, составленном в 1953 г., записано так: „Выселение произведено по распоряжению товарища Берия от 14.06.41, данного им в соответствии с указанием Правительства“.

Всего, по данным на 15сентября 1941 г., в ссылку на поселение поступило 85716 человек „антисоветского элемента“, из них: 27887 было выселено из Западной Белоруссии, 22648 — Молдавии, 12682 — Литвы, 9595 — Западной Украины, 9236 — Латвии и 3668 — из Эстонии».

С момента включения Литвы, Латвии, Эстонии, Западной Украины, Западной Белоруссии, Правобережной Молдавии и Северной Буковины в состав СССР и до начала Великой Отечественной войны из этих регионов было депортировано около 470000 человек, из них около 380000-385000 поляков и польских граждан и более 85000 «антисоветского элемента» независимо от национальности.[172]

В 1944–1947 гг. на спецпоселение поступило 100310 оуновцев. 10 сентября 1947 г. было принято Постановление Совета Министров СССР № 3214-1050сс о выселении членов семей оуновцев и активных бандитов, как арестованных, так и убитых при столкновениях. 4 октября 1948 г. Постановление СМ СССР № 3728-1524сс о выселении в порядке ответных мер членов семей оуновцев и активных бандитов в северные районы страны. К началу 1953 г. на спецпоселении находилось более 175 000 человек оуновцев.

За 1945–1949 гг. из Прибалтики было выселено более 143600 человек, из них: свыше 81200 — из Литвы, почти 41900 — из Латвии, более 20500 — из Эстонии.

На основании Постановления СМ СССР № 1290-467сс от 6 апреля 1949 г. о выселении из Молдавской ССР бывших кулаков, крупных помещиков, немецких пособников, белогвардейцев, участников профашистских организаций, а также семей этих лиц, было выселено 35796 человек.

Часть лиц, находящихся на спецпоселении, была направлена туда по решениям Особого совещания при НКВД-МВД-МГБ СССР. Так, по состоянию на 1 июля 1952 г. на спецпоселении числилось 2771767 человек, из них — 420119 человек (15,2 %) были направлены на спецпоселёние по решениям ОСО, из них: 173410 оуновцев, 139379 прибалтов, 12435 выселенных в 1949 г. из Молдавии.

По состоянию на 1 января 1953 г. на спецпоселении числилось 2753356 человек, из них: оуновцев — 175063, выселенных из Прибалтики в 1945–1949 гг. — 139957 человек, из них: литовцев — 81158, латышей — 39279, эстонцев — 19520, выселенных из Молдавии в 1949 г. — 35838, кулаки из Литвы, выселенные в 1951 г. — 18 104, выселенные из Прибалтики в 1940–1941 гг. -14301, выселенные из Молдавии в 1940–1941 гг. -9793, выселенные из Западной Украины и Белоруссии в 1940–1941 гг. — 5592, выселенные кулаки из Западной Белоруссии в 1952 г. — 4431, выселеннные кулаки из Западной Украины в 1951 г. — 1445, выселеннные кулаки из Измаильской области в 1948 г.-1157.[173]

По состоянию на 1 января 1952 г. в ИТЛ и НТК МВД СССР числилось 2504514 заключенных, из них: русских — 1382801 человек или 55,2 %; украинцев — 492982 или 19,7 %; белорусов — 102045 или 4,1 %; молдован — 20685 или 0,8 %; литовцев — 47124 или 1,9 %; латышей — 30321 или 1,2 %; эстонцев — 26678 или 1,1 %.[174]

Указом ПВС СССР от 24 августа 1949 г. за работу по выселению из Прибалтики, Молдавии и Черноморского побережья Кавказа была награждена большая группа работников МВД СССР и МГБ СССР:

орденом Красного Знамени были награждены — МВД Литовской ССР генерал-майор Иосиф Марцианович Барташунас; заместитель МГБ Латвийской ССР полковник Ян Янович Веверс;

МГБ Литовской ССР генерал-майор Петр Михайлович Капралов; заместитель МГБ Латвийской ССР полковник Виктор Николаевич Козин; заместитель МВД Латвийской ССР по милиции комиссар милиции 3 ранга Алексей Алексеевич Кошелев; МГБ Эстонской ССР генерал-майор Борис Ганцевич Кумм; заместитель МГБ Литовской ССР полковник Андрей Павлович Леонов; заместитель начальника Отдела спецпоселений МВД СССР полковник Николай Васильевич Лютый; начальник ОКР МГБ Приволжского военного округа — уполномоченный МГБ СССР по Белецкому оперативному сектору в Молдавской ССР генерал-майор Александр Петрович Мисюрев; МГБ Молдавской ССР генерал-майор Иосиф Лаврентьевич Мордовец; МГБ Латвийской ССР генерал-майор Альфонс Андреевич Новик; заместитель МГБ Эстонской ССР полковник Павел Пантелеймонович Пастельняк; начальник управления 2-Н МГБ Литовской ССР полковник Илья Борисович Почкай; МВД Эстонской ССР генерал-майор Александр Иоганессович Резев; начальник 4 управления МГБ СССР — уполномоченный МГБ СССР по Бендерскому оперативному сектору в Молдавской ССР генерал-майор Вячеслав Павлович Рогов; заместитель МВД СССР генерал-лейтенант Василий Степанович Рясной; заместитель МГБ СССР по кадрам генерал-майор Михаил Георгиевич Свинелупов; заместитель МГБ СССР генерал-лейтенант Николай Николаевич Селивановский; начальник УМГБ Каунасской области Литовской ССР полковник Яков Федорович Синицын; МВД Молдавской ССР генерал-лейтенант Федор Яковлевич Тутушкин; начальник Отдела спецпоселений МВД СССР полковник Василий Васильевич Шиян; МВД Латвийской ССР генерал-майор Август Петрович Эглит;

орденом Отечественной войны I степени — заместитель МГБ СССР генерал-лейтенант Афанасий Сергеевич Блинов; начальник Управления конвойных войск МВД СССР генерал-лейтенант Виктор Михайлович Бочков; бывший МГБ Литовской ССР генерал-лейтенант Николай Дмитриевич Горлинский; начальник 4 отдела МГБ Литовской ССР полковник Матвей Федорович Дубровин; заместитель МГБ Латвийской ССР полковник Андрей Яковлевич Ефимов; 1-й заместитель МВД Литовской полковник ССР Петр Георгиевич Ефремов; начальник УМГБ Вильнюсской области

Литовской ССР полковник Михаил Егорович Захаров; заместитель МГБ Молдавской ССР по кадрам полковник Александр Алексеевич Колотушкин; начальник 2 управления ГУЛАГа МВД СССР — уполномоченный МВД СССР по выселению из Литовской ССР генерал-майор Иван Иванович Матевосов; начальник Пярнусского горотдела МГБ Эстонской ССР полковник Борис Гаврилович Назаров; 1-й заместитель МГБ СССР генерал-лейтенант Сергей Иванович Огольцов; заместитель МВД Латвийской ССР полковник Альберт Яковлевич Сиекс;

орденом «Отечественной войны II степени» — начальник управления охраны МГБ СССР Эстонской ж.-д. полковник Алексей Дмитриевич Григорьев; начальник Клай-педского горотдела МВД Литовской ССР полковник Николай Леонтьевич Ножницкий; заместитель МВД Молдавской ССР генерал-майор Павел Александрович Орлов; начальник 4 отдела ГУББ МВД СССР полковник Иван Васильевич Поляков; начальник ОББ МВД Литовской ССР полковник Алексей Алексеевич Соколов; заместитель начальника 2 главного управления МГБ СССР полковник Федор Григорьевич Шубняков;

орденом Красной Звезды — начальник ГУВВ МГБ СССР генерал-лейтенант Петр Васильевич Бурмак; начальник ГУО МГБ СССР на транспорте генерал-лейтенант Александр Анатольевич Вадис; заместитель начальника 5 управления МГБ СССР полковник Михаил Нифонович Головков; начальник Отдела 2-Н и заместитель начальника 2 главного управления МГБ СССР генерал-лейтенант Яков Афанасьевич Едунов; уполномоченный МГБ СССР по выселению из Молдавской ССР генерал-майор Иван Ильич Ермолин; начальник Инспекции МГБ СССР генерал-майор Сергей Федорович Кожевников; начальник ОББ МВД Молдавской ССР подполковник Григорий Никифорович Кульчицкий; начальник 2 главного управления МГБ СССР Евгений Петрович Питовранов; заместитель начальника 1 спецотдела МВД СССР полковник Дмитрий Иванович Пяды-шев; заместитель начальника 2 главного управления МГБ СССР генерал-лейтенант Леонид Федорович Райхман; начальник Отдела спецпоселений и заместитель начальника УМВД Красноярского края полковник Семен Матвеевич Шустин.

Всего было награждено — 3142 человека, из них: орденом Красного Знамени — 75, орденом Отечественной войны I степени — 183, орденом Отечественной войны II степени — 424, орденом Красной Звезды — 1182, медалью «За отвагу» — 814, медалью «За боевые заслуги» — 646 человека.[175] Указом ПВС СССР от 3 февраля 1964 г. Указ ПВС СССР от 24 августа 1949 г. о награждении за депортацию был частично отменен как неправильный.[176]

На основании Постановления Совета Министров СССР № 4723-1815сс от 13 октября 1949 г. и совместного приказа МВД СССР и МГБ СССР № 00968/00334 от 17 октября 1949 г. из МВД СССР в МГБ СССР были переданы: пограничные войска и милиция и, соответственно, Главное управление погранвойск (ГУПВ) и Главное управление милиции (ГУМ).

Еще 1 сентября 1949 г. министр внутренних дел СССР С.Н. Круглов направил доклад на имя Л.П. Берия и Г.М. Маленкова о функциях и структуре МВД СССР в связи с передачей пограничных войск и органов милиции из МВД СССР в МГБ СССР. О ГУББ в этом докладе говорилось следующее: «Имеет своей задачей борьбу с уголовным бандитизмом, организацию розыска преступников, бежавших из мест заключения, розыск бежавших военнопленных, выселенцев и спецпоселенцев. Отделы по борьбе с бандитизмом МВД республик, УМВД краев и областей имеют оперативно-розыскные отряды (52), заставы и посты (72). Штат аппаратов по борьбе с бандитизмом 3937 человек, из них офицеровЗ 764, вольнонаемных 173. Штатная численность оперативно-розыскных отрядов, застав и постов 8665 человек».

Приказом МВД СССР № 00101 от 4 февраля 1950 г. «Об усилении работы по розыску бежавших преступников из мест заключения и спецпоселенцев-выселенцев, бежавших с мест обязательного поселения» были объявлены штаты, новое название ГУББ МВД СССР и расстановка личного состава Главного управления МВД СССР по оперативному розыску (ГУОР(бб) МВД СССР):

руководство: начальник главного управления — генерал-майор Прошин Василий Степанович, заместитель начальника главного управления — генерал-майор Егнаров Владимир Степанович;

1 отдел (Сибирь, Дальний Восток, Средняя Азия, Казахстан, Северный Кавказ и Закавказье), начальник отдела — полковник Поляков Иван Васильевич (15 человек);

2 отдел (Украина, Молдавия, Белоруссия, Прибалтика, Карело-Финская ССР, Европейская часть РСФСР), начальник отдела — подполковник Головлев Владимир Яковлевич (14 человек);

3 отдел (оперативно-следственный), начальник отдела — полковник Карлин Вениамин Залманович (10 человек);

4 отдел (по надзору за радиосвязью органов МВД), начальник отдела — подполковник Ломоносов Александр Леонтьевич (15 человек);

Секретариат ГУОР (бб), начальник Секретариата — подполковник Забоев Анатолий Иванович (7 человек).

Всего по ГУОР (бб) МВД СССР — 63 человека

Приказом МВД СССР № 183 от 21 февраля 1950 г. бывший заместитель начальника ГУББ МВД СССР П.Л. Трофимов был назначен заместителем начальника Отдела спецпоселений МВД СССР.

21 июля 1950 г. первый заместитель министра внутренних дел СССР И.А. Серов и министр государственной безопасности СССР B.C. Абакумов подписали совместный приказ № 00464/00392 с объявлением Постановления Совета Министров СССР № 3077-1286сс от 14 июля 1950 г. «О передаче спецпоселений из МВД СССР в МГБ СССР», на основании которого из МВД СССР в МГБ СССР передавались: Отдел спецпоселений МВД СССР и его местные органы; Главное управление по борьбе с бандитизмом (Главное управление МВД СССР по оперативному розыску) и его местные органы; 2 и 3 отделения 1 спецотдела МВД СССР; Секретариат Особого совещания при МВД СССР (док. № 151).

Для приема — передачи указанных аппаратов была создана совместная комиссия в составе: от МВД СССР — заместители министра внутренних дел СССР B.C. Рясной и В.В. Чернышов; от МГБ СССР — 1-й заместитель министра государственной безопасности СССР СИ. Огольцов и заместитель министра государственной безопасности СССР А.С. Блинов.

Прием — передачу всех аппаратов и дел было предписано закончить к 1 августа 1950 г. Акт приема — передачи ГУОР из МВД СССР в МГБ СССР был подписан 20 октября 1950 г., а приказом МГБ СССР № 3903 от 1 сентября 1951 г. бывший начальник ГУББ — ГУОР МВД СССР B.C. Прошин был назначен начальником УМГБ Пензенской области. Приказом МВД СССР № 1315 от 22 сентября 1950 г. бывший заместитель начальника ГУББ — ГУОР МВД СССР B.C. Егнаров был назначен начальником Управления охраны и заместителем начальника ГУЛАГа МВД СССР.

28 августа 1950 г. бывший начальник ОББ МВД Грузинской ССР, а на 28 августа 1950 г. — начальник ООР(бб) МГБ Грузинской ССР полковник Я.А. Жгенти направил на имя начальника ГООР МГБ СССР генерал-майора B.C. Прошина письмо следующего содержания: «В связи с тем, что в Центре встал вопрос на разрешении об оставлении ООР(бб) при МГБ или при милиции, решил представить Вам мои соображения по существу.

Основываясь на всем предшествующем опыте и практике работы по борьбе с бандитизмом, констатируем следующее:

1. В органах ВЧК-ОГПУ вся борьба с бандитизмом сосредоточивалась только в т. н. бандотделах, первоначально существовавших самостоятельно, а впоследствии вошедших в качестве самостоятельных отделений в Контрразведывательные отделы (КРО).

В этой структуре функциональности заключался глубокий смысл, так как опыт борьбы с бандитизмом показал, что все виды бандитизма, даже уголовного, не считая, конечно, чисто политического, закордонного и диверсионного, требуют особых, специфических агентурно-оперативных мероприятий чисто чекистского порядка. Это вызывалось, прежде всего, тем, что бандитизм, как правило, инспирировался контрреволюционным подпольем или закордонными разведками.

Даже уголовный бандитизм зачастую использовался контрреволюционными партиями или же сам по себе перерастал в политические формы, приобретая явно антисоветскую окраску и чаще всего террористическую (например, большинство бандформирований в Грузии во время Отечественной войны).

2. Бандитизм как таковой представляет собой серьезный вид преступности, выделяемый нашим законодательством в группу особо опасных преступлений против государства. И эта особенность требует от нас осуществления целого ряда специальных чекистско-оперативных мероприятий, безусловно обеспечивающих наибольший оперативный эффект.

Существует неверное, вредное и порочное мнение, что там, где отсутствуют действующие бандгруппы, нет необходимости вести чекистскую работу в этом направлении. Нелепость такого мнения очевидна.

Повседневно, планомерно и целеустремленно органы госбезопасности должны пополнять, уточнять и выверять оперативный учет всего бывшего бандэлемента, включая в него и базу в лице пособников и укрывателей, а также легализованных бандитов для того, чтобы вести кропотливую, тщательную и глубокую работу по их агентурному освещению и разработке. Это тем необходимо, что известно, как эти элементы в наиболее напряженные периоды, предшествующие войне или во время войны, а также при осложнениях международной обстановки проявляют склонность к преступной активизации самостоятельно, произвольно или в результате организационных мероприятий со стороны контрреволюционных элементов.

Вторая задача в этом аспекте заключается в том, чтобы в периоды затишья, используя спокойствие оперативной обстановки, обеспечивать себя законсервированной внутренней и маршрутной агентурой с назначением немедленной активизации при появлении или формировании бандгрупп на данной территории, имея целью влитие в эти формирования агентуры для подведения бандгрупп под оперативный удар.

3. В этой связи розыск дезертиров и беглецов из мест заключения, ссылки и высылки приобретает первостепенное значение, ибо из опыта Отечественной войны мы знаем, что, в основном, все бандформирования комплектовались преимущественно за счет беглецов и дезертиров. И это вполне естественное явление, так как этот элемент в силу своего нелегального положения и невозможности в связи с этим находить нормальные средства к существованию, легче всего объединяются в локальные группы или же используются извне контрреволюционными партиями и иностранными разведками.

4. В пользу того, что отделы по борьбе с бандитизмом должны находиться в системе МГБ, говорит и то соображение, что каждая банда в потенциале содержит повстанческие начала, которые, как известно, представляют чистый вид политических устремлений, направленных к свержению советской власти.

В свете изложенных соображений органам милиции, как это было до сих пор, традиционно свойственна работа по борьбе с грабежами, т. е. с действиями, производимыми эпизодическими и случайными формированиями, время от времени занимающимися грабежами и разбоями. Методика борьбы с ними совершенно иная и резко отличается от тактики борьбы с бандитизмом.

Опыт прошлого показал, что недолговременное нахождение отделов по борьбе с бандитизмом в системе милиции не давал положительных результатов и по-прежнему органы госбезопасности вынуждены бывали брать милицию на буксир и возглавлять эту работу, используя личный состав милиции чаще всего в качестве вооруженной силы.

Исходя из этих соображений, я полагаю, что наиболее целесообразно с оперативно-чекистской точки зрения иметь отделы по борьбе с бандитизмом (OOP) именно в системе органов государственной безопасности».

Таким образом, работа по борьбе с националистическим подпольем в западных областях Белоруссии, Украины, а также в Латвии, Литве, Эстонии и Молдавии в марте 1947 — в начале 1953 г. была сосредоточена в рамках МГБ СССР, где в составе 2 главного управления (контрразведывательного) был создан Отдел 2-Н (с 22.04.47 до 03.01.51 начальником этого отдела и заместителем начальника 2 ГУ МГБ СССР работал генерал-лейтенант Я.А. Едунов), а на местах — самостоятельные управления-отделы 2-Н, возглавляемые, в основном, заместителями министра государственной бе- ) зопасности (он же — начальник управления 2-Н), заместителями начальника УМГБ — области (он же — начальник Отдела 2-Н). Так, начальником управления 2-Н и заместителем МГБ Украинской ССР с 22 марта 1947 до 9 сентября 1950 г. работал генерал-майор В.А. Дроздов, возглавлявший в 1943 г. ОББ НКВД СССР. С 1 марта 1947 г. до 4 октября 1948 г. начальником управления 2-Н и заместителем МГБ Литовской ССР работал бывший начальник УББ МВД Литовской ССР генерал-майор П.М. Капралов. С 4 октября 1948 г. до 20 октября 1951 г. начальником управления 2-Н работал полковник И.Б. Почкай, а с 20 октября 1951 г. до 16 марта 1953 г. — подполковник Т.Н. Жупиков.

После смерти И.В. Сталина и последующего вслед за этим объединения МВД СССР и МГБ СССР в одно министерство: МВД СССР во главе с Л.П. Берия, работа по борьбе с нацподпольем была сосредоточена в 4 управлении (секретно-политическом) во главе с генерал-лейтенантом Н.С. Сазыкиным (заместители начальника управления — генерал-лейтенант Д.Г. Родионов и генерал-майор Г.В. Утехин), где 2 отдел занимался агентурно-оперативной работой по выявлению и пресечению националистических элементов и организаций (до мая 1953 г. Украину, Белоруссию и Прибалтику обслуживало 1 главное управление (контрразведывательное) МВД СССР). В марте — апреле 1953 г. 2 отдел 4 управления МВД СССР возглавлял генерал-майор И.И. Матевосов, а с 7 мая 1953 г. — генерал-лейтенант Г.С. Жуков.

Борьбой с уголовным бандитизмом (в зависимости от статей Уголовного кодекса) с 1947 до 1950 г. занимались, как ГУББ, так и Отдел уголовного розыска (ОУР) ГУМ МВД-МГБ СССР, а с октября 1950 до марта 1953 г. — Отдел-Управление уголовного розыска (уголовного сыска) ГУМ МГБ СССР. С марта 1953 г. — эта работа была возложена на Отдел уголовного розыска ГУМ МВД СССР.

5 июня 1953 г. Л.П. Берия направил министру внутренних дел Украинской ССР П.Я. Мешику письмо следующего содержания: «В дополнение к разговору по телефону считаю необходимым отметить, что Ваше письмо от 30 мая с.г. по вопросу численности органов МВД Украины написано непродуманно.

Установленная штатная численность органов МВД УССР вполне достаточна для выполнения стоящих перед ними задач. Такого количества чекистских и войсковых кадров Министерства внутренних дел Украины никогда не имело до войны, даже тогда, когда в республике велась активная борьба с контрреволюцией и ликвидацая банд, действовавших в ряде областей. Западные же области Украины перенасыщены чекистскими кадрами и войсками МВД.

Следовательно, необоснованным и ошибочным является Ваше заявление, что установленная для МВД УССР штатная численность органов мала и что это может нанести ущерб оперативной работе.

Серьезным недостатком в деятельности органов МВД Украины является то, что аппараты областных управлений, по сути дела, работают сами на себя и крайне медленно перестраиваются в чекистской работе.

Штаты органов МВД УССР утверждены. Примите решительные меры к быстрейшему наведению порядка в работе областных управлений, а также аппарата Министерства внутренних дел Украины. Л. Берия».

Как следует из письма Л.П. Берия, П.Я. Мешик жаловался на недостаточную численность чекистских кадров на Украине. По подсчетам авторов, численность сотрудников органов МВД Украины в 1953 г. (после объединения МВД и МГБ) составляла в среднем 2–3 сотрудника на 1000 человек населения республики. Если прибавить к этой численности военнослужащих войск МВД, то на 1000 человек населения получится в среднем 3–5 человек.

В других республиках: в Белоруссии, Латвии, Литве, Эстонии и Молдавии отношение количества работников МВД СССР на 1000 человек населения было примерно таким же Заметим также, что по сравнению с мартом—апрелем 1941 г. отношение численности сотрудников органов НКВД-НКГБ и военнослужащих войск НКВД на 1000 человек населения в указанных республиках существенно не изменилось.


Приказ МВД СССР № 00246 о мероприятиях по обеспечения выселения с территории западных областей Белорусской ССР кулаков с семьями | НКВД-МВД СССР в борьбе с бандитизмом и вооруженным националистическим подпольем на Западной Украине, в Западной Белоруссии и Прибалтике (1939-1956) | № 148