home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



День десятый. Понедельник

Мы с Ксенией долго рылись во всевозможных базах данных фонда «Возрождение», возглавляемого ее папой, но дом с квартирой депутата Верещагина фонд, похоже, совершенно не интересовал. Что с него поимеешь? Квартиры с второго этажа по четвертый все были распроданы, а на первом так и остались коммуналки, которые теперь уже явно никто не расселит.

– Но должны же быть какие-то архивы! – воскликнула Ксения.

– Кто вообще работает в фонде? – уточнила я у нее. – Есть настоящие специалисты или к твоему отцу устраивают родственников и знакомых?

– У фонда есть консультанты, – сказала Ксения.

– Давай посмотрим список консультантов. Может, нам кто-то подойдет?

– Вас интересует история квартиры? – уточнил один дядечка, которому позвонила Ксения и наплела, что телеканал, на котором она работает, хочет снять фильм про квартиру, где мы все содержались. – В таком случае вам лучше обратиться к «черным» археологам.

– А при чем здесь они? – удивилась Ксения. – Может, лучше все-таки в детективное агентство?

– Я не говорю, что они вам помогут. Я просто предполагаю, что возможность есть. И они могут узнать историю квартиры, если хорошо заплатите. У наших частных детективов все-таки несколько другая специализация.

Консультант фонда оставил нам два номера мобильных телефонов.

– Кстати, а фильм про квартиру – это мысль, – заметила Ксения, которая во время разговора с консультантом просто придумала этот предлог.

Она позвонила еще каким-то знакомым, там загорелись идеей, и следующие полчаса журналистке было совсем не до «черных» археологов. Она общалась с каким-то знакомым режиссером, потом с владельцем телекомпании и в результате сообщила мне, что «ребята» прямо сегодня сядут писать сценарий. Через неделю будет готов. Снимем сериал о наших приключениях. Серий на десять вполне можно растянуть.

– Ты себя сыграешь? – уточнила Ксения.

Я кивнула.

– На Вову и Гену артистов подберем.

– Почему? Ты думаешь, они не согласятся?

– Может, и согласятся, но они не фотогеничные. Ты их видела на пленке? Агриппина Аристарховна подойдет, если ей здоровье позволит. Иван Васильевич тоже. На роль американца у меня есть знакомый с рожей дебила. На финна тоже знаю, кто подойдет. Вот Шедевр…

– Давай без Шедевра. Не надо Родьку засвечивать.

– Подумаем, – сказала Ксения. – Может, вместо него кого-нибудь одноногого взять? Уроды оживляют фильм.

– Какой же Родька урод? – обиделась я за Шедевра.

– Ну, не совсем обычные люди, – отмахнулась Ксения. – Не придирайся к словам. Нам гораздо важнее решить, где снимать.

– В смысле?

– В самой квартире или другую под нее переоборудовать? Если в верещагинской, то получится быстрее. А нам надо быстрее, пока у народа из памяти это не стерлось.

– Послушай, но ведь съемка фильма – это долгий процесс… – заговорила я.

Ксения расхохоталась.

– Это раньше был долгий процесс. А теперь одну серию снимают за день. Все решают бабки. Сейчас сгоняем в офис телекомпании, там все обсудим и проедем с тобой к Верещагину.

– Но его мать же вроде там не живет, а насчет жены ничего не слышно! Я же тебя утром спрашивала.

– Вот и выясним все на месте. И адрес матери выясним. Верещагин-то на том свете, а его родственникам теперь деньги нужны.

– Он же лесом торговал! – напомнила я.

– Торговал. А расходы? Он на «лесные» деньги просто обустраивался.

Я хмыкнула. Я своими глазами видела это «обустройство».

– Думаешь, он просто так в депутаты подался? – продолжала Ксения. – Мне папа все подробно объяснил. А сколько Верещагин в депутатах-то ходил? Совсем мало. Значит, много нахапать еще не успел. По крайней мере на всю жизнь родственникам не хватит. А сдадут квартиру под съемку – получат бабки. Через год они вообще никому не будут нужны. Поехали!

– Но как же «черные» археологи?

– Успеется, – махнула рукой Ксения. – Для фильма что-нибудь придумаем. А потом, когда будет время, займемся выяснением. Или вечером им позвоним. Археологи не к спеху, а съемка «горит».

Я оставила номера мобильных телефонов у себя, и мы с Ксенией сорвались с места. Энергия у нее била через край. Вообще Ксения пребывала в прекрасном настроении, не то что после кражи драгоценностей. Может, настроение улучшилось после обнаружения комплекта?

Она, конечно, рассказала отцу, где мы его нашли. Я предполагала, что ее отец по своим каналам примет определенные меры и журналиста Паскудникова в ближайшее время ждут не самые веселые деньки. Я не думала, что отец Ксении станет обращаться в официальные органы, хотя их отдельные представители вполне могут действовать неофициально за хорошие бабки.

С другой стороны, остальных украденных у Ксении драгоценностей в квартире журналиста не нашлось. Но Паскудников, вероятнее всего, знает их местонахождение.

Я решила спросить у Ксении, что она намерена предпринимать в отношении Сашули.

– Зарублю ему карьеру, – бросила через плечо Болконская, срываясь с места после того, как сменился сигнал светофора.

– Как?

– Я еще не придумала. Но придумаю на досуге. Это будет для него самым страшным наказанием. Для человека, постоянно мелькающего на телеэкране, привыкшего, что его везде узнают, отлучение от телекамер хуже смерти. По крайней мере, я для себя ничего хуже представить не могу. И Сашуля такой же. Мы с ним не первый день знакомы. А у Сашули в прошлом уже были проблемы с законом. Друзья его отмазали, но ведь все можно вспомнить?

– Какие именно проблемы?

– Он нечист на руку. Воровать тоже надо уметь. И если уж красть, то миллион, – Ксения хохотнула. – А Сашуля ворует по-мелкому. Это несерьезно. Вот что ты, например, думаешь о человеке, который украл миллиард долларов?

– Я им восхищаюсь, – честно ответила я. – Это ж какую голову надо иметь!

– Вот именно! А если человек ворует сто долларов?

Я презрительно хмыкнула.

– Вот в этом весь Сашуля. Но журналист он талантливый, нужно отдать ему должное.

– Ты намерена использовать сделанные Ником снимки?

– Официально нет. Папа сказал, что лучше не надо. В смысле, они не должны появиться нигде в прессе. Как их объяснить? Мы же незаконно вторглись в Сашкину квартиру. Но неофициально они пойдут в дело. Сегодня вечером я встречаюсь с Ником.

– То есть твой папа через своих знакомых предъявит Паскудникову снимки и спросит, где остальное?

– Примерно так, – пожала плечами Ксения. – Меня методы совершенно не интересуют. Мне важно вернуть мое, а Сашуля должен ответить за содеянное.

– А что он сделал, Ксения? Он ведь вполне может и не знать, что этот комплект – твой.

– Он это точно знал. Я вспомнила, как его ему показывала.

– Он мог его не узнать, когда он у него появился вместе с другими вещицами.

– Ты никак Паскудникова защищаешь? Хотя не исключено, что ты права. И камешки точно не мои. Но все это нужно выяснять у Сашули. Папа этим займется.


Ночь с воскресенья на понедельник | Путь к сердцу мужчины | * * *