home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



8

Мой пересказ результатов дежурства по коридору ей не понравился.

– Может, пойти и прямо спросить у этого козла: че те надо, че те надо?

– Зачем? Все равно соврет.

– Вот ведь ситуация, а! И собаки не боится!

– Стоп! – схватила я Наташку за руку, и она испуганно дернулась. – Он действительно не боится собаки. Потому что знает – у нее приветливый характер.

– Блин! Ей бы вместо меня на ЭКГ сидеть, а мне – дома, и не иначе как на цепи.

– Это нереально, – отмахнулась я. – Кажется, сосед Владимир настроен побывать у тебя в гостях. И не без ведома Светланы и Германа. – Продолжение моего рассказа заставило подругу похудеть прямо на глазах. Лицо как-то сразу осунулось. – А может, я и ошибаюсь, – бодро добавила я, заметив, что перегнула палку. – Но на всякий случай надо этому Владимиру намекнуть, что ты ставишь квартиру на сигнализацию.

Наташка, однако, в состоянии испуга особо не задержалась.

– Вставай! – резко скомандовала она и, вскочив, потянула меня за собой. – Мы идем в гости!

Подруга была настроена так решительно, что я не рискнула вернуться назад за второй тапочкой, не вовремя слетевшей с ноги. Первую пришлось оставить у входа. Несколько раз позвонив в дверь Светкиной квартиры, Наталья для надежности еще потарабанила по ней пяткой.

– Володя, открой! Тебе привет от брата!

Дверь осторожно приоткрылась, и в проеме показалась бесцветная физиономия с вопросительно вытаращенными глазами. Впускать нас в квартиру сосед не собирался. Наташка пошла на таран, использовав меня как стенобитное устройство.

– Проходи, дорогая, – ласково сказала она мне и с силой втолкнула в образовавшееся пространство.

Я грудью вышибла из соседа дух сопротивления, как, впрочем, и его самого из дверного проема, и задержалась только у противоположной стены.

– Здравствуйте, – вежливо сказала я ему в стену, еще в полете.

– Привет, – буркнул он.

– Ну, как ты тут устроился? Ничего, что я тебя на «ты»? – Наталья решительно шла в комнату.

– Э-э-э-э… – Сосед попытался преградить ей дорогу.

– Ну я так сразу и подумала, что ничего. Светлана-то нам, как родная. – Наташка легко отодвинула его в сторону и прошла в комнату. – Ты нашел очень удачное решение, пристроив надувной матрас именно к этой стенке. Хорошая вещь. Главное – ночью не свалишься. Довольно уютно получилось. Мне нравится. Твоего мнения не спрашиваю, – махнула она рукой в мою сторону. – У тебя и вкуса-то нет. – И снова повернулась к соседу: – Ты здесь долго жить собираешься?

– Э-э-э-э… – разговорился он.

– Понятно. Ну ничего, мы тебя без внимания не оставим. Поможем обосноваться. От всей души. А она у нас широкая – поскольку сами мы не худенькие. Просто от природы в меру стройные. Не то что Светка. В чем у нее только душа держится? Та-ак! Чем питаешься? Сухомятка, наверное? Это вредно. – Наташка уверенно прошла на кухню, сосед за ней, шествие замыкала я. – Ага… ничем не питаешься. По книжке худеешь? Ириша! Тебе следует с ним объединиться и голодать вместе. Видишь, он выбрал самый верный метод: ни кастрюль, ни тарелок, ни чашек – словом, никакой посуды. Следовательно – никакого искушения. Я к вам потом присоединюсь. Когда Борис в командировку уедет. – Наташка вылетела в холл и уставилась на встроенный стенной шкаф маленькой прихожей. – Та-ак… Какой хороший шкафчик! И так ловко пристроился! Интересно, вместительный?

Соседское «э-э-э-э!» запоздало. Наташка рванула дверцу на себя, и она, обрадовавшись полной свободе, легко выпала из гнезда. Прямо какая-то эпидемия с этими дверями! Начиная с понедельника. Шваркнув Владимира по голове, дверца плашмя шлепнулась на пол, издав громкий хлопок, и успокоилась.

– Хоть полежит немного, – не зная что сказать, проронила я, не решаясь посмотреть на соседа. – Надоест ведь всю жизнь на одном месте стоять…

В подтверждение моих слов из шкафа выпала большая битком набитая сумка и присоединилась к двери. С полки свесились дужки стетоскопа…

– Ну заче-е-ем? – простонал Владимир, потирая рукой лоб. Сам удар он перенес, не издав даже стона.

– Помочь хотели, – заявила пришедшая в себя подруга и засуетилась: – Ирка, проводи человека к месту парковки. Ему нельзя разговаривать, а его как прорвало. Это шок. Впрочем, у тебя тоже. Я сама…

Сосед отбивался. Одной рукой. Силы были неравные. Благие намерения Наташки танком не остановить. Ситуация складывалась, как в анекдоте: доктор сказал – в морг, значит, в морг. Не помогли даже гневные тирады Владимира, неожиданно посыпавшиеся из него, как из прорвавшегося мешка с семечками. Он неожиданно смирился и улегся на матрас, решив, очевидно, что таким образом быстрей избавится от скорой помощи. На бледном лице маковым цветом горело место приложения двери ко лбу.

Наташка щелкнула кнопкой выключателя, но свет не загорелся.

– Лампа перегорела, – отметила она. – Что не сменишь?

– Высоты боюсь. С детства. До жути. О-о-ох! – простонал сосед

– Ириша! Принеси с балкона снега, – отреагировала Наташка на стон, и я кинулась выполнять указание.

– Не надо мне ничего. Оставьте меня в покое, – взвыл Владимир.

– Стой! Пожалуй, он прав, – засомневалась Наташка, и я послушно притормозила. – Снег потечет, потерпевший вымокнет. Наводнение нам ни к чему. Тащи что-нибудь из морозилки. Помнишь, как примочки из мороженых кур делали? У тебя теперь явный излишек птиц. Но их не бери – неудобный компресс получится. Они скользят и скатываются. Поищи еще что-нибудь. Лучше бы, конечно, медную монету, но где ж найти такого размера – под его умные пол-лба… Ты что, дурак? – донеслось до меня из комнаты, когда я уже летела домой. – Лежать, сказала!..

Как назло, ничего подходящего в морозильнике под руку не попадалось. Дрожащими руками я складывала продукты прямо на пол, удивляясь тому, что у меня в запасе такое их количество. Наконец остановилась на упаковке мороженого слоеного теста и вылетела в прихожую, где и столкнулась с Наташкой.

– Отбой, – шумно выдохнула она. – Вытурил. После того как я посоветовала ему поставить квартиру на сигнализацию. Хотя это он еще выслушал более-менее спокойно. А вот когда я заявила, что с сегодняшнего дня и моя квартира на сигнализации будет, его прямо приподняло и пришлепнуло! Что это ты держишь в руках? Пойдем на кухню, там поговорим.

Наташка нервничала. На месте ей не сиделось. Время от времени она вскакивала и кругами бегала по кухне, попутно инспектируя наличие пыли на подоконнике. Каждый раз в одном и том же месте.

– Ну и что тебе говорит интуиция?

– Моя интуиция? – Я не могла придумать, чем успокоить подругу. – Ничего. Она спит. – Как можно безразличнее пожала плечами.

– Ну так разбуди! – Наташка от возмущения резко остановилась и всплеснула руками. – Не барыня. Потом поспит!

– Я думаю, пока нам бояться нечего.

– Ну разумеется, этот белобрысый козел пасется не у твоей, а у моей двери!

– Хватит паники! – Я начинала сердиться. – Не будет он больше там пастись, зная, что квартира на сигнализации. Скорее всего, «брат-2» – звание надуманное. Присвоили его, чтобы нас не пугать. Хотя сама Светка его так не называла, ограничилась «родственником». Предлагаю пока затаиться и выждать. Уверена, каким-то боком этот «братик» причастен к событиям прошлой пятницы. Завтра договорюсь о встрече со Светланой. Нужен только повод. У нее и выясним все родственные отношения. А сегодня следует попасть в сыскное агентство «Пантера-С» и узнать, какими делами оно занимается. Только бы не нарваться на Антона Василича и его молодых людей – он повязан с этим агентством.

– А слежка? Ты же говорила, что он за тобой следит? Хотя я это зря сказала – за мной-то слежки нет, если, конечно, бледнолицый брат с красным лбом с ними ничего общего не имеет.

– Не имеет. Там не идиоты работают… со стетоскопами. Где-то я слышала, что с помощью стетоскопа можно подслушивать через стенку.

– Да у нас и так слышимость хорошая. Я, например, каждое утро и каждый вечер знаю, чем Анастас Иваныч кормит своего мужа и какими словами он отбивается от чрезмерной заботы… Зря «брат» на стетоскоп потратился. Впрочем, после сегодняшнего прямого попадания дверью в лоб он может послушать, как у него в голове шарики за ролики закатываются. Пойти подсказать?.. Все развлечение…

Наталья продолжала бубнить дальше, но я уже не слушала. Быстренько набрала номер доброго знакомого семьи Виктора Васильевича Листратова, не раз выручавшего нас из неприятных ситуаций, и облегченно вздохнула, услышав в трубке:

– Помощник прокурора Листратов…

– Виктор, привет! – Я прямо-таки лучилась искренней радостью. – Нужна короткая консультация. Располагаешь минутой?

– Да для тебя всей жизни не жалко. Имею в виду профессиональной. На тебя преступный элемент, как пчела на мед, летит…

– Спасибо за добрые слова. Тут у меня знакомая сидит, у нее сложная ситуация, подробности она хотела бы сохранить в тайне. Ей рекомендовали обратиться в сыскное агентство «Пантера-С». Просит узнать, солидная ли это фирма?

Голос Листратова стал серьезным, я бы даже сказала – напряженным:

– Странно, что интерес к этой фирме возник у тебя именно сейчас. Я бы посоветовал выбрать другое агентство.

– Ну вот, Ритуля, – бросила я в сторону Наташки, – Виктор Василич не рекомендует тебе туда обращаться. Может быть, поговоришь сама? – Наташка сидела молча и хлопала глазами. – Виктор, ей неудобно с тобой разговаривать. Она просит узнать, почему у тебя нет доверия к «Пантере-С»?

– В своей деятельности это агентство опирается на криминал и само не брезгует криминальными методами.

– А почему же его не прикроют?

В ответ послышался тяжелый вздох, и Листратов менторским тоном произнес:

– Мне не нравится твой интерес к этой фирме.

Пришлось сказать, что после его слов всякий интерес к ней пропал, быстренько попрощаться и, не дожидаясь возможных вопросов, отключиться. Не прошло и половины минуты, как телефон затрезвонил.

– Да-а-а?.. – проворковала в трубку Наташка.

Я была занята: вскочила, чтобы приоткрыть форточку, – сразу стало жарко.

– Нет, это я – Ритуля, – пропищала подруга не своим голосом, зажав двумя пальцами нос. – Наташа на работе… А Ирина убежала за хлебом… Да, интересовалась… – Дальше «Ритуля» только слушала и согласно кивала головой. В конце монолога Листратова она скорчила зверскую рожу и показала трубке фигу, но гнусавый голосок выдал радостное умиление: – Ни в коем случае… Спасибо, передам…

Я молча ждала разъяснений.

– Листратов ругался, – пояснила подруга. – Велел тебе сразу же перезвонить. Меня чуть за Наталью не принял… Подожди… Что-то у меня крыша едет… Ах, ну да, я вроде как не я, а Ритуля. Пришлось даже нос зажать. Помнишь, старые кассеты с зарубежными фильмами, которые смотрели по кругу? Меня на просмотре одного из них чуть кондрашка не хватила. Жаль не припомню его названия. Переводчик, гнусавя от души или от тела – не знаю, объяснялся в любви одновременно за двоих. Ну ты должна помнить! Он все время переводил так, как будто жил с прищепкой в носу. Я его терпеть не могла, а вот теперь – жалею. Кстати, Лешик говорил, что его переводы текста – самые квалифицированные… Короче, Витюша просил тебя перезвонить. Хотел серьезно напомнить, чтобы ты забыла «Пантеру-С». Грозился на днях заехать. Боюсь, что где-то он прав. В «Пантеру-С» надо ехать мне – меня там никто не знает…

– Как сказать. Твое маленькое приключение в кофейне произвело на многих неизгладимое впечатление.

– На меня тоже. Надо же, как повезло – на халяву пирожных облопаться. Это не считая того, что с лица слизала. Кстати, тот кремовый макияж вовремя скрасил мои волшебные черты. До неузнаваемости… Парик на голову, кое-что скрыть, кое-что показать, и ни одна «Пантера-С» не унюхает природный запах. У меня солидный опыт перевоплощения. Тебе ехать не стоит.

– Ты что?! Дома окончательно с катушек слечу. Я с тобой! Поприсутствую незримо. В офис не сунусь, где-нибудь рядышком пристроюсь. У меня тоже где-то парик валяется.

Подруга призадумалась.

– Конечно, тебя изуродовать больше, чем ты сама себя уделаешь своей косметической корзиной, трудно. Но, в принципе, эта задача перед нами не стоит. Можем сделать тебя красавицей.

– Зачем мне привлекать к себе внимание? Сама же обзавидуешься. А через пять минут меня разоблачат.

– Ну как хочешь. Ходи уродиной.

Я, сдерживая негодование, отправилась в ванную. Несколько минут рассматривала себя в зеркало, мысленно повторяя: «Я самая обаятельная и привлекательная». Что бы там Наташка ни говорила, но мое отражение мне нравилось. Больше, чем Наташкино. Ее физиономия как раз нарисовалась рядом.

– Шуток не понимаешь? – изумилась она. – У тебя даже печать интеллекта с лица пропала.

– Ничто не пропадает бесследно. Исчезла с лица – значит, появилась в другом месте. Давай ближе к делу. Сейчас ничего обсуждать не будем. Разберемся на месте. – Наташка разинула рот, чтобы сделать очередное замечание, но я ее опередила: – И не говори, что знаешь, где у меня теперь печать интеллекта и каким местом я думаю!

Подруга фыркнула и отвернулась:

– Каждый рисует себя как может, потом встречаемся и корректируем детали.

– Не забудь включить сигнализацию, – проорала я ей вслед в расчете, что это будет услышано соседом.

Хоть его и прихлопнуло дверью, но не настолько же, что бы он совсем перестал соображать. И чего его тянет к Наташкиной квартире? Может быть, Владимир – представитель конкурирующей фирмы и хочет установить свой «жучок», рассудив, что подруга должна быть в курсе всех событий? Догадка возникла ниоткуда. Молнией пронеслась в голове и ушла в свободное пространство кухни. Заниматься ею времени не имелось.


предыдущая глава | Капкан со всеми удобствами | cледующая глава