home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



9

Уснула я почти сразу. Димка улегся никак не раньше часа ночи, умышленно создавая легкий шум. Сделала вид, что меня от усталости пушкой не разбудишь. В семь утра проснулась опять-таки от легкого шума и сразу же ощутила панику. Димка вытаскивал с лоджии свои… лыжи. Это могло значить одно из двух: либо он решил самостоятельно пойти своим лыжным путем, либо намеревался наглухо пристать к нам с Наташкой. Ни то, ни другое мне не нравилось. Завтракали в полном молчании. В половине девятого позвонила Наталья и напомнила, что ровно в девять мы должны стоять с лыжами у подъезда. Мне, хотя муж с кухни удалился, пришлось промычать только «угу-у».

Без десяти девять Димка в полном спортивном снаряжении и вместе с лыжами вышел из дома. Было слышно, как он поздоровался с соседом. Через пять минут после этого одновременно вышли мы с Натальей, тоже поздоровавшись с выглянувшим соседом. Я старательно закрыла дверь на ключ, уронив при этом лыжи на Владимира. Он привычно потер голову и не обиделся.

Михаил на машине подъехал только через полчаса. Ноги в лыжных ботинках успели замерзнуть. Мы с Наташкой по очереди бегали греться в подъезд. Синего микроавтобуса не было. Впрочем, он мог стоять где-нибудь в другом месте. Самое интересное началось, когда Михаил выскочил из машины, чтобы привязать наши лыжи к багажнику.

– Мои тоже туда же, привет! – раздался подозрительно знакомый голос, и мы с Наташкой резко развернулись в ту сторону, откуда он донесся, и уцепились друг за друга в попытке устоять на месте. Ботинки очень скользили. Сделав несколько экзотических па, наш тандем распался. Я больно приложилась задом о бордюр пешеходной дорожки, Наташка еще секунду повыкрутасничала, после чего жмякнулась плашмя рядом со мной. – Доброе утро, леди! – усмехаясь, произнес Димка. – Вам какая помощь больше нужна – медицинская, моральная или физическая? Ты, Миша, не отвлекайся на пустяки, привязывай лыжи.

Мишка вообще ни на что не думал отвлекаться. Стоял и таращился на всех сразу.

– Ты что, блин, дурак? С утра обзываешься! – возмутилась подруга, делая отчаянные попытки встать. Ноги скользили.

Димка вздохнул и, приподняв ее за воротник спортивной куртки, прислонил к машине.

– Стой и молчи. Не сотрясай тело замечаниями. Опять шлепнешься, – весомо проронил муж. – Я сейчас. Только эту… усидчивую спортсменку выровнять следует. Надо же такому случиться? Приложиться именно тем местом, которым в основном думает! – Он бесцеремонно рванул меня за плечи куртки.

На несколько секунд перехватило дыхание, и я не успела найти достойный ответ. А когда оказалась прислоненной рядом с Наташкой к машине, меня тут же заинтересовал вопрос – почему у мужа ботинки не скользят?

– Она хоть каким-то местом думает, – огрызнулась за меня Наташка. – В отличие от некоторых…

– Себя имеешь ввиду? – обрадовался Димка.

А я решила, что, в принципе, думает муж правильным местом, о чем свидетельствовали зимние сапоги у него на ногах (лыжные ботинки он взял с собой), но радовать его этим выводом не стала.

Подруга окончательно разнервничалась:

– Только соберешься отдохнуть, пообщаться с природой, так фиг вам! – Она хотела подкрепить последние слова характерным жестом, но побоялась отрываться от ручки передней двери машины. – Откуда он взялся? – строго спросила меня Наташка, указав головой на Димку

– Из дома, вестимо. – Ответ мужа звучал убедительно и компромиссов не допускал. – И я не «он», а Дмитрий Николаич.

– Да ладно вам, Наталья Николаевна, – подал голос лучший друг Лешика. – Вместе веселее. Я вообще хочу предложить другой маршрут для поездки…

– Нет-нет! – подала я испуганный голос. – Нам надо именно туда… куда надо. – Название местности знала только Наталья, и я бросила на нее торопливый взгляд. – Совместим приятное с полезным. И на лыжах покатаемся, и бывшую соседку навестим. Она очень кстати заболела и как раз в тех местах в коме лежит… Надо же человека порадовать.

Подруга утвердительно кивнула. Теперь уже молчал и таращил глаза Димка, а Наталья живо принялась обсуждать с Михаилом маршрут следования. Потом нехотя удостоила меня взглядом:

– Забирай своего ненаглядного Дмитрия Николаича на заднее сиденье. Кажется, у него на меня аллергия. А тебя подозревают в супружеской измене… Не переживай, – участливо вздохнула она, – это печальная участь всех верных жен. Я, как верная жена, свое уже рано утром получила. – Наталья осторожно влезла на переднее сиденье, уселась и облегченно вздохнула: – Замечательно ощутить себя свободным человеком!

– Миша, подожди… Буквально пару минут. Я сейчас… – Димка впихнул меня на заднее сиденье и рванул в подъезд. Через пять минут вернулся с двумя пластиковыми пакетами в руках и сунул их мне со словами: – Ваша сменная обувь, девушки.

Такая забота заслуживала искренней благодарности, но как не хотелось ее проявлять! И все-таки я буркнула «спасибо». Наташка собралась с силами сказать то же самое, только с язвительными нотками, о чем свидетельствовали прищуренные глаза, но Димка ее опередил:

– Открой окно и помаши мужу рукой. Он тоже человек.

Подруга сразу же распахнула глаза, растянула рот в широченной улыбке и, открыв окно, радостно помахала двумя руками куда-то в небо.

– Может быть, поедем наконец? Все равно не вижу, кому махаю.

– Сейчас увидишь, – мрачно сказал муж. – Перестань махать. Борис уже из подъезда выходит…

Натальины руки застыли, впрочем, как и радостная улыбка на лице.

– Ну, Ефимов, ты меня еще попомнишь! – процедила она сквозь зубы. – Отольются тебе мои горькие слезы… радости. – Последнее слово подруга сказала громко и отчетливо. Оно было обращено к Борису. – Ты, дружок, садись на заднее сиденье – к Диме. Я здесь останусь – штурманом.

Михаил выскочил опять – привязывать к багажнику лыжи Бориса. Сам Борис безуспешно пытался влезть третьим. Димка уселся на часть моей куртки и лишил меня возможности подвинуться.

– Ну что ж ты, Дмитрий Николаич, сидишь как барин? – окончательно разозлилась Наташка. – Позвал Бориса в дорогу, а сам в машину не пускаешь… Ты, Боря, зря, конечно, собрался со своим прошлогодним бронхитом… Ну да, может, обойдется. Сейчас дорогой Дмитрий Николаич вышибет свою жену в другую дверь, и вы свободно усядетесь…

– «Ничто нас с тобой не может вышибить из седла», – почесывая ушибленный при утруске локоть и морщась от боли, продекламировала я. Утешением послужило то, что Димка, привстав, чтобы освободить мою куртку, слегка долбанул головой крышу.

Не успели отъехать, как Борис заявил, что пакет с лыжными ботинками остался лежать на дороге. Пришлось дать задний ход. При этом Борис вспомнил, что вообще их забыл. Пока он за ними бегал, мы все окончательно переругались, исключая Михаила. Тот просто сказал, что до пяти часов ему следует вернуться домой. Наталья выдвинула предложение вообще никуда не ездить. Проведать подругу мы можем и завтра. Я была готова согласиться. В это время у нее зазвонил мобильник…

Надо сказать, орала она громко. Сначала по поводу того, что без нее никто никогда ничего найти не может. Это правильно. Поскольку убирает все она сама. И кто ж ее знает, куда именно?

Потом подруга завопила так, что залаяли гулявшие во дворе собаки, а шедшие мимо люди, с опаской косясь в сторону нашей машины, шарахались в сторону.

Причина оказалась проста: Борис по техническим причинам – не вовремя позвонил руководитель проекта – был вынужден засесть за компьютер. Поэтому нам не стоит его ждать.

– Какого черта тогда морочил голову местонахождением лыжных ботинок?! – голосила подруга в трубку. – Что-о-о-о?! – Она со злостью отключилась и простонала: – Нет, это невыносимо… Поехали скорее. Он сказал, что на этой прогулке его лыжам будет очень недоставать ботинок. Они без них полноценно не отдохнут. – Наталья всхлипнула.

Я сочувственно удивилась, Мишка фыркнул, а Димка откровенно заржал.


предыдущая глава | Капкан со всеми удобствами | cледующая глава