home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



РОЖДЕНИЕ ОСИРИСА

Еще до того, как Ра покинул землю и стал плавать в Ладье по небесам и по Царству Мертвых, богиня Маат создала времена года. Она разделила год на три равные части и дала им названия: время Разлива, время Всходов и время Урожая.

Затем Маат поделила все три времени года на месяцы, по четыре в каждом. Каждый месяц состоял из тридцати суток. Сутки же поровну делились между луной и солнцем. Таким образом, солнечный год был в точности равен лунному: и в том и в другом было по двенадцать месяцев и по триста шестьдесят дней.

Хранительницей этого порядка Маат назначила Луну.

Но Луна не справилась с доверенным ей делом. Богу мудрости Тоту удалось ее перехитрить и изменить существующий миропорядок.

А началось все с того, что Ра однажды разгневался на богиню неба Нут жену бога земли Геба — за непослушание. Разгорелась ссора. Ослепленный яростью бог воскликнул:

— Знай же, непокорная: страшное наказание ждет тебя! Отныне и навеки я обрекаю проклятию все триста шестьдесят дней года. Ни в один из них ты не сможешь рожать детей и навсегда останешься бездетной!

Нут ужаснулась. В отчаянии она пала перед владыкой на колени. Но было уже поздно. Проклятие уже было наложено, и пути назад не было. Великий бог Ра не отменял свои решения. На все дни года он наложил проклятие. В мире все подчинено воле Ра. Ей, Нут, не суждено иметь детей! Хлынул проливной дождь — это безутешно плакала убитая горем богиня неба Нут.

— И ничего нельзя поделать! Нет такой силы на свете, которая могла бы хоть что-то изменить! — печалилась богиня. К ней подошел бог Тот и спокойно сказал:

— Силы такой и вправду нет. Зато есть хитрость! Знай: ум — это нечто гораздо большее, чем сила. Там, где сила бесполезна, выручит ум. Ты скоро в этом убедишься.

Он превратился в ибиса, вспорхнул и скрылся с глаз.

Не веря ему вполне, Нут все же стала ожидать, что предпримет известный своей мудростью бог.

А Тот между тем прилетел на небо к хранительнице времени Луне. Добродушная Луна обрадовалась гостю. Ей было скучно одной среди неразговорчивых звезд. Редко случалось, чтобы кто-нибудь навещал ее.

Луна усадила гостя на циновку, расставила перед ним изысканные кушанья: финики, медовые лепешки, орехи и кувшин пальмового вина.

— Угощайся, любезный гость, а заодно расскажи, что нового происходит в мире, — сказала она, села напротив Тота и приготовилась слушать.

Тот отведал яства, выпил вина, вежливо похвалил их и рассказал хозяйке новости, умолчав только о ссоре Нут и Ра. Когда Тот умолк, Луна сказала ему:

— Давай теперь играть в шашки!

Ей очень не хотелось, чтобы гость уходил.

— Что ж, давай играть. А на что мы будем играть?

Луна растерялась:

— Не знаю… Что я сделаю ставкой в игре? Ведь у меня ничего нет, кроме света, которым я по ночам освещаю небо.

— Вот и хорошо. Сыграем на твой свет.

— Я не могу этого сделать, — возразила Луча. — Я хранительница времени, и я не вправе отдать ни одного дня из лунного года.

— Да и не надо целого дня, это слишком много. В лунном году триста шестьдесят дней. Убавь от каждого дня по несколько минут — никто и не заметит… А впрочем, как знаешь, — холодно добавил Тот, встал с циновки и сделал вид, что собирается уходить.

— Подожди! — остановила его Луна. — Так и быть. Сыграем на мой свет. Но учти: я убавлю от каждого дня очень маленькую часть, всего одну семьдесят вторую его часть. Если ты и выиграешь партию, то никто и не заметит, что дни стали короче.

Так сказала Луна, и Тот согласился на ее слова.

Но не знала Луна, что нет равных в любых играх умному и хитрому богу Тоту. Тот скоро выиграл партию, и Луне ничего не оставалось как сдаться.

— Возьми свой выигрыш, он причитается тебе по праву, — сказала Луна.

И тут выяснилось, что как ни мала доля суток, отданная Луной, в сумме ее проигрыш составил целых пять суток.

Тот получил свой выигрыш — пять дней — и прибавил их к солнечному году. С тех пор лунный год сделался короче: в нем осталось лишь 355 дней. А солнечный год увеличился, и дней в нем стало 365.[9]

Но самое главное было в том, что на пять лишних дней солнечного года не распространялось проклятие Ра! Ведь когда владыка вселенной обрекал проклятию все дни года, их было только 360.

Правда, Ра немедленно проклял бы и эти новые пять дней и вдобавок наказал бы Тота за столь дерзкую проделку. Но мудрый и хитрый бог Тот все предусмотрел заранее. Пять новых дней, которые он прибавил к году, он посвятил богу Ра. Не станет же владыка проклинать дни, посвященные ему самому!

Как Тот и рассчитал заранее, так и вышло. Ра рассердился сначала, а затем, задобренный таким богатым подарком, смирил гнев и простил богу мудрости его поступок.

И вот прошло некоторое время, и в конце года, в те самые пять дней, которые были посвящены Ра, у Нут родилось пятеро детей — пятеро богов.

В первый день на свет появился прекрасный младенец, и было дано ему имя Осирис. Мальчик заплакал так громко, что земля задрожала, раздался голос с неба, который возвестил о рождении великого бога: «Только что родился могучий царь, творящий добро — Осирис! Он владыка всего, что существует на земле до границ ее!»

Услыхали этот клич все живущие на земле, и велика была их радость, повсюду люди ликовали и устраивали празднества.

Дошла эта весть и до бога Ра в его дворце в Дельте Нила. Взглянул Ра на младенца Осириса, увидел его прекрасное лицо, красоту его и доброту, и великая любовь к Осирису вошла в сердце Ра.

Действительно был прекрасен Осирис. Большие темные глаза сверкали на смуглом лице, а его волосы были блестящими и черными, как сама черная и плодородная земля.

Осирис был старшим сыном, наследником своего отца бога земли Геба.

Во второй день родился Гор с белым лицом, светлыми волосами и ясными, сияющими, как само солнце, глазами. Впоследствии Гор получил прозвище Гор Бехдетский по названию местности Бехдет, где он в сражении одолел врагов Ра.

В третий предновогодний день родился Сет. Он появился в неположенное время и не обычным образом, а выйдя из бока своей матери. Маленький и злобный, он был очень уродлив. Огненно-рыжими были его волосы и на красном лице узкие воспаленные глазки враждебно смотрели на мир. Он получил прозвище «красногривый».

Казалось, что он дышит злобой, горячей, как испепеляющий зной пустыни, и цветом своим он напоминал раскаленный бесплодный песок.

Этот третий день считался в Египте несчастливым. Фараоны и придворные сановники не занимались в этот день государственными делами, не принимали никаких важных решений и не допускали к себе иноземных послов, чтобы не накликать на все предстоящие дела несчастий.

В четвертый и пятый день родились две сестры, небесные богини Исида и Нефтида.

С тех пор в Египте каждому богу, родившемуся в предновогодние дни, был посвящен свой один день в году. У этих пяти дней не было числа, они не входили ни в один из двенадцати месяцев, на которые египтяне делили свой год. Обычно их вставляли между концом старого года и началом нового.

Когда старший сын Геба Осирис вырос, он унаследовал трон царя всей земли Та-Кемет.


Мифы и сказки Древнего Египта


БОРЬБА РА С АПОПОМ | Мифы и сказки Древнего Египта | ЦАРСТВОВАНИЕ ОСИРИСА