на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



Государство Газневидов

Около ста лет (900–999 гг.) Хорасан и другие области, начиная от Сырдарьи до Багдада и от Хорезма до границ Индии, входили в состав ираноязычного государства Саманидов, центр которого был в Центральной Азии.

Вторую половину X в. саманидское правительство было занято борьбой с центробежными тенденциями. Власть пыталась противопоставить дехканам и феодальному ополчению тюркскую гвардию и новую военную знать из верхушки гулямов.

В это время, в 962 г., полководец Алптегин, выходец из тюркских гулямов, владевший почти 500 селениями и 100 тыс. голов лошадей, попал в опалу при саманидском дворе. (В разделе «Тюркские гулямы» мы довольно подробно останавливались на выдающихся исторических личностях – Алптегине и его преемнике – Себуктегине.)

Алптегин бежал в Газну и основал в Хорасане фактически независимое княжество. Окруженный почетом и славой, Алптегин умер в 966 г. После него править княжеством стал его сын Билгетегин (966–972 гг.), потом Пиритегин (972–977 гг.). В 977 г. на престол сел друг и соратник Алптегина – Себуктегин, который основал независимое государство Газневидов.

Итак, примерно в ту же эпоху, когда происходила исламизация Караханидов, на территории нынешнего Афганистана формировалось тюрко-мусульманское государство Газневидов, по названию города Газни, его столицы. По правде говоря, сравнение между Караханидами и Газневидами наводит на мысль о структурных различиях между этими двумя формациями, тем не менее, у них одинаковое тюркологическое значение.

Себуктегин стремился к завоеваниям, поэтому правителем он был весьма деятельным. Его всегда привлекали княжества на севере Индии, посему свои первые походы, уже в роли правителя, он совершил именно туда.

Себуктин расширил владения путем захвата Балха, Кундуза, Кандагара, Кабула, и его сын, Махмуд (998—1030 гг.), пришедший к власти в возрасте 28 лет, наследовал уже значительное государство.

Напомним, что под ударами тюрков-караханидов в 999 г. прекратило свое существование государство Саманидов и прежние саманидские владения к северу и северо-востоку от Амударьи (Мавераннахр и др.) вошли в состав Караханидского государства, а области к югу и юго-западу от Амударьи (Хорасан, Табиристан, Систан и нынешний Афганистан) были захвачены Махмудом Газневи и вошли в состав Газневидского государства. После таких событий в 999 г. Махмуд был признан багдадским халифом в качестве независимого правителя.

Махмуд завоевал страну Нимруз, присоединил к Газне Хорасан, прошел Индию до города Сумнат, откуда привез статую главного идола индийцев – Маната. Махмуд первым в халифате получил титул султана. На весь исламский мир он прославился как сокрушитель неверных – кроме победы над индийцами, Махмуд усмирил еретиков в Иране, а затем очистил от них Керман, где бесчинствовали племена куджи и белужди. Махмуд имел лучшую в Халифате армию, что позволило ему пройти по долине реки Ганг до городов Муттра и Канаудж. Его государственный ум позволял в корне пресекать попытки подорвать авторитет законной власти и внести хаос в дела управления.

Халиф аль-Кадир пожаловал Махмуду маншур (грамоту) на владение Хорасаном и титулы Вали Амир аль-муминин, Йамин аддаула, Амин аль-милля. За победу над еретиками и казнь фатимидского проповедника Тахарти Махмуд получил еще титулы Низам аддин («Порядок веры») и Насир ал-хакк («Защитник истины»).

Итак, именно Махмуду принадлежит честь открытия Индии для мусульман, чего не смогли сделать арабы: это его почти загнанные кони пили воду из Инда.

Учитывая глубокую иранизацию Газневидов и принадлежность Гуридов к иранскому миру, можно предположить, что тюркизм не играл большой роли в средневековой Индии. Однако это не так. Если языком газневидского двора и, соответственно, двора Гуридов был персидский, то тюрки-рабы говорили только на тюркском и понимали только тюркский. Поэтому они, как и всюду, формировали свою аристократию, осознававшую свое единство, чьи индийские корни выражались в антропологических признаках; эта аристократия консолидировалась за счет браков, если не эндогамных, то всегда межплеменных. Было бы интересно узнать, откуда они происходят, какие воспоминания они хранили о своей культуре, поддерживали ли они отношения с тюркскими элементами, которые проникли в Индию задолго до походов Махмуда Газневи; начиная с VII в., они служили в армии короля Кашмира Харши (ум. в 647 г.), позже они появились в Балучистане и в других местах. В Южной Индии мусульман называли «турушка» – транскрипция слова «тюрок».

Династии Мамлюков в Дели пришел конец в 1290 г. Ее деяния были значительны, в частности она способствовала укреплению тюрко-афганского могущества на всем субконтиненте и проникновению ислама в массы индусов в форме мистического течения, суфизма. С ней связаны первые значительные мусульманские памятники в Индии, в том числе и те, что были возведены еще до ее прихода к власти.

Что касается завоевания Индии, то в 1000 г. Махмуд Газневи совершил первый набег, а в последующие годы регулярно – 17 раз – занимался этим: он аннексировал Пенджаб, уничтожил много княжеств, оставив за собой развалины, например, знаменитых храмов Матхуры, и вернулся в свою горную страну со сказочной добычей. Как доказал еще Александр Великий, Афганистан держит в руках ключи от всего индийского субконтинента: величественные и дикие перевалы Хайбера – поистине королевский путь, ведущий туда. Его преемники, близкие и далекие, афганцы и тюрки, хорошо запомнили это. Англичане также не забыли этого, когда стали властвовать в Индии и зорко следили за тем, чтобы туда не проникли русские.

Престиж и богатство Махмуда Газневи были ни с чем несравнимы. Давно ислам не завоевывал таких важных территорий: Лахор, который при газневидском правителе во второй половине XI в. стал крупным культурным центром, – тому доказательство. Давно сокровища чужеземных дворов не поступали в мусульманские города, а сокровища Индии были неисчислимы. Таким образом, Газна – столица газневидов – превратилась в огромный город, соперничающий с Багдадом, а с ним вместе вознеслась метрополия исламской Азии.

К концу правления султан Махмуд был правителем обширной, включавшей огромные пространства от Ирака и Каспийского моря до реки Ганг и от Аральского моря и Мавераннахра до пустыни Раджпутаны. Большую часть своего тридцатилетнего владычества Махмуд провел в военных походах. Он совершил многочисленные походы в Центральную Азию, Иран, Систан и северные области Индии под лозунгом «священной войны» с индийскими идолопоклонниками и распространения ислама в Индии. Н. К. Синх в своем труде «История Индии» писал: «Семнадцать походов, которые были совершены Махмудом в Индию, сопровождались невиданным ограблением и вывозом грандиозных богатств и сотен тысяч рабов. Однако к индусам Махмуд проявлял терпимость. Им были отведены особые кварталы в Газне, и разрешалось свободно справлять свои религиозные обряды. Разрушение индусских храмов в Индии было частью военной программы Махмуда, главной целью при этом был захват богатств, накопленных жрецами. Махмуд не делал каких-либо серьезных попыток присоединить к тюркским землям индийские территории. Присоединение территории было более сложным делом (в нем он не видел перспективу), чем разграбление отдельных городов и храмов. Тем не менее Махмуда можно по праву рассматривать как основателя тюркского государства в Индии и предшественника Мухаммеда Гури и Бабура. Безусловно, есть его заслуга в распространении ислама в Индии (сегодняшние Пакистан и Бангладеш берут свое начало от этих событий).

Цивилизация, которая развилась при Махмуде Газневи, была на голову выше той, что знали Караханиды, но ее особенность заключалась в том, что активизировался другой язык, не тюркский, а персидский, на котором в течение нескольких десятилетий общались только жители саманидского царства и который вдруг познал такой бурный расцвете. Дело в том, что газневиды, тюркские гулямы, верные многим своим традициям, были глубоко иранизированы и стали приверженцами иранизма. Со всех уголков мусульманского мира стекались сюда художники, поэты, ученые – интеллектуальная элита той эпохи. В Газне сформировалась классическая поэзия, основой которой была касыда, или панегирик. В Газне в 1017 г. поселился аль-Беруни – математик, астроном, врач, рожденный в Хорезме, самый великий мыслитель ислама; именно Махмуду посвятил Фирдоуси свою «Книгу царей», шедевр персидской литературы, огромную национальную эпопею, и нет ничего удивительного в том, что этот знаменитый правитель, несмотря на свою любовь ко всему иранскому, был ею недоволен, поскольку в ней довольно нелестно говорилось о тюрках, а в нем еще жила кровь его предков.

Махмудом Газневи восхищались как самым фанатичным из мусульман или как самым терпимым из тюрков, который, несомненно, был и тем и другим.

После смерти султана Махмуда в 1030 г. началась война за престол между его сыновьями – Масудом и Мухаммедом. Масуд (1030–1040 гг.) одержал в этой борьбе верх. Мухаммед был ослеплен и брошен в тюрьму.

В это время тюрки-огузы (сельджуки) стали селиться на территории Хорасана, что привело к столкновениям с местными жителями.

Масуд несколько раз посылал военные отряды против сельджуков, но, к удивлению всех, они были разбиты. В 1035 г. против сельджуков выступил сам султан Масуд во главе отборного войска. Масуд потерпел поражение и вынужден был передать сельджукам для поселения районы Нисы, Феравы и Дехистана. Вскоре сельджуки потребовали у Масуда Мерв. Султан послал против них новое войско, но и на этот раз оно потерпело поражение. После чего сельджуки захватили Нишапур, и Тугрул-бек объявил о создании Сельджукского государства.

В мае 1040 г. две мощные армии двух тюркских государств встретились в бою в Данданакане, вблизи Мерва. Султан Масуд потерпел сокрушительное поражение и бежал по направлению к Лахору. По пути он был низложен своими же войсками и выдан своему слепому брату Мухаммеду – новому правителю, сын которого убил Масуда. Но Мухаммед и его сыновья потерпели поражение и были убиты сыном Масуда – Маудудом.

Маудуд не был способным правителем (1041–1049 гг.). Он не смог противостоять ни сельджукам, ни караханидам, которые теснили газневидов. Газневиды потеряли сначала Хорасан, а затем и северные части Газневидского государства. После смерти Маудуда, престол занимали один за другим четыре султана, но правление их было кратковременным. Неудачи в войне с сельджуками вынудили перевести столицу из Газны в Лахор.

Тем временем небольшое княжество Гур, пока шла война между газневидами и сельджуками, выжидало и готовилось к войне. Как только Газневидское государство ослабло, в 1173 г. правитель Гура Гийясуд-дин Мухаммед занял Газну. Мухаммед Гури был прирожденным завоевателем, и естественно, его привлекала своими богатствами Индия, но на пути завоевания Индии стоял Пенджаб со столицей Лахор. В 1179 г. Мухаммед Гури нанес поражение газневидскому правителю Пешавара и занял этот важный город, а в 1181 г. он вторгся в Лахор.

В 1186 г. Мухаммед Гури занял Лахор и заставил уйти с индийского трона последнего правителя газневидов Малик-шаха. Так закончило свое существование государство Газневидов.


Караханидский каганат | Империя тюрков. Великая цивилизация | Конфликты между тюрко-мусульманскими государствами в XI в.