home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Явление пятое


Те же, Маурицио и Филипетто.


Маурицио (сдержанно). Мое почтение.

Лунардо (грубо). Синьор!


Филипетто потихоньку приветствует Лучетту. Маурицио взглядывает на него. Филипетто замирает.


Феличе. Синьор Маурицио, вам рассказали, как было дело?

Маурицио. Я теперь думаю не о том, как «было», а о том, как «будет». Что вы скажете, синьор Лунардо?

Лунардо. Я нахожу, сказать по справедливости, что хорошо воспитанные молодые люди в масках не шляются и в дома к приличным девушкам, сказать по справедливости, тайком не пробираются.

Маурицио. Совершенно с вами согласен. (К Филипетто.) Пойдем отсюда!


Лучетта громко плачет.


Лунардо. Несчастная, ты чего ревешь?

Феличе. Но, синьор Лунардо, "сказать по справедливости", это прямо-таки срам! Что вы, мужчина или ребенок? То вы говорите так, то этак — точно флюгер какой-то!

Марина. Скажите, пожалуйста, что это такое? Вы дали слово, подписали контракт — что же случилось, что произошло? Что, он похитил вашу дочь, обесчестил ваш дом? В чем дело? Что за ребячество, что за глупости, что за ломанье!

Маргарита. Да, уж тут и я вступлюсь. Конечно, я была очень недовольна, что он пришел, ему не следовало этого делать, но раз он на ней женится — значит все и кончено. До поры до времени я молчала, но теперь я говорю (к Лунардо): он должен на ней жениться, они должны обвенчаться.

Лунардо. Пусть женится, пусть венчается, пусть отвяжется, я не могу больше, я устал.


Лучетта и Филипетто прыгают от радости.


Маурицио (к Лунардо). Так ему не терпится жениться — прямо взбесился!

Феличе. А если взбесился, ему же хуже. Ведь не вам жениться, а ему!

Маргарита. Ну, синьор Лунардо, скажите, чтобы они дали друг другу руки.

Лунардо. Подождите немножко. Дайте мне отойти.

Маргарита. Милый мой муж, я вас вполне извиняю. Я знаю ваш характер. Вы благородный человек, вы меня любите, у вас доброе сердце, но вы, пожалуй, чересчур строги. На этот раз у вас были все основания сердиться, но, в конце концов, и я, и ваша дочь — мы обе просили у вас прощения. Поверьте, что довести до этого женщину — дело нелегкое. Однако я это делаю, потому что люблю вас и люблю эту девочку, хоть она этого и не знает или не хочет знать. За вас, за нее я бы жизнь свою отдала, я бы кровь пролила за мир и согласие в нашей семье. Утешьте же девочку, успокойтесь сами, охраните добрую славу своего дома и, если я не заслужила вашей любви, — простите меня. Пусть со мной будет так, как вы решите, супруг мой: либо простите меня, либо накажите позором.

Лучетта (плача). Милая синьора маменька, благослови вас бог! И я у вас прошу прощения за все плохое, что говорила и делала.

Филипетто (в сторону). Она и меня плакать заставит.


Лучетта утирает глаза.


Канчано (к Лунардо). Видите, синьор Лунардо? Когда они таковы — выдержать нет сил.

Симон. А в сущности, добрые ли, злые ли, — все одинаково нами вертят.

Феличе. Итак, синьор Лунардо?

Лунардо (сердито). Подождите!

Феличе (в сторону). Вот прелесть-то!

Лунардо (нежно). Лучетта!

Лучетта. Синьор?

Лунардо. Поди сюда!

Лучетта (приближаясь со страхом). Слушаюсь.

Лунардо. Хочешь замуж?

Лучетта стыдится и молчит. (Гневно.) Отвечай сейчас же, хочешь замуж или нет?

Лучетта (громко, вся дрожа). Хочу, хочу, синьор!

Лунардо. Видела ты своего жениха?

Лучетта. Видела, синьор.

Лунардо. Синьор Маурицио.

Маурицио (грубо). Что еще?

Лунардо. Полно, старина! Не отвечайте, сказать по справедливости, так грубо.

Маурицио. Ну, говорите, что хотели сказать.

Лунардо. Если вы ничего не имеете против, отдаю дочь вашему сыну.


Жених и невеста выражают свою радость.


Маурицио. Этот молодчик не заслужил такой милости.

Филипетто (с мольбой в голосе). Синьор батюшка…

Маурицио. Выкинуть такую штуку!

Флипетто (так же). Ах, синьор батюшка…

Маурицио. Не желаю я его женить.

Флипетто (шатаясь, в полуобмороке). О, я несчастный!

Лучетта. Поддержите его, поддержите…

Феличе (к Маурицио). Что за бессердечный вы человек!

Лунардо. Он хорошо делает, что стыдит его.

Маурицио (к Филипетто). Подойди сюда!

Флипетто. Слушаю.

Маурицио. Раскаиваешься ли ты в своем поступке?

Филипетто. Раскаиваюсь, синьор батюшка, уверяю вас.

Маурицио. Смотри, когда женишься, я потребую прежнего повиновения и чтобы ты во всем от меня зависел.

Филипетто. Обещаю вам, синьор батюшка.

Маурицио. Ну, подойдите и вы, синьора Лучетта. Будьте мне вместо дочери. (Сыну.) А тебя… да благословит тебя бог… Дай ей руку.

Филипетто (Симону). Как это делается?

Феличе. Да вот так — дайте руку, и все.

Маргарита (в сторону). Бедняжка!

Лунардо утирает глаза. Синьор Симон, синьор Канчано, вы будете сватами?

Канчано. Да, да, синьора, мы будем свидетелями.

Симон. А когда ребеночка ждать?


Филипетто смеется и прыгает. Лучетта стыдливо отворачивается.


Лунардо. Ну, дети, будьте счастливы. А теперь — обедать, обедать!

Феличе. Но, милый синьор Лунардо, граф из любезности ко мне остался там, я его просила подождать. Неужели же вы так его и отправите? Ведь именно он уговорил синьора Маурицио и привел его. Это будет очень неучтиво.

Лунардо. Да ведь мы идем обедать.

Феличе. Пригласите и его.

Лунардо. Ни за что, синьора!

Феличе. Вот видите, опять! Ваша грубость, ваша невоспитанность были причиной всего этого скандала, знаете, чем кончится? Я говорю это всем троим — да, да! Вы заслужите общую ненависть, и сами будете всем недовольны, окончательно обозлитесь и станете всеобщим посмешищем. Да будьте же вы немного учтивее, обходительнее, человечнее! Смотрите, как поступают ваши жены, и если их поступки пристойны, правильны, уступите и вы кое в чем со своей стороны, пойдите им навстречу. Этот приезжий граф — человек благородный, честный, учтивый; знакомство с ним — только честь, это знает мой муж, иначе он не пришел бы к вам с ним. Это приятное, почетное знакомство, и только знакомство. Что касается нарядов, то лишь бы мы не тянулись за модой, не разоряли дом, а прилично одеваться необходимо для вас же. В общем, если вы хотите жить спокойно, жить в мире с женами, будьте людьми, а не дикарями, приказывайте, но не тираньте. А если хотите, чтобы вас любили, любите и вы.

Каичано. Нужно сказать, необыкновенная женщина моя жена!

Симон. Убедила она вас, синьор Лунардо?

Лунардо. А вас?

Симон. Меня — вполне!

Лунардо (Маргарите). Зовите этого графа обедать.

Маргарита. С радостью. Дал бы бог, чтобы этот урок пошел вам на пользу.

Марина (к Филипетто). А вы, племянничек, как будете обращаться с молодой женой?

Филипетто. По приказу синьоры Феличе.

Лучетта. О, я всем буду довольна!

Маргарита. Ей только не нравится, когда рукавчики мятые.

Лучетта. Полно, неужели вы меня не простили еще?

Феличе. Бросьте все это. Идемте обедать, давно пора. И если повар синьора Лунардо рассчитывал на дикарей, то за столом их не будет. Все мы ручные, добрые люди, все хорошие друзья. Будем веселиться, есть, пить и поднимем бокалы за здоровье всех тех, кто так любезно и благосклонно нас принял, выслушал и извинил.



Явление четвертое | Самодуры | Самодуры