home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 3

ВОЕННЫЕ ХИТРОСТИ

Погоня длилась второй день, и не было ей ни конца ни края. Проклятый монстр словно играл с командой охотников — то подпускал ближе, то вдруг начинал путать следы и прятался в очередном убежище. Рейд, начавшийся как обычная операция по отстрелу опасных тварей, превратился в утомительный бег с препятствиями. И чем дольше он продолжался, тем злее становились участники.

На взгляд Захара, любой нормальный зверь давно уже должен был бежать куда подальше со всех ног. Однако чокнутый мир населяли чокнутые животные. Хищник как привязанный метался внутри границ Слободы, не пересекая ее. И гадил везде, где только мог.

Началось все с жалобы переселенцев с западных окраин Сосновска — семьи «нормалов» с восьмилетним сыном-Перевертышем. Стремительное распространение влияния Церкви Последнего дня с ее нетерпимостью к Меченым вынудило людей бежать под крылышко Кардинала. Им выделили подготовленную квартиру недалеко от Башни, подкинули продуктов на первое время и посулили помощь при первой же угрозе.

И вот спустя два месяца отец семейства воспользовался предложением. Примчался с утра с бешеными глазами и потребовал спасти его семью от жуткой твари.

К угрозе отнеслись серьезно. Регулярные облавы поголовье монстров хоть и сократили, но об окончательной победе не стоило даже мечтать: сказывались Волны и опасное наследие Древних. Поэтому Захар, Леха Дылда и еще трое опытных бойцов немедленно рванули на выручку. Однако к их приходу неведомый монстр успел скрыться, так и не добравшись до людей. И, судя по искореженной железной двери и следам когтей, спасло тех только чудо. Силищи тварь была неимоверной.

Проводив пострадавших до Башни, группа вернулась к их дому и встала на след зверя. Почти сразу проявились первые странности. Животное могло передвигаться как на двух ногах, так и на четырех, не любило открытых мест и предпочитало охотиться именно на людей. Бегунки и местные аналоги кроликов его не интересовали.

Увидеть хищника воочию получилось лишь к вечеру. На северной границе Слободы тот вдруг полез в бывшую сберкассу. Полуподвальное помещение с толстыми стенами, крепкими решетками на окнах и сейфовыми дверями давно облюбовали сразу три семьи. Да и патрули Башни частенько здесь останавливались на ночь. Надежное место, безопасное. Тем удивительнее, что монстр полез именно сюда. Почему-то пальба из «сайги» и двух помповых ружей ничуть его не пугала.

И это было странно.

Позиция для атаки монстра оказалась идеальной. Зверь спустился по лестнице в глухой тамбур и ломился через дверь. Стоило перекрыть единственный выход, как он оказался бы в ловушке. Что может быть проще?

На тренировках подобная ситуация была отработана до автоматизма, даже говорить ничего не пришлось. Захар с Лехой с ходу перекинулись в боевую форму и замерли у спуска, чуть в стороне заняли позицию стрелки. Три, два, один… пошел! Захар когтем подцепил кольцо, дернул и отправил в темный проход светошумовую гранату. После чего метнулся следом за жадным до драки Лехой.

Яркая световая вспышка и адский грохот способны вогнать в ступор любого. Будь ты хоть десять раз колдун, оборотень или демон, но временная слепота и легкая контузия тебе обеспечены. И уж точно не сможешь противостоять двум Перевертышам.

У Захара даже успела мелькнуть идея поймать монстра живьем, но озвучить ее он не успел. Тело Лехи сшибло его с ног и приложило о стену. Перед глазами на миг вспыхнули звездочки, заломило затылок. Чтобы прийти в себя, понадобилось немалое волевое усилие.

Захар рывком вскочил на ноги, выпустил когти и попытался зацепить вырвавшегося из сумрака противника. Но удар задней лапой в бок смел его на пол, и лишь вмешательство Лехи спасло от тяжелых ран. Дылда исхитрился подобраться к твари вплотную и дважды вонзить ей под ребра длинный костяной шип, в который превратились два его пальца.

Немногие способны выжить после такого!

Увы, рана лишь добавила зверю прыти. Он завизжал, как испуганный щенок, и выскочил из тамбура, прыгнув сразу на верхнюю ступеньку. Без разгона, с места! Когда же вокруг засвистели нули оставленных в засаде стрелков, моментально сориентировался, нырнул в арку дома и скрылся в зарослях.

Удивительно ловкая тварь.

Хорошо хоть теперь было известно, как она выглядит. Все успели разглядеть густую зеленую шерсть, расчерченную темными полосами, кошачью морду, пасть с далеко выступающими саблями клыков и густую черную гриву. Впрочем, вряд ли это стоило заносить в графу достижений команды Захара. Упустить зверя, когда у тебя на руках все козыри, — это надо постараться.

Погоню пришлось продолжать…

По мнению Захара, происходящее напоминало дурацкий фарс. Повадки невиданного доселе хищника не попадали ни под какие правила и определения. В животном словно переплелись сразу несколько различных моделей поведения. Он то рыскал по северу Слободы, выискивая малейшие следы людей и нападая на всех без разбору, то начинал ломиться в защищенные дома, напрочь игнорируя преследователей. Чудо, что никто пока не пострадал. Команде Захара еще дважды удавалось догнать пакостника, завязать бой, но каждый раз тот вдруг начинал верещать как резаный и в панике бежал. И найти объяснений таким чудесам никак не получалось.

Случившееся же во время ночевки, когда истощенная гонкой группа встала лагерем в здании водной станции подкачки, и вовсе не укладывалось ни в какие рамки. Зверь выследил убежище охотников и прямо у дверей отметился огромной вонючей кучей. То ли выражая свое презрение, то ли из банального хулиганства. Хотя, по мнению Лехи Дылды, который и вляпался в благоухающее художество, то была индульгенция своему будущему убийце.

Но, несмотря ни на что, для всех двуногий сородич махайрода оставался всего лишь животным. Хитрым, опасным, но животным. И только Захар усматривал в происходящем свою логику.

Он попытался поделиться сомнениями с Лехой, но тот строил планы мести и забивать голову ерундой не собирался. Разумна тварь или нет — неважно, их задача ее догнать и отправить в местный аналог ада. Точка.

Захар даже пожалел, что сейчас с ним нет Артема. Оборотни в основной своей массе простые парни, их высокие материи не интересуют. Со Сноходцем же можно обсудить любые, даже самые бредовые, теории. В конце концов, он не Шерлок Холмс, чтобы в одиночку раскручивать клубок загадок и нанизывать факты на нитку рассуждений. Его дело бой, голову пусть ломают другие.

Однако зверь сам дал ответы на некоторые загадки.

Ближе к обеду отряд догнал хищника у двенадцатиэтажки на самой границе района. Место приметное — здесь проживал почти десяток семей и располагался наблюдательный пост Башни. Народ промышлял охотой, поиском полезных в новом Сосновске вещей и развалин Древних, оплачивая собственную безопасность долей с добычи.

И монстру вздумалось потревожить с толь полезных Кардиналу людей. Очень опрометчивое решение.

Как только Захар увидел, что тварь взобралась по стене на третий этаж и уже примеривается к решеткам, он тут же скомандовал атаку. Мохнатая помесь обезьяны и кошки была как на ладони, и снять ее из винтовки плевое дело.

Они с Лехой уже мчались к дому, когда дважды щелкнул выстрел, и Захар собственными глазами увидел, как пули впустую выбивают пыль из бетонных стен. И это с полусотни-то метров! Такое могло быть лишь в одном случае — у зверя чародейский щит. Но если это правда, то какое же это тогда животное?!

В голову сразу полезли мысли о демонах и темных чарах, а осколок камня на груди тревожно заморгал. Вспомнился и Леонид с его потрясающей мощью и злой магией. Если им встретился кто-то вроде него, то будут жертвы, очень много жертв. И значит, пришла пора для новых способностей.

Как и учил Кардинал, Захар сосредоточился на грубом «кулоне» у себя на груди и мысленно воззвал к Ладару. Посвящение Свету на алтаре погибшего бога открыло доступ к могучей Силе. В бою с Леонидом он еще толком не умел ею пользоваться, но последние полгода многое изменили. Любой темный получит в лице Захара очень неприятного противника.

На него словно пролился поток Света. Энергия уже привычно разлилась по всему телу, наполняя каждую клеточку ощущением легкости и силы. И с каждым вздохом она росла все больше, отчего любая трудность теперь казалась чем-то мелким и незначительным.

Заревев от восторга, Захар оттолкнулся ногами и сиганул вперед длинным нечеловеческим прыжком. Леха остался где-то позади, и несколько долгих секунд ему предстояло сражаться с загадочной зверюгой в одиночку. Это не могло не радовать. Если все пойдет как надо, драка закончится, так и не успев толком начаться.

…То, что он опять ошибся, Захар понял, когда врезался в стену. Во все стороны брызнула бетонная крошка и осколки кирпичей, а тварь необъяснимым образом оказалась чуть в стороне. Обозленный Захар ловкость противника не оценил и продолжил атаку. Острые когти, аж звенящие от Силы Света, на манер ножей вонзились в мохнатый бок. Затем последовал сильный рывок, и они оба сверзились вниз.

Последующий обмен ударами выпал из памяти. Отложилось лишь мельтешение лап, хаотичные выпады, рев и брызги крови. Лехе даже не пришлось вмешиваться — зверь серьезно уступал Захару.

В этом-то и крылась ошибка. В какой-то момент тварь разорвала дистанцию, метнула в дернувшегося следом Дылду обломок кирпича и с завидной прытью рванула на территорию Дворца спорта. Преследовать ее на чужой земле никто не решился.

— Ты видал, какая сволочь?! — заорал Леха, потирая грудь — метательный снаряд он благополучно прозевал.

— Видал, — согласился тяжело дышащий Захар. — А ты ошейник видал?

— Чего? — переспросил Леха.

— Ошейник, — терпеливо повторил Захар. — У зверя был под гривой ошейник. Я лишь во время боя заметил, когда рукой зацепил.

— Ого! Получается, у птички есть хозяева…

— Не без этого, — сказал Захар. — А еще у нее имеется щит от пуль и еще куча каких-то чар.

Леха выругался сквозь зубы.

— Значит, темные… Скоро от культа совсем житья не станет!

— Не буду спорить, — фыркнул Захар. — Да только заклинания на нашем госте светлые.

— Как светлые?! — ахнул Леха.

— Так! И мне это совсем не нравится, — буркнул Захар. — Возвращаемся.

Весь обратный путь Захар был мрачен и хмур. До Переноса он старательно держался подальше от политики, считая ее делом грязным и неблагодарным. Чтобы вымазаться с головы до ног, порой достаточно просто оказаться рядом с очередным вождем, когда же сталкиваются две противоборствующие партии, то и по шапке получить недолго. Лес рубят — щепки летят, так ведь?

От ситуации же с хищником даже не воняло, от нее смердело самой грязной политикой. Ошейник, чары, необычное поведение зверюги, да и сама ее внешность, сильно смахивающая на боевую форму какого-нибудь собрата-оборотня, — все складывалось в неприглядную картину чужой подлости. Перенос породил несколько конкурирующих сил с враждебной идеологией, и визит двуногого сородича махайрода всего лишь первая ласточка в разгорающейся войне за будущее выживших людей. Но если раньше противоборствующим сторонам удавалось держаться в рамках «честного» боя, то теперь Церковь Последнего дня перешла границу дозволенного.

Взаимные нападения на патрули, охота на Меченых и акции по освобождению рабов не затрагивают обычных людей. Им нет дела до идейных разногласий, их интересует лишь собственная безопасность. Однако появление в Слободе цепного пса церковников есть не что иное, как попытка террора против мирных жителей. Если им удастся убрать те ростки надежности и безопасности, олицетворением которых стала Башня, начнется повальное бегство. И как с этим бороться — непонятно.

Захар собирался задать данный вопрос Кардиналу, но в Башню группа вернулась поздно, а на следующий день открылся Совет Конклава. Стало не до приватных разговоров…

Надо сказать, что созданное Хмурым некое подобие ордена Меченых продолжало активно развиваться. Появлялись новые члены, проводилось обучение новичков, а более опытные Измененные делились приемами и боевыми техниками. Разумеется, не все было так уж гладко, имелись свои сложности, да и ледок недоверия между недавними соперниками в борьбе за выживание никуда не делся, но главное, запущенный однажды процесс не останавливался. Крепли связи, налаживались взаимоотношения между враждебными ранее группами. Да и утвержденный большинством Кодекс пришелся по душе многим, особенно молодежи. Основная его идея об избранности Меченых давала чувство уверенности в себе, привносила в жизнь некий высший смысл. Мысль, что ты не уродливое порождение Переноса, а Бессмертный, борец за будущее человечества, весьма воодушевляла. Прячущиеся же за туманом пафоса правила и нормы поведения уже сейчас играли роль законов.

Но было у Конклава и второе дно. То, что рядовыми членами воспринималось как единое сообщество, лидеры отрядов, вожаки банд и просто главы семей считали ареной для политической борьбы. Волшебное слово «власть» манило слишком многих. И пусть номинально Кардинал являлся его главой, фактически он оставался лишь первым среди равных. Кем-то вроде короля Франции в эпоху феодальной раздробленности. И менять ситуацию никто не спешил. Потому-то наряду с общим собранием Конклава отдельно существовал Совет, куда входили все мало-мальски влиятельные Меченые и где принимались затрагивающие всех решения.

Но на этот раз Совет проходил вне обычного графика. И вопросы, которые на нем предстояло решить, далеко выходили за рамки обычных подковерных интриг.

Захар, измотанный безуспешной охотой, едва не проспал начало. Как рухнул на кушетку прошлым вечером, так и продрых почти до самого утра. И если бы не Ласковин, то собрание вождей Меченых прошло бы без участия главного патрульного Башни. Что не очень хорошо. Пара таких проколов, и потеряешь единственную возможность повлиять на решения Кардинала. Как Артем.

Поэтому в зал для встреч Захар поднимался бегом.

По дороге несколько раз встречал группки малознакомых, а то и вовсе незнакомых Меченых. Случайно так совпало или нет, но в Башню прибыл почти весь первый выпуск «учебки», которую Кардинал устроил в Поселке. И ребята впечатляли. Нечто неуловимое, на уровне ощущений, заставляло воспринимать их как серьезных противников. Пусть еще не волки, но уже волчата, а значит, будет кому ответить на притязания «чистых». Неплохой повод порадоваться. Да и старую гвардию расшевелят: ничто так не заставляет работать над собой, как дышащие в затылок молодые карьеристы…

Совет уже начался, когда Захар проскользнул в зал и бочком-бочком добрался до своего места. Яростный взгляд Тагира он старательно проигнорировал. Раздражение коменданта Башни он как-нибудь переживет, а вот то, что он появился во время приветственной речи Кардинала, — плохо. Хмурый не терпел неуважения и имел достаточно возможностей для наказания виновного. Лишний раз его лучше не раздражать!

Чтобы отвлечься от неприятных мыслей, Захар принялся тайком разглядывать гостей Башни.

Слева сидел Денис — тот самый Перевертыш, который вместе со своими братьями пришел на помощь в памятном бою с Леонидом. Они уже несколько раз пересекались на больших Конклавах, и у Захара сложилось о нем самое хорошее впечатление. Вот и сейчас оборотень весело подмигнул.

Чуть дальше развалился на стуле вожак небольшой банды с окраин Вокзала — Захар не помнил, как его зовут. Слабый боец и посредственный Сноходец благодаря звериной хитрости и практической сметке ухитрился подмять под себя половину района. И лишь экспансия «чистых» заставила его перебраться под крыло Кардинала, ничуть, впрочем, не снизив амбиций.

Еще о четверых Захар знал лишь, что они промышляли в Старом центре, но лично сталкиваться не приходилось. Да и чего ради них голову ломать, и так все понятно. Гонору много, силы мало. Даже если договорятся о совместных действиях, большого вреда не нанесут. Невозможно недостаток умений компенсировать нахрапистостью и наглостью. Любой из волчат Кардинала им сто очков форы даст и по полу ровным слоем раскатает.

По другую сторону стола с кислыми рожами сидели еще двое Перевертышей. Вот эти совсем другой разговор. Эдик и Рома — вожаки двух крупных стай, долгое время кочевавших по Сосновску. За каждым почти по два десятка оборотней, причем не каких-то там шугающихся всего и вся Меченых в шаге от Первой Пелены, а настоящих ветеранов. И без виритников как-то обошлись.

И, наконец, отдельно ото всех устроилась Лана — настоящая легенда среди Меченых. Вождь единственного в городе «женского» отряда, возникшего еще в первые месяцы после Переноса. И пусть Кардинал на пару с Колей Ботаником, говоря о ее способностях метаморфа, лишь презрительно хмыкали, место под солнцем команда женщин себе отвоевала. История о четырех ведьмах, подчистую вырезавших банду каких-то отморозков, до сих пор пользовалась популярностью у сплетников и сплетниц. Однако лучше от этого к амазонкам относиться не стали. Для большинства фраза «женщина-боец» звучала как оскорбление.

Захар вдруг поймал себя на том, что не отрываясь смотрит на грудь Лапы. Пришлось мысленно дать себе подзатыльник и сосредоточиться на речи Кардинала.

— …Итак, как я уже сказал, баланс сил в городе вот-вот нарушится. Церковники набрали немалую мощь, подчинив мутантов из района Складов, и уже есть первые попытки ее применения в бою. Конечно, результаты пока не впечатляют, но и пищали не сразу стали карабинами с оптическими прицелами. Дайте им время, и «чистые» поставят под ружье целую армию монстров, — сказал Хмурый ровным гоном. — С культистами дела обстоят и того хуже. Аборигены научили их основам магии, и уже прошло достаточно времени, чтобы Дети освоили полученные знания в совершенстве.

Среди Меченых прошел слабый шепоток, а на лицах Эдика и Ромы появились неприятные усмешки. Новости никого особенно не впечатлили, да и новостями, по большому счету, они не были. Наверное, каждому из присутствовавших приходилось сходиться в бою что с «чистыми», что с культистами. Их силу давно научились уважать. Мутанты в рядах церковников немного настораживали, но и только. Подумаешь, какие-то недооборотни!

Захар читал эти мысли на лицах всех Меченых и едва сдерживался, чтобы не выдать что-нибудь едкое. Разве можно быть таким слепцом?! Почему они не понимают очевидной опасности, пусть не сегодня, так завтра или послезавтра?

Удивительно, но Кардинал сохранял полнейшую невозмутимость. Даже вспыльчивый Тагир сидел спокойно, без обычных своих ухмылок. Словно так и надо.

— Федор Геннадиевич, вы не расскажете нам о ситуации в городе? — попросил Дымов главного безопасника Башни и единственного «нормала» на Совете.

Тот с готовностью встал из-за стола и прошел к стенду с картой. В руке как по волшебству появилась указка.

— Да говорить тут особо и нечего. За последние месяцы церковники заняли все ключевые позиции в районе Вокзала. На северной и северо-восточной границах района наблюдается постоянная активность боевых групп, а среди населения проводится набор рекрутов. — Ласковин обвел взглядом собравшихся. — Схожая ситуация и с культистами. Демонопоклонники и раньше имели тесные связи с соседями из Комсомольского района, теперь же можно говорить о полном контроле. И я бы не сказал, что они встретили хоть какое-то сопротивление своей экспансии. Служение Темным богам пришлось по душе неожиданно многим…

Но договорить ему не дали. Голос подал Сноходец, который бежал от «чистых».

— Ну и зачем нам это все надо?! — зло спросил он. — К чему здесь очередная история о жадности светлых уродов и их черных собратьев?! Меня сюда позвали обсудить проблемы нашего выживания, а не успехи всяких фанатиков!

— К чему это все?! — У Ласковина дернулась щека. — О, сейчас я объясню. Особо остановлюсь на успехах тех самых фанатиков! — Бывший «тарасовец» с силой ткнул кончиком указки где-то посередке между Вокзалом и Дворцом спорта. — Смотрите сюда, уважаемый. Все ведь у вас под носом. Церковники получили доступ к Складам с наиболее безопасного направления и, значит, очень скоро поставят в строй десятки, а то и сотни тамошних мутантов. Слышите, не одного-двух, а десятки и сотни. Надо объяснять, куда они двинут такую армию?! Или вот напомню про найм рекрутов. Почему никто из вас, уважаемые, никто не спросит, на какие такие средства покупаются бойцы?

— Дикое? — вдруг спросил Денис. Высказывался он редко, но всегда по делу. На взгляд Захара, очень ценное качество.

— В точку! — ответил Ласковин. — Без поддержки Дикого церковники не смогут даже прокормить такую ораву, не говоря уж о найме новых рекрутов. Ну как размах, впечатляет?

Сноходец, которому и адресовались слова безопасника, промолчал, но снова вылез Денис.

— А что тогда с культом? Они-то куда лезут?

— Посмотрите на карту и поймете. — Оскал Ласковина уже ничуть не походил на улыбку. — Кроме Ниженки, больше некуда, а это, как вы помните, сады, огороды, частные подворья. И проход в глубины Нижнего парка. Кто там обитает, все помнят?

Захар незаметно скривился. У него с обитателями бывшего парка были свои счеты. И он получше многих представлял себе масштабы угрозы. Если уже сейчас культ способен науськивать темных тварей на людей, то что будет, когда их связь еще больше окрепнет? Людей Волкова сметут, и весь северо-запад Сосновска окажется закрыт для Башни и ее союзников. Следом придет черед Старого центра, и вот уже Меченые заперты в пределах Слободы… М-да, не самый лучший сценарий.

Те же мысли пришли в головы и остальным собравшимся в зале. Поднялся нешуточный гвалт. Кардиналу пришлось напомнить о порядке, пару раз грохнув кулаком по столу.

— Благодарю, — сказал Ласковин и продолжил: — Как видите, положение очень непростое. Мы оказались между двух огней и в ближайшей перспективе можем влипнуть в серьезный конфликт. Тем более что логика требует от конкурентов ослабить Башню любым способом. Вплоть до террора горожан, принявших нашу власть.

— А что нам до власти-то вашей? — спросил вдруг Эдик насмешливо. — Нас больше своя интересует.

Захар скривился. Ну к чему эти дурацкие разговоры? Понятно же, что в одной лодке все сидят, так нет, гонор наружу лезет. Бараны!

— А что с тобой будет, когда «нормалы» уйдут и Меченые останутся в одиночестве? О чьей власти тогда заговоришь и что выберешь — ошейник светлых или смерть на алтаре темных? — сказал Кардинал ледяным тоном, кивком поблагодарив Ласковина. Тот с удовольствием вернулся за свой стол. — А может, соберешь своих и снова станешь скитаться по Сосновску? В надежде, что от тебя наконец-то отстанут. Ну что скажешь?

Эдик отвел глаза и промолчал. Аналогично повели себя и остальные. На самом деле все всё понимали, даже недовольные возмущались лишь по инерции, из одного лишь нежелания подчиняться кому бы то ни было.

Кардинал удовлетворенно хмыкнул.

— Молчишь… Когда ж вы поймете, что Меченые — это та сила, которую касается абсолютно все происходящее в этом чертовом городе! Особенно когда речь заходит о наших соперниках.

Захар задумчиво кивнул и неожиданно для себя добавил:

— И которые уже начали действовать.

Повисла тишина, и на Захаре скрестились взгляды всех присутствовавших в зале. К молчанию главного патрульного на заседаниях Совета или во время созыва Конклава уже привыкли, а тут вдруг такая активность. Кардинал, которого невежливо прервали, задумчиво прищурился.

От столь пристального внимания по коже Захара пробежали сотни мурашек. Зябко поежившись, он вздохнул и принялся торопливо пересказывать события последних двух дней. Про Меченого в ошейнике, про его метания по Слободе и бегство к «чистым». Не забыл и про свои выводы.

Говорить оказалось неожиданно тяжело, сильно нервировало собственное косноязычие. Но Захар справился и даже заработал одобрительный кивок Кардинала. Тому понравилась его инициатива.

— Как видите, наши с господином Ласковиным слова находят подтверждение, — подвел черту Кардинал, стоило Ненахову замолчать. — Или кто-то со мной не согласен?

Эдик собрался было вновь что-то сказать, но Роман пихнул его локтем, и тот сник. Пальму первенства подхватил Денис:

— Ладно, Кардинал, будем считать, что вы нас убедили. Ситуация и вправду складывается неприятная, игнорировать ее нельзя. — Оборотень фыркнул и почесал нос. — Но тогда каков выход? Что вы можете предложить, раз собрали нас здесь?

Захар не без восхищения подумал о поразительном умении молодого Перевертыша правильно себя поставить. Да, все были наслышаны о силе и уникальных умениях членов его семьи, но никакое могущество не заменит способности говорить веско и убедительно, не заставит уважать твое мнение. С каждым Советом Денис планомерно готовил себе нишу еще одного лидера Меченых, а независимость от Кардинала лишь добавляла ему популярности. Хотя правится это и не всем. Вон как Тагира перекосило! Жаль, Артем не видит.

— Выход? О, он, разумеется, есть. Кардинал тонко улыбнулся. — И вовсе не в духе священной войны с конкурентами, если вдруг кто этого боится. Я просто хочу немного пересмотреть наши с вами отношения и подтолкнуть Конклав к проведению более активной политики. Нынешнее сотрудничество дает немало, но в свете достижений наших соседей явно недостаточно.

— Мы под Башню не пойдем! — заорал изгнанный из Вокзала Сноходец, его поддержали главари мелких банд.

— Тихо, господа. Никто не покушается на вашу независимость. Конклав вне какой бы то ни было вертикали власти, он сообщество Меченых, озабоченных своим выживанием, — скривился Хмурый. — Я предлагаю добровольное участие Бессмертных в защите наших общих интересов.

— А подробнее? — спросил Денис.

— Да легко! — Хмурый раздраженно дернул плечом. — Война потребует безопасных коммуникаций? Значит, необходимо исследовать Пути Древних, вроде тех, которыми мы ходим в Поселок. Культисты и «чистые» пополняют ряды всякими тварями? Значит, надо охотиться на мутантов, демонов и прочую опасную живность. Про экспедиции в джунгли, налеты на опорные базы Детей и церковников вообще молчу. Так что простор для сотрудничества широчайший!

Захар хотел было вставить свои пять копеек, напомнив о благом деле по освобождению плененных сородичей-Меченых, которое взвалила на себя Башня, но Совет прервал молодой парнишка. Он ввалился в зал, шумно хлопнув дверью, и подлетел к Дымову:

— Кардинал, над крышей собралась стая птеродактилей, они нападают на дозорных!

Подтверждая его слова, раздалось приглушенное тарахтение автоматов, несколько раз бахнула винтовка.

— Вы уже не можете сами разобраться со зверьем?! — рявкнул Тагир. Он собирался сказать что-то еще, но парень его перебил:

— Там кто-то из виритников. Говорит, от них тянет чернотой…

Кто-то присвистнул, кто-то выругался, а в голове у Захара мелькнуло короткое: «Вот и культ подоспел!» Мрачные прогнозы Кардинала и Ласковина начали сбываться. Но если церковники лишь примеривались, то Дети сразу ударили.

Господа, рассчитываю на вашу помощь! — уронил Кардинал и быстрым шагом покинул зал. Остальные гурьбой высыпали следом.

Реальные масштабы угрозы Захар смог оценить уже через несколько минут. За словами о «стае птеродактилей» и «черноте» крылось нечто гораздо более неприятное.

Двухголовых летающих тварей набралось едва ли не два десятка. Они целеустремленно кружили над крышей, атакуя любого человека, который рисковал выглянуть из укрытия. И делали это вполне успешно. Один несчастный уже лежал в луже крови, а второй тихо ныл в уголке, пока Сноходец затягивал ему рваную рану на плече. Справиться с хищником, который одним махом перекусывает человеку руку, способен далеко не каждый.

Но было еще кое-что. После посвящения на алтаре Света Захар стал особенно чувствителен к подобным вещам и потому сразу же увидел черный ореол, окружающий каждого зверя. Невидимая обычным зрением, всех животных оплетала паутина из Тьмы и Мрака. Мерзкая даже на вид, она разом напомнила о пауках и «кляксах» из Нижнего парка.

Проклятая нелюдь из секты извращала все, до чего дотягивалась своими загребущими лапами. Даже зверей в одержимых превратила.

Собравшиеся на бывшем техническом этаже Меченые были достаточно опытны, чтобы прийти к схожим выводам.

Кто-то спросил про соль, кто-то потребовал арбалет. Один оборотень из самых нетерпеливых даже открыл люк и высунулся наружу, но почти сразу спрягался обратно. Выяснилось, что тварей прикрывает щит, который спокойно держит выстрел из обреза. На огнестрел рассчитывать не стоило.

Команда Перевертышей из гарнизона Башни заняла позицию недалеко от выхода на крышу. Все уже перешли в боевую форму и ждали лишь приказа, но Кардинал отчего-то медлил. То ли давал возможность проявить себя участникам Совета, то ли опасался подвоха со стороны необычного противника. Все-таки со времен штурма Башни силами культистов и их демонических союзников не было ни одного нападения, и вдруг такой сюрприз. Наконец он дал отмашку, а сам отошел к группе почти из десятка Сноходцев и принялся им что-то втолковывать. И если старая гвардия во главе с Тагиром стояла спокойно, то привлеченная к серьезному делу молодежь заметно нервничала.

С боевым крещением, ребятки! Захар усмехнулся, плавно перетек в боевую форму и ринулся в гущу боя вслед за бойцами гарнизона. Его примеру последовали и многие участники Совета. Жажда драки у оборотней в крови, устоять перед ней не смогла даже Лана. Ее гибкая фигура, затянутая в матовую чешую, метнулась к люку одной из первых, заставив Захара ощутить нешуточное возбуждение. Хороша!

Перевертыши быстро показали стае одержимых птеродактилей всю разницу между опытными Мечеными и «нормалами». Первые три зверюги, нагло склонившиеся над погибшим наблюдателем, были моментально разорваны в клочья. Еще двоих достали в воздухе прыгнувшие за ними метаморфы. Один чуть не свалился вниз, но его успели поймать товарищи.

За считаные мгновения численность тварей сократилась на четверть, и они отступили. Принялись метаться над крышей, бестолково крича и едва не сталкиваясь друг с другом.

Захар, которому не досталось противника, даже зарычал от злости. Все естество требовало схватки, хотелось рвать, терзать врага, отвечать ударами на удар, и вдруг такое разочарование. Какое же гадство! И зачем, спрашивается, Совет прерывали, если зверушек смогла разогнать пятерка тренированных оборотней?! Ох и немало Кардинал в глазах союзников очков сегодня потеряет, ой как немало!

Внезапно заревели от боли сразу трое Перевертышей, и, кажется, среди них был кто-то из Совета. Почти тут же в нос шибануло нестерпимой вонью, а прямо перед Захаром на крышу шлепнулся черный сгусток. Чуть в стороне еще два, снова кто-то заорал.

Какого?! Ненахов задрал голову и зарычал. Раздрай среди одержимых закончился, все выжившие твари образовали круг и заскользили в адском хороводе. В самом его центре стремительно разрасталось чернильное пятно, из которого дождем сыпались ошметки «клякс».

Дьявольщина!! Захар вскинул над головой руки и воззвал к Ладару.

И мелкие «кляксы», кое-где уже начавшие сливаться в более крупные, брызнули от него во все стороны. Ведь Свет умел обжигать и жалить много лучше Тьмы. Потоки энергии, бьющие из обеих ладоней Захара, всюду находили порождения Мрака. Хватало короткого импульса, чтобы сгусток злой силы взрывался облаком сухой пыли и истаивал в воздухе. С каждой такой маленькой победой камень на груди Захара начинал пульсировать, испускать волны тепла, накатывало чувство удовлетворения и правильности происходящего.

Получив поддержку, оборотни организованно отступили в укрытие, не забыв забрать всех раненых. Лишь Лапа в облике фурии и ящероподобный Денис задержались около Захара, но тот отослал их вслед за остальными. Это его бой, они будут только мешать.

Однако одержимые изменили тактику. Поток «клякс» теперь разделился — пока большая их часть наседала на Ненахова, поодаль начали формироваться два паукообразных монстра. От раскрытого люка закричали и даже пару раз выстрелили солью, но без толку. Помешать они не могли, а сам Захар слишком глубоко увяз в схватке — нет возможности ни для атаки, ни для бегства. Свои силы он явно переоценил…

Его спасли Сноходцы.

Кардинал в очередной раз проявил недюжинный талант стратега и тактика. Пока оборотни отвлекали на себя внимание, он изучал противника и готовил вместе с учениками решающий удар. И когда пришло время, ворвался в бой как засадный полк на Куликовом поле.

Захар уже прощался с жизнью, когда из люка вырвался невиданный доселе Прозрачник — гигантская змея с огромной рогатой башкой и белым пятном в середине лба, в точности повторяющим контуры медальона Кардинала. Молнией промчавшись над головой, она вонзилась в центр хоровода и с едва слышным хлопком разметала его по небу. Смертельный холод Изнанки не хуже Силы Света выжег заразу Тьмы, одним махом покончив с врагом. Захару оставалось лишь с некоторым обалдением наблюдать, как вокруг него валятся иссушенные тушки птеродактилей.

Если бы не Кардинал, он бы точно погиб, что уж говорить про обычных Перевертышей. Прекрасная иллюстрация к реальной силе культистов, а в том, что за нападением стояли именно Дети Мертвого мира, Захар не сомневался. Неплохой аргумент к спору об участии Конклава в противостоянии Башни с соседями. И главное, как вовремя! Был бы здесь Артем, он бы обязательно высказался о происках Кардинала…

Захар устало оглянулся на покидающих укрытие Меченых и вдруг подумал, что давно не видел Лазовского. Тот тяжело переживал свое позорное появление в отряде и последние полгода словно с цепи сорвался. Влезает во все мало-мальски серьезные заварушки, норовит доказать себе, что круче только горы, а Хмурый его в том всячески поддерживает. Пропустить такую драку он не мог.

Тогда куда же пропал неугомонный приятель?!


Глава 1 Беседы на отвлечённые темы | Во имя потерянных душ | Глава 3 Военные хитрости