home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ПРО ВЕЛИКАНА

Однажды в центре Москвы обнаружился великан, который пожирал маленьких детишек.

За завтраком он съедал пять-десять крошек и закусывал их нянями.

За обедом он кушал два-три детских сада без воспитательниц или ограничивался одним детским садом, но с воспитательницами.

Ужинать он уже не ужинал, потому как обыкновенно был сыт к вечеру. Вечером он хотел отдохнуть, ему нравилось попить водичку, скажем, из Чистых прудов. Его тянуло в театр «Современник», поскольку он находился рядом, но великан остерегался туда заходить, поскольку искусство действовало на него усыпляюще уже на седьмой минуте спектакля.

Великана в детстве звали Павликом и, говорят, он был примерным пионером. Он показывал всем пример, как надо относиться к родителям.

Потом, когда великан достиг зрелого возраста, его назвали Лаврентием – в честь одного лысого дяди в пенсне, известного своим образцовым отношением к женщине.

А сейчас, когда великан состарился, его все стали называть Андропкой, потому что на старые имена он уже не откликался, а новое имя всем понравилось.

Бывало, ему по старой памяти крикнут:

– Павлик!

Он молчит. Ему тогда:

– Лаврентий! Лаврентий!

Он опять, как будто не к нему. Даже обижается. А стоило откуда-нибудь сверху крикнуть:

– Эй, Андропка, ты где?.. Мы без тебя пропадём!

Он тут как тут:

– Вызывали?.. Готов выполнить любое ваше задание.

И выполнял. На том рос, рос и постепенно разросся до такой степени, что стал великаном.

Поначалу это было как-то незаметно. Андропка поселился в каком-то Большом доме и редко оттуда выходил.

А если и выходил, то надевал огромный брезентовый плащ, которым накрывался с головой – так, что все думали, что по улице движется военная громадина, и не задавали лишних вопросов.

И вдруг эта жуткая новость: Андропка жрёт невинных детишек. Для этого даже к «Детскому миру» присоседился.

Надо было что-то срочно делать, чтобы наказать великана, представляющего серьёзную опасность для общества.

А тут он ещё раздухарился: вышел на улицу, схватил Садовое кольцо и повесил его себе на пояс.

По Москве стало теперь трудно ездить.

А то ещё взял с площади памятник Пушкину и положил его себе в карман. Ему кричат:

– Положи на место, болван.

А он:

– Цыц! А то съем.

Интеллигенция замолчала. Народ попрятался в своих домах. Всюду и везде стал Андропка мерещиться. Куда ни зайдёшь – везде Андропка. В магазинах – Андропка. В метро – Андропка. В троллейбусах – Андропка. В кино, в школе, в Московском Университете… Стали поговаривать, что у великана три головы: одной он ест, другой думает, а третьей по сторонам вертит… Вместо рук – щупальца. А вместо сердца – пламенный мотор.

Стали, конечно, от него детей прятать. Так он на взрослых перешёл.

За день съедал по тысяче человек.

Однажды пришёл на стадион – с того дня трибуны пустые.

Курский вокзал – всегда полный – опустошил в миг. Затем две электрички слопал, и не поперхнулся. Одну, которая до Купавны шла, другую – ту, которая до Фрязево.

Обратились в милицию:

– Не можем справиться, – говорят там. – У нас штат маленький.

Спрашивают министра обороны. Он говорит:

– Это не дело армии. У армии другие государственные задачи.

Кричат:

– ОМОН!.. Где ОМОН?.. Где хвалёная группа «Альфа»?

Отвечают:

– ОМОН брошен на охрану Кремля, а наша «Альфа» как раз сейчас выполняет задание в Африке.

– Кто же нас защитит? – спрашивают граждане.

Им в ответ по телевизору:

– Не паникуйте. На самом деле опасность невелика.

– Как невелика? Как невелика? – засуетились граждане, а некоторые даже забились в истерике.

– А так. Мы знаем, что говорим. А паникёров будем расстреливать.

И в следующем кадре расстреляли парочку. Остальные миллионы сразу заткнулись.

Тем временем Андропка куда-то исчез, но все понимали, что это дело временное. Оказалось, он поднырнул в Москву-реку у Софийской набережной, а вынырнул у Крымского моста и здесь стал плескаться, а потом кидаться грязью.

Несколько близлежащих солидных учреждений оказались запятнанными.

Андропка, поиграв, встал во весь рост и навис над Москвой. Топнул ногой. Земля загудела. Топнул ещё раз – земля тихо вздохнула под его огромной пятой.

Казалось, наступает конец мира. Вот-вот обрушатся все здания, и город погибнет в пепле и пыли.

Андропка сделал шаг, и очутился на Ваганьковском кладбище. Здесь он стал расковыривать могилы и валить памятники.

Тут со свечкой на Площадь Восстания вышел Малыш.

Он сказал:

– Господи, помоги мне победить великана.

С неба раздалось:

– Рассчитывай только на свои силы, а я всегда буду с тобой.

Тогда Малыш сказал:

– Эй, Андропка!.. Выходи на свой последний бой.

Великан рассмеялся:

– Малыш, на что ты рассчитываешь?.. Мне ничего не стоит раздавить тебя.

– А ты попробуй! – ответил Малыш.

Андропка голой своей пяткой наступил на Малыша, но Малыш подставил свечу, и Андропка обжёгся.

– Ах, вот ты какой! – вскричал он. – Сейчас я тебя схвачу…

Но Малыш снова поднял над собой свечу, и великан опять не сумел одолеть Малыша.

Ещё раз сто Андропка пытался поймать Малыша, но всякий раз свеча спасала его от щупалец великана.

Андропка разъярился. Он уже получил много ожогов, и потому весь дышал только злобой.

Наконец, устав, он завалился спать посреди Заставы Ильича, сказав, что завтра утром он проснётся и уж тогда разделается с Малышом окончательно.

Через минуту он уже храпел, и пять районов Москвы не могли из-за этого звука заснуть в ту ночь.

Между тем, по телевизору выступил какой-то бывший фотограф, и заявил:

– Я не понимаю действий этого Малыша. Он не ведает, что творит. Ведь великан олицетворяет лучшие черты нашего народа – его богатырскую мощь и храп. Андропка нам нужен, потому что он сможет нас защитить от всяких зарубежных монстров – дяди Самуила и тёти Европки.

Его поддержал бывший лётчик, а ныне налётчик:

– Малыш не патриот, – сказал он. – Он выступает против великого. А от великого до смешного – один шаг.

С этими словами бывший лётчик шагнул в пропасть. Уже летя вниз, он крикнул:

– Я буду… буду вашим президентом!..

Третий выступавший сказал:

– Сейчас время демократии. И я бы предложил великану высказаться по ряду вопросов, а мы бы, полемизируя с ним, все вместе придём, или приблизимся к истине. В этой борьбе ведь неважно, кто победит. Важно, чтобы победила демократия.

На телевидение посыпались звонки:

– Просим показать завтрашнее шоу. «Как Малыш будет убивать Андропку».

Ведущий был профессионалом, и заметил с присущей ему всегда иронией:

– А вдруг Андропка победит Малыша?

Тотчас раздались новые звонки:

– А нам всё равно. Лишь бы шоу было интересное. Назовите наоборот: «Как Андропка укокошит Малыша».

В общем, были высказаны самые разные точки зрения, и это вселяло надежду, что завтрашний день войдет в историю, как вчерашний для послезавтрашнего.

А Малыш всю ночь готовился к бою. Вернее, никак не готовился. Он только попросил:

– Дайте мне калёную иголочку да вентилятор.

Не стали с ним спорить. Принесли добрые люди и вентилятор, и иголочку, и никто даже не спросил, как он этими мирными предметами собирается победить этого всесильного злодея. Потому что верили в Малыша, в его талант и способности.

А Малыш всё оставшееся время до рассвета слушал песни Володи Высоцкого и гулял со знакомыми артистами и артистками Театра «У Никитских ворот».

Наконец, наступило утро.

– Ну, мне пора! – сказал Малыш и отправился на войну с великаном.

Приходит он на Заставу Ильича, а застава вся заставлена. Не пускают Малыша к великану.

А кто не пускает?.. Присмотрелся Малыш, – а те самые, что по телевизору выступали, чушь городили и вот теперь из этой самой чуши вокруг великана огромные заборы возвели.

Что делать? Малыш не растерялся, включил вентилятор – всех этих людей с их заборами тут же и сдуло.

Великан проснулся, потянулся, говорит:

– Ну, ты где, Малыш?.. Будешь со мной драться?

– Да я уж тебя давно дожидаюсь, – ответил Малыш, зайдя великану за спину.

Тот пока повернулся, Малыш опять ему за спину забежал.

– Чтой-то ты от меня все время бегаешь!.. – воскликнул Андропка. – Никак не могу тебе в глаза посмотреть.

И снова вокруг себя крутится.

Так продолжалось сорок раз. А поскольку у великана было три головы – считай, Саша, сорок умножить на три – сто двадцать… правильно… вращений произвёл Андропка не сходя с места.

Закружились головы у великана, перекосились перед ним Небо и Земля, и когда встал лицом перед ним Малыш, рухнул Андропка на асфальт – тут-то Малыш и вонзил ему калёную иголочку прямо в зад.

И – о чудо! Оказалось, Андропка весь из себя надувной – сверху крепкий, а внутри – пустой. Испустил дух великан, и тут новое чудо случилось… Разорвалось туловище чудовища, и оттуда посыпались все ранее им съеденные детишки и воспитательницы, взрослые и старики, электрички, следовавшие в Купавну и Фрязево, болельщики на стадионе и научные работники – все, все, все, слава богу, живые, хотя и не все, к сожалению, здоровые.

– Ура! – закричали все хором. – Свобода!.. Спасибо Малышу!..

И тут начался праздник в честь великой победы над кровожадным великаном Андропкой. Что тут началось!.. Все обнимались, пели и танцевали…

По требованию веселящейся публики Заставу Ильича переименовали в Заставу Малыша. Памятник Пушкину водрузили на свое место, и он снова стал любезен народу. А на месте Садового кольца опять возобновилось движение по Садовому кольцу.

А вечером был всенародный банкет на всех улицах Москвы, с салютом и фейерверком.

И я там был, мёд-пиво пил, по усам не текло, так как усов у меня нету, а в рот попало, благо, рот у меня не маленький, великану на зависть, простым людям на радость.

Желаю и тебе, Саша, испытать в жизни такое счастье.

Сказки для Саши


ДЕВОЧКА И МОРЕ | Сказки для Саши | ПОСЛЕДСТВИЯ