home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



17

Арена в Ле-Гро-дю-Руа походила на Колизей в дачном варианте. Небольшая, уютная, но и не без помпезности. Туристов было мало, на трибунах сидели в основном местные. Французские пенсионеры, в кепках, рубашках-поло и безупречно отутюженных брюках, все как один похожие на Пабло Пикассо в старости, что-то обсуждали между собой, страстно жестикулируя. Обиходов и Анечка без труда нашли удобные места в тени. Как только они уселись, из громкоговорителя с легким шипением грянула музыка. Все тот же «Марш тореадоров». Невидимый диктор сделал объявление, от которого пенсионеры пришли в неописуемое возбуждение. Они с новой силой бросились что-то доказывать друг другу, жестикулируя уже не просто страстно, а яростно.

— Что случилось? — спросил Обиходов.

— Сейчас будет выступать знаменитый Мистраль, — сказала Анечка.

На песок арены выбежали человек десять крепких спортивных парней в белых брюках и рубашках. Публика приветствовала парней редкими одобрительными выкриками.

— Который из них Мистраль? — спросил Обиходов.

— Мистраль — это бык, — засмеялась Анечка. — Его пока нет. А это разетеры.

Снова заиграла музыка. Ворота в деревянном ограждении арены распахнулись, и из них резво выскочил черный бык с длинными рогами, увешанными разноцветными ленточками.

Публика взорвалась аплодисментами. Пожилые двойники Пикассо, наплевав на предостережения своих кардиологов и жен, дружно повскакивали с мест и принялись кричать, свистеть и топать ногами.

Бык принял овацию как должное. Он скульптурно застыл на секунду в центре арены, давая возможность публике насладиться своим великолепием. Затем грозно ударил копытом в землю, поднял столб песку, и направился к краю, поигрывая мощно перекатывающимися под лоснящейся шкурой мускулами.

Молодые люди в белом пришли в движение. Один из них выкрикнул:

— Мистраль! Эй, Мистраль! — и побежал наперерез быку.

Бык словно ждал этого, он мгновенно развернулся и, выставив рога в боевое положение, бросился на дерзкого выскочку. Для своей массы он обладал феноменальным ускорением. Молодой человек со всех ног припустил к забору, ограждавшему арену. Но бык был быстрее. Расстояние между беззащитной спиной в белой рубашке и грозными рогами стремительно сокращалось. Когда до забора оставалось метра два, а до рогов несколько буквально сантиметров, молодой человек с силой оттолкнулся от земли и взмыл вверх, следующее касание он сделал о край забора и, совершив невероятный обезьяний прыжок, повис на поручне первого ряда трибун. Не успевший затормозить бык с грохотом врезался рогами в забор.

Публика одобрительно зааплодировала.

— Ни хрена себе! — невольно вырвалось у Обиходова.

Тут же раздался новый крик:

— Эй, Мистраль! — навстречу быку бежал уже следующий безумец в белом.

Бык, взрыв песок, мгновенно бросился в атаку. История повторилась. Преследование, головокружительный прыжок в двух сантиметрах от смертоносных рогов, удар и треск забора, такой оглушительный, словно в него на полном ходу врезался грузовик. Бык на глазах наливался яростью, казалось, что он даже увеличился в размерах.

Следующий набег молодые люди предприняли вдвоем. Пока бык был увлечен преследованием одного, второй ухитрился приблизиться по касательной сбоку и сорвать у него с рогов одну из ленточек.

С трибун раздались одобрительные выкрики. Диктор что-то объявил по громкой трансляции.

— Что произошло? — спросил Обиходов.

— Разетер сорвал ленточку и заработал двадцать евро, — объяснила Анечка.

— Так рисковать за двадцать евро?! — удивился Обиходов.

— Дело не в деньгах. Это скорее традиция, каждая ленточка имеет свою цену. Кокарда, которая закреплена между рогов, это главный трофей, она стоит несколько сотен. Видите железные гребенки в руках у разетеров?

Обиходов присмотрелся. В руках молодые люди действительно держали что-то похожее на маленькие гребенки.

— Они называются кроше. Ими разетеры срывают ленточки. Кроше царапают быка до крови. От этого он становится еще злее.

— А бывает, что бык все-таки достает разетера?

— Бывает, но редко, — сказала Анечка. — В позапрошлом году бык неожиданно перепрыгнул вслед за разетером через забор и ранил его в живот. Обычно быки не прыгают. Это был уникальный случай. Тот летающий бык повредил себе ноги и стал знаменитостью, заработал почетную пожизненную пенсию.

— А разетер выжил?

— Выжил, хотя славы ему досталось не так много, как быку. Спросите любого из зрителей на трибунах, они моментально вспомнят, как звали того быка, а вот вспомнят ли имя разетера, сомневаюсь.

— Вот как?!

— Это курс камаргез. Здесь бык — главный герой. Местные шутят, что курс камаргез придумали быки, чтобы отомстить людям за испанскую корриду.

— Значит, все они болеют за быка? — Обиходов кивнул на пенсионеров.

— Конечно! Это же Мистраль, — сказала Анечка. — Сейчас он как следует разогреется и начнется настоящая битва. Тут все как на войне, есть и тактика и стратегия. Заметьте, разетеры подстраховывают друг друга. Кто-то всегда готов в нужный момент отвлечь внимание на себя.

Пока Анечка говорила, разетер сорвал еще одну ленточку. Аплодисментов не последовало, наоборот, публика недовольно загудела.

— Чего это они? — спросил Обиходов.

— Они считают, что резетеры слишком торопятся, — объяснила Анечка. — Мистраль еще не достаточно разогрелся. Нужно его побольше погонять.

По ходу схватки Обиходов стал различать отдельных разетеров. Сначала казалось, что все они одинаково быстрые, ловкие и храбрые, но скоро стало заметным, что кто-то был слишком суетливым и делал много лишних перемещений, кто-то чересчур осторожничал, а кто-то был не прочь сфилонить. Из всех особенно выделялись двое. Одного Обиходов про себя назвал Ветераном. Невысокий, крепко сбитый. Если всем остальным было в районе двадцати, то этому уже за тридцать. Ветеран не отличался скоростью, но при этом всегда ухитрялся оказываться в нужном месте в нужное время. Один раз бык выкинул неожиданный фортель, он вдруг бросился не на того разетера, который в данный момент провоцировал его на атаку, а на другого, который стоял в стороне и что-то поправлял в своей одежде. Ситуация возникла критическая, бык был на приличной скорости, а резетер стоял неподвижно, убежать он бы уже не успел. Ближе всех к быку в этот момент оказался, естественно, Ветеран. Он среагировал мгновенно. С криком бросился наперерез и сумел отвлечь быка на себя. Публика впервые с начала представления наградила дружными аплодисментами не Мистраля, а разетера. Однако, Ветеран лишь лениво отмахнулся. Он как старый солдат, просто выполнял свою работу, не забывая между делом вытаскивать из-под огня необстрелянных салаг.

Второго Обиходов назвал Пижоном. Стройный красавчик с лицом античного бога и с длинными развевающимися волосами. Этот любил рисковать. Если все остальные перелетали через забор в считанных сантиметрах от рогов Мистраля, у Пижона счет шел на миллиметры. Пару раз Обиходову казалось, что бык достал его, но целый и невредимый Пижон взмывал вверх, а повиснув на ограждении трибун, ухитрялся еще и послать воздушный поцелуй девицам из первых рядов. Кажется, что Пижона не особо интересовали и заветные ленточки на рогах. Иногда подбежав к быку вплотную, он просто издевательски похлопывал его по взмыленному боку. Мистраля это бесило больше, чем кровавые царапины от железных зубьев кроше. Он приходил в такую ярость, что казалось от его шкуры летели искры.

— Хорош, правда? — кивнул Обиходов Анечке, когда Пижон проделал очередной подобный трюк.

— Это-то? — Анечка скривила рот слегка пренебрежительно. — Быстрые ноги, но не хватает ума. Мистраль его уже раскусил.

— Что значит раскусил?

— Он научился усыплять его бдительность. Заметьте, иногда Мистраль делает вид, будто устал или успокоился. Он не обращает внимания на выпады и крики, становится вялым. Мистраль знает, что этому красавчику неинтересно возиться с вялым быком, он сразу начинает скучать и теряет бдительность. А Мистраль спокойно выбирает позицию поудобнее, потом в одну секунду взрывается и атакует. Парня спасает только изворотливость и то, что Мистраль не считает его равным соперником. А то давно бы уже посадил на рога.

— А кого же он считает равным соперником? Может этого? — Обиходов указал на Ветерана.

— Этот из всех самый лучший, — сказала Анечка. — Крепкий орешек.

— Мистраль его не раскусил?

— Раскусил, но его так просто не возьмешь. Он очень умный и опытный. Но при этом не такой быстрый. Поэтому Мистраль старается выманить его подальше от забора, на середину арены, чтобы был простор для разгона. Смотрите, вблизи забора он его почти не атакует, будто вообще не замечает. Всех гоняет, а этого не трогает. Потому что выманивает. А выманить его можно только прижав кого-нибудь из молодых. Этот обязательно кинется на помощь. То есть получается такая многоходовая комбинация, как в шахматах.

— Поразительно! — воскликнул Обиходов. — Как вы научились так хорошо в этом разбираться?

— Просто я видела уже очень много таких представлений, — сказала Анечка. — А еще у меня есть друзья, которые выращивают этих быков на ферме. Их называют гардьенами. Это такие местные камаргские ковбои. Они научили меня немножко понимать быков.

Обиходов посмотрел на Анечку с интересом. Симпатичные девушки редко удивляли его. В последнее время почти никогда. Они представлялись ему существами познанными, понятными и простыми. Вроде быков. А тут вдруг оказывается, что даже быки способны разбираться в людях и проворачивать многоходовые комбинации. А симпатичные девушки способны разбираться в быках… Тянуть дальше нить рассуждений Обиходов не стал. Он как-то сразу охладел к происходящему на арене, тем более, что там уже сорвали с рогов главный трофей — кокарду, и стал украдкой наблюдать за Анечкой. Делать это было несложно, потому что Анечка была слишком увлечена Мистралем. Обиходов видел, как в какие-то особо важные моменты вспыхивают ее глаза. Ее глаза имели такую особенность — вдруг вспыхивать, это он еще раньше заметил. Происходило это так: сначала шел взмах ресниц, плавный и стремительный одновременно, потом сама вспышка, как будто на хрустальный шар вдруг падал луч света и он вспыхивал сразу всеми цветами. У Анечки глаза были серо- голубыми. Но вспыхивали именно разными цветами. И голубым, и серым, и зеленым, и золотым. Разноцветные искорки превращались в радостную энергию, которая волнами расходилась во все стороны. Наверное, растаманы именно это и называют позитивными вибрациями. А иногда, волнуясь, Анечка прикусывала губу, довольно сильно, так что оставался белый след. Когда она хмурилась, на ее лбу, частично скрытом ровной челкой, появлялись маленькие трогательные складки. Обиходов даже задал себе вопрос, а смог бы он, Георгий Обиходов, вызвать в этой девушке такие сильные переживания? Или для этого обязательно нужно быть огромной горой жилистой говядины? За этими размышлениями он даже пропустил момент, когда на арене все закончилось. Мистраля выманили в загон. Снова грянул «Марш тореадоров». Публика встала с мест и аплодисментами приветствовала галантно раскланивающихся разетеров. Их белые рубашки были перепачканы грязью и кровью. Кровь была, похоже, все-таки бычья, от царапин гребенками. Разетеры устало улыбались, на их потных разгоряченных лицах было написано: «Слава Богу, на этот раз пронесло».

Пока арену готовили к выступлению следующего быка, Обиходов отлучился в туалет. Когда вернулся, застал Анечку немного озадаченной.

— Кажется, у нас проблемы, — сказала она. — Только что мне позвонил Жан-Люк. Павел куда-то пропал.

— Как пропал? — удивился Обиходов.

— Мы договорились, что они приедут сюда. Жан-Люк сказал, что когда они проезжали мимо рынка, Павел попросил остановить машину и вышел. Сказал, что на одну минуту. И пропал. Это было сорок минут назад.

— А зачем он выходил?

— Жан-Люк не знает. Он же не понимает по-русски, а Павел не говорит по-французски. Павел только жестами показал, что на одну минуту. И ушел.

— Может, он заблудился на рынке?

— Вообще-то, рыночек в Ле-Гро-дю-Руа небольшой. Заблудиться там невозможно.

Обиходов достал телефон и набрал номер. Телефон Павла оказался выключенным.

— Странно, — сказал Обиходов. — Вроде, когда прилетели, он его не выключал. Ну, что делать? Поехали искать.


предыдущая глава | Небесная милиция | cледующая глава