home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава XX Редко, но метко

Димка сбежал по лестнице.

— Ну что тут? — спросил он.

— Еще один такой же ящик погрузили, — ответил Орешкин. — И опять ушли. Наверное, за третьим.

— А ты, Дим, куда бегал? — поинтересовался Леша. — В туалет?

— В какой туалет?! Папаше звонил. Он сейчас со своими ребятами подскочит. Проверить, что у бандитов в ящиках.

— Да пока он подскочит, бандиты сто раз смоются, — сказал Ромка.

— Не смоются. — Молодцов вытащил из кармана нож. — Они давно ушли?

— Только что, — ответил Толстый. Димка побежал к микроавтобусу. Крепко сжав рукоятку ножа обеими руками, он с силой вонзил лезвие в заднее колесо.

Пшш… — спустила проколотая шина.

Молодцов столь же стремительно кинулся назад. И как раз вовремя. Из дверей казино трое мужчин вынесли третий ящик. И тоже погрузили его в автобус.

— Поехали, братва, — сказал один.

— Поехали, — ответил второй. — Хапец, садись за баранку.

Тот, кого назвали Хапцом, сел на место водителя.

Двое других уселись в салоне. Микроавтобус тронулся с места. Но, проехав метра четыре, остановился. Все трое опять вылезли из автобуса и подошли к заднему колесу.

— Черт, колесо прокололи. — Хапец попинал колесо ногой. — Вечно эта пацанва железяки на асфальт кидает. Придется менять.

— Некогда менять, — сказал второй. — Давайте в мою тачку перегрузим.

Он подогнал к микроавтобусу черный «опель», который стоял здесь же во дворе, и бандиты довольно быстро перегрузили ящики из одной машины в другую.

Димка заволновался:

— Где же папаша?! Ведь уедут!

«Опель» выехал со двора. А через другую подворотню (двор был проходной) въехал «уазик» «Ударной группы по борьбе с бандитизмом».

Семеныч тормознул. Мальчишки подбежали к машине. Дверца распахнулась.

— Где они?! — высунулся из кабины Григорий Молодцов.

— Только что уехали, — загалдели ребята. — На черном «опеле».

— Димка, живо в машину! Покажешь!

Димка залез в кабину «уазика» и плюхнулся на заднее сиденье рядом с Мишей Малышом. Семеныч дал по газам. «Уазик» рванул с места. Толстиков с Орешкиным только его и видели.

Милицейская машина выскочила на Малый проспект. Димка глянул вправо, влево…

— Вот они! — закричал он, указывая пальцем на удаляющийся «опель».

— Гони, Семеныч! — приказал Суперопер. Семеныч погнал…

Черный «опель», не подозревая о погоне, спокойно свернул на Четвертую линию и на средней скорости покатил к Среднему проспекту. Расстояние между «опелем» и «уазиком» быстро сокращалось.

Григорий Молодцов взял микрофон.

— Водитель черного «опеля», — сказал он, и его голос громко зазвучал из динамика, установленного на крыше «уазика», — остановите машину. Повторяю: водитель черного «опеля», остановите машину…

Вместо того чтобы подчиниться, «опель» резко увеличил скорость. И проскочил перекресток на красный свет. Машины, которые ехали на зеленый, начали тормозить. Завизжали покрышки…

Семеныч, врубив мигалку с сиреной, тоже проскочил перекресток на красный свет. Под завывание сирены «уазик» пулей понесся вслед за «опелем».

«Погоня!» — с восторгом подумал Димка.

«Опель» вырулил на Большой проспект, вильнул влево, выскочил на Первую линию и помчался в обратном направлении. В сторону Среднего и Малого проспектов.

— Беги, беги, — спокойно проговорил Се-меныч, следуя за иномаркой как приклеенный. — От меня все равно не убежишь.

— Эх, жалко Генки нет, — сказал Миша Малыш. — Он бы из пушки аккуратненько им все четыре колеса прострелил.

Только сейчас Димка сообразил, что в кабине не хватает Гены Зоркого Глаза.

— А где он? — спросил Димка.

— На разведку пошел, — усмехнулся Миша.

— Не один же ты у нас разведчик, — покосился на сына Григорий Молодцов.

Он снова взял микрофон.

— Водитель черного «опеля», приказываю остановиться!..

Голос Суперопера разносился по всей улице. Прохожие удивленно поворачивали головы. Машины уступали дорогу. И только черный «опель» — ноль внимания, фунт презрения… Вновь проскочив перекресток на красный свет, он понесся к Тучкову мосту.

— Малыш, командуй на перехват.

— Есть, Григорий Евграфыч. — Миша слегка подстроил портативную рацию. — Внимание, всем патрульным машинам, находящимся в районе Тучкова моста. Говорит «Первый». По направлению к мосту, в сторону Петроградской, движется «опель» черного цвета. Приказываю провести операцию «Перехват». Как поняли, прием?..

В рации зажужжал рой голосов:

— «Третий» понял.

— «Шестой» понял.

— «Десятый» понял…

«Опель» переехал Тучков мост и, стараясь оторваться от «уазика», начал петлять по многочисленным улочкам Петроградской стороны, резво перескакивая со Зверинской на Большую Пушкарскую, с Большой Пушкарской на Малую Пушкарскую, с Малой Пушкарской на Саблинскую, с Саблинской на Сытинскую…

— Давай, давай, Семеныч, — подгонял Суперопер водителя. — Не отставай.

— Да я не отстаю, Гриша. Вот только бензин скоро кончится.

— Как кончится?

— Смотри сам. — Семеныч ткнул пальцем в циферблат на приборной доске. Стрелка находилась в районе «ноля».

— Мы же утром полный бак заправили.

— Верно. И с тех пор целый день гоняем. Маньяка у речного вокзала брали — раз. Убийство в Приморском парке — два. Ограбление ювелирного на Лиговке — три… А это все разные концы.

— Вот в рот компот! И патрульных машин не видать. Малыш, запроси по рации, чего они там телятся?!

Миша запросил. Рация ответила: Тррр… мррр… фррр… дррр…

— Рация не пашет, Григорий Евграфыч. — Миша с досадой стукнул кулаком по рации.

Рация и вовсе отключилась.

— Пап, давай я по колесам стрельну, — предложил Димка. — Я же метко стреляю. Помнишь, когда мы на охоту ходили, я…

— Помолчи, — оборвал его отец. — Семеныч, резани-ка их.

— Счас резанем, — ответил Семеныч. «Уазик» начал быстро нагонять «опель», с тем чтобы прижать его к тротуару.

БАХ-БАХ-БАХ!.. — раздались выстрелы. Стреляли из кабины «опеля». Лобовое стекло «уазика» разлетелось вдребезги, осыпав Семеныча и Молодцова-старшего градом острых осколков.

Семеныч ударил по тормозам. «Уазик» развернуло на сто восемьдесят градусов.

— Не останавливайся! Гони!.. — заорал Суперопер, одной рукой стряхивая с себя осколки, а другой — вытаскивая из кобуры пистолет. — Жми на всю катушку! Уйдут!..

— Не уйдут, Гриша, — сквозь стиснутые зубы процедил Семеныч, до боли в пальцах сжимая «баранку».

Взревев, «уазик» вновь помчался за бандитским «опелем». Теперь с выбитым передним стеклом машина напоминала скоростной катер. Холодный ветер трепал всем волосы (всем, кроме Семеныча — он был лысый).

— Димка, быстро на пол, — приказал Григорий Молодцов. — И чтоб не высовывался.

Димка нехотя сполз на пол. Сейчас начнется перестрелка, а он как дурак будет на полу лежать. Вот тоска.

БАХ-БАХ-БАХ!.. — началась перестрелка.

БАХ-БАХ!..

БАХ-БАХ-БАХ-БАХ!..

БАХ!..

— А, черт! — вскрикнул Миша Малыш. Пуля царапнула ему правую руку. Он выронил свой «ПМ». Пистолет шлепнулся прямо Димке на спину.

И Димка понял — настал его звездный час. Один опер ранен, его место должен срочно занять другой опер. Димка схватил тяжелый «ПМ» и решительно поднялся с пола.

В лицо ему ударил упругий ветер. Впереди были две головы — Семеныча и отца, дальше — разбитое ветровое окно, а еще дальше — красные огни бандитской тачки.

— Пап, убери голову! — закричал Димка, крепко сжимая пистолет в вытянутых руках.

Суперопер обернулся с искаженным от ярости лицом.

— Ты что, сдурел?! Быстро на пол!! БАХ-БАХ!.. — выстрелил Димка; в ту же секунду опомнившийся Миша схватил его за шею и пригнул к полу.

— Убьют же, парень!

— Гляди-ка, попал! — воскликнул Семеныч.

Да! Обе Димкины пули достигли цели.

Сделав крутейший вираж, иномарка выскочила на тротуар и врезалась в киоск «Роспечати». И тут же, словно по команде, появились патрульные машины с включенными сиренами и мигалками, окружая «опель» справа, слева, спереди, сзади… Из кабин выскакивали оперативники с пистолетами и автоматами.

— Быстро из машины!!

— Руки на капот!!

— Ноги на ширину плеч!

Бандитов не пришлось просить дважды. Они вылезли из «опеля», положили руки на капот, а ноги поставили на ширину плеч. Их мигом обыскали. Затем защелкнули на руках наручники — клац-клац!

Оперативники вытащили из «опеля» ящики и открыли их. В ящиках лежало оружие. В одном — автоматы Калашникова. В другом — помповые ружья. В третьем — карабины с оптическими прицелами.

К бандитам подошел Григорий Молодцов.

— О, кого я вижу, — с усмешкой сказал он. — Хапец и Головастик. Не успели с зоны вернуться, как снова за старое взялись. Давайте колитесь, где «стволы» взяли?

— На помойке нашли, — нагло ухмыльнулся в ответ Головастик.

— А помойка эта случаем не в казино «Венеция»?

Бандиты молчали.

— Пап! — подскочил к отцу Димка. — Был же третий!

В суете и суматохе никто из оперов не заметил, что в салоне «опеля» под брезентом прятался третий бандит. Когда с него стащили брезент, бандит не шелохнулся.

— Менты поганые, — зло бросил Хапец. — Левчика загасили.

Суперопер внимательно посмотрел на лежащего без движения бандита.

— А ну, хорош придуривать, — сказал он. — Давай вылезай.

«Покойник» зашевелился и нехотя вылез из машины.

— О, опять старый знакомый. Лева Крючков по кличке Крючок. Это птица высокого полета. Восемь ходок в зону, если мне память не изменяет.

— Изменяет, начальник, — ответил Крючок. — Девять.

— Теперь можешь считать, что десять… Ну так как, братва, будем колоться, откуда и куда «стволы» везли?

— А ты нам, начальник, гарантируешь… — начал было Головастик.

— Я тебе, Головастик, могу гарантировать только тюрьму, — перебил его Григорий Молодцов и обернулся к одному из милиционеров: — Лейтенант, отвезешь этих в ближайшее отделение. А ты, Крючок, — перевел он взгляд на третьего бандита, — со мной прокатишься.

— Куда это? — хмуро осведомился Крючков.

— В Сочи на три ночи.

Головастика и Хапца посадили в машину и увезли в отделение милиции. Суперопер собрал оперативников на короткое совещание.

Мише Малышу тем временем делали перевязку.

— Больно, Миш? — спросил Димка.

— Ерунда, царапина. А здорово ты их срезал. Прямо как Зоркий Глаз. Наверное, в тире часто стреляешь?

— Нет, — сказал Димка. — Редко.

— Редко, но метко, — подошел к ним Григорий Молодцов. — Молодец, сынок, — хлопнул он Димку по плечу. — Как рука, Малыш?

— В порядке, Григорий Евграфыч.

— Сейчас в казино заскочим. Сдается мне, братва «стволы» покупателю везла. А в казино у них оружейный склад. Вот мы и нагрянем с обыском… По машинам! — зычно крикнул Суперопер.

Оперативники расселись по машинам. Димка, Молодцов-старший и Миша Малыш сели в свой «уазик».

— Заводи колымагу, Семеныч, — приказал Суперопер. — Едем в казино «Венеция».

И длинная кавалькада, сплошь состоящая из милицейских машин с воющими сиренами и включенными мигалками, понеслась в сторону Васильевского острова.



Глава XIX Таинственный ящик | Ловушка для Буратино | Глава XXI Склад с оружием