home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава V Операция «Черные колготки»

Не откладывая дело в долгий ящик, ребята тут же, в буфете, разработали план предстоящей операции. Он заключался в следующем. Ромка приглашает Лику в ТЮЗ. А после спектакля предлагает ей немного прогуляться. Здание театра располагалось посредине небольшого скверика. И Орешкин должен был как бы невзначай повести Лику в самый глухой уголок сквера. А там их будут поджидать Димка с Лешей в Катькиных колготках на голове.

Операцию решили провести в этот же день. С билетами в ТЮЗ проблем не было. Проблема была с Ликой. А вдруг она не согласится?.. Такое предположение высказал Ромка.

— Еще как согласится, — уверенно заявил Молодцов. — Ты же ее, Орех, за свой счет в театр поведешь.

— А в антракте ты еще в буфет пригласишь, — добавил Толстиков. — А там бутерброды с икрой. — Леша даже облизнулся, представив, как Лика уплетает бутерброды с икрой.

— Какие же вы, мальчишки, дураки! — сказала Катька. — При чем тут за свой счет и бутерброды с икрой…

Орешкин заерзал на стуле.

— Давайте быстрей договариваться, где вы на меня нападете. Сейчас звонок будет.

— Я знаю — где! — воскликнул Толстиков. — После спектакля все пойдут к метро. А ты, Рома, с новенькой иди к Звенигородской улице. В ту сторону мало кто ходит. Там с двух сторон от дорожки кусты растут. Вот мы в них и спрячемся.

— Годится, — одобрил Димка. — А потом ка-ак выскочим из кустов. «Ну ты, пацан, закурить не будет?» И бац тебя, Ромыч, по зубам.

— Чего-о?! — возмутился Ромка. — Мы так не договаривались. Это я вас должен по зубам.

— Ну разок-то и мы должны. Для правдоподобия.

— Но только один раз, — уточнил Орешкин. — И не очень сильно.

— Делать вам больше нечего, мальчики, — сказала Катька.

— Конечно, нечего, — согласился Молодцов. — Не уроки же учить.

— Кстати, Роман. — Катька строго посмотрела на брата. — Чтоб уроки обязательно выучил. А также сходил за картошкой, подмел пол и вынес мусор. Ты понял?..

— Да понял, понял, — морщась, ответил Ромка, досадуя на то, что сестра командует им при ребятах. Дело в том, что Ромкины и Кать-кины родители уехали в отпуск. А Катьку оставили за главную. Вот она и распределяла домашние дела так, что вся грязная работа доставалась Ромке.

— Не подарок у тебя сестра, — заметил Толстиков, когда Катька ушла. — И как ты только с ней уживаешься?

— Сам удивляюсь, — вздохнул Орешкин. — В последнее время совсем озверела. Заставляет меня по утрам холодной водой обливаться.

Леша, который по утрам всегда умывался исключительно тепленькой водичкой, прямо ахнул.

— Да, не позавидуешь тебе.

А Молодцов смотрел на дверь, за которой скрылась Катька, и завидовал Ромке. «Везет же Ромычу, — думал Димка, — каждый день он может смотреть на Катьку, слышать ее голос…»

— Эй, Димыч, — толкнул друга Ромка, — ты что, привидение увидел?

— А? — очнулся Молодцов.

— Бэ. Пошли на литературу. Уже звонок был.

Учительницу русского языка и литературы Софью Николаевну Оладушкину все в школе за глаза называли просто Сонечка. Это была молоденькая девушка, всего год назад окончившая пединститут. На вид ей можно было дать от силы лет восемнадцать, а голосок у нее и вовсе был какой-то детский. Не то что у директорши Изабеллы Юрьевны. Уж та гаркнет так гаркнет. Софья же Николаевна со всеми разговаривала тихо и вежливо. Еще Сонечка до самозабвения любила свой предмет и могла часами говорить о великих русских писателях.

Вот и сейчас, на уроке литературы, она увлеченно рассказывала об Александре Сергеевиче Пушкине.

Но Орешкину было не до Пушкина. Ему не терпелось узнать — пойдет Лика с ним в театр или нет. До начала урока он не успел ее об этом спросить, и теперь надо было ждать следующей перемены. Но Ромке ждать не хотелось. Он вырвал из тетради клочок бумаги и написал Соломатиной записку:

«Лика! Давай сходим сегодня в театр. Рома».

Скатав записку в тугой шарик, он бросил ее в сторону Лики. Записка упала на пол.

— Лика, — громким шепотом позвал Ореш-кин. — Лика…

Девочка повернула голову, но в этот момент Ромку отвлек Димка. И когда Орешкин вновь посмотрел на Соломатину, она уже что-то писала в тетради. Записки на полу не было. «Значит, взяла», — решил Ромка. И стал с нетерпением ждать ответа. Через минуту на его стол упала ответная записка. Орешкин быстро ее развернул и прочел:

«Иди ты в баню, дятел, со своим театром. Лика».

Ромка глазам не поверил. Что все это значит?.. Он с недоумением посмотрел на Лику. Она с серьезным выражением лица продолжала что-то писать. Зато у сидящего позади Со-ломатиной Стаса Брыкина улыбка была до ушей. И Орешкин все понял. Лика не заметила его записку, зато ее заметил Брыкин. Он поднял ее, прочел и тут же настрочил ответ.

Ромка показал Брыкину кулак. Брыкин в ответ скорчил рожу.

— Это еще что за гримасы? — увидела кривляния Стаса Софья Николаевна. — Брыкин, иди к доске отвечать домашнее задание.

Стас нехотя поднялся с места, пошел к доске и спросил у Сонечки:

— Чего отвечать-то?

— То, что я задавала.

— А что вы задавали, Софья Николавна? — дурашливо ухмыльнулся Брыкин.

— Выучить наизусть стихотворение Пушкина «Осень». Ты его выучил?

— А как же, — сказал Стас.

— Тогда мы тебя слушаем.

Брыкин расправил плечи и прокричал:

— Пушкин! Александр Сергеич! Стихотворение «Зима»!

— «Осень», — поправила его учительница.

— А, да. «Осень». — Стас начал декламировать:

По стене ползет кирпич, Волосатый, как трамвай! Это песня про любовь. Ты ее не забывай!

Класс покатился со смеху. В особенности старательно хохотали дружки Брыкина: Паля и Роня.

Софья Николаевна покачала головой.

— Брыкин, Брыкин, — сказала она, — ну что ты из себя вечно клоуна строишь. Я вынуждена поставить тебе двойку.

— А тройку нельзя? — спросил Стас.

— Нет, тройку нельзя.

— А четверку?

Класс опять грохнул от смеха. Учительница тоже невольно улыбнулась. Несмотря на то что Брыкин был первый хулиган в школе, Сонечка чувствовала, что Стас, в сущности, неплохой мальчишка. Просто повело его не в ту сторону. Другие учителя, придя в учительскую, частенько жаловались на всевозможные «художества» Брыкина на уроках. От них же Софья Николаевна узнала, что отца у Брыкина нет, а мать совсем не занимается воспитанием сына.

Сонечка задумчиво смотрела на Стаса.

— Давай, Брыкин, вот как договоримся. Двойку я тебе ставить не буду. Но завтра ты обязательно прочтешь наизусть стихотворение Пушкина. Договорились, Стас?

— Так точно, сэр! — бойко откликнулся Брыкин, приложив два пальца к виску.



Глава IV Идея Леши Толстикова | Ловушка для Буратино | Глава VI После дождичка в четверг