home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава VII Лика исчезает

Очнулся Орешкин от того, что кто-то легонько хлопал его по щекам.

— Ромыч, очнись, — услышал он знакомый голос.

Ромка открыл глаза. До него не сразу дошло, где он и что с ним. Он лежал на скамейке и смотрел на небо. А с неба на него смотрела бледная луна.

Рядом со скамейкой стояли Димка и Леша.

Орешкин приподнялся и сел. Голова гудела.

— Ну как ты? — участливо спросил Молодцов.

— Как, как, — морщился Ромка от головной боли. — Вы что, офонарели?! А ну признавайтесь, кто из вас меня по башке звезданул?

— Мы тебя по башке не били, — сказал Димка.

— Да, да, — подтвердил Леша, — не били. Мы вообще дорожки перепутали. Мы вон в тех кустах сидели. — Махнул он рукой в сторону. — Сидели, сидели, а вас нет и нет. Ну, Дима и пошел на разведку.

— Ага, — подхватил Молодцов. — Пошел я на разведку, гляжу — ты на земле валяешься. Мы тебя на скамейку перенесли.

— А Лика где? — тупо спросил Орешкин.

— Откуда мы знаем? — пожал плечами Толстяков. — Мы ее не видели.

До Ромки наконец дошло.

— Так это были не вы?! — Он возбужденно вскочил со скамейки. — Представляете, пацаны, на нас бандиты напали! В черных масках!.. Выскочили из кустов — бац меня по черепушке! Я и отрубился!

Молодцов сразу же почувствовал себя сыщиком.

— Идем на место преступления, — решительно сказал он. — Надо посмотреть, не остались ли там улики.

— Какие улики, Дим? — не понял Леша.

— Улики бывают всякие, Толстый.

— Ну например?

— Например, труп в кустах.

— Чей труп? — одновременно спросили Ромка и Леша.

— Соломатиной, конечно.

— Да ты что, Димыч, — испугался Орешкин.

— А что? Ее вполне могли грохнуть. Вон по телику о таких случаях чуть ли не каждый день рассказывают.

— Ребята, давайте в милицию сообщим, — предложил Толстиков.

— Не дергайся, Толстый, — сказал Димка. — В милицию мы всегда успеем сообщить, тем более что у меня папаша опер. Вначале сами разберемся. Пошли, пацаны.

И ребята пошли к тому месту, где двое неизвестных напали на Ромку с Ликой. На месте происшествия они облазили все ближайшие кусты, но ничего подозрительного не обнаружили.

Мальчики стали кричать:

— Лика-а-а!.. Лика-а-а!.. Солома-а-ати-на-а-а!..

Ни ответа ни привета.

— Слушайте, а где Катька? — вдруг вспомнил Ромка о сестре. — Она ведь тоже собиралась сюда идти.

Димка с Лешей недоуменно переглянулись.

— Действительно, — сказал Димка, — а где Катька?

Стали звать Катьку.

— Катька-а-а!.. Катька-а-а!.. Орешки-на-а-а!..

Тоже ни ответа ни привета.

— Вот чертова чертовщина, — произнес Толстиков, опасливо озираясь. — Надо все же идти в милицию.

— Да отвали ты, Толстый, со своей милицией, — сказал Молодцов. — Ничего ж еще не ясно. Может, Катька решила не ходить. А Со-ломатина домой убежала. — Димка глянул на Ромку. — Ты знаешь ее номер телефона?

— Чей? — спросил Ромка, думая про Катьку.

— Соломатиной.

— Знаю.

— Пошли ей звякнем. У кого-нибудь есть жетон?

— У меня есть, — с готовностью откликнулся Леша, обрадовавшись, что наконец-то можно уйти из темного сквера.

Они вышли на Звенигородскую и нашли телефон-автомат. Ромка хотел набрать номер. Но не тут-то было.

— Черт, номер забыл, — сказал он.

— Давай, давай, Орех. Напряги извилины. Ромка попытался вспомнить. Бесполезно.

В голове словно море штормило.

— Нет. Не помню.

— А где она живет, знаешь?

— Знаю. У Таврического сада.

— Тогда погнали к ней. Пока еще метро работает.

— Ребята, может, вы без меня сходите? — просительно сказал Толстиков. — А то, если я поздно домой вернусь, меня родичи сожрут.

— Так уж и быть, Толстый, шуруй к своим родичам, — разрешил Молодцов.

Мальчишки пошли к метро. Леша доехал до «Владимирской», а Ромка с Димкой поехали дальше. До «Чернышевской». Оттуда до Таврического сада было рукой подать. И уже через десять минут друзья стояли у Ликиного дома.

— Вон ее окна, — показал Орешкин. — Где?

— Да вон. Отсчитай от угла двенадцать окон, это и будет квартира Соломатиных.

— Сколько отсчитать?

— Двенадцать окон. Димка присвистнул.

— Ничего себе хибарка. У Соломатиной что, папаша — «новый русский»?

— Вроде того, — ответил Ромка, не вдаваясь в подробности. — Четвертое и пятое окна — Ликины. Видишь, не горят. Значит, ее дома нет.

— Может, она уже дрыхнет. Ребята вошли в подъезд.

— Ты иди, а я тебя здесь подожду, — сказал Димка.

— А если ее дома нет, тогда что? — спросил Ромка.

— Скажешь, за тетрадкой пришел.

— Привет. За тетрадкой в двенадцатом часу ночи.

— А что тут такого?

Орешкин поднялся на третий этаж и нажал кнопку звонка.

Дзинь-тринь-дринь… — раздался очень мелодичный звон внутри квартиры. За дверью послышались торопливые шаги. Затем все стихло. Видимо, Ромку внимательно разглядывали в глазок.

— Тебе чего, мальчик? — наконец спросил женский голос.

— Извините, пожалуйста, — сказал Орешкин. — А Лика дома? Я ее одноклассник.

Дверь приоткрылась на длину предохранительной цепочки. В образовавшуюся щель выглянула женщина средних лет.

— Зачем она тебе?

— Тетрадку забрать.

Женщина сняла цепочку и впустила Ромку в квартиру.

— Проходи. Какую тетрадку?

— По химии. У нас завтра контрольная. Мне надо формулы повторить, — нес всякую чепуху Орешкин.

Женщина молча слушала.

— Ну и что ты хочешь? — спросила она, когда Ромка замолчал.

— Тетрадку, — промямлил Орешкин. Женщина нервно сплела и расплела пальцы.

— Я не знаю, где искать твою тетрадку.

— Так Лика знает.

— Лики нет. Она уехала в Москву.

— В Москву? — опешил Ромка. — Когда?..

— Сегодня днем.

У Орешкина челюсть отвисла от такого ответа.

— А зачем она туда поехала?

— В гости к бабушке.

— К какой бабушке? — вконец запутался Ромка.

Лицо женщины пошло неровными красными пятнами.

— К обыкновенной! — вдруг сорвалась она на крик. — Иди, мальчик! Иди!.. — Женщина чуть ли не вытолкнула Орешкина на лестничную площадку.

Дверь захлопнулась. Ромка сбежал вниз по лестнице.

— Ну что, Орех? — спросил Димка. — Дома?

— Нет. К бабушке уехала.

Теперь настал черед опешить Молодцову.

— К какой бабушке?

— К обыкновенной. В Москву. Сегодня днем, — выпалил Орешкин.

— Ромыч, я смотрю, тебе по мозгам здорово врезали. Как она могла днем уехать в Москву, если вечером ходила с тобой в театр?

— А я знаю? Ее мать так сказала. — Ромка озадаченно почесал затылок. — Прямо мистика какая-то получается.

Димка задумался.

— Нет тут никакой мистики, — подумав, произнес он. — Просто она тебе соврала.

— Соврала? — изумленно глянул на друга Ромка.

Молодцов молча кивнул.



Глава VI После дождичка в четверг | Ловушка для Буратино | Глава VIII «Ночные призраки»