home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 22

Белый пиджак

На том месте, где некогда стояла церквушка, теперь росли две яблони. Антоновка и белый налив. Дураков сорвал по самому красивому яблочку с каждого дерева и протянул Синичкиной.

— Это тебе, Эля.

— Спасибо, Федя. — Синичкина вернула одно яблоко Дуракову. — А это тебе.

«Ясненько», — сразу понял, что к чему, крутой сыщик Димка Молодцов и подумал о Сэди Уоррен. Будь она здесь, он бы тоже сорвал для нее самые красивые яблоки.

Но американка осталась в доме Кукурузникова. Поэтому Димка приступил к делу.

Задрав голову, он ткнул пальцем в небо:

— Луна на картине была там…

— А церковь — тут, — показал Федька на яблони.

— Значит, тень от креста падала во-он туда, — заключила Элька, указав на флигель.

В этот момент дверь флигеля отворилась, и на крыльце появилась Лиза Дардыкина. Увидев ребят, она помахала им:

— Идите сюда! Ребята подошли.

— Что же вы конспирацию-то не соблюдаете? — первым делом спросил у Дардыкиной Молодцов.

— А не нужна больше никакая конспирация, — с улыбкой ответила Лиза. — Я сегодня получила письмо от твоего папы. Он пишет, что раскрыл дело «Трех поросят» и что ему остался сущий пустяк — взять преступника. Хочешь почитать?

— После почитаю…

Сейчас Димке было не до чужих преступников и даже не до родного отца. Он проводил свое собственное расследование. Поэтому Молодцов деловито спросил:

— Рябчиков дома?

— Нет.

— А где он?

— В Сковороду уехал.

— Когда вернется?

— Вечером.

— Значит, вы одна?

— Да, одна, — подтвердила Дардыкина, несколько удивлённая вопросами Молодцова. — А что?..

— А вот что… — И Димка посвятил Лизу в тайну картины князя Бухалкина. — Только об этом никому ни слова, — предупредил он в конце своего рассказа.

— Хорошо, — кивнула девушка. — Вы хотите осмотреть дом?..

Молодцов тоже кивнул.

— Само собой.

Когда они вошли в прихожую, Димка спросил:

— Сколько здесь комнат?

— Четыре, — ответила Лиза.

— А еще какие есть помещения?

— Кухня, ванная, туалет и кладовка.

— Значит, так, — начал распоряжаться Молодцов. — Ты, Эля, осмотри кухню и ванную. Вы, Лиза, осмотрите свою комнату и кладовку. А ты, Федька, займись остальными комнатами и туалетом.

— А почему бы тебе, Димыч, туалетом не заняться? — предложил другу Дураков.

— Потому что я буду осуществлять общее руководство, — отчеканил Молодцов.

Димка чувствовал себя на коне. Наконец-то сбылась его мечта. Он руководил оперативно-розыскным мероприятием.

— А что конкретно надо делать? — не поняла Синичкина.

— Простукать стены и пол, — объяснил Молодцов. — Если будет глухой звук — доложить мне. За работу.

Все разошлись по своим участкам. И начали простукивать пол и стены. Только и слышалось: тук-тук-тук-тук…

Прошел час, другой… Тайник не обнаруживался.

Пришлось сделать перерыв. Все собрались в комнате у Лизы Дардыкиной.

— Дохлый номер, — проворчал Федька, потирая костяшки пальцев, которые он от усердия отбил о стены. — Нет тут никакого тайника.

— А мне интуиция подсказывает, что есть, — упрямо сказал Димка и посмотрел на потолок.

— На потолке? — съехидничала Элька.

— Возможно, возможно… — Молодцов продолжал разглядывать потолок. — Лиза, а что это там за финтифлюшки на потолке у люстры?

— Декоративная лепка, — пояснила Дардыкина. — Раньше в богатых домах потолки жилых комнат часто украшались лепкой. Для красоты.

— Угу-у… — задумчиво пробормотал Димка. Потом поставил стул, встал на него и, дотянувшись до потолка, начал ощупывать каждый выступ декоративной лепки.

Все с недоумением следили за его действиями.

— Нашел! — вдруг вскричал Молодцов, почувствовав, как один из выступов повернулся под его пальцами.

В ту же секунду кресло, на котором сидела Синичкина, поехало вправо.

— Ой, мамочка-а!.. — заверещала Элька, вцепившись в подлокотники.

На том месте, где только что стояло Эль-кино кресло, теперь зияло черное отверстие. В темноту уходила ржавая лестница.

— Зашибись! — восторженно закричал Дураков. — Димыч, а как ты догадался?!

Молодцов спрыгнул со стола на стул, а со стула на пол и отряхнул руки.

— Тут и догадываться нечего. Простой логический расчет: если стены и пол не простукиваются, следовательно, тайник замаскирован основательно, и так просто его не открыть. Выходит, есть скрытый механизм. А раз есть механизм, значит, должна быть загогулина, приводящая его в действие. Все элементарно.

— Ничего себе — элементарно, — сказала Лиза. — Я бы никогда до этого не додумалась.

— И я бы не додумалась, — сказала Элька. — Ты гений, Димочка!

— Гений сыска! — хлопнул друга по плечу Федька.

— Да ладно вам, — буркнул польщенный Димка и спросил Дардыкину: — Лиза, у вас фонарик есть?

— Есть.

Девушка принесла фонарик.

— Ну, я полез на разведку, — объявил

Молодцов.

— А как же мы?.. — Синичкина капризно надула губы. — Нам ведь тоже интересно.

Димка, прищурясь, взглянул на Эльку.

— А если там ловушка?

— Какая ловушка?

— Обыкновенная. Как в египетских гробницах. Зайдешь — и провалишься в замаскированную яму. А на дне ямы — железный кол.

Интерес у Синичкиной мгновенно угас.

— Ой, мамочка! — пискнула она.

— Димыч, давай я на разведку сгоняю, — вызвался Федька, искоса глянув на Эльку: оценила она его смелость или нет.

Синичкина оценила. Дураков это понял по ее ответному взгляду.

— Нет, Федька, — отказал другу Молодцов. — Лучше я. Все-таки я каратист. Если что — быстрее среагирую.

И, включив фонарик, Димка начал осторожно спускаться по ржавой лестнице.

Спустившись, он поводил фонариком вокруг себя. Яркий кружок света заплясал по грязно-серым стенам тайника. Золотой статуи нигде не было. Зато луч выхватил из тьмы что-то белое. «Скелет!» — пронеслось в голове у Молодцова. Но это был не скелет…

Наверху все с нетерпением ожидали Димкиного возвращения. Наконец из черной дыры появился Молодцов.

— Ну что?! — как один закричали Федька, Элька и Лиза.

— Ничего, — сказал Димка. — Вот только этот пиджачок.

И он показал белый пиджак, который ошибочно принял за скелет.

— А где же «золотая баба»? — разочарованно произнесла Синичкина.

— Нет там никакой бабы.

— Может, ты ее не заметил, Димыч? — спросил Дураков.

— Сгоняй сам посмотри. Федька сгонял.

— Да, — вернувшись, сообщил он. — Пусто.

Вот так зачастую и бывает в сыщицкой работе: то густо — то пусто. А как лихо шло расследование: Димкина версия насчет «золотой бабы» и гроба с двойным дном; показания Сэди Уоррен, подтверждающие эту версию; расшифровка картины… обнаружение тайника…

И в результате: вместо золотой статуи — грязный пиджак.

Короче, опять пролет.

Но Молодцов с Дураковым уже начали привыкать к пролетам. Вернее, не привыкать, а понимать, что эти пролеты — вовсе никакие не пролеты. Потому что работа сыщика — это не «пришёл, увидел, арестовал».

Работа сыщика — это кропотливое расследование, в котором неудач гораздо больше, чем удач. Но неудачи все равно так или иначе приближают к главной цели — к раскрытию преступления. Потому что неудачи — это тоже звенья в единой цепи версий, фактов и улик.

Вот и сейчас перед мальчишками лежало одно из звеньев этой длинной цепочки — белый пиджак.


Глава 21 Тень от креста | Месть трех поросят | Глава 23 Скульптор Пипеткин