home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава XVII РАЗБОРКА В «БЕЛОЙ АКУЛЕ»

зале было полтора человека. Не считая Джейн и Лешки. А фильм был — обхохочешься. Французская комедия на французском языке. Джейн знала французский, поэтому, склонясь к Лешкиному уху, переводила Толстикову реплики героев. Лешка чувствовал, как волосы девочки щекочут его щеку. Ему это нравилось. Вдобавок еще и комедия была про любовь. Герои фильма без конца повторяли: «Лямур, лямур, лямур…»

— Лешка, — перестав переводить, вдруг сказала Джейн.

— Что? — спросил Толстиков.

— А у вас в России как объясняются в любви?

«Вот оно!» — подумал Лешка, и сердце его забилось сильно-сильно. Неужели Джейн сейчас объяснится ему в любви?

— А зачем тебе? — на всякий случай поинтересовался он.

— Да просто так.

«Ах просто так», — разочарованно подумал Толстиков и ответил шуткой:

— Когда парень хочет сказать девчонке: «Я тебя люблю», он у нее спрашивает: «Который теперь час?» А если девчонка хочет признаться парню в любви, то она у него спрашивает: «Который теперь час?»

Джейн не въехала в Лешкину шутку.

— Вообще-то прикольно. Значит, фраза «Который теперь час?» означает «Я тебя люблю». Надо будет запомнить. Кому-нибудь по-русски в любви объяснюсь.

Толстиков сердито заерзал в кресле. Почему «кому-нибудь», а не ему, Лешке Толстикову?

Фильм кончился. Джейн и Лешка вышли на улицу.

Уже наступил вечер. Горели рекламные огни, окна домов, фары автомобилей… Проныра Лу, покуривая, стоял у свой колымаги.

— Ну как? — бросились к нему ребята. — Расколол Жору Бублика?

— Естественно.

— И что он сказал про Спиридона?

— Сегодня в притоне Одноногого Черри собирается шайка убийц. Они будут праздновать день рождения Перуанца. Спиридон тоже туда явится.

— А кто такой Перуанец? — спросила Джейн.

— Крестный отец перуанской мафии.

— Так, может, сообщим в полицию? — предложил Толстиков. — Она нагрянет и возьмет всю банду.

— Не возьмет, малыш. Городская полиция погрязла в коррупции. Она заодно с преступ$7

Они поехали на Саут Киттридж-стрит.

— И какой у нас теперь план? — по дороге осведомилась у сыщика Джейн.

— Я не строю планов, крошка, — ответил Проныра. — Я всегда действую по обстоятельствам.

Однако же план у детектива имелся. Ребята это поняли, когда, приехав в контору, Проныра Лу сел к зеркалу и начал гримироваться.

— Вы, ребятки, пойдете со мной к Черри? — спросил он, приклеивая себе бороду.

— А разве можно?! — Джейн и Лешка даже в мыслях не держали, что сыщик возьмет их с собой в притон.

— Не можно, а нужно, — сказал Проныра, наклеивая усы. — Я считаю, что у человека должен быть не только положительный опыт, но и отрицательный. Когда все хорошо — это плохо. О'кей?

— О'кей! — ответили ребята и тоже начали гримироваться. Джейн обрила наголо правую сторону Лешкиной головы. А Лешка обрил наголо левую сторону головы Джейн. Потом Лешка покрасил свои оставшиеся волосы в красный цвет, а Джейн покрасила свои оставшиеся волосы в зеленый цвет. Затем они нашли у Проныры Лу целую коробку маленьких и больших скрепок и нацепили эти скрепки на одежду. А Джейн вдобавок вдела две скрепки себе в уши.

— Мы теперь панки! — со смехом сказала девочка.

— Панки-поганки! — тоже со смехом добавил Толстиков.

Сыщик придирчиво оглядел новоявленных панков.

— Клевый видок, ребятки, — одобрил он и, переложив пистолет из наплечной кобуры в карман пиджака, добавил: — Едем в притон.

И они поехали в притон, который оказался обычным ночным рестораном под названием «Белая акула».

— Сегодня посторонним вход воспрещен, — сказал им вышибала, стоящий у входа.

— А разве мы посторонние? — усмехнулся Проныра Лу.

— Не нарывайся, парень. — Вышибала достал из кармана пистолет.

— Убери пушку, приятель, — спокойно произнес детектив. — Мы от Жоры Бублика.

Вышибала убрал пушку.

— Так бы сразу и говорил, — пробурчал он. — Проходите.

Ребята и сыщик прошли в холл ресторана, а затем в ресторанный зал. Все столики в зале были составлены в один большой стол. Вокруг него сидели бандиты.

Во главе стола находился Перуанец.

Рот у него был как у лягушки. Нос загибался, как у утки. А глаза были выпучены, как у рыбы. Короче, не красавец. Толстые пальцы Перуанца были унизаны перстнями. Из зубов торчала сигара.

— С днем рожде-е-нья те-бя, с днем рожде-е-нья те-бя… — хором пели убийцы, подняв бокалы.

Проныра Лу оглядел зал.

— Спиридона пока нет, — вполголоса сказал он. — Идемте в бар, пропустим по стаканчику.

Они пошли в бар. Проныра пропустил стаканчик виски, а Лешка и Джейн пропустили по стаканчику колы.

И тут в баре появился хозяин «Белой акулы». Одноногий Черри. Поскрипывая протезом, он направился к столику, за которым сидели ребята и детектив.

— Привет, Проныра, — с усмешкой сказал Одноногий Черри, усаживаясь на свободный стул.

— Черт бы тебя побрал, Черри, — ворчливо ответил сыщик. — Как ты меня вычислил в этом прикиде?

Усмешка на лице Черри стала еще шире.

— По глазам, старина. Больно у тебя взгляд уверенный.

— Учту на будущее.

— Учти, учти. — Хозяин ресторана перешел на шепот: — Слушай, Проныра, тебе надо срочно делать ноги.

— А что такое?

— Скоро нагрянет Гробовщик со своей бандой. Будет очень жарко.

— Это точно, Черри?

— Точнее не бывает, старина. Гробовщик хочет разобраться с Перуанцем. Так что сваливай, пока не поздно.

Но было уже поздно.

Бах! Бах! Бах! — раздалось несколько выстрелов в холле.

Послышались крики.

Тра-та-та-та-та… — застрочили автоматы.

Вж… вжж… вжжж… — зажужжали в воздухе пули.

— Я вас выведу через черный ход, — быстро сказал Черри. — Идемте!

И он, прихрамывая, побежал к стойке. Ребята и детектив кинулись следом. Черри открыл ключом какую-то дверь.

— Спуститесь по лестнице и направо. О'кей?

— О'кей, Черри, — с ухмылкой ответил Проныра. — На том свете тебе это зачтется.

Черри тоже ухмыльнулся. — Проваливай, кусок прикола. Счастливо.

Сыщик и ребята выскочили из «Белой акулы», заскочили в «Шевроле» и погнали по ночным улицам Сент-Питерсберга.

Опасность миновала. Джейн и Лешка перевели дух.

— Проныра, — сказала Джейн, — можно задать тебе один вопрос?

— Хоть десять, крошка.

— Почему Черри нам помог? Ведь он же бандит.

— Когда-то мы с ним были ловцами жемчуга в Эквадоре. И на Черри напала белая акула. Если бы не я, она б его на куски разорвала. А так он только ногу потерял… — Детектив поглядел в зеркальце заднего обзора. — Черт! У меня такое ощущение, будто нас преследуют.

Лешка, обернувшись, тоже посмотрел на дорогу.

— Никого, — сказал он.

— Нет, малыш, кто-то есть. Я всегда чувствую, когда мне садятся на хвост.

Машина выехала на набережную.

— А куда мы едем? — спросила Джейн.

— В «Три осьминога». Я хочу послушать, как поет Молли. — Сыщик тепло улыбнулся. — У нее такой чудесный голос.

Ребятам стало ясно, что бравый детектив неравнодушен к сестре Хэта.

В «Трех осьминогах» все было по-старому.

Сидели матросы. В воздухе витал дым сигарет… А Молли, стоя на сцене, пела песенку про моряка, который ушел в море и не вернулся.

Проныра Лу, вместо того чтобы слушать Молли, направился к боковой двери. Джейн и Лешка последовали за ним. Они прошли недлинным коридором и вошли в крохотную гримерную.

И здесь ребята увидели… Молли.

Девушка сидела у зеркала и красила губы.

— Привет, Молли, — сказал сыщик.

— Привет, Лу. — Молли с изумлением уставилась на ребят. — Господи, ну и видок у вас.

Джейн и Лешка смотрели на девушку с не меньшим изумлением.

— Молли, — сказала Джейн. — Ты же только что была на сцене.

— Она и сейчас там. — Проныра поднял указательный палец. — Слышите, поет?

Из зала доносилось Моллино пение.

— Ни фига не понимаю, — сказал Лешка. Девушка засмеялась.

— На сцене моя подруга Дэзи, — объяснила она. — Когда мне не в кайф выступать, Дэзи гримируется и поет под мою фонограмму.

И тут Лешку осенило. Он чуть до потолка не подскочил. Мысленно, конечно.

— Я все понял! — закричал Толстиков. — Она пела под «фанеру»!

Все с недоумением посмотрели на Лешку.

— Что с тобой, Лешенька? — участливо спросила Джейн.

— В ту ночь Кэрол Лоу пела под фонограмму Элизабет Мойз! — возбужденно продолжал Толстиков. — Понимаешь, Джейн?! Под фонограмму!!

Джейн не понимала.

— Какая Кэрол Лоу? Под какую фонограмму?..

— Ну певица, которую в клубе «Карусель» отравили. Помнишь, в газете писали? Она пела под фонограмму Элизабет Мойз! Врубаешься?!

Джейн начала понемногу врубаться.

— Подожди-ка, подожди… Но Лешка ждать не хотел.

— Кэрол Лоу выступала в «Карусели» под видом Элизабет Мойз! — с волнением говорил он. — А Элизабет Мойз в это время незаметно проникла на виллу и убила твоего отца… — Толстиков запнулся. — Ну, то есть выстрелила в него. А потом вернулась в «Карусель»…

— Точно, Лешка!.. — воскликнула Джейн. — Я однажды видела шоу Бет. Оно называется «Шоу одной женщины». На сцене горят всего три свечи, а в зале вообще нет света. Бет выходит на сцену в черном закрытом платье и с черной вуалью на лице…

— А в ту ночь под вуалью была Лоу! — подхватил Толстиков. — Зрители же думали, что это Элизабет Мойз!

Проныра Лу сунул в зубы сигарету.

— Интересная версия, малыш, — сказал он, щелкая зажигалкой.

— Да я голову на отсечение даю, что именно так и было!

Сыщик усмехнулся.

— Голова тебе еще пригодится, малыш. Пока это только версия. Ее надо проверить.

— А как? — нетерпеливо спросила Джейн. Она готова была сию минуту бежать и проверять Лешкину версию.

— Сейчас соображу. — Детектив начал соображать. — Ты можешь нарисовать план виллы? — спросил он у девочки.

— Могу. В общих чертах.

— Ну-ка нарисуй. — Проныра похлопал себя по карманам. — Черт, ручку в конторе оставил. Молли, у тебя нет ручки?

— Нет, Лу.

— У меня есть, — сказал Лешка. — Держи, Джейн.

— Минутку. — Сыщик забрал у Толстикова ручку и принялся ее рассматривать. — Хм… Интересная у тебя ручка, малыш.

— Обыкновенная…

— Нет, малыш, не обыкновенная. — Проныра Лу вертел ручку и так и сяк.

А Джейн все никак не могла успокоиться:

— Аи да Бет. Вот гадюка. Ну теперь-то ей не отвертеться… Эх, найти б еще Спиридона.

Тут дверь в гримерку отворилась, и на пороге появился громила со шрамом через всю щеку. Во рту у него блестели золотые коронки.

— Меня не надо искать, деточка, — сказал громила, поигрывая пистолетом с глушителем. — Вот он я.



Глава XVI ПРОФЕССИОНАЛ ЗА РАБОТОЙ | Операция "Спящая красавица" | Глава XVIII МАМА-ШПИОНКА