home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава XVIII. ПОТАЙНАЯ ДВЕРЬ

Егор рассказал о генерале Облеухове, о черных магах, о капитане Беловой, о двух Кощеевых, о детском садике № 13, о следователе Тимохине, о бандите по кличке Капуста...

— Секундочку, — перебил его в этом месте Врунский. — Повтори еще разок, что сказал Поцелуев, когда Капуста открыл крышку гроба.

— Он сказал: «Здорово, приятель. Ловко мы провели этого Цоллера».

— Цоллер, Цоллер,.. — задумчиво произнес журналист. — Был такой знаменитый немецкий ученый — Карл Цоллер. Он погиб в автокатастрофе в сороковом году... Ладненько. Продолжай.

Егор продолжил.

И рассказал о могиле Беловой на Ваганьковском кладбище, о следователе Глюкине, о колдуне Вороне, о голове, вызванной с того света, о магазине «Дальняя дорога», о Никите, который залез в гроб и исчез вместе с этим гробом...

Здесь Егора перебила Ася:

— Значит, ты не Никита, а Егор?!

— Да, — кивнул Егор. — Я Егор.

— А вдруг Никита погиб? — с тревогой сказала девочка.

Егор только вздохнул в ответ. Ему самому эта мысль не давала покоя.

— А ты не помнишь, какие колдун говорил заклинания, когда вызывал Белову с того света? — спросил Врунский.

— Помню. — Егор нараспев произнес: — Ал-магель... Он-тиум... Гут-талакс...

Ася и Врунский засмеялись.

— Да-а, парень, — покачал головой журналист, — здорово вас этот Ворон разыграл.

— Разыграл?

— Конечно.

— А почему вы так решили?

— Да потому что альмагель — это желудочное лекарство. А онтиум — ушные капли.

— А гутталакс, — прибавила Ася, — слабительное.

Егор растерялся:

— А как же голова?.. Зеленый луч?..

— Все эти фокусы делаются с помощью водяной пыли. Ее распыляют в темной комнате, а после на нее, как на экран, проецируют лазерное изображение.

— Но голова была будто живая!

— Правильно, — кивнул Врунский. — Потому что это объемное изображение.

Егору все еще не верилось:

— Ну а яркие вспышки откуда?

— Это и вовсе элементарно. В комнате распыляется пыль, но уже не водяная, а обыкновенная. И включается кварцевая лампа. Знаю я все эти штучки.

— А откуда вы их знаете, дядь Борь? — поинтересовалась Ася.

— А я как-то проводил расследование, связанное с махинациями группы экстрасенсов. Эти аферисты тоже пользовались кварцевыми лампами, лазерными лучами и прочими прибамбасами, чтобы обманывать доверчивых людей.

— Так вы считаете, что Ворон — аферист? — спросил Егор.

— Э нет, брат. Тут дело посерьезнее... — Журналист закурил третью папиросу. — Расскажи-ка все с самого начала. Но помедленнее.

Егор рассказал. Помедленнее.

Пока он рассказывал, Врунский выкурил третью папиросу и закурил четвертую.

— Значит, вы с Никитой позвонили по «ноль два» и вас соединили с отделом убийств?

— Да, с отделом убийств.

— Странно. Насколько я знаю, дежурная на пульте сама передает полученную информацию опергруппам. И те выезжают на место происшествия.

— А к нам приехал один Глюкин.

— Очень странно. Похоже, что и тут вас, ребята, накололи.

— А кто наколол?

— Да Глюкин с Беловой... Кто ж еще.

После этих слов Егору оставалось только почесать затылок. Что он и сделал.

Журналист выпустил изо рта колечко дыма:

— Егор, а на могиле Беловой ты ничего подозрительного не заметил?

— Ничего. Могила как могила. Крест, фотка, год рождения, год смерти.

— А какой год смерти указан?

— Пятьдесят первый.

— Ясненько. — Врунский пружинисто поднялся с дивана. — Едем на Ваганьковское!

На Ваганьковском кладбище журналист пристально всмотрелся в фото Кощеева-Поцелуева.

— Это не Поцелуев, — уверенно заявил он.

Затем Врунский так же пристально всмотрелся в фото Беловой.

— И здесь туфта чистейшей воды.

— Почему туфта? — спросил Егор.

— А ты посмотри, какие у нее часы на руке. Егор посмотрел. Ася тоже посмотрела.

— Обыкновенные электронные часики, — пожала плечами девочка.

— Вот именно — электронные, — подчеркнул Врунский. — А в пятьдесят первом году электронных часов не было. Их тогда еще не выпускали.

— Но как Белова могла узнать, что мы с Ником пойдем на кладбище? — недоумевал Егор.

— Элементарно. Она подслушивала все ваши разговоры.

И тут до Егора дошло.

— Точно! — вскричал он и сорвал с груди цепочку с талисманом. — Это — «жучок»!

— Молоток, соображаешь, — похвалил Егора Врунский. — Да, это обыкновенный «жучок», с помощью которого прослушивали все ваши с Никитой разговоры.

— Наверно, и сейчас прослушивают! — Егор с силой бросил талисман на землю и ударил по нему каблуком.

«ТРИК-ТРАК» — раздалось из-под каблука. И от «жучка» ничего не осталось.

Егор никак не мог успокоиться.

— Ни фига себе заявочки! Ну Белова! Дурачила нас, как хотела!.. Но зачем?! С какой целью?!

— Возможно, ответ на этот вопрос мы найдем на Тверской-Ямской, — сказал журналист. — Едем!

И вот они уже приехали на 1-ю Тверскую-Ямскую.

Ася с видом знатока оглядела квартиру.

— Нет продуманного дизайна, — отметила девочка. — Этот шкаф, к примеру, здесь совершенно не на месте, — показала она на встроенный шкаф.

— Не на месте, говоришь? — Врунский открыл дверцу шкафа. — Та-ак, — пробормотал он себе под нос. — Ясненько.

И... скрылся в шкафу.

Ася и Егор удивленно переглянулись.

— Ребята, лезьте сюда... — позвал их журналист.

Егор и Ася тоже полезли в шкаф и увидели, что задняя стенка — вовсе не стенка, а замаскированная под стенку дверь, ведущая в соседнюю квартиру.

— Я сразу понял, что здесь где-то должен быть потайной ход, — сказал Врунский, когда все вышли из встроенного шкафа в квартире Беловой. — А иначе каким образом свет в ванной сам собой загорелся и телевизор сам собой включился?..

— Вы считаете, это дело рук Беловой?

— Несомненно.

— Но зачем, зачем ей все это было надо?! — не мог понять Егор. — Как вы думаете, Борис Алексеич?..

Вместо ответа журналист нырнул обратно в шкаф.

— Дядя Боря! — крикнула ему вслед Ася. — Вы куда?!

— Я сейчас вернусь... Хочу кое-что проверить.

Через минуту зазвонил телефон. Егор снял трубку.

— Алло?

— Егор? — Это был Врунский.

— Да... Ой, а откуда вы знаете номер Беловой?

— Я его не знаю. Я набрал первые попавшиеся цифры.

— Ага-а, — тотчас сообразил Егор. — Значит, если звонишь из той квартиры, то попадаешь в эту. Поэтому, когда я набрал «ноль два»...

— ...тебе ответила Белова, — подхватил журналист на другом конце провода, — а затем передала трубочку Глюкину. Так что, куда бы вы с братом ни позвонили по этому телефону, вам всегда могла ответить Белова.

А могла и не ответить, а просто подслушать разговор...

— Наверное, и сотовые телефоны, которые она нам дала, устроены по такому же принципу, — предположил Егор. — Точно, Борис Алексеич?

Врунский молчал.

— Алло, — сказал Егор.

Врунский молчал.

— Алло!.. Алло!.. — Егора охватило беспокойство. — Ася, там что-то случилось! Бежим скорее!..

Через потайную дверь они кинулись в соседнюю квартиру.

— Борис Алексеич! — позвал Егор.

— Дядя Боря! — позвала Ася.

Ответа не было. Журналист исчез.


Глава XVII. ЖУРНАЛИСТСКОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ | Схватка с Кощеем Бессмертным | Глава XIX. «РУКИ ПОДНЯТЬ! ГОЛОВЫ ОПУСТИТЬ!»