home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава XXII. ПРОФЕССОР ЦОЛЛЕР

Тудух-тудух-тудух-тудух...» — стучали колеса электрички. Тимохин, Ася и Егор ехали в Елец. Бывший следователь дремал. Ася смотрела в окно. А Егор глядел на Асю. «Какая она красивая...» — думал он. С того момента, как Егор впервые увидел Асю на Пушкинской площади, эта мысль неотвязно преследовала его. Егора, конечно, беспокоила судьба исчезнувшего Никиты, но это, однако, не мешало ему замечать, как Ася отбрасывает непослушные волосы со лба, как взмахивает ресницами, как улыбается... «Ну и гад же ты, — обзывал себя частенько Егор. — Ник исчез, а ты на его девчонку пялишься...» Он сто раз давал себе слово не думать об Асе и поменьше смотреть на нее, но...

Но думал и смотрел.

Ася отвернулась от окна:

— Егор, помнишь, дядя Боря говорил про знаменитого немецкого ученого Карла Цоллера?

— Помню.

— Так, может, это он живет в Ельце?

— Врунский же сказал, что Цоллер погиб в автокатастрофе в сороковом году.

— Это вполне могла быть инсценировка, — вмешался в разговор проснувшийся Тимохин. — Я слышал, что фашисты частенько прибегали к этому приему, чтобы заполучить какого-нибудь известного ученого.

— А зачем? — не поняла Ася.

— Ясно зачем, — сказал Егор. — Чтобы ученый работал над их засекреченными проектами и никто бы об этом не знал.

Электричка замедлила ход.

— Елец, — хрипло буркнул динамик.

Электричка остановилась. Ребята и Тимохин вышли. И спросили у первого встречного, где тут улица Красных кавалеристов. Оказалось, что такой улицы в Ельце уже нет.


Ее переименовали в улицу Белых гвардейцев. И пилить до нее надо пешком через весь город, потому что общественный транспорт не работает. Забастовка.

Тимохин и ребята попилили.

Дом под номером восемь представлял из себя перекособоченную избушку. Кнопки звонка у двери не было. Егор постучал.

— Стучи не стучи, все равно не откроет, — сказала какая-то женщина, идущая мимо. — Гут глухонемой живет.

— И давно живет? — поинтересовался Тимохин.

— Давно.

Женщина пошла дальше. Егор подергал ручку.

— Она, кажется, на крючок закрыта, — определил он.

— Сейчас откроем. — Тимохин достал из кармана складной нож. Вставив лезвие ножа в дверную щель, он сбросил крюк с петли. — Порядок.

Они вошли в избу. И сразу же увидели сгорбленного старика. Он был такой старый, что по сравнению с ним Тимохин выглядел просто мальчишкой.

Старик сидел в глубоком кресле. Его слезящиеся глаза, не мигая, смотрели на непрошеных гостей.

— Здравствуйте, дедушка, — поздоровалась Ася.

Старик никак не отреагировал.

— Аська, он же глухонемой, — сказал Егор.

— Глухонемой, — медленно повторил Тимохин. И вдруг ка-а-к гаркнет: — Гутэн морген, герр Цоллер! Старик вздрогнул.

— Притворяться бесполезно, — с напором продолжал бывший следователь. — Я вас раскусил. Вы не глухонемой.

— Да, я не глухонемой, — скрипучим голосом ответил старик. — Вы пришли меня убить?

Тимохин и ребята слегка опешили.

— С чего вы это взяли? — спросил Тимохин.

Вместо ответа старик спросил:

— Вам сколько лет, молодой человек?

Ася с Егором хихикнули. Бывший следователь тоже улыбнулся:

— Шестьдесят девять.

— А мне девяносто шесть. Большой грех, молодой человек, обманывать беспомощного старика.

— Да никто вас не обманывает! — воскликнул Егор. — Мы правда не собираемся вас убивать. Скажи, Ась?

— Нет, не собираемся, — подтвердила девочка.

— Тогда ответьте, кто вы и откуда знаете мое настоящее имя?

— Я бывший следователь Тимохин, — сказал Тимохин.

— А я просто Ася, — сказала Ася.

— Ну а я Егор, — сказал Егор.

— В свое время, — продолжал бывший следователь, — я вел дело Евгения Поцелуева. Помните такого?

Старик разрыдался, словно младенец.

— Боже! Прости меня, Боже! — восклицал он сквозь рыдания. — Смерть этого человека на моей совести!..

— Вы что-то путаете, герр Цоллер. Смерть Поцелуева не может быть на вашей совести, потому что он сбежал из могилы.

Старик сразу перестал рыдать:

— То есть как сбежал?

Тимохин рассказал, как.

— Доннэр вэттэр! — выругался по-немецки Цоллер. — Выходит, меня провели.

— Да, — кивнул Тимохин. — Поцелуев так Капусте и сказал: «Ловко мы провели этого Цоллера».

— Черт возьми! — теперь уже по-русски выругался старик, а вслед за этим вздохнул с облегчением: — Но зато теперь моя совесть чиста. Никто не погиб из-за моих экспериментов.

— А вы не могли бы рассказать об этих экспериментах? — попросил бывший следователь.

На лице старика отразилось колебание:

— Вообще-то я дал подписку о неразглашении государственной тайны.

— В каком году вы ее давали?

— Не помню.

— Но это было больше двадцати лет назад?

— Я, я, — по-немецки подтвердил Цоллер. — Больше.

— Тогда можете смело рассказывать. Срок давности уже истек.

— Гут, — сказал Цоллер и начал свой рассказ: — Всю жизнь я боялся смерти. Даже когда был маленьким мальчиком. Что же говорить о том времени, когда я стал подростком, а затем юношей? Мысль о неотвратимости смертного часа приводила меня в ужас. И я решил вступить в схватку со смертью. Найти «эликсир бессмертия». С того момента вся моя жизнь была посвящена поискам «эликсира». Увы, исследования требовали огромных денежных затрат и не приносили никакого дохода. Поэтому никто не хотел финансировать мои опыты. Но тут к власти в Германии пришли нацисты. И в сороковом году меня пригласил к себе Гитлер. В ту пору мне было уже пятьдесят лет...

— Так вы видели живого Гитлера?! — воскликнул Егор.

— Да, мальчик. Как тебя. Он сказал, что знает о моих исследованиях и готов их финансировать, но при одном условии. В случае успешного завершения исследований «эликсиром» смогут воспользоваться лишь члены его партии. Я встал перед дилеммой: прекратить исследования из-за отсутствия средств или продолжать их, но в тайной лаборатории нацистов. Я выбрал второе. А когда русские войска взяли Берлин, меня арестовали и привезли в Москву. К Сталину.

— Так вы видели живого Сталина?! — воскликнула Ася.

— Да, девочка. Как тебя. Он сказал мне то же самое, что и Гитлер. Что знает о моих исследованиях и готов их финансировать. Но в случае успешного завершения исследований «эликсиром» смогут воспользоваться лишь члены его партии. Я опять встал перед дилеммой, но на сей раз дилемма была несколько иная: или меня расстреляют, или я продолжу исследования в тайной лаборатории коммунистов. Я выбрал второе. А когда в пятьдесят третьем году Сталин умер, мои исследования свернули. Прошло какое-то время. И меня вновь привезли в Кремль. Там сидели дряхлые старики. Они предложили мне возобновить поиски «эликсира бессмертия». Сказали, что не пожалеют средств, лишь бы только я быстрее нашел «эликсир». И правда, средств они не пожалели. И вот настал долгожданный день. Я наконец-то получил «эликсир бессмертия». Оставалось только испытать его на человеке...

— Этим человеком и был Поцелуев, — вставил бывший следователь.

— Да, он, — кивнул Цоллер. — Но эксперимент прошел неудачно. Исследования опять свернули. А мне дали вот этот домик, одновременно взяв с меня подписку о неразглашении государственной тайны. Тайной считалось все, что было связано с «эликсиром». — Старик вздохнул. — Итак, дело всей моей жизни пошло прахом. Мой «эликсир», вместо того чтобы обессмертить человека, убил его. Я решил: пусть тогда он убьет и меня. И допил остатки «эликсира». Но почему-то меня он не убил. Я продолжал жить. И вот...

— Постойте-ка, — снова перебил Тимохин. — Если вы встречались с Гитлером перед войной и вам было пятьдесят лет, то теперь вам никак не может быть девяностошесть.

— Точно, — подхватил Егор. — Вам должно перевалить за стольник!

Цоллер округлил глаза:

— Разве?.. Сейчас посчитаю... — Он посчитал. — Майн гот! И правда, мне уже за сто перевалило!

— Выходит, ваш «эликсир» действует! — воскликнула Ася.

— Где ж действует, если я не помолодел, — резонно заметил старик.

— Но ведь и не умерли, — тоже резонно заметил Егор.

— Да вроде нет. — Профессор хихикнул.

— А кто контролировал работу вашей лаборатории? — поинтересовался бывший следователь.

— Особый отдел КГБ.

— А кто был начальником отдела?

— Этот... как его... — Старик наморщил лоб, пытаясь вспомнить. — Человек по фамилии... по фамилии...

— Облеухов, — подсказал чей-то голос от двери.

Все повернули головы. В дверном проеме стоял... Кощеев.


Глава XXI. ЧЕГО ТОЛЬКО В ЖИЗНИ НЕ БЫВАЕТ | Схватка с Кощеем Бессмертным | Глава ХХIII. ТАЙНОЕ СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ