home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава VIII. «ДЕЛО О СБЕЖАВШЕМ МЕРТВЕЦЕ»

В доме, где жил Поцелуев, подъезд был закрыт на кодовый замок. Мальчишки наудачу понажимали кнопки, но замок не открылся. И братья уселись на скамейку дожидаться, когда кто-нибудь войдет или выйдет. Долго им ждать не пришлось. К подъезду подошла старушка. Обе руки у нее были заняты сумками.

— Деточки, — попросила старушка, — вы не поможете мне сумки донести? А то лифт не работает, а я живу на последнем этаже.

— Конечно, поможем, — сказал Никита, забирая у старушки одну сумку. Егор забрал вторую. Старушка открыла кодовый замок. Ребята мигом влетели на последний этаж.

— Смотри, Егорка. — Никита показал на дверь. — Здесь как раз Поцелуев живет.

— Может, бабка — его жена?

— Сейчас узнаем.

Минут через десять на лестнице появилась старушка.

— Гос-с-поди, — бормотала она, с трудом поднимаясь по ступенькам, — что за наказание. Когда же лифт-то починят?

— Простите, вы в этой квартире живете? — Егор кивнул на дверь.

— Нет, деточка, вон в той. — Старушка указала на соседнюю дверь.

— А вы Евгения Поцелуева знаете?

— Женю? Ну конечно, я его знала.

— Знали?.. Он что, умер?

— Да, умер.

— Давно?

— Очень давно. Много лет назад.

Версия Егора растаяла, словно дым. Больше ребятам здесь делать было нечего. Они направились к лестнице.

— Спасибо, деточки, — сказала им вслед старушка.

— Не за что, — ответил Никита.

Мальчишки стали спускаться по ступенькам. А старушка стала открывать дверь своей квартиры. При этом бормоча под нос:

— Женечка Поцелуев... Красавец был мужчина... И как это он из могилки-то убежал?..

Братья Виноградовы остановились, переглянулись и вернулись.

— Убежал? — спросил Егор.

— А?.. — не расслышала старушка.

— Вы сказали, что Поцелуев убежал из могилы.

— Да, да. Захар Матвеич приказал могилку разрыть. А Женечки в гробу-то и нет...

Ребята разочарованно посмотрели друг на друга. У бабки был явно сдвиг по фазе. Но Егор все же поинтересовался:

— Какой Захар Матвеич?

— Следователь Тимохин. Он Женичкино убийство расследовал.

Кое-что начало проясняться.

— Значит, Поцелуева убили? — спросил Никита.

— Убили, деточка, убили.

— Ну а могилу его зачем раскопали?

— Захар Матвеич чего-то говорил, а вот чего — не помню...

Егор прищурился:

— Как следователя звали — помните, а о чем он говорил — не помните? Странно, бабушка.

Старушка игриво улыбнулась, показав вставные зубы.

— А у меня с Захар Матвеичем роман был. Но, увы... — Она печально вздохнула. — Мы разошлись, как в море корабли.

— Ну а потом-то его нашли? — допытывался Егор.

— Кого? Захара Матвеича?

— Да нет! Поцелуева!

— Ох, деточка, я не помню.

«Да, с бабкой каши не сваришь, — понял Егор.— Надо выходить на Тимохина».

— А этот Захар Матвеич где следователем работает?

Никита толкнул брата локтем:

— Егорка, он уж, наверно, давным-давно на пенсии.

— Блин, точно, — спохватился Егор и задал другой вопрос: — А где он живет?

— А зачем он вам? — насторожилась старушка.

Егор, не моргнув глазом, выдал:

— У вас был роман с Тимохиным, а у нашей бабушки — роман с Поцелуевым. Вот бабуля и попросила узнать о его судьбе.

— Как я ее понимаю, — закивала старушка. — Старая любовь не ржавеет.

— Ну так где он живет? — нетерпеливо повторил Егор.

— Раньше Захар Матвеич жил на улице Чехова. В коммунальной квартире. А где сейчас, не знаю. Может, и до сих пор там. — И она назвала ребятам адрес.

— А где эта Чехова?

— Рядом с Пушкинской площадью.

Никита сразу вспомнил о свидании, которое ему назначила Ася.

— А там есть памятник Пушкину?

— Есть, деточка.

Ребята поехали на улицу Чехова.

Бывший следователь Тимохин жил на прежнем месте. Но дома мальчишки его не застали. Сосед по коммуналке сказал им, что Захар Матвеич пошел в пивной бар «Император» пропустить кружечку пивка.

Выяснив, как выглядит Тимохин и где находится бар, братья тоже отправились в «Император».

Несмотря на громкое название, бар был самой настоящей забегаловкой. Прокуренной и грязной. Бывший следователь сидел в углу зала. Перед ним стояли три пивных кружки — две пустых, одна полная — и лежала распечатанная пачка сигарет.

— Здрасте, — поздоровались ребята. — Вы Захар Матвеич?

— Ну, предположим, — ответил Тимохин. — А вы, мальцы, кто такие?

Егор с ходу отбарабанил легенду, слегка ее подредактировав.

— Понимаете, наш отец — журналист. Сейчас он пишет книгу о всяких криминальных делах. А мы с братом помогаем ему собирать материал для этой книги.

— Ага, — подхватил Никита. — Нам одна ваша знакомая посоветовала к вам обратиться.

— Какая знакомая? — спросил Тимохин, сделав большой глоток из кружки.

— С Поварской улицы, — сказал Егор.

— У вас с ней еще роман был, — добавил Никита.

— А-а, — протянул Тимохин. — Худенькая такая дамочка?

— Да, да, — закивали мальчишки. — Помните?

— Смутно. — Тимохин сделал еще один большой глоток из кружки. — Ну и чего она вам про меня наболтала?

— Сказала, что вы были лучшим сыщиком Москвы! — бойко соврал Егор. — И что вам поручали распутывать самые запутанные преступления.

Бывший следователь довольно улыбнулся:

— Когда-то я и вправду был, как сейчас говорят, крутым сыскарем... — Улыбка погасла. Тимохин вздохнул. — Но все проходит, мальцы. Теперь я просто старый пенек. И в моей жизни осталось лишь одно заметное событие.

— Какое? — полюбопытствовал Никита.

— Мои собственные похороны. — Тимохин одним махом прикончил кружку.

— Кстати, о похоронах, — быстро сказал Егор. — Что это у вас за странная история была, связанная с кладбищем?

— Странная история?

— Ну, когда вы пустой гроб в могиле обнаружили.

— Ах, вот ты о чем... — Тимохин вытащил из пачки сигарету. — Да, было у меня такое дельце. Я его назвал «Дело о сбежавшем мертвеце». — Чиркнув спичкой, Тимохин закурил. — Вышел я на него случайно. В то время я занимался грабителями, которые на кладбищах орудовали. Они по ночам могилы раскапывали, а потом снова закапывали. Чтоб, значит, все шито-крыто было. А вещички из могил в комиссионные магазины сдавали. Не сами, конечно, а через подставных лиц. Я приказал своей опергруппе взять под наблюдение все московские «комиссионки». И очень скоро мы вычислили подставных лиц, а затем и банду. А дальше, мальцы, начинается самое интересное. Арестовали мы пять бандитов, а в ходе следствия выяснилось, что в банде был еще и шестой. Некий Алик по кличке Капуста.

— «Капуста»? — повторил Никита. — А почему «капуста»?

— Очень уж этот Алик денежки любил.

— А при чем тут денежки? — спросил Егор.

— Ну сейчас деньги как называют? — вопросом на вопрос ответил Тимохин.

— Бабки, — хором сказали ребята.

— Правильно, бабки. А раньше их называли — капуста... — Тимохин стряхнул с сигареты пепел. — Стали мы искать этого Алика-Капусту и вскоре нашли. И знаете где? В психушке. Я, естественно, решил проверить — не симулянт ли он. Проверил. Нет, не симулянт. Явно чокнутый. Все время бормочет о каком-то ожившем мертвеце. Допросил я его. И вот что выяснил. Из-за своей жадности Алик не только вместе с бандой орудовал, но еще и в одиночку могилы грабил. Как-то раз выкопал он гроб из могилы, открыл, а мертвец ему и говорит со смехом: «Здорово, приятель. Ловко мы провели этого Цоллера». Капуста до смерти перепугался и — бежать с кладбища. Бежит и вопит во все горло. Короче, малость свихнулся... — Тимохин выпустил изо рта струю дыма. — Выслушал я эту историю и поехал прямиком на Ваганьковское кладбище — поглядеть на могилку, о которой Капуста рассказывал...

— Это была могила Поцелуева, — вставил Никита.

— Да, его, — кивнул Тимохин. — Она неподалеку от могилы Есенина расположена... Прихожу я и вижу: все честь по чести. Веночки, цветочки. Получается, что рассказ Капусты — плод его больного воображения... Но почему-то эта история не выходила у меня из головы. Чувствовал я своим ментовским носом: что-то тут не то. В общем, взял я разрешение на эксгумацию, и мои ребята из опергруппы вскрыли могилу. Достали мы гроб, а в гробу — никого. Пусто... Прямо как в моей кружечке. — Тимохин показал на пустую кружку.

Братья Виноградовы намек поняли.

— Хотите еще пивка, Захар Матвеич? — предложил Егор.

— Охотно.

— Так я сгоняю, Захар Матвеич? — вскочил со стула Никита.

— Сгоняй, малец, сгоняй.

Никита сгонял за двумя кружками пива.

— Ваше здоровье, мальцы. — Бывший следователь осушил одну кружку. — Ну вот, стал я, значит, расследовать это дело. Вначале отработал версию о летаргическом сне. Думаю, может, впал человек в летаргический сон, а его взяли да и похоронили, не разобравшись.

А тут на его счастье Капуста подвернулся... — Тимохин отпил из второй кружки. — Но были в этой версии некоторые неувязочки. Куда бы такой человек сразу побежал?..

— Домой, конечно, — сказал Егор.

— Правильно, домой. К жене и детишкам. Обрадовать: вот, мол, папка с того света вернулся. Но, как оказалось, у Поцелуева не было ни жены, ни детей, ни других родственников. И в свою квартиру на Воровского он не вернулся. Опять же — могилка в полном порядке. Выходит, после бегства Капусты Поцелуев привел ее в надлежащий вид. Зачем, спрашивается?.. — Тимохин допил вторую кружку. — Решил я тогда выяснить, что он за птица? Пошел в конструкторское бюро, где он работал. А бюро этого уже нет. Закрыли. Я начал искать бывших сослуживцев Поцелуева. И тут оказалось, что все сотрудники этого конструкторского бюро — «мертвые души».

— Какие еще мертвые души? — спросил Никита.

— А такие же, как у Гоголя. Читали его книжку «Мертвые души»?

— Мультик по ящику смотрели, — сказал Егор.

— Значит, понимаете, о чем я говорю.

— Да не очень, — признались ребята.

Бывший следователь разъяснил:

— Все те люди, что числились сотрудниками бюро, на самом деле давно умерли. А по их документам были оформлены другие люди. Смекаете, мальцы?

Мальчишки не «смекали».

— А зачем это было сделано?

— Вот и я задал себе этот вопрос. Но до сих пор не получил на него ответа. Потому что, как только я стал копать в этом направлении, меня вызвало начальство и приказало закрыть дело. Я закрыл.

— И даже не поинтересовались, почему вам приказали его закрыть? — удивился Никита.

Тимохин хмыкнул:

— Это сейчас у нас, мальцы, свобода. Делай что хошь. Хоть голым по Красной площади бегай. А раньше строго было. Лишних вопросов никто не задавал. Тем более в органах милиции. Приказ получил. Честь отдал: «Слушаюсь!» И кругом, шагом марш.

— Ну а сами-то вы что об этом думаете? — спросил Егор.

Тимохин снова хмыкнул.

— Да ничего не думаю. Все это дела давно минувших дней. — Он поднялся из-за стола. — Бывайте, мальцы. Потопал я в свою берлогу. Спасибо за пивко.

И бывший следователь направился к выходу.

Ребята тоже вышли на улицу. Мигали неоновые вывески ресторанов и клубов. Начиналась ночная жизнь.

Но братьям Виноградовым было не до ночной жизни. В головах у них все перемешалось. Ким Ен Бен... Поцелуев... следователь Тимохин... Капуста... сбежавший мертвец... конструкторское бюро с мертвыми душами... А еще: черные маги... два Кощеева... зеленый паук... детский садик... В общем, крутой коктейльчик.

— Лично я уже ни во что не врубаюсь, — со вздохом сказал Никита. — А ты, Егорка?

— Да и я тоже, — признался Егор. — Ладно, Ник, поехали дрыхнуть. Утро вечера мудренее.


Глава VII. «ЭЛИКСИР МОЛОДОСТИ» | Схватка с Кощеем Бессмертным | Глава IX. ДВЕ ФОТОГРАФИИ