home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



11

Высокогорья Кроссмолина

Дефианс, Пограничная Область Крукус

Федеративное Содружество

22 февраля 3059 0845 часов


— Смотрите, Босс! — Голос Капрала Пенелопы Грини кратко прозвучал по каналам связи — Гладиатор от тебя на «девяти часах».

Капитан Стенлей Крозетти, вывернул ручку управления, как будто думая, что поворот его собственного тела ускорит, кажущееся миллиметровым вращение торса его Горбуна. По мере того, как машина продолжала своё вращение, он мог видеть Зевса Рыцарей, который был переделан боевыми компьютерами и визуальными модификаторами, чтобы походить на Гладиатора Дымчатых Ягуаров. Пламя изверглось из квадратного ствола автопушки, установленной, как базука, на плече робота. Смоделированные бронебойные снаряды, несущие также и взрывчатку, провели яркую светящуюся линию через бедра агрессора. Даже эта громадная боевая машина, разработанная для ближнего боя, не смогла перенести давления, которое могло быть произведено могучей пушкой Крозетти. Броня взорвалась и испарилась, оставляя врага с незащищённым низом торса.

Ветеран нескольких кампаний, Крозетти был впечатлен реализмом картины, генерируемой компьютерными программами тренировочного боя. Его долгий опыт боев, однако, не помогал ему против Рыцарей.

Его рота, в соответствии с планом, продвигалась вперёд. Они засекли Рыцарей в нескольких километрах к западу от покинутой шахты Базантапур. Вместо ухода в плотную оборону, роботы ОПВОРа понеслись за ним. Ко времени, когда он вытянул свою роту назад туда, где, как он думал, будет защита Холмов Тель Бурнас, он потерял все Разведывательное и половину Ударного Звена.

Ответ Рыцарей на его продвижение был столь силён, что Крозетти почувствовал краткое чувство де-жа-вю, направляясь назад в тот раскалённый ад битвы, как на Ковентри. Эта кампания поставила его во главе Рубак, так звали Третью Разведывательную Роту. Капитан Р.С. Гутъяр, его предыдущий командир, был убит Гаусс снарядом от Бешеной Кошки Кречетов. Во время очень краткого периода перестройки Генерал Винстон назначила Крозетти на место командира Третьего по запросу Полковника Барклай.

Гладиатор поднял свою левую руку. Ярчайшая вспышка проглянула из короткого дула, что замещало левую руку машины.

Горбун Крозетти пошатнулся под смоделированным зарядом 125 килограммовой чушки металла, разогнанной до сверхзвуковой скорости. Виртуальный снаряд пушки Гаусса «снёс» укреплённую сталь левой ноги 50-тонного робота. Перед тем, как Крозетти смог вернуть контроль над соей падающей машиной, этот Кланер закончил разрушения другим ударом из своего оружия. Программа стычки решила, что машина Крозетти не смогла перенести давления и её нога была отсечена на середине бедра. Машина замерла, как только компьютер решил, что Крозетти был бы без сознания после падения робота.

Через своё все ещё активное радио Крозетти мог слышать, как капрал Гринни выкрикнула.

— Босс упал! Рубаки Один и Два, формируйтесь вокруг меня и отступайте к Фазовой Линии Тамарак.

В четырех километрах от этого места Генерал Ариана Винстон устроилась в безопасности в кокпите своего робота, повернувшись, насколько это позволяло командное кресло, чтобы взглянуть на фигуру пассажира, скрытого нейрошлемом. Являясь командным роботом всей Лёгкой Кавалерии, её Циклоп был дополнен командной консолью. Обычно это место занимал техник для связи и работы с сенсорами. Сегодня это место занимал, никто иной, как Морган Хасек-Дэвион.

Морган знал Винстон по репутации её в военной жизни. Дружба стала более тесной, когда он созвал несколько подразделений на Судеты в начале вторжения Кланов. Во время этого стратегического заседания они стали признавать проницательность и честность друг друга. Тогда, когда время и место нахождения позволяли, они обменивались персональными сообщениями, вырабатывая то, что начиналось, как профессиональная точность в дружбе на дальнем расстоянии. Морган вряд ли думал дважды перед выбором Винстон вторым командиром для этой долгой экспедиции. Преданность Лёгкой Кавалерии традициям Звёздной Лиги только украшала этот союз.

Сегодня Морган решил «прокатиться» с ней, чтобы рассмотреть упражнения этого дня.

— Они приближаются. — Сказала она по внутренней системе связи.

Морган наклонил свой нейрошлем, подтверждая полученную информацию. Он наблюдал за удалёнными полями, где Рыцари, выражая нехарактерную им ярость, уничтожали Третью Разведывательную Роту, как будто те были не сильнее невооружённых АгроРоботов. Битва развивалась в соответствии с планом, который предусматривал нахождение Одиннадцатым Разведывательным Батальоном Рыцарей и вытягивание их прочь от шахты. План начал рушиться, когда Рыцари, по интерпретации Клановской тактики, сделанной Полковником Мастерсом, разметали Одиннадцатый на куски.

Трижды с того момента, как был сделан первый выстрел, Винстон приходилось сперва подгонять, а потом командовать её группам стоять. Морган знал, как трудно было воинам оставаться на приготовленных позициях, в то время как их товарищи умирали только в нескольких километрах от них. Он и сам испытал это чувство беспомощного гнева в 3039 и позже, во время безнадёжных первых дней войны с Кланами. Даже сейчас часть его рвалась перехватить у Винстон контроль над 90-тонным командным роботом и ударить, чтобы спасти этих мужчин и женщин, которых разрывали на куски за следующим гребнем. Он знал, что это только симуляция, но не мог избежать желания принять участие в действе. Скрипение ремней безопасности, которое слышалось от переднего сидения кокпита, сказало Моргану, что Винстон испытывала те же чувства.

— Лёгкой Кавалерии стоять, — голос Винстон по радио, казалось, был обращён скорее к ней самой, а не остальному полку. — Пусть враг подойдёт поближе.

— Золотой Три, Золотой Один. Уитворф справа. Он нацеливается на тебя.

Сэр Август Манжини повернул своего Энфорсера, чтобы встретить цель лицом и принять грудью полный залп управляемых ракет. Множественные разрывы на правой руке и торсе заставили красно-серебряного робота пошатнуться. С искусством, рождённым долгой практикой, Манжини вернул контроль над 50-тонной машиной. Гладко, почти надменно Рыцарь навёл перекрестие прицела на центр масс зеленого, высокого робота Лёгкой Кавалерии и выстрелил.

Для Капрала Гринни, бьющейся в попытках выровнять своего повреждённого, перегретого Уитворфа, результат соединённого огня лазера и ударов автопушки был губителен. Смоделированный взрыв, вызванный ударом лазера в бортовой отсек со снарядами, распотрошил её робота. В тот же миг компьютер отключил машину, и раздражающе вежливый, сгенерированный компьютером голос сообщил ей, что она была убита.

— Спасибо за развлечение, — прорычала Гринни, тяня ручку, чтобы открыть люк. Даже отравленный воздух Высокогорий Кроссмолина казался классным и освежающим после ужасного жара её кокпита. Через открытый люк она видела, как Вульверин Рыцарей добивал последнего из роботов Третьего Разведывательного.

— Ну что ж, Генерал, — сказала Гринни своему командиру, находящемуся вдалеке. — Сейчас вы решаете все.

Вот они! — Предупреждающий возглас был тем же самым, что повторяли солдаты с начала времён.

Ариана Винстон так и не поняла, кто подал это предупреждение. У неё никогда не хватало времени, чтобы узнать это. Не раньше, чем тревога прозвучала по коммуникационным каналам полка, каждый сенсор в кокпитах зажёгся предупреждением.

В полукилометре оттуда разбитые остатки Одиннадцатого Разведывательного батальона просочились через расщелину в гребне холма. Винстон могла видеть, что только меньше половины из тридцати шести роботов батальона выжило в битве и во время отхода.

Она тронула радио.

— Всем подразделениям. Это Танцор. — Использование кодового имени гарантировало, что не произойдёт путаницы в том, кто отдаёт приказ. — Пусть Глаз Сокола покинет зону поражения перед тем, как мы начнём стрельбу. Когда я скажу, разорвите их.

Секунды тихо текли. Хромающие роботы Одиннадцатого медленно пересекали открытое пространство между самым восточным гребнем Тель Бурнас и позицией Восемьдесят Второй Тяжёлой Кавалерии.

Неожиданно смоделированный компьютером взрыв сотряс хромающего Райфлмена Лёгкой Кавалерии. Винстон вздрогнула от неожиданной гибели этого робота. В тот же миг её дисплей показал дюжину или более красных квадратов напротив неё. Каждая иконка была снабжена надписью ЦЕЛЬ и строкой, предназначенной для идентификации типа робота или транспорта, который был отображён. Большинство воинов, знала Винстон, пренебрегали описанием и даже перепрограммировали дисплеи, чтобы отключить индикаторы. Будучи полевым командиром, она думала, что знать истинную натуру врага всегда благоразумно. Теперь ей хотелось отключить систему. Так много вражеских роботов пересекли срез холма, что её монитор стал слишком захламлён информацией, чтобы показывать что-то полезное. Она ввела команду, приказывая компьютеру показывать информацию только по ближайшей цели. Дисплей немедленно очистился, оставляя только единственный подписанный значок. Метка ДРГФЛ идентифицировала ведущего робота ОПВОРа, как 40-тонного Дрэгонфлая.

Индикатор расстояния показывал семьсот пятьдесят метров до него. Медленно враг приближался. Морган, казалось, наслаждаясь ролью техника по сенсорам у Винстон, озвучивал расстояние до цели с заднего сидения. — Семьсот метров. Шестьсот пятьдесят.

Со своей стороны, Винстон была рада предоставить ему заниматься информацией, приходящей через продвинутую систему связи и сенсоров Циклопа. То, что он был за спиной, как помощник по сенсорам, делало её работу много проще. Морган с его богатым тактическим опытом был способен определить, какая информация была ей необходима, и что могло быть пропущено. Они никогда не бились на одной стороне на поле боя, но она неожиданно почувствовала родственную связь, что возникала между солдатами только под огнём.

— Шесть сотен, в радиусе действия ЛРМ. — Морган, по мнению Арианы, принял тот ровный тон голоса, что был характерен для всех сенсорных операторов. — Пять пятьдесят. Пятьсот метров. Со скоростью, как он приближается, его зонды засекут нас примерно через тридцать секунд.

— Спасибо, Маршал. Вы знаете, я уже делала это, — проворчала Винстон с долей хорошего юмора в голосе. Переключив коммуникатор, она послала сообщение своим группам. — Орёл это Танцор, открыть огонь.

По этому приказу каждый воин в Восемьдесят Втором Тяжёлом батальоне Кавалерии, кодовое имя которого было Орёл, нажал на спусковой крючок оружия, стреляя по целям, что были в радиусе попадания.

На экране Винстон иконка ДРГФЛ мигнула и исчезла, как только пять роботов Лёгкой Кавалерии направили огонь на Цикаду, переделанную, чтобы походить на Дрэгонфлая.

Вводя другую команду, она вызвала свой собственный прицельный дисплей. Сгенерированная компьютером картина показывала только те цели, что были в радиусе 660 метров, радиусе действия её пушки Гаусса.

В течение нескольких минут она осматривала поле боя, потом остановила свой взгляд на иконке робота ОПВОР Пуме. Она надавила на триггер, используя большой палец, переключила на другое орудие и выстрелила опять.

Со звуком удара грома, смоделированный снаряд Гаусса врезался в Пуму. Секундой позже десять ракет дальнего радиуса действия попали в цель, довершая картину разрушения, начатую попаданием из пушки Гаусса.

Дисплей Винстон сказал ей, что робот ОПВОРа был сильно повреждён. Второй выстрел из пушки Гаусса добил его.

— Генерал, от тебя на девять! — послышался взволнованный возглас Моргана из дальнего конца кокпита Циклопа.

— Вижу! — отозвалась Винстон.

Поворачивая своего робота на девяносто градусов, чтобы встретить врага на «девяти часах», она искала псевдо-ОмниРобота, засечённого Морганом. Пересечение прицельных нитей установилось на иконке, обозначенной КЛДБРН. С заднего места Морган прокричал. — Каулдрон-Борн. Новый тяжёлый у Ягуаров. КомСтар выпустил их на нас.

Винстон не ответила.

На самом деле Ком Гвардия, разработавшая компьютерную программу, что позволяла проведение полноценной военной битвы, вела Лёгкую Кавалерию и все остальное войско через все ужасы боя.

Включение новых ОмниРоботов, увиденных впервые во время провалившегося вторжения Кланов на столицу Синдиката Драконов Люсьен, показывало всю серьёзность, с которой проводились тренировки.

Рыцарь/Клановец, казалось, не замечал закамуфлированного робота Винстон, спрятавшегося в засаде позади стены деревьев. Настолько тщательно, насколько могла Винстон установила прицел на колено птицеподобного робота. Нежным прикосновением она нажала триггер дважды, повторяя приказ своего предыдущего залпа.

Удар сгенерированного компьютером сверхзвукового снаряда Гаусса прибыл, конечно, раньше медленных ракет. Компьютер показал, что повреждения от каждого выстрела должны были придти в 65-тонного ОмниРобота, названного в честь неуничтожимых монстров Ирландской мифологии. Как и давший ему это имя, Каулдрон-Борн перенёс удар и повернулся, чтобы встретить нападающего.

— Поторопись, он наводит орудия. — Несмотря на все годы боевого опыта, предупреждение Моргана звучало, как будто какой-то зелёный рекрут встретил своего первого врага, полный возбуждения, страха и предвкушения битвы. Ей показалось, что он тяжко переносил тот факт, что пропускал бой в кабине её робота.

Даже когда Винстон направила роботу ОПВОР второй подарок огня пушки Гаусса и ракет, Каулдрон-Борн вернул похожий залп, добавив очередь из автопушки, чтобы сравнять шансы.

Винстон почувствовала удивление, когда не могла победить своего врага. Её Циклоп перевешивал робота Клана на двадцать пять тонн, и она обладала лучшей позицией на поле боя, психологическим преимуществом первой крови. Неожиданно оказалось, что Рыцарь не был один. Второй робот, этот обозначенный МДКТ-Д, встал рядом с Каулдрон-Борном.

Разделив огонь, она выбила ещё один кратер на броне Каулдрон-Борна, в то же время, послав ракеты в Бешеную Кошку.

Оба робота Рыцаря/Клановца нацелили свои орудия и выстрелили.

— Танцор, Танцор, это Клык. Повторяю, враг отступает в беспорядке, каковы ваши приказы? Приём. — Майор Рон Дженкинс переключил частоты.

— Бесполезно Полковник Барклай. Я не могу дотянуться до Танцора.

Сандра Барклай прикусила свою верхнюю губу.

— Хорошо, Рон. — сказала она наконец. Соединившись с основной тактической частотой Лёгкой Кавалерии, она послала широкий пучок сигнала. — Всем подразделениям, всем подразделениям, это Фантом. Танцор отключился. Я принимаю командование. Мы позволим врагу отступить. Всем подразделениям на позицию Альфа. Дайте мне сведения о потерях, как можно быстрее. Они могут решить перегруппироваться и ударить снова.

— Майор Дженкинс пошлите кого-нибудь из вашего быстрого звена, чтобы выяснить, что случилось с Танцором.

Генерал, да где же вы. Барклай наклонилась в её командном кресле, изучая тактический дисплей. Не было ни одного признака Циклопа Винстон. Могло быть множество причин этого. Могла отключиться её система коммуникаций или компьютер. Её робот мог перегреться и выключиться.

Заставляя себя расслабиться, Барклай откинулась, отпуская ручки управления и снимая перчатки, чтобы облегчить судороги, идущие через её руки и кисти. Она продолжала изучать тактический дисплей, так что ей не приходилось глядеть на руки. Она не нуждалась в этом. Это повторялось во время каждой тренировочной битвы после Лейтнертона. Её, когда-то твёрдые руки, тряслись как осенние листья.

Десятью минутами позже, коммуникатор Барклай ожил.

— Всем станциям, всем станциям, это Контроль. — Голос адепта Ком Гвардии был чист и силён. — Всем станциям, Код Семь. Упражнение выполнено. Возвращайтесь на базу.

— Контроль, это Фантом. Сообщение получено и распознано.

Глядя на свои руки, она видела, что постоянная дрожь перешла в редкие судороги.

— Фантом, это Клык.

— Да, продолжай, Рон. Что вы выяснили?

— Вам это понравится, — рассмеялся Дженкинс. — Генерал начала играть с несколькими из самых тяжёлых Клановцев и получила свою голову в подарок. Буквально говоря.

— Придержите-ка язык, Майор, — появился голос Винстон в линии связи, она придерживалась своего обычного сильного, ясного тона. — У меня есть открытая вакансия в роте на обеспечение кухни. Вы бы желали командовать звеном картофельной кожуры?

— Рада, что вы вернулись, Генерал. — Барклай надеялась, что металлический эффект от радио скроет дрожь в её голосе. — Что случилось?

В кокпите своего Циклопа Винстон обменялась взглядом с пожавшим плечами Морганом. Он также уловил необычную дрожь в сообщении Барклай.

— Майор Дженкинс был прав. — Винстон попыталась скрыть своё беспокойство за самокритичным смехом. Её удалось то, в чем провалилась Барклай. — Мы пытались вынести несколько плохих парней. Компьютер сказал, что мне пробили спину, но, по крайней мере, я лучше, чем наш наблюдатель.

— Как это мэм? — Голос Барклай был серьёзен, как будто она забыла о чёрном юморе Винстон.

— Лёгкая Кавалерия Эридана сожалеет о том, что Маршал Морган Хасек-Дэвион погиб. Он был убит в битве, встретив врага лицом.

— Что? — удивление Барклай развеселило её командиров.

— Так и есть, Полковник. Мне кажется, он играл с политиками слишком долго. Он забыл о бдительности.

Морган засмеялся от укола Винстон. — Простите, Генерал. Я думаю, что мне надо было больше времени для подготовки. Я буду более осторожен в следующий раз.

— Кроме того, будет нехорошо умереть до того, как мы начнём наше дело.


предыдущая глава | Сумерки Кланов-3: Охотники | cледующая глава