home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



16

Боевой Крейсер КВС Невидимая Истина

Надирная Прыжковая Точка, Пайярито

Пограничная Область Драконис

Федеративное Содружество

29 Июня 3059 1825 часов


В первый раз с тех пор, как Экспедиционное Войско Змей покинуло Дефианс, весь командный состав был созван вместе для брифинга. В тот момент, как корабль остановился на краю Внутренней Сферы, Морган чувствовал, что пришло время закрепить последние детали их миссии: цели, тактику и так далее. Он знал, что все его командиры были знакомы с этими факторами, но он хотел прояснить все это перед тем, как окончательно оставить Внутреннюю Сферу и границы известного космоса.

Две вещи все ещё были неспокойны в душе Моргана. Первая из них стала сверлить даже до того, как весь командный состав занял их места.

— Сэр, думали ли вы ещё об орбитальной бомбардировке? — Как и можно было ожидать, именно Полковник Самуэль Кингстон поднял этот вопрос. Командир полка Конфедерации Капеллана, который нёс его имя, был одним из самых громких сторонников использования могучего оружия военной флотилии, чтобы «смягчить защитников перед посылкой наземных отрядов».

Морган испытывал тихую неприязнь к офицеру Ляо. Сперва, он отставил свои чувства в сторону, считая, что они не что иное, как продукт всей жизни проведённой, взирая через дисплей робота на врага, носящего цвета Конфедерации Капеллана. Но течение времени и близость заставила его узнать характер людей, Морган ощущал, что выработал интенсивное чувство недоверия к темноволосому командиру Легиона Кингстона.

Кингстон был великолепным полевым командиром и тактиком. Он сумел интегрировать своё войско и себя с остальным Экспедиционным Войском почти без изъянов. Однако было что-то тихонько раздражающее в поведении этого человека по отношению к безопасности гражданских людей врага. Морган пытался объяснить это недостатком опыта Капеллянина в обращении с разрушающей силой космического оружия. Но после просмотра нескольких часов свидетельства, записанного одним счастливчиком, сумевшим избежать огненного шторма, уничтожившего город Эдо, в заливе Черепах, его позиция стала ещё более бессердечной и кровожадной.

Делая все ещё хуже, Командор Бересик, Майор Михаил Риан и даже Генерал Винстон различно и не раз предлагали идеи о предшествующем посадке основного войска бомбовом ударе.

— Нет, Полковник. — Наконец произнёс Морган. — Я не уделял этому ни единой мысли, потому что я думал, что мы уже решили эту проблему. Я видел видео, вынесенное из Залива Черепах КомСтар. — Глаза Бересика немного раскрылись, когда Морган бесцеремонно сослался на службу разведки КомСтар. Она не делилась подобной информацией так легко и дружелюбно.

— Я видел горящие дома, — продолжил Морган. — Разрушение, всеобщее уничтожение. Я не буду ответственен за подобного рода варварство и это, леди и джентльмены, все.

Несколько секунд Морган обводил своим ровным взглядом каждого присутствующего офицера, позволяя им вызвать его решение. Когда никто не возразил ему, он кивнул и продолжил.

— Все в порядке. Наша миссия, как вы знаете, зависит в основном от невидимости и секретности, и от скорости. Фаза операции Внутренней Сферы начнётся примерно в то же время, как мы начнём нашу миссию. Нашим объектом является дом Дымчатых Ягуаров, известный как Хантресс.

— Наш план операции призывает нас пройти путь в пространство Кланов через долгий, окружной путь. На этом пути мы должны избегать основных линий снабжения и коммуникаций Кланов. Большинство звёздных систем, через которые мы пройдём, классифицированы, как необитаемые Корпусом Исследователей. — Морган приостановился ненадолго, чтобы немного усмехнуться. — Большинство из них не указаны на навигационных картах. Даже карты, добытые из записей старой Звёздной Лиги, показывают только ближайшие к ним.

— Мы планируем быть в системе Хантресса не позже, чем к середине февраля. Как только мы выйдем из гиперкосмоса мы начнём штурм.

Вновь Морган сделал паузу. В этот раз не было юмора в его молчании, когда он осматривал его командный состав. Следующее не было тем, что он хотел сказать. Глубоко вздохнув, он продолжил.

— Так, как безопасность должна быть важнейшим пунктом беспокойства, саммит решил проделать этот внедорожный путь. Но опасность контакта с Кланами все же существует. Таким образом любым войскам Клана, встреченным до прибытия на Хантресс, не будет позволено скрыться. Они должны быть или захвачены, или аннигилированы.

Тишина повисла в комнате. Некоторое время никто не мог говорить. Наконец Сэр Пол Мастерс нарушил тишину.

— Повторите это, сэр, — произнёс он, глядя на Моргана. — Я должно быть ослышался.

— Простите, Полковник Мастерс, но это так и должно быть. Мы не можем позволить ни одному Клановцу уйти, чтобы предупредить врага о нашем присутствии. — Морган ожидал, что Командир Рыцарей будет возражать каждый раз, как они будут касаться тактики «обожжённой земли», но сейчас Морган касался принципов, лежащих слишком далеко от рыцарского пути.

— Я понимаю требования безопасности, — произнёс Мастерс, глубоко вдыхая. — Я не понимаю, военной необходимости не брать пленных, особенно в этом случае. Если мы начнём с уничтожения вражеского войска без жалости или остановки, то мы рискуем стать варварами в глазах Кланов. — Он тряхнул головой, не веря этому.

— Я должна согласиться с Сэром Мастерсом. — Маршал Шарон Брайон оставалась в упрямом, формальном внимании, произнося это. — Вы говорите о солдатах, которым мы вбивали Аресские Конвенции в головы с первого дня, как они надели униформы. Если вы прикажете им безжалостно уничтожить все вражеское войско, вы уничтожите мораль этого экспедиционного войска. Вероятно, вы закончите с мятежом на руках. Боже мой, они солдаты, а не убийцы. — Она, казалось, испытывала боль.

— Есть ещё кое-что, над чем необходимо поработать. — Оверст Карл Слейпнесс из Четвёртых Драконов заговорил перед тем, как Брайон вернулась на своё место. — Если вы дадите приказ группам уничтожить сражающееся вражеское войско, вы приблизитесь к потере контроля над своими солдатами. Это не раз случалось в истории. Когда армия освобождается от части ограничений, наложенных на него общественным приличием, ничто больше её не сдерживает. Если вы говорите вашим солдатам не брать пленных и не оставлять выживших, вы вскоре получите бесчинствующую толпу, а не армию.

— Хорошо.

Морган не смог определить, кто пробормотал этот комментарий, но это напрягло границы его темперамента. Перед тем, как он прорычал ответ, Полковник Уилльям МакЛеод из Горцев Нортвинда уже вступил в обсуждение.

— Есть ещё кое-что, что нам следует рассмотреть. Мы будем действовать далеко за линиями врага, одни и без поддержки. Теперь, если мы будем позволять им уйти и предупредить их сторонников, каждый воин Ягуар, не вовлечённый в операцию, будет охотиться на нас.

— И ещё один пункт. Морган-сама. — Майор Риан принял формальный, почти напыщенный тон, который мог бы использоваться в Синдикате Драконов при обращении к вышестоящему лицу на чувствительную тему.

— Мы принимаем, что любой Клановец, которого мы будем брать в плен, будет пытаться убежать. Это то, что вы или я сделали бы, будучи захваченными в плен. Но Кланы часто делают связанных из захваченных врагов, и эти связанные считают себя членами нового Клана. Мы уже делали подобное с ними во Внутренней Сфере. Я бы не сильно беспокоился о побеге.

— Есть, однако, одна основная проблема с понятием о взятии связанных и пленных. Это экспедиционное войско обладает внушительными, но ограниченными ресурсами. Большинство Клановцев никогда бы не желали сдаться. Их захватывают после нанесения таких тяжких ран что, они не могут больше противостоять. Нам придётся предоставить медицинскую помощь и комфорт, как это требуется по Конвенциям. Мы также ограничены в количестве пищи и свежей воды, доступной этому экспедиционному войску. Я знаю, что план операции требует от нас возобновлять воду из всех возможных источников, которые мы можем встретить на пути, но остаётся проблема пищи. Если нам придётся драться, и мы решим обеспечить им плен, я предполагаю, что нам придётся, есть полевые рационы до конца операции.

— Как только экспедиционное войско пересечёт границу, мы не можем ничего оставлять. Мы должны будем быть готовы выложиться полностью, или мы могли бы лучше остаться дома.

— Насколько я ненавижу необходимость принять это, сэр, мне приходится согласиться с Майором Рианом. — Во время разговора Капитан Роджер Монтьяр теребил маленькую, чёрную маску лисы, приколотую к воротнику. — Мы не можем позволить Клановцам уйти и предупредить их боссов, и мы просто не имеем ресурсов, чтобы заботиться о пленных, которые не имеют достаточной стратегической или тактической важности.

Брайон начала возражать, но Монтьяр оборвал её.

— Я не оправдываю всеобщее убийство беспомощных пленных и невооружённых гражданских, но политика ДОЛЖНА быть установлена.

Брайон опять вскочила на ноги, яростно крича на лидера Команды Лис. Монтьяр также поднялся, наклонившись над столом, приблизив своё лицо к её насколько это было возможно. Ладони его сжались в кулаки. Мастерс встал перед Брайон в то время, как Кингстон принял сторону Монтьяра. Когда Эндрю Редбурн добавил свой тенор к шуму, для Моргана это стало уже слишком. Он приказал ссорящимся офицерам вернуться на места, но безуспешно.

Стчуииии! Пронизывающий свист вернул внимание кричащих офицеров к главе стола, где Морган как раз вынимал пальцы изо рта.

— Я сказал, замолчите и садитесь.

Командиры, замолчавшие от удивления, тихо вернулись на свои места. Мастерс вернулся последним. Он посмотрел на Моргана взглядом, который, как казалось, говорил «Это ещё не всё». Рядом с Морганом во главе стола Командор Бересик слегка теребил своё левое ухо. Как будто он ожидал, что свист Моргана как-то повредил его барабанные перепонки.

— Боже мой, достаточно! — Обычно Морган медленно поддавался гневу, но прямо сейчас он чувствовал, что готов перекричать снова всех командиров и начать сначала.

— Я командир этой кровавой экспедиции. Когда я делаю кровавое решение, Я ожидаю, что оно будет выполнено достаточно кроваво.

— Теперь, Капитан Монтьяр, вы хотите, чтобы наша политика была установлена, отлично, так пусть это так и будет. Так что второе, никаким войскам Клана не будет позволено исчезнуть с поля боя ни на земле, ни в космосе. Если воины Клана останутся беспомощными или пожелают сдаться, они будут взяты в плен. Если они пожелают стать связанными, что ж это хорошо. В другом случае, с ними будут обходиться в соответствии с Аресскими Конвенциями, предусматривающими сдачу и заботу о пленных во время военных действий. Мы сможем предоставить заботу для них из захваченных ресурсов. Это то немногое, что мы можем сделать.

Морган уставился на комнату и командиров подразделений, ожидая, что они вызовут его решение. Ловя взгляды каждого офицера в свою очередь, он читал одно и тоже в разных степенях интенсивности. Никто не счастливы от этого, но вы командир, и мы будем подчиняться вашим директивам.

— Хорошо, это решено. Вернёмся к делам. Рапорты о готовности. Маршал Брайон?

Брайон встала, нелюбовь к приказам Моргана ясно виднелась на её лице. Но она была слишком хорошим солдатом, чтобы позволить своим персональным чувствам мешать работе.

— Одиннадцатая Гвардия Лирана на ста процентах готовности. — Брайон начала свой рапорт, говоря отчётливо и ясно, иногда поглядывая в записи, отображённые на экране настольного компьютера.

Один за другим каждый лидер отчитался, давая детальный рапорт о состоянии их подразделений. Генерал Винстон сообщила, что проблема связанная с коленом Лучника Сержант Майора Йонга не может быть разрешена. Во время дрейфа в системе Тсамма пара Шаттлов класса Леопард отправилась к Военной Базе Пограничной Области Крукус на этой планете. Там они подняли на борт пять новых роботов взамен пяти повреждённых, поломанный Лучник Йонга был среди них. Военные чины Крукуса не были рады обмену новых роботов на старых, но подпись Моргана на приказе сделала его неоспоримым. В конце концов, Милиция пошла на сделку. Из пяти роботов выбранных из списков экспедиционного войска, три были тяжёлыми, один средний и один лёгкий. В обмен Милиция вернула два тяжёлых и два средних робота, а также тридцатитонную Пантеру.

ПСМ Йонг по контракту Лёгкой кавалерии получил один из самых тяжёлых, 65-тонную Катапульту. В то время, как она несла меньше брони, чем его тяжёлая ракетная платформа, новая КПЛТ-С3 претерпела расширенную перезарядку. Теперь птицеподобный робот уже не нёс квадратную установку ракет дальнего радиуса действия Холли. Вместо неё была установлена массивная Мобильная Батарея Люксор. Хотя она и была ограниченна пятью упаковками боеприпасов, Йонг не слишком жаловался. Система Эрроу IV была много более точной, чем старая пятнадцатизарядная установка, установленная по первоначальному дизайну Катапульты. При использовании указательной системы, такой как Оборудование для Захвата Цели встроенной в большое число лёгких роботов, точечное попадание больших ракет может быть доведено до максимальной степени. Если он когда-либо ввяжется в ближний бой, недостаток рук будет ощутим, но четыре лазера, встроенные в торс робота, будут хранить многих агрессоров вдали.

Йонг жаловался немного о снижении веса, но Ариана Винстон знала Полкового Сержант Майора достаточно хорошо, чтобы распознать, что недовольство это только прикрытие для его удовлетворения.

Наконец рапорты о статусе подошли к концу. Все командиры были готовы начать миссию.

— Спасибо, Оверст. — Морган встал, как только Слейпнесс сел. — Хорошо, парни, это все. Мы выпрыгнем отсюда, как только двигатели перезарядятся.

— Три часа, — тихо произнёс Командор Бересик со своего места.

— Хорошо, три часа до прыжка. Свободны.

Один за другим командиры выходили из комнаты для брифинга, до тех пор, как только Бересик, Ариана Винстон и Морган остались одни.

— Сэр, — начала Винстон, как только лидеры оказались вне пределов слышимости. — Я знаю, вы сделали свой выбор, но лучше бы вы подумали подольше и посильнее о беспощадной политике. У меня есть солдаты, которые являются потомками выживших после резни в Кентари и Сендай. Они не полюбят идею о уничтожении каждого уцелевшего.

До того, как Морган смог ответить Ариана вышла в коридор и ушла.

— Ну что ж, Командор, и вы хотите пережевать меня тоже?

— Нет необходимости, — произнёс Бересик. — Помните, я командую Кораблём Войны. Это значит, что как только я начинаю бой с врагом, я должен уничтожить его. Мы деперсонализируем вещи, говоря себе, что это только корабль, или истребитель, или робот. Мы говорим себе, что уничтожаем машины, а не пилотов или команду. Но только до тех пор, как не начинаешь обыскивать поле боя в поисках уцелевших, а их нет, в этот момент ты понимаешь, как много жизней ты губишь вместе с кораблём, большая часть команды гибнет вместе с ним.

— Мммммм... — только и произнёс Морган.

— Хорошо, сэр. — Бересик встал, — Мне бы лучше вернуться назад на мостик. Увидимся вскоре.

По мере того, как дверь в его каюту открывалась, Кажугай Хатсуми обежал помещение глазами больше по привычке, вкоренившееся, культивированной и развитой в течение долгих лет тренировок, чем от боязни настоящей атаки. Прошло уже почти четыре часа с тех пор, как он помог укрепить Шаттл Оверста Слейпнесса в доке на средней оси Банбриджа. Теперь возвращаясь с вахты, Хатсуми устал, как собака. Он и не имел никакого представления о том, как много работы должно быть сделано на Прыжковом Корабле. В его роли опытного космонавта, он был призван сопровождать главного техника, когда она пробиралась через узкие проходы, окружающие корабельный прыжковый двигатель Керни-Фушидо.

Гигантский веретенообразный сердечник двигателя, составляющий большую часть корпуса Монолита, нуждался в очень тщательной проверке до и после каждого прыжка. Это была жаркая, потная, грязная работа, одна из тех, что на большинстве других судов обычно была зарезервирована для наказаний. На борту корабля КомСтар, однако, члены команды были приписаны к этой работе, по мере того, как их имена появлялись в цикле расписания вахт. С тех пор, как он стал обычным, способным космонавтом, Хатсуми пришлось сопровождать каждого техника, нося его тяжёлые инструменты и проверяя снаряжение, чтобы он мог двигаться более свободно в наводящем клаустрофобию пространстве двигательных отсеков. Хатсуми не ревновал техника за свободу перемещения. Он нуждался в том, чтобы не испытывать затруднений, чтобы суметь застыть между массивными катушками и силовыми головками, где было гораздо горячее и грязнее, чем в тесных проходах. К тому времени, как они тщательно проверяли каждый компонент К-Ф двигателей, прыжковый техник был покрыт ещё более плотным слоем грязи и пота, чем Хатсуми.

После того, как он освободился от своей мерзкой униформы, Хатсуми дотянулся до своего ящичка, чтобы достать чистую форму. Со дна плоского, крестообразного ящика послышался тонкий, почти неуловимый гул. Неожиданно Хатсуми перестал чувствовать усталость. Ища вслепую в своих скудных вещах, сваленных под его койкой, он нашёл пластиковую коробку, площадью шесть сантиметров и толщиной в один. Приспособление было схожим во внешнем виде с теми, что существовали столетия. Это могло принять только сообщения от одного, единственного передатчика, работающего на очень узкой, очень редкой волне. Даже при всем при этом, сообщение должно быть сжато в пульс правильной длины или приёмник не примет его.

Дотронувшись до маленькой кнопки на верхней грани прибора, он заглушил сигнал. Другим прикосновением он вызвал единственное слово на тонкий экран прибора.

«Мандрейк».

Третье прикосновение очистило экран. Зашифрованное слово имело смысл только для лидера ниндзя. Оно сказало ему, время для их миссии пришло, и они должны быть готовы начать по приказу.

В тот момент, как Хатсуми помещал своё устройство обратно, Морган получил своё собственное сообщение.

— Сэр, — Командор Бересик подошёл к нему и встал рядом с ним около основного иллюминатора Истины. — Все команды сообщают о полной зарядке и готовности.

— Отлично, Командор. — Было что-то в этой короткой фразе, какое-то чувство, которое Бересик не смог определить. Возможно, это была необычность момента. До этого места экспедиционное войско вело операцию глубоко в дружеской территории. Теперь пришло время сделать первый прыжок из Внутренней Сферы. Они начинали пересекать Периферию. Но со времени начала вторжения Кланов Периферия стала опасным местом для путешествий. Возродилось количество пиратских банд и жестокость их рейдов. Уже произошли события с поддельными Рыцарями и их так называемым «Звёздным Лордом». Возможно, именно это и волновало Моргана.

Чтобы ни волновало Маршала, он быстро встряхнулся, и когда вновь заговорил, то это вновь был тот самый твёрдый, сильный голос, к которому привык Бересик, заставляя его усомниться в том, а была ли слабость в голосе Моргана.

— Офицер по связи, дайте мне чистый канал для связи с флотом.

Техник принял команду Моргана. В течение нескольких секунд Морган подтянулся, как будто он собирался сказать несколько торжественных слов по поводу монументальности происходящего. Это исказило простоту сообщения.

— Кавалерист всем командам, внимание к приказу. Начать прыжковую процедуру, сейчас, сейчас, сейчас.

Морган отступил назад от коммуникационной панели, положив руку на плечо техника в молчаливом жесте благодарности за помощь. Бересик отметил простой жест Моргана с восхищением. Это была та маленькая вещь, наподобие признания старания подчинённых, что отмечала хорошего командира, того, чьи группы, если необходимо, пойдут в пасть хищнику.

Пока рука Моргана возвращалась назад, Бересик уже начал выкрикивать приказы, которые начнут последовательность событий, направленных на перенос Невидимой Истины из реального космоса через небытие гиперкосмоса в систему, которая была не более чем точкой света, видневшейся через экран корабля.

— Зафиксировать курс в компьютере.

— Так точно, зафиксировать курс, сэр. Курс проложен и записан.

— Зарядить двигатели.

— Двигатели заряжаются. Двигатели заряжены и готовы. Готовы к прыжку.

— Включите сирену и прыгайте.

Как только клаксон пронёсся по кораблю, Морган и Командор Бересик, стоя по разным сторонам основного иллюминатора, наблюдали, как Росток, корвет класса Фокс, несущий эмблему кулак-и-солнце Федеративного Содружества на борту, исчез из поля зрения, первый Корабль Войны внутренней Сферы, направляющийся, чтобы нести войну в Кланы.


предыдущая глава | Сумерки Кланов-3: Охотники | cледующая глава