home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



17

Боевой Крейсер КВС Невидимая Истина

Зенитная Прыжковая Точка, Промежуточная точка Джунипер

Глубокая Периферия

19 Июля 3059 2045 часов


Трижды процесс переноса Невидимой Истины через физическую аномалию, называемую гиперкосмосом, был повторён на медленном пути Экспедиционного Войска по территории Периферии, известной, как Альянс Внешних Миров. Альянс, как и дюжина подобных ему образований, составлял внешнее кольцо Внутренней Сферы. В отличие от больших Наследных Государств, государства Периферии были в основном неисследованными областями, занятыми авантюристами, пиратами и подлецами. Зажатый между внешним кольцом Синдиката Дракона и Федеративным Содружеством, Альянс судорожно цеплялся за существование. Если бы не увеличивающаяся помощь от более сильных соседей, изоляция и хищные бандиты отправили бы Альянс в агонию много десятилетий назад.

Заняло почти три недели, чтобы Экспедиционное войско проделало свой путь по территории Альянса, избегая систем с большим населением из-за страха инцидентов или, вполне обосновано, предательства. Было хорошо известно, что вторгшиеся Кланы, наконец, сделали несколько шагов по установлению своих собственных агентов разведки, называемых «Наблюдатели». Шпионили ли Кланы в Альянсе или нет, не было известно. Однако Морган Хасек-Дэвион считал, что необходимо избегать ненужных контактов.

В течение нескольких секунд, как Росток исчез из системы Альянса Альфератс, Лейтенант Капитан Фат Нг, главный инженер Невидимой Истины, отрапортовал. — Двигатели он-лайн, готовы прыгать.

— Сэр? — Бересик взглянул на Моргана, доверяя ему командование кораблём на секунду.

Морган кивнул. — Прыжок.

— Так точно, сэр. Прыжок.

Морган знал, что промежутка между слова и не было, по крайней мере, об этом свидетельствовала сирена, пробежавшая по кораблю. Когда Капитан Нг задействовал гигантские двигатели Керни-Фушидо, он почувствовал быстрое, но ощутимое, чувство, пробежавшее по его телу, как будто он прошёл через электростатическое поле. Его зрение замутилось, и звуки хаоса мостика обрушились на дезориентированного человека. Неожиданный, сверкающий цвет и шум взорвался прямо там, поглощая его. Свет и звук, казалось, атаковали его грудь и голову. Ощущения были, как от катапультирования из горящего робота в сумашедшую мечту карнавального клоуна. На секунду показалось, что его разум скоро отключится от перегрузки ощущений.

Потом, так же внезапно, как и началось, штурм на его сознание закончился. Только память о безымянных цветах и лёгкий гул остались глубоко в его голове.

Мигая от световых вспышек, Морган оглядел навигационный дисплей Истины. Строчка цифр и букв сказала ему, что Корабль Войны вышел из гиперкосмоса в правильной точке.

— Основная готовность.

Командор Бересик повторил команду Моргана. Усиленный, металлический голос пробежал по кораблю.

— Основная готовность. Основная готовность. Всем командам занять свои места.

Вновь мостик наполнился звуками и движениями. В этот раз хаос был привычным. По мере того, как каждая секция отзывалась, офицер на мостике подтверждал рапорт, и оживал зелёный индикатор на доске статуса корабля. Как только все индикаторы в отделении загорались зелёным, офицер, ответственный за отделение сигнализировал о готовности.

— Все огневые станции заряжены и готовы.

— Инженеры готовы.

— Доки сообщают, все истребители готовы, и становятся на запуск.

И так литания шла до тех пор, пока Капитан Джошуа Грейстон, исполнительный офицер Истины, перекрикнул гул голосов.

— Командор, все станции приведены в готовность.

Бересик повернулся к офицерам мостика.

— Сенсорные операторы сообщают о всех контактах.

— Сэр, мы засекли только тех, кто принадлежит экспедиционному войску.

— Навигатор, — обратился Бересик к другому технику. — Какова наша позиция?

Офицер проверил несколько цифр, ни одна из которых ничего не говорила Моргану. Он мог видеть с помощью экрана монитора, что флот вышел из гиперкосмоса где-то на внешнем кольце Альянса Внешних Миров у единственной звезды класса М, не имеющей обитаемых планет.

Бересик прервал изучение Моргана звёздной карты.

— Сэр, мы прямо на месте, точно во время. Все команды сообщают о готовности, проблем нет. Нет сенсорных контактов. Я пустил приказ отойти от основной готовности и начать процесс перезарядки.

На противоположном конце 839-метровой Истины начинался сложный танец людей и машин.

В ответ на серию команд, мощные двигатели корабля вышли в режим готовности. Медленно, массивное судно начало вращаться вокруг головы, до тех пор, пока нос не направился прямо на лежащую внизу звезду. Дюзы заработали вторично, заставляя корабль остановиться. Таким образом, двигатели могли быть использованы изредка только, чтобы сохранять положение боевого крейсера.

Не раньше, чем Истина закончила ориентировать себя, сложная система сервомоторов, миомерных мускулов и гидравлических систем начали выдвигать прыжковый парус корабля.

Для новичка термин «прыжковый парус» может быть смущающим. На самом деле никакой не парус, а огромный диск был сложной машиной. Зажатый между тонкими слоями пластика и проволочной паутины лежал чувствительный коллектор, разработанный для сбора солнечной энергии, которая может быть превращена через специально разработанные проводники в энергию для двигателей корабля.

Диаметром примерно в полтора километра, но толщиной только в несколько миллиметров парус истины был чрезмерно деликатным. Развёртка высокотехнологичной паутины была работой не для дураков и торопыг. Хотя многие Прыжковые Корабли теперь снаряжались литиевыми батареями, которые могли бы быть использованы для предоставления энергии для одного прыжка, повреждение парусу может иметь смертельное последствие, особенно для кораблей работающих в одиночку в пустоте между необжитыми системами. Повреждённый парус отрежет способность корабля перезаряжать двигатели. Если парус уничтожается, прыжковый двигатель может быть только перезаряжён вытягиванием энергии от массивных ядерных двигателей корабля.

Этот процесс, в то время как является настолько же эффективным, как и перезарядка парусом, имеет свою собственную очередь проблем. Если энергия от двигателей корабля посылается слишком быстро в прыжковые двигатели, деликатные системы Керни-Фушидо могут быть необратимо повреждены. Капитаны звёздных кораблей, как известно, использовали так называемую «быструю зарядку», особенно в опасных ситуациях, но большинство предпочитали полагаться на более безопасный метод перезарядки двигателей, используя прыжковый парус. Мысль о том, чтобы быть пойманным с разряженными двигателями и сильно повреждённым парусом сама достаточно сильна, чтобы вызвать самые тяжёлые ночные кошмары у космонавтов.

Прошло девятнадцать минут с команды Бересика начать перезарядку двигателей Истины, как вернулся рапорт. — Парус выгружен. Зарядка началась.

Морган посмотрел через мостик на очевидно расслабившегося Бересика. Не будучи космонавтов сам по себе, он не беспокоился так сильно о повреждении паруса, как это делал Командор.

— Я действительно не хочу увеличивать ваши проблемы Командор, но может быть лучше подумать о запуске БАРКАП. Морган улыбнулся, указывая на голографическое представление экспедиционного войска, летящего над огромной массой солнца, распустив хвосты, как гигантские рыбы.

Бересик скривился в ответ и отдал приказ к первичному полётному контрольному центру. Несколькими палубами ниже, в помещении по морской традиции называемом «Полётный», Аэрокосмический Контроль (получивший имя «Воздушный Босс») приказал паре истребителей Истины взлететь.

В течение нескольких секунд два больших аэрокосмических истребителя Буревестник покинули корпус Корабля Войны с помощью корабельной катапульты. Минутой позже вторая пара истребителей была запущена.

Потенциально сильная смесь лазеров и ракет Буревестников делала их логичным выбором для Заградительного Боевого Аэро Патруля. Хотя ни Морган, ни Командор Бересик не ожидали контакта с вражескими войсками, но всегда существовала такая возможность. Если появятся какие-нибудь агрессоры, скорее всего это будут пираты, которые скорее побегут, чем нападут на такой большой флот. Но контакт с Кланами был возможен. Настоящая позиция флота была близка к линии перемирия, и никто не был полностью уверен, как применяется эта линия к зонам вне Внутренней Сферы.

Тонкие иконки, представляющие истребители, появились в голотанке. По мере того, как другие корабли экспедиционного войска запускали своё собственное прикрытие истребителями, появлялось большее количество точек. Наконец двадцать истребителей описывали бесконечные петли вокруг кораблей, которые они были приписаны защищать.

Система была названа промежуточной точкой Джунипер во время фазы планирования операции. Она была неотличима от тысяч таких же в зоне известного космоса и миллионов за человеческой сферой. Звезды М4 и необитаемых планет было слишком мало для привлечения поселенцев.

Именно звезда М4 беспокоила Командора Бересика. Из-за капризов физики, вовлечённых в двигатель Керни-Фушидо, понадобится не менее 205 часов, чтобы прыжковый парус собрал, переработал и сохранил достаточно солнечного излучения, чтобы зарядить энергией прыжковые двигатели флота для следующего перехода через гиперкосмос. Это значило, что флот должен был лежать в дрейфе восемь с половиной дней.

До этой перезарядочной остановки никто не уделял большого внимания времени, в течение которого флот затаится, собирая солнечную энергию, чтобы перезарядить К-Ф двигатели. Теперь на необитаемых просторах Периферии, с опасностью нападения пиратов — или, возможно, даже Клановского рейда — волнение среди офицеров и людей Экспедиционного Войска Змей начало возрастать.

Сперва, эффект был скрыт. Расслабленность и неспособность сконцентрироваться были легко преодолены укороченной вахтой и дополнительным временем, выделенным для проведения на гравитационных палубах корабля. Но, по мере того как шли часы, поднимался и уровень стресса.

До того, как срединная точка зарядочного процесса была достигнута, Капитана Д.С. Стокдайл, капеллана Лёгкой Кавалерии Эридана, уже трижды просили поговорить с пехотинцами, которые запутались в оскорблениях. Последний случай, вызванный несогласием о результате боевой симуляции битвы роботов, бросил двух ветеранов в рукопашную. Стокдайлу при помощи Сержант Майора Йонга пришлось вмешаться в драку до того, как они могли нанести друг другу серьёзные повреждения.

Даже офицеры не имели иммунитета к возрастающему волнению на корабле. Однажды во время смены стражи, Морган попросил Командора Бересика проверить смену расписания для пилотов, летающих на БАРКАП. Как Морган ни старался объяснить свою озабоченность беспокойством о готовности и усталости этих, сильно переработавших авиаторов, Бересик зарычал, спрашивая его, почему он не беспокоится так же сильно о команде корабля.

На борту Бернлада, Прыжкового Корабля класса Звёздный Лорд, принадлежавшем Рыцарям Внутренней Сферы, Пол Мастерс провёл пятнадцать минут, отчитывая своих персональных техников за невыполнение запланированных работ над его Фениксом, которые, как он считал, должны были бы быть сделаны. Когда главный техник Рыцарей услышал, что Мастерс отчитывает техников, он увёл Полковника вниз и задал ему самому весьма хлёсткие упрёки. Во время этой брани, достойной сапожника, техник стал столь разгневанным, что Мастерс забоялся физической атаки.

Эти спровоцированные напряжённостью инциденты стали во весь рост за тридцать часов до того, как флоту пришлось выпрыгнуть из системы.

Пара ШЛ-17Р Шилон, принадлежащих Третьему Ударному Батальону Лёгкой Кавалерии Эридана как раз завершила долгий патрульный виток вокруг Эрриксона, Прыжкового Корабля класса Захватчик, приписанного к Первым Катильским Уланам. По мере того, как они начали выполнять внутренний разворот из патруля, Офицер Леопард Харпул заметил блик на сенсорах там, где его не должно было быть.

— Безумный, у меня неизвестный здесь. — Известный, как «Ёж» за его непослушные, колючие волосы Харпул сообщил о контакте лидеру звена, передавая радиус и принимая надлежащую военную манеру речи. — Он на три-три-семь, метка шестнадцать. Три-девять-ноль и приближается.

Лейтенант «Безумный Стив» Тиммонс, командир звена, взглянул на дисплей. Пятно было слегка выше его плоскости движения на десяти часах. Дисплей сказал ему, что неизвестный был примерно в 300 километрах от него. Сложенная скорость бродяги и его звена значила, что они попадут в его поле зрения через несколько секунд.

По мере того, как Тиммонс наблюдал за дисплеем, яркий след разделился, неожиданно становясь двойным. Ни один из них не показывал Определителя Враг Друг.

— Я взял его, Лео. Плотный захват через минуту.

Тиммонс нажал команду, высылая мощный, закодированный пучок микроволновой энергии. Клёкот запросника должен был бы указать дружественное судно. И на этот раз не было ответа.

— Отрицательный ОВД ответ. Засечён и заряжён, Ёж, вступаем в бой. — Переключая каналы, Тиммонс послал короткое сообщение «Воздушному Боссу» на борт Невидимой Истины.

— Площадка, Площадка, это Эхо Пять. Два бродяги, возможно, бандиты, на один-шесть-семь, метка сорок-пять. Эхо Пять и Шесть начинают.

— Я его засёк. — Произнёс Харпул ещё до того, как Тиммонс закончил свой рапорт. — Компьютер определил их, как Клановские ОмниИстребители, возможно Сабутаи. Восемьдесят процентов вероятности. Цель засечена.

— Ёж, стой... — прокричал Тиммонс, опоздав на полсекунды.

— Ракеты ушли.

По мере того, как крик Харпула нёсся по линии связи, двадцать ракет большого радиуса действия Шигунга покинули срезанный нос Шилоны. В вакууме космоса не было огня от запуска, как это было бы в богатой кислородом атмосфере. Только яркая точка, показанная отслеживающей системой истребителя, спроэцировалась на головной дисплей Тиммонса, помечая путь ракет.

В трех сотнях километров от этого места, сгенерированный компьютером голос прозвучал в ушах Лейтенанта Ричарда Норгана. — Ракеты запущены. Предпринимаем противоракетный манёвр.

Будучи опытным боевым пилотом Норган не нуждался в подобном напоминании. Он заметил след ракет на своём дисплее долей секунды раньше и уже давил на правую педаль. Норган потянул рукоять вправо и вперёд с такой силой, что побоялся сломать его. Левой рукой он перевёл ускорение на полный вперёд.

Мгновенно 75-тонный истребитель откликнулся, падая во вращение вокруг борта.

— Площадка, Площадка, Сьерра Девять под огнём! — прокричал Норган в коммуникатор. Его манёвр отклонения почти сработал. Только три приближающиеся ракеты врезались в фюзеляж его Молота. Разворачиваясь в свою очередь, Норган навёл массивную Императорскую автопушку на атакующего. Цель была вне досягаемости, но это долго не продлится. Ещё несколько секунд на такой скорости и он выпустит шторм разрывных, бронебойных снарядов, способных обезвредить почти любого оппонента, кроме самых тяжёлых, за одну очередь.

— Смутно через гнев от неспровоцированной атаки Норган слышал крики аэрокосмического контроля. Воздушный Босс, казалось, приказывал ему прекратить атаку.

Ещё недолго, смущённый Норган продолжал сближаться с атакующим истребителем, его пальцы застыли над триггером.

— Черт, Сьерра Девять, Я сказал отставить атаку! Твоя цель это друг, я говорю; твоя цель друг. Подтвердить!

Тряхнув головой, Норган отключил орудия корабля.

— Площадка, Сьерра Девять подтверждает, цель дружественная. Прекращаю атаку, но если этот сын лося выстрелит ещё хоть раз, я его отправлю прямо в ад.

Воздушный Босс не ответил на угрозу Норгана. Он был слишком занят, подавляя бунт Офицера Харпула.

— Мне не важно, что твои сенсоры сказали тебе! Ты нарушил все правила вступления в бой! Теперь убирайся оттуда, я говорю, прямо сейчас!

Харпул пытался протестовать, но Босс не принимал его.

— Мне плевать, кто ты, Кавалерист, Ком Гвардеец или кровавый Король Кашмира. Ты чуть не развязал самую большую перестрелку по эту сторону Токайдо. У тебя приказ, Мистер, и если ты не появишься в моем офисе в течение получаса, ты будешь счастлив, если хоть когда-нибудь ещё сядешь в истребитель. Понял?

Фыркнув от отвращения, Командир Франк Казева стряхнул свои наушники и отбросил их на коммуникационную панель, отрезая мрачный голос Харпула.

— Денни, соедини меня с мостиком.

Часом позже, Харпул и Тиммонс стояли в напряжённом внимании в офисе Воздушного Босса. Казева прохаживался взад вперёд перед ними. На твёрдых стульях с прямой спинкой, выстроившихся вдоль стены, сидели Ариана Винстон, Командор Бересик и Морган Хасек-Дэвион. Присутствие трех главных офицеров сказало пилотам, что они попали в очень глубокую передрягу.

— Хорошо, ребята, — голос Казева был угрожающе спокоен. — Ну и как вы дошли до того, чтобы атаковать Молота Ком Гвардии?

— Сэр, это была моя ошибка, — начал Лейтенант Тиммонс. — Я был ведущим в звене. Это на мне лежит ответственность за то, чтобы быть уверенным в природе контакта перед вступлением в бой.

— Это всего лишь слова, Лейтенант, и вы знаете это. — Казева сделал неожиданный разворот, его лицо оказалось в десяти сантиметрах от лица Тиммонса. — Этот герой был слишком быстр с триггером, слишком быстр для его первого убийства. Не так ли, Харпул?

— Нет, сэр, — ответил Ёж, с трудом поднимая глаза, чтобы посмотреть на Босса. — Компьютер дал восемьдесят процентов вероятности, что эти цели были Сабутаи. Не было ответа по ОДВ, и мы сближались слишком быстро, чтобы дать им шансы проникнуть мимо нас.

— Так что вы отбросили Правила Столкновения и сделали все по-своему, не так ли?

— Ну... нет, сэр. Видите ли...

— Вам приходилось читать напечатанные правила, Мистер Харпул? Вы читали то место, где написано, что в случае неопределённого контакта, пилоты должны провести визуальный контакт с неизвестными перед столкновением?

— Да, сэр, но...

— Тогда кто вы, Харпул, предатель или дурак? — Казева взглянул на молодого офицера, его лицо обратилось в маску гнева. Когда он заговорил вновь, его голос был ровным, его эмоции вернулись под контроль.

— Вы, джентльмены, списаны на землю до дальнейшего решения. В ближайшее время, я хочу, чтобы вы принесли мне переписанную от руки копию Правил Столкновения и рисунки каждого типа истребителя и Шаттла в нашем экспедиционном войске. Когда вы покончите с этим, вы можете принести мне изображения всех типов Клановских ОмниИстребителей. Как только я удостоверюсь, что больше не будет повторения подобного «несчастного инцидента», тогда, может быть, только может быть, я рассмотрю ваше возвращение в статус пилотов.

Казева вопросительно посмотрел на старших офицеров перед ним, молча спрашивая, могут ли они добавить что-то ещё. Хотя ни один из трех не ответил, Босс знал, что Ариана Винстон подберёт какую-нибудь специальную работу для пилотов, когда те вернутся на борт их судна.

— Отлично, убирайтесь с глаз моих долой.

Тиммонс и Харпул отсалютовали, взмахнув руками над головой, и покинули офис.

Винстон села, глядя на закрытую дверь. Потом, усмехнувшись, она поднялась на ноги, тряся головой.

— Спасибо за то, что не был слишком груб с ними, Босс.

— Я бы отпустил их, — сказал Казева, тяжело садясь за стол. — Молоты ужасно похожи на Клановские Сабутаи, даже на сканерах. Они почти того же размера, той же массы, почти той же конфигурации. Потом, когда я получил данные об осмотре Сьерры Девять, я почти решил отпустить их. Но неработающий датчик ещё не причина для нарушения Правил.

Когда Сьерра Девять вернулась на базу Алькмара, техники обнаружили, что транслятор Молота не работал. Сплав защиты такого нежного инструмента сгорел вскоре после старта. Без помощи этого электронного идентификационного устройства, у Звена Эхо не было пути определить неизвестный след сенсора, кроме как проведя визуальный контакт. В большинстве случаев, ко времени, когда истребитель мог видеть другой, определение другого уже было бы налажено либо огнём пушек, либо путём голосового контакта.

— Хорошо, Я рада, что вы не отпустили их, — ответила Винстон. — Нам повезло в этот раз. Следующий раз, мне бы пришлось покупать Ком Гвардии несколько новых истребителей.

— Я думал о том же, — сморщился Босс, — только это МНЕ пришлось бы покупать.

На следующий день, когда Тиммонс и Харпул, работали над рисунками, корабли Экспедиционного Войска Змей свернули паруса и прыгнули.


предыдущая глава | Сумерки Кланов-3: Охотники | cледующая глава