home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



27

Боевой Крейсер КВС Невидимая Истина

Безымянная Звёздная Система

Глубокая периферия

15 Декабря 3059 1925 часов.


Морган начинал чувствовать себя зрителем, наблюдая битву, разгорающуюся вокруг него, отображаемую в миниатюре с малейшими деталями голотанком Невидимой Истины. Хотя он знал, что мужчины и женщины боролись за жизни на кораблях, представленных невещественными миражами, плавающими вокруг него, он чувствовал себя, как будто он стоял в тумане грандиозной голографической игры. Он часто слушал слова критиков, что война становится спором, разыгрываемым на компьютерах, генералами, которые ценили жизни своих людей не больше, чем сумму электронных нулей и единиц, разбросанных вокруг детьми, играющими в Бессмертного Воина. Морган никогда по-настоящему не верил обвинениям тех, кого он называл толпой, вопящей о «мире-любой-ценой-так-долго-пока-МНЕ-не-придётся-платить-за-него». Но здесь, стоя в середине голографического изображения битвы, внося в неё только своё присутствие, он задумывался, не могли ли быть эти критики быть в чем-то правыми. Он боялся, что дни честных боев прошли. Они умерли жестокой и шумной смертью века назад.

Ну что ж, мушкеты и пушки, заряжаемые ядрами, ушли, их заместили лазеры и ПИИ. С ними ушли последние остатки романтики, изображение «тонкой красной линии» и бой за великую Идею.

Морган зло тряхнул головой. «Соберись, отбрось это. У тебя все ещё есть работа, которую необходимо сделать», сказал он себе, хотя и не имел представления о том, в чем заключалось его дело прямо сейчас.

Наблюдая за холодным, смертоносным танцем Кораблей Войны и истребителей через электронный дисплей голотанка Невидимой Истины он ощущал странное, чувство оторванности, отделенности, которую он не любил. Было слишком просто смотреть на изображение боевых судов и видеть в них простые объекты. Было слишком легко забыть, что там были люди на борту этих кораблей, представленных тонкими, мигающими картинками, мужчины и женщины, за которых ОН нёс ответственность.

Вновь горящее чувство замешательства поселилось в его сердце. Он был воином всю свою жизнь, воином привыкшим брать поводья битвы в свои руки. Теперь, здесь, на борту самого мощного Корабля Войны, когда-либо построенного человеком, он был не более чем зрителем.

Несколько раз Морган открывал рот, чтобы отдать приказ или высказать мнение, но закрывал его, слова застывали непроизнесенными. Он был полностью не в своей области. Его обширные тактические знания, собранные за долгие года боев и командования, были построены на наземных действиях Роботов. В битве между громадными кораблями, все это было бесполезно.

Кратко он рассмотрел возможность покинуть мостик, оставляя управление битвой в, безусловно, способных руках Командора Бересика.

Нет, черт подери, — зло он сказал себе, когда замешательство достигло предела в его мыслях. Я все ещё командир этого экспедиционного войска, моё место здесь.

Возвращая своё внимание вновь на поле боя, он наблюдал, как Клановский Смерч завращался вокруг своей большой оси, подставляя Невидимой Истине относительно неповреждённый борт. Корабль Войны вступил в близкий бой, который одновременно напоминал и грациозный вальс, и грубую рукопашную. Клановский Смерч, обладая превосходящей скоростью и манёвренностью, танцевал вокруг огромного боевого крейсера, укалывая шкуру Истины с помощью орудий, лучше подходящих для уничтожения истребителей, чем для атаки флагманского корабля. Канониры Истины делали все, что могли, чтобы отвечать на залпы ракет и лазерного огня, но капитан Клановского корабля умудрялся избегать самых сильных атак крейсера.

Дважды Истине удалось сделать ужасный по своей разрушительности бортовой залп по вращающемуся разрушителю, но тяжёлая броня Смерча притупляла большую часть повреждений. Это было похоже на битву кота и медведя. Кот был быстрым, более злым, но медведь сильнее и ему нужен только один хороший удар.

— Он опять поворачивается! — прокричал тактический офицер Истины. — Пушки ведут огонь.

На втором мониторе Морган видел мгновенные вспышки, появившиеся на борту Клановского Корабля Войны.

Один из членов команды даже успел сострить о чем-то до того, как залп снарядов автопушек ударился в бок Истины.

Броня затряслась. Невидимая Истина колыхнулась от взрыва снарядов. Истина ответила на атаку залпом ПИИ.

Поток высокоэнергетичных протонов врезался в броню разрушителя, как паяльная лампа. Корабль затрясся под ударом, как будто не сумев перенести огонь, разрушающий его ферро-карбидную кожу. Тонкая броня удержалась, но дымящийся кратер, появившийся рядом с вторичной системой сенсоров, сказал, как тяжело он был поражён.

— Пилот, двадцать градусов по правому борту. Всем орудиям, огонь по наводке! — прокричал Бересик. Секундой позже пара серых ракет покинула внешнюю оболочку Истины, освобождаясь от пусковых рельс. Шестнадцать долгих секунд Морган наблюдал, как огни двигателей ракет прожигали свой путь через пространство между Невидимой Истиной и Клановским разрушителем. Потом, появился краткий взрыв яркий, как огонь спички. Потом пропал.

— Ракета номер один перехвачена и уничтожена, — сообщил офицер ракетного контроля. Ударом сердца позже ярчайший огненный шар засиял в пространстве, расширяясь до тех пор, пока, как показалось, не заполнил весь вражеский корабль.

— Номер два, прямое попадание.

До того, как Смерч смог оправиться от эффекта взрыва боеголовки ракеты, огненный шторм частиц, лазерного и пушечного огня ворвался в оболочку. Броня разлеталась кусками, равными по размеру большой машине.

— Сенсоры показывает огромное повреждение цели. — отрапортовал техник по сенсорам.

— Выведите это на экран, — скомандовал Бересик. Как только оператор выполнил приказ, Бересик встал со своего места.

Броня Клановского Корабля войны была пробита. Застывшее облако кристаллов льда вылетало из глубоких дырок, достигающих пространства для персонала. Миниатюрные молнии, вылетавшие из разорванных силовых установок, играли на краях громадных шрамов в оболочке. И по всему шестисотметровому корпусу огни горели через разбитые иллюминаторы и пробоины. Все это выглядело, как будто, разрушитель поглощал себя в смертных муках.

— О мой Бог. — Шёпот Морган казался молитвой о ужасающем корабле.

Без контроля Клановский Смерч заваливался на правый борт, кувыркаясь в то же время через голову.

Бересик переключил что-то на своей командной консоли.

— Смерч, это Корабль Войны Звёздной Лиги Невидимая Истина. Покидайте ваше судно. Мы подберём выживших.

Ответа не было.

— Смерч, нет времени для вашего Клановского героизма. Ваш корабль мёртв, позвольте нам подобрать выживших... Смерч, вы слышите? — Ругаясь, Бересик опустил свой кулак на панель, включая громкую связь. — Этот дьявол, кровавая Клановская сволочь. Он не отвечает даже, чтобы спасти свою команду.

— Командор, наша система связи вышла из строя, — прокричал вдруг матрос.

— Что?

— Сэр, эта последняя атака ударила по основным коммуникационным устройствам, сорвала подчистую антенны. Ремонтные бригады говорят, что смогут починить это, но им придётся подождать до тех пор, как мы выйдем из битвы.

— Черт. — Вновь Бересик ударил кулаком по консоли. — Воздушный босс, запускайте Шаттлы Целостность и Честь. Целостности следует быть рядом с Истиной, чтобы играть роль передатчика сообщений. Честь будет собирать выживших.

Казалось, прошло много времени до тех пор, как Шаттл класса Юнион, принадлежащий Истине, был отделен от стыковочных колец и ещё больше до того, как был установлен лазерный коммуникационный канал между передаточным кораблём и его партнёром. Такая система была медленной и неуклюжей, но, используя коммуникационные системы дальнего радиуса действия Целостности, Бересик мог поддерживать контакт с остатком Экспедиционного Войска.

Сумев понять, но, не сумев привнести что-нибудь в деликатный процесс сравнивания скоростей и направления между 900, 000 -тонным Кораблём Войны и Шаттлом, весящим менее чем один процент от этого, Морган обратил своё внимание, испытывая некоторого рода удивление, на умирающий Смерч.

Честь двигалась почти с самой малой скоростью по направлению к горящему разрушителю. В нескольких точках вдоль флангов и спинных частей корабля, Морган видел тонкие спасательные лодки, отчаливающие прочь, их уход подсвечивал огонь пожирающего себя корабля. Он насчитал шесть маленьких спасательных кораблей. Он знал из своего опыта на борту Невидимой Истины, что спасательные шлюпки обычно несли только полдюжины пассажиров, хотя десять и могли бы вместиться на борт, если выжившие надеялись, что их скоро подберут.

«Шестьдесят человек». Морган опустил голову в ужасе. « Шестьдесят из скольких? Бересик говорил мне, что вдвое больше на борту одного Рейнджера».

Осторожно Честь пробиралась через расширяющееся поле вращающейся брони, разбитых структурный частей и другого мусора. Дважды она полностью останавливалась, чтобы спасательная шлюпка вплыла в пустой отсек для истребителей. Смелостью было то, что Шаттл шёл в пяти сотнях метров от повреждённого Клановского Смерча. Конечно, Капитан Чести знал, что горящий разрушитель мог взорваться в любую секунду. Однако он держал свой корабль близко к разрушенному Кораблю Войны, в то время как шлюпки сделали ещё по два захода каждая.

Потом, после того, что показалось Моргану вечностью, Честь ушла от Клановского разрушителя, Морган почувствовал странную усталость в груди. Он понял, что задерживал дыхание, желая Шаттлу благополучно уйти от Корабля Войны.

— Сообщение с Чести, Командор, — произнёс техник. — Капитан Зеко сообщает о девяносто шести спасённых со Смерча, включая и Капитана. Некоторые сильно ранены. Выжившие сообщили, что имя корабля было Урсус.

— Отлично. Пусть их переведут к нам на борт. — Сказал Бересик. — Поместите раненых в госпиталь и заприте остальных в четвёртом грузовом трюме.

Морган наблюдал за тем, как призрачное изображение Харуны мигнуло, когда взрыв огня автопушек возник на её боку. Его ограниченные знания флотских боев говорили ему, что фрегат Синдиката был в основном кораблём защиты от истребителей. Большая часть оружия была разработана для противостояния атакам малых кораблей, а не для обмена ударами с другим кораблём такого класса. Только факт, что к ней присоединилась пара штурмовых кораблей, спас Харуну от получения очень серьёзных повреждений.

По мере того, как он наблюдал, массивный фрегат качнулся, пересекаясь с оппонентом. Несмотря на своё собственное разочарование от неспособности присоединиться прямо к бою, Морган не мог не восхититься тому, как Капитан ДеМойзе управлял кораблём. Вспышка зажгла экран, когда один Авенджер, разогнался, начиная свою атаку против боковой стороны Смерча, усеянной батареями орудий. Разрушитель, должно быть, видел, как диск Шаттла начал движение, потому что он направил огонь ПИИ и лазеров прямо в атакующий корабль. Уже повреждённая броня разлетелась, разрушаясь под мегаджоулями энергии лазерных пушек разрушителя. Авенджер пролетел мимо Клановского корабля, чудом избежав столкновения.

— Командор, Хаинан сообщает о серьёзных повреждениях всех основных систем, Капитан Чхо мёртв, орудийная система мертва. Лейтенант Киндиг приказывает оставить корабль.

Морган почувствовал острую боль, когда голографическое отображение штурмового Шаттла класса Авенджер, мигнув, превратилось в серую тень. По мере того, как сенсоры Истины отслеживают разрушенное судно, голотанк будет продолжать показывать его положение. Довольно скоро спасательные команды прибудут туда, надеясь подобрать выживших с Хаинан.

Картинка Смерча мигнула, когда Харуна протрясла его до основания бортовым залпом.

— Он не продержится долго, — сказал Бересик, показывая на Клановский Корабль Войны и уделяя секунду Моргану. — Смотрите, Харуна повторяет свой ход. Через пару секунд она сотрёт Клановца.

Очевидно, Клановец понял это тоже.

— Неизвестный Звёздный Корабль, это Звёздный Капитан Манфред Снука, командир разрушителя Огненный Клык. — Голосовое сообщение раздалось из громкоговорителей Истины. — Мой корабль больше не может эффективно биться. В соответствии с вашей заявкой я прекращаю битву. Моя команда и я являемся вашими связанными.

— О-Очень хорошо, Звёздный Капитан. — Моргану показалось, что ДеМойзе был не готов к такому заявлению. — Заглушите двигатели и орудия. Приготовьтесь к прибытию абордажной команды.

— Будет как вы сказали. — Усталость, смешанная с несломленной гордостью, окрасила его ответ. — Мой корабль и я теперь ваши, как изорла.

Когда коммуникационный канал прервался, тихий смешок застрял у Моргана в горле.

— Что смешного, сэр? — спросил Бересик, смущение проступило на его лице.

— Хорошо, Алайн, — Морган повернулся к позабавившему его офицеру. — Вы не уверены, что Координатор позволит им оставить этот корабль, не так ли? Не говоря уж о команде.

— Ну что ж, сэр. — Бересик ответно улыбнулся. — Бусидо действительно позволяет брать добычу. Оно также позволяет оставлять пленных в роли слуг. Но, что-то мне говорит, что Теодор Курита собирается просить Огненный Клык, как его долю.

— Кровавый Ад! — Мерсия Уинслоу сжала зубы, когда серия взрывов потрясла Рейнджер. — Этот Клановский подонок не собирается сдаваться. Мр. Хельд, Вы можете подвести нас под него?

— Я пытаюсь, Капитан. Он просто немного быстр для нас.

На самом деле Конгресс был даже немного медленнее, чем старый разрушитель класса Лола. Громадный опыт его команды давал иллюзию скорости. Уинслоу и её команда были натренированы так хорошо, как только можно в Ком Гвардии, прошли обучение даже в полностью правдоподобной контрольной комнате, устроенной в тренировочном комплексе глубоко под Горами Ордерс. Но не было замены боевому опыту. Клановцы бились друг с другом в течение многих лет и изучили детали звёздных боев в настоящих схватках. Уинслоу и её команда учились прямо сейчас.

Неожиданно, Конгресс выстрелил из всех своих боковых орудий, что заставило горбатый корабль медленно повернуться. Огонь автопушек вырывался из огневых отсеков, выбрасывая облака снарядов через пустоту космоса. Бессознательно Уинслоу мигнула, приготовившись к новому взрыву. Потом она поняла, что Клановец стрелял не в Рейнджера.

Там, выдвигаясь с правого борта фрегата, появился изношенный силуэт Звёздного Света. Разрушитель Класса Эссекс, наконец, провёл ремонт повреждений, нанесённых бортовым залпом Клановца. Огонь вырывался с носа и передней брони Звёздного Света даже, когда автопушки Клана покрыли броню дымящимися кратерами. Ракеты покинули свои пусковые установки, прибавляя разрушения, к уже нанесённым внешней оболочке Конгресса.

Используя преимущество того, что корабль Клана был временно занят Звёздным Светом, Уинслоу приказала своему кораблю двигаться прямо под фрегат. Менее чем в сорока километрах от него, каждое орудие в боковой батарее Рейнджера выстрелило в нижнюю четверть врага.

Сенсоры показали, что враг получил серьёзные повреждения брони, но мало открыли информации о том, какие системы могли быть повреждены внутри судна.

— Полный назад.

В ответ на возбуждённую команду Уинслоу пилот Рейнджера опустил руку на свою контрольную панель. Со скоростью, способной заставить флотского офицера времён голубой воды стать зелёным от зависти, массивные двигатели корабля перешли от «полного вперёд» к режиму «полному назад». Рейнджер затрясся, когда квартет внутрипланетных двигателей Роллс ЛеФей остановили корабль прямо под корпусом фрегата.

— Мр. Фонтаназза, ещё удар! — прокричала Уинслоу.

— Капитан, его орудия отключаются.

— Отставить. — Уинслоу чётко махнула рукой офицеру по вооружению, как раз вовремя успев отложить залп по Конгрессу.

— Он связывается с нами.

— Командующему офицеру разрушителя Лола III Звёздной Лиги. Я, Звёздный Полковник Алонсо Жильмуар из Клана Призрачных Медведей, Капитан Корабля Войны Сияющий Коготь. Мой корабль был обезврежен. В соответствии с заявкой вашего командира я приношу себя и своих людей, как связанных, вам и вашему Клану.

— Звёздный Полковник, это Капитан разрушителя Рейнджер Мерсия Уинслоу. — Ответила Уинслоу, используя стиль речи Клановского офицера. — Я принимаю вашу сдачу и заявляю, что с вами и вашими людьми будут хорошо обходится. Оставайтесь на месте до прибытия призовой команды.

Уинслоу взмахнула рукой, сигнализируя технику оборвать связь. Глубоко вдохнув, она задержала воздух на несколько секунд, потом выпустила его единым долгим выдохом. Чувствуя усталость в шее, она тяжело повернула голову, массируя сведённые мускулы.

— Свяжите меня с флагманом.

— Ну что ж, Маршал, наши потери были малы, много меньше, чем я ожидал, — произнёс Командор Бересик, сверяясь с записями, отображёнными на настольном компьютере.

Несколько часов прошло с тех пор, как последнее судно Клана было захвачено Экспедиционным Войском Змей. За это время команды Кораблей Войны Внутренней Сферы делали все, что могли, что вернуть свои суда в строй. Как только ремонт начался, Морган созвал встречу всего командного состава, которая должна была состояться в комнате для брифингов Невидимой Истины. Первой темой в повестке дня была та, которую Морган ненавидел больше всего — подсчёт потерь и повреждений. Являясь командиром флотских ресурсов экспедиционного войска, Командор Бересик взвалил ответственность за эту часть на себя.

— Семь аэрокосмических истребителей, четыре из которых принадлежат Ком Гвардии, или были уничтожены, или повреждены так, что ремонт невозможен. Из них три пилота уцелели, хотя Лейтенант Бхарие потерял правую руку, — начал Бересик.

— Один Шаттл класса Авенджер был уничтожен в бою с Огненным Когтем. Половина команды спаслась, но большинство из них ранены. Капитан Чхо потерян, сообщалось о его смерти. Наши полные потери: двадцать шесть мертвы, тридцать два ранены, четыре потеряны. Я не думаю, что мы сможем найти кого-нибудь из пропавших живыми.

Бересик приостановился, давая Моргану время оценить удивительно низкий уровень потерь.

— Потери кораблей были немного тяжелее. Как я сказал, мы потеряли семь аэрокосмических истребителей и один штурмовой корабль. Именно последний заботит меня сильнее всего. К счастью, там не было сил специального назначения на борту. В следующий раз мы можем и не быть так удачливы. Харуна, Звёздный Свет и Рейнджер получили тяжёлые повреждения, в основном по броне. Это не может быть отремонтировано в поле. Звёздный Свет потерял свой второй ПИИ после удара ракеты. Это не может быть отремонтировано в полевых условиях. У нас есть хорошие заплатки. Инженеры сказали мне, что они планируют поставить большую броневую заплатку над повреждённым местом. Как вы знаете, Невидимая Истина потеряла основную коммуникационную антенну. Прямо сейчас нам удаётся сохранять связь с остатками войска через промежуточный корабль. Мы вернёмся в эфир через несколько часов.

— Что с кораблями Клана? — впервые заговорила Ариана Винстон. Являясь вторым человеком в командовании, её присутствие на встрече было необходимо, хотя она чувствовала себя неудобно, наблюдая битву с безопасного расстояния с борта Геттисбурга.

— Прыжковый Корабль Захватчик можно вычеркнуть. Его инициатор поля выглядит как кусок современного искусства. — Бересик улыбнулся. — Кажется, что капитан Уинслоу поняла мой приказ отнять у корабля возможность делать прыжки слишком буквально.

— Огненный Клык является наименее повреждённым из Кораблей Клана. Он потерял несколько орудийных доков, и обе батареи автопушек. Основная проблема в прыжковом парусе. В нем дыра размером с Монтану. Мы можем попытаться починить его, но я не уверен в результатах.

— А что если использовать паруса, которые они отбросили перед битвой? — Предложил Пол Мастерс. — Или один из парусов транспортника.

— Может быть, — кивнул Бересик. — Другой Смерч, Урсус, отрезал паруса, и, может быть, один ещё дрейфует рядом. Никто не сообщал о нахождении его во время битвы. Проблема в том, что каждый корабль разработан для использования прыжкового паруса определённого размера. Меньше, чем этот и вы никогда не получите хорошего заряда, чтобы прыгнуть. Больше, и вы не сможете свернуть его. Придётся или ремонтировать парус Огненного Клыка или искать парус Урсуса.

— А что с Конгрессом?

— С ним все много хуже. Его часть по правому борту весьма хорошо разбита. Один из стыковочных отсеков разлетелся на части. Потеряна большая часть задних и боковых орудий, маневровые двигатели по правому боку весьма покорёжены. Чтобы завершить все это, скажу, что броня выглядит, как кусок сыра.

— Сколько времени займёт устранение неисправностей.

Бересик несколько раз нажал клавиши своего компьютера, потом сказал. — Пятьдесят два часа, принимая, что все пойдёт хорошо и больше Клановцев не появится.

— Что с перспективами?

— Я бы сказал пятьдесят на пятьдесят. Огненный Клык и все наши суда определённо могут быть отремонтированы. Сияющий Коготь? Ваше предположение также хорошо, как и моё. И, как я сказал, транспортник может быть отправлен на кладбище.

— Хорошей новостью является то, что мы захватили дюжину ОмниИстребителей относительно неповреждёнными. Нам также удалось взять несколько повреждённых Юнионов-С и неповреждённый Шаттл класса Палаш.

— Я хотел спросить о нем. — Морган положил свои локти на стол. — Почему они не запустили этот Шаттл?

— Они не могли, — усмехнулся Бересик. — Это одна из редких вещей. Ракета, которая пробила оболочку Зимнего Ветра, повредила стыковочный модуль. Они не могли заставить разжаться стыковочные замки, так зажало их. Займёт примерно двадцать часов, чтобы только освободить его.

— Есть ещё кое-что, — вмешался Майор Риан. Он объяснил, что в то время как они обеспечивали безопасность Клановского корабля, Команда Пять проникла в пойманный Палаш. В его отсеках для Роботов, солдаты специальных воск обнаружили Звезду новых ОмниРоботов. Грузовой Трюм Шаттла был занят несколькими тоннами необходимых частей, включая боеприпасы для автопушек и ракетных установок.

— Хммм, это могло бы быть бонусом. — Морган посмотрел на Эндрю Редбурна. — Что ты думаешь Эндрю?

— Да, это так. — Редбурн слегка скривил губы в довольной усмешке. — Я пошлю техников работать над этим, как только эти Роботы будут переведены на наши корабли.

— Подождите, Морган, — зло вскричала Маршал Брайон. — Почему эти ОмниРоботы должны быть приписаны к Катильским Уланам, а не к другому подразделению? Я не видела, чтобы кто-нибудь из них захватывал Клановские Корабли Войны.

— Ну что касается этого вопроса, Маршал Брайон, — произнёс Редбурн, — я не видел и никого из вашей Лиранской Гвардии там.

Морган увидел, как алая краска поползла вверх по шее Лиранского офицера, и вмешался. Он информировал Брайон, что ОмниРоботы не были автоматически приписаны ни Уланам, ни кому-то ещё. — Я просто хочу, чтобы их проверили, я верю, что мои собственные техники сделают работу правильно. У вас есть проблемы, Шарон? Кроме того, если говорить о том, кто на самом деле захватил Роботов, то Майор Риан имел бы первую команду ЭУДК экипированную Роботами. Не так ли Майор?

— Ну что ж... — Риан понизил голос, оставляя у командного состава странное впечатление от улыбки я-знаю-то-что-вы-не-знаете.

— Ну и что это значит? — Потребовала Брайон.

— Давайте-ка, вернёмся к делам. — Морган слегка пристукнул кулаком правой руки по столу. — Мы можем отложить игры в кошки-мышки на потом, правильно?

— Прямо сейчас у нас есть большая проблема, чем та, что связана с тем, кто получит Звезду Клановских роботов и как много времени займёт ремонт. В результате битвы мы сейчас... обладаем, я думаю это правильное слово, приблизительно тремя сотнями связанных. Большая часть из них техники, учёные и рабочие. Только несколько дюжин из них являются воинами. Вопрос в том, что нам делать с ними?

— Больше, чем это Маршал, — тихо произнёс Бересик, боясь реакции тех из командного состава, кто противостоял идее о взятии пленных. — Записи, взятые на Огненном Клыке, показывают, что это была переброска персонала. Там находилась почти тысяча гражданских Клана Призрачных Медведей на борту Зимнего Ветра и тех двух Юнионов.

Комната взорвалась удивлёнными вздохами и восклицаниями.

— Если я понимаю культуру Клана правильно, Клановские гражданские не подходят под клятву-связь, — объяснил Морган. — Но те, кто дал слово, будут держаться его, как будто они являются воинами. Они бы скорее умерли, чем нарушили слово. И я уверен, что они скорее станут нашими связанными, чем встретят ещё более страшную судьбу в глубоком космосе.

— Простите, Маршал, но я бы не дал и крысы за это. — Капитан Монтьяр выбросил свои руки в жесте отказа. — Клятва или нет, я просто не могу довериться Клановцу.

— Я тоже, — согласился Риан.

Пол Мастерс, все ещё переживающий факт, что с ним не проконсультировались о судьбе лидеров пиратской банды, быстро высказал своё мнение. — Те, кто даст нам клятву, не будут опозорены. Я говорю, мы примем их.

— Это правильно, Сэр Мастерс, — вмешалась Ариана Винстон. — Но что с остальными? Что будет с техниками и гражданскими? Я хочу знать, что с ними случится, до того, как мы пойдём дальше.

Морган устало тряхнул головой. — Генерал Редбурн и я разработали крайние меры, — произнёс он. — Мы надеялись, что это никогда не пригодится, или, по крайней мере, до тех пор, пока мы не обсудим её с вами. Мы планируем задержать пленных, которые не захотят работать с нами, до тех пор, пока не впрыгнем в следующую систему с обитаемыми планетами. Там их переместят на Шаттлы и высадят на землю.

— Хорошо, Генерал, — Винстон тяжело кивнула. — Я принимаю это.

— Простите, Маршал, — отрезал Монтьяр. — Но я не вижу мудрости в сохранении врага, который пытался убить тебя, и в том, чтобы сделать из него доверенного слугу.

До того, как Монтьяр смог продолжить, Мастерс, разозлившись, вскочил на ноги. — Бешеная Лиса? Ух! Это хорошее описание. — Неожиданно Мастерс сделал бросок. Никто из командиров не смог среагировать, когда Рыцарь бросил тяжёлый автоматический пистолет Ругана на стол напротив Монтьяра. Пистолет лежал там, сияя в рассеянном свете, идущем от панелей на потолке. — Если вы столь озабочены желанием видеть их мёртвыми, почему бы вам не сделать это самому?

На несколько секунд разозлённый взгляд Монтьяра метался между Мастерсом и его пистолетом.

— Проклятье, хватит. — Морган заорал, вскакивая на ноги. Схватив оружие, он вынул пятнадцатизарядный магазин, передёрнул затвор, чтобы достать патрон из ствола и толкнул по столу пушку назад владельцу с силой достаточной, чтобы заставить Рыцаря ловить его.

— Мы уже говорили об этом. Как вы думаете, что это? Общество Кровавой Церкви? Я командир этой ВОЕННОЙ операции. ВЫ являетесь моими ПОДЧИНЁННЫМИ. Вы БУДЕТЕ подчиняться моим решениям, или я подведу большую часть из вас под военный трибунал.

— Эти Клановцы соединены клятвой с экспедиционным войском, и мы будем обходиться с ними соответственно. Кто-то из вас не хочет, чтобы они работали на ваших судах или с роботами? Отлично, вам не придётся их терпеть. Если придётся, я припишу все три сотни из них к моему персональному техническому составу. С теми, кто не захочет быть частью этого экспедиционного войска, будут обращаться в соответствии с Аресскими Конвенциями. Мы будем задерживать их до тех пор, пока не достигнем обитаемой системы, где их высадят.

— Это... все.

— Теперь, убирайтесь с глаз моих долой.

Морган тяжело опустился в кресло, не отвечая на салюты и прощания уходящих командиров. Вскоре остался только Алайн Бересик.

— Хорошо, Маршал, — произнёс Бересик, открывая карман своего прыжкового костюма. — Всё выглядит, как будто экспедиционное войско впервые выиграло битву в этой войне.

Кивнув, Морган устало откинулся в кресле, принимая и попытку изменить тему, и предложенную победную сигару.

— Да, Командор, мы выиграли прелестную битву, но нам улыбнулась удача. В следующий раз, когда мы скрестим мечи с Кланом, удача может и не встать на нашей стороне.


предыдущая глава | Сумерки Кланов-3: Охотники | cледующая глава