home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



28

Боевой Крейсер КВС Невидимая Истина

Глубокая Периферия

16 Декабря 3059 1000 часов.


Пятнадцать часов спустя первого основного сражения Экспедиционного Войска Змей работа по ремонту повреждённых в бою кораблей, наконец, началась. Сэр Пол Мастерс и Полковник Самуэль Кингстон отстаивали точку зрения, что необходимо немедленно покинуть эту звёздную систему. Офицер Капеллана рекомендовал вернуться в последнюю точку, посещённую экспедиционным войском. Несмотря на всё нежелание соглашаться с Ляолистом, Моргану пришлось признать, что в словах Кингстона была доля истины. Он считал, что они уже раз встретили корабли Клана в этой системе, а потому не следует рисковать. Войско победило только потому, что, как он сказал, они «свалились на Клановцев».

Командор Бересик уверил командный состав, что, назначив неповреждённый Росток и Эмеральд на несение стражи, а также, запустив истребители в качестве прикрытия, они бы получили достаточно времени, чтобы или выпрыгнуть из системы, или приготовиться к бою.

Самый большой приоритет был предоставлен работам по поиску прыжкового паруса Урсуса. Несмотря на его громадный размер, было очень сложно обнаружить полимерный диск. Будучи толщиной только в несколько миллиметров, сделанный из абсолютно чёрного, поглощающего энергию материала, парус не проявлялся на сканерах. Требовался детальный визуальный поиск и большая доля удачи, чтобы засечь дрейфующий парус. К счастью, нежная материя не получила больших повреждений. Парус был доставлен обратно к флоту. И облачённые в рабочие силовые костюмы инженеры начали присоединять его к захваченному Огненному Клыку.

За время поиска прыжкового паруса были обнаружены остатки двух потерянных истребителей КомСтар. Один был столь сильно повреждён, что спасательной команде пришлось срезать корпус лазерным лучом, чтобы открыть кабину. Как и предполагалось, пилот был мёртв и также сильно повреждён, как и его Рапира. На втором истребителе было видно только несколько шрамов. Когда спасатели открыли люк, они увидели, что тело пилота было неповреждено, не считая маленькой, глубокой раны на левой ноге. Как показал осмотр тела, тонкий кусок стали, не больше ногтя большого пальца, пробил костюм, вошёл в тело, повредив бедренную артерию женщины-пилота. Данные о полёте показывали, что она пыталась вернуться на Рейнджер, когда потеряла сознание от потери крови. Очевидно, что враг решил, что дрейфующий Хеллкет больше не представляет опасности, и Лейтенант Деби Петрилло умерла от потери крови.

Не было обнаружено никаких следов остальных истребителей, потерянных в этой «Трафальгарской Битве», как стали называть её члены экспедиционного войска. Спасатели сдались через двадцать часов, считая, что корабли или были разбиты так, что превратились в нераспознаваемые куски стали, или уничтоженные истребители просто вышли за границы поиска.

Единственное событие осветило этот серый и разочаровывающий поиск. «Барсук» Сарти, тяжело раненый в битве, был спасён среди остатков Шаттла Клана. Молодого пилота, потерявшего сознание, получившего ожоги второй и третьей степени, вытянули из спасательной капсулы. Он катапультировался из разрушенного истребителя Готха за секунду до того, как ракета дальнего радиуса действия детонировала, окончательно разрушая его корабль. Сарти оказался вдвойне удачлив. Когда спасатели открыли модуль, они увидели, что заряда системы жизнеобеспечения капсулы оставалось менее чем на пять минут.

На борту Зимнего Ветра некоторые из связанных, только что отдавших своё слово служить экспедиционному войску, получали инструкции помочь командам, пытающимся освободить относительно неповреждённый Палаш из повреждённого стыковочного кольца. Оболочка корабля была повреждена разрушительной атакой Рейнджера и некоторые из шлюзов были повреждены во время боев за обладание Прыжковым Кораблём, оставивших большие зоны корабля без атмосферы. В некоторых местах, ремонтные команды размещали заплаты из стали над местами, где находились пробоины, позволяя все ещё работающей системе жизнеобеспечения корабля вновь установить там безопасную атмосферу. Стыковочный отсек Шаттлов как раз и был одной из таких зон.

— Это бесполезно, — объяснил техник Клана Леннокс, отходя от открытой панели, давшей ему доступ к механизму замка. — Стыковочный модуль так сильно повреждён, что придётся срезать его снаружи.

— Проклятие, — Леннокс знал, что это сказал Мастер Тех, Филипп Бра. Являясь членом низшей касты Клана, Леннокс в своё время слышал множество оскорблений, большая часть которых предназначалась подчинённым. Почти все Клановские эпитеты основывались на жёстком классовом разделении и генетической программе, в то время как используемые варварами из Внутренней Сферы проклятья, казалось, происходили от всего чего только можно, начиная от религии и до всеобщих понятий. На самом деле, казалось, что некоторые из этих грубиянов, настоящих варваров используют проклятия в каждом предложении, как будто они не знали других слов.

Бра вытянул чёрную пластиковую коробочку из одного из карманов своего жилета. Леннокс уже узнал, что это устройство было коммуникатором дальнего радиуса действия, возможно, связанный с какого-то рода сетью. Мастер Тех переключил что-то и произнёс несколько тихих слов. Несколько минут он обменивался сообщениями с человеком на другом конце линии. Вскоре, изобразив на лице отвращение, он положил устройство обратно в карман.

— Слушайте. — Бра говорил достаточно громко, чтобы остаток команды слышал его. — Они собираются послать ремонтную команду наружу, чтобы отрезать Палаш от этого чертового крепления. Нам необходимо двигаться вниз, чтобы помочь остальным техникам с добытыми устройствами.

Ещё до того, как Бра закончил говорить, Леннокс потянул воротник своего костюма. Схожее с боевыми костюмами пехоты, тонкое одеяние было специально разработано для использования техниками на борту боевых кораблей. Маленькое устройство жизнеобеспечения и лёгкий шлем позволяли техникам работать в неблагоприятных условиях, варьирующихся от энергонасыщенных и радиационно-опасных зон до вакуума. Единственным недостатком был короткий срок службы системы жизнеобеспечения, потом требовалось её перезаряжать. Однако костюмы были отлично сделаны для Внутренней Сферы. Они, безусловно, были лучше, чем имеющиеся в Кланах. Оборудование для работы в экстремальных условиях, принадлежащее Кланам, находилось на уровне, соответствующем тому, который был достигнут Внутренней Сферой ещё пятьдесят лет назад, возможно, именно потому, что только низшая каста Клана использовала такое оборудование.

Углом глаза Леннокс заметил мощные фигуры пехотинцев Внутренней Сферы. Для него мало что значило, что они несли на груди крест Лиранского Содружества и странно оформленную звезду Дома Камерон. Он чувствовал удивление от того, что командиры Внутренней Сферы не могли принять клятву связанного, как нерушимую. Леннокс, как и все, кто дал клятву, теперь считал себя частью экспедиционного войска, может быть, частью нового Клана. Многие связанные обижались на то, что их клятве не верили. Другие, Леннокс был среди них, просто говорили себе, что им придётся работать ещё более усердно, чтобы доказать свою преданность и полезность новому Клану.

Как только последний техник показал, что его костюм загерметизирован, ремонтная бригада пошла на выход, пробираясь через узкие переходы между стыковочным доком и модулем инженеров. Хотя они сначала пропускали ноги в люк, а потом уже протискивались дальше, но они необязательно двигались вниз. В отличие от больших Кораблей Войны транспортное судно не могло генерировать ускорение больше чем 0,2 Г, необходимого для поддержания постоянного положения корабля. В состоянии свободного падения верх и низ были относительными. По традиции, относящейся ещё к Исходу, движение вперёд в космосе или на корабле всегда называлось подниматься, и движение назад — опускаться.

Провода всех размеров, видов и цветов тянулись от одной переборки помещения для двигателей к другой, вились по потолку и выглядывали из палубы. Каждый пучок или прядь были недавно отрезаны призовой бригадой, которая высвобождала ценные компоненты из их креплений.

В одном углу тускло освещённой комнаты команда связанных работала бок о бок со своими товарищами из Внутренней Сферы, чтобы освободить массивный конвертер энергии из его тяжёлых стальных креплений. Большой кусок поликарбона, стали и сплавов выглядел, как громадный трансформатор, разработанный для превращения электрической энергии, созданной парусами, в энергию, которую смогли бы использовать двигатели Керни-Фушидо корабля. Не будь Зимний Ветер в состоянии падения, составные части двигателя весили бы больше трех тонн. Потребовались бы блоки и лебёдки для его перемещения. Леннокс удивлённо наблюдал, как пять человек легко приподняли громадный кусок стали из его коробки.

Предупреждающий крик, моментально сменившийся воплями боли, пронзил гвалт, поднявшийся при работе трех призовых бригад, собравшихся в одном месте. К несчастью, оба техника из Внутренней Сферы и их связанный забыли один основной принцип. Хотя объект при нулевой гравитации не обладал весом, но он сохранил массу. Когда конвертер начал высвобождаться из креплений, его угол задел за качающуюся петлю кабеля. Со скоростью примерно три метра в секунду, преобразователь заряда повернулся вокруг виновного кабеля, поймав техника КомСтар между своей тушей и переборкой комнаты. Массивный кусок пластика и металла придавил его, разрушая обе ноги, расплющивая их. Металл завизжал, когда удар о переборку начал изгибать его.

Бросив рычаг другой техник КомСтар, вцепился в преобразователь заряда за торчащий кусок кабеля. Крича другим, чтобы они приготовились остановить конвертер, когда тот пойдёт обратно, он упёрся ногами в пустое крепление и попытался отодвинуть массивный аппарат от раненого товарища.

— Нет! — заорал Леннокс, проносясь по комнате. Схватив техника за плечи, он оттолкнул вынужденного спасателя от преобразователя.

Рука падающего техника поймала поручень, идущий по переборке, что остановило его падение. Ярость залила краской его лицо, он вытянул маленький револьвер из кармана, присоединённого к его рабочему комбинезону.

— Ты, продажная Клановская скотина. — Человек рычал, поднимая свой тупорылый пистолет на уровень груди Леннокса.

— Если вы двинете конвертер, вы убьёте его. — Леннокс не дал себе вздрогнуть, невзирая на вид чёрного дула пистолета. — Возможно, что этот преобразователь то малое, что ещё сохраняет его от смертельной потери крови.

Несколько долгих секунд техник держал свой дьявольский пистолет, нацеленным на грудь связанного. Потом, тряхнув головой и моргнув, он опустил его. Пехотинцы рванулись вперёд, чтобы взять его из ослабевшей руки.

Леннокс сменил стойку, которую принял перед возможным боем, позволяя себе свободно зависнуть. Он был благодарен своему костюму. Он скрыл то, что его руки тряслись, когда он расслабился. Секундой позже спасательная команда, в состав которой входил хирург, ворвалась в помещение и начала освобождать пойманного техника.

— Вот, возьми, сынок. — Офицер Лирана, стоявший над Ленноксом и протягивавший ему фляжку, которой можно было пользоваться при нулевой гравитации, был, возможно, на три или четыре стандартных года моложе, чем уставший связанный. Гнусавый голос этого человека нисколько не скрывал восхищения в его голосе. — Это была ужаснейшая вещь, которую я когда-либо видел.

— Я не мог позволить ему сдвинуть этот преобразователь. — Вода в пластиковой бутылке была горячей, но для Леннокса она была слаще вина. — Ноги человека были сильно повреждены, и, возможно, артерии были также перебиты. Если так, то конвертер играл роль жгута. Если бы другим техникам удалось сдвинуть аппарат, их друг умер бы от потери крови за доли секунды.

Возвратив фляжку, Леннокс продолжил своё наблюдение. Спасательная команда, поместив пару жгутов на ноги раненого человека, сняла массивный преобразователь заряда с зажатых конечностей. Раненый техник, который теперь свободно плавал в воздухе и был в тот момент без сознания, закричав, неожиданно очнулся. Милосердно крик оборвался, когда он вновь ослабел и лишился чувств.

Когда пострадавшего техника унесли в специальных спасательных носилках, в которых поддерживалось определённое давление, главный медик подошла к Ленноксу.

— Вы тот самый человек, который не позволил снять машину с его ног?

— Афф, — ответил Леннокс, потупив глаза в знак уважения.

— Отличная работа, — произнесла женщина, восхищение и облегчение смешалось в её голосе. — Вы, возможно, сохранили ему жизнь.

На борту Огненного Клыка ремонт проходил много медленнее, частично из-за того, что разрушитель получил более серьёзные повреждения, чем транспортный корабль. Самая большая причина для замедления работ проснулась сразу после почти смертельного инцидента, произошедшего на борту Зимнего Ветра. Не желая больше рисковать жизнями техников, Морган, по совету Командора Бересика, приказал, чтобы любые дальнейшие ремонтные работы, подразумевающие перенос основных корабельных компонентов, должны проводиться людьми, облачёнными в силовые костюмы. Ни он, ни Командор Бересик не верили, что использование неуклюжих костюмов предотвратит ВСЕ инциденты. Они просто надеялись, что материал и сила костюмов снизят серьёзность последствий произошедших ошибок.

Так и случилось. Несколько раз за время ремонта работников облачённых в броню придавливало оборудованием. Самой серьёзной раной, среди полученных в этот день, стал сломанный нос, пострадавший, когда стальная балка ударила пехотинца Лёгкой Кавалерии прямо по лицевой панели. Если бы он не был облачён в броню, он мог бы увернуться. С другой стороны его могло бы убить на месте. Рядовой Вансе Девис сказал, что выбрал бы сломанный нос, а не пятьдесят на пятьдесят вероятности, что его голову размажет по стене куском металла.

Во многих случаях члены Экспедиционного Войска Змей были удивлены неожиданно высоким уровнем сотрудничества со стороны персонала захваченных кораблей. Некоторые из «варваров техников», как они в шутку называли сами себя, с начала подозревали своих связанных в возможном саботаже и поломке жизненно важных систем, до которых они только смогут дотянуться. Эти страхи испарились, когда история о спасении Ленноксом техника распространилась по флоту. К тому времени, как сплетня вернулась к бывшему технику Клана, она звучала, как будто он в одиночку вручную снял конвертер с уже мёртвого техника и потом прикосновением руки вернул человека к жизни. Когда Леннокс попытался объяснить настоящее положение вещей, его грубо поправили.

— Нет, нет. Парень, который рассказал мне об этом, имеет друга, чей командир звена втюрился в одну из медсестёр, которая была в той спасательной команде. Я тебе говорю, это так и случилось на самом деле.

— Привыкай, Леннокс, — сказал один из техников КомСтар, похлопывая его по плечу, жест дружбы принятый во Внутренней Сфере уже начал немного надоедать Ленноксу. — Ты герой.

— Маршал, я получил предварительный рапорт ремонтных бригад.

Морган оторвался от дисплея своего терминала. Командор Бересик тяжело сел на стул, расположенный напротив стола командующего.

— Угу. — Прошло почти шестьдесят часов с того момента, как последний воин Клана был взят под охрану. Вряд ли Моргану удалось поспать больше шести часов за это время.

— Работы выполнены примерно на восемьдесят пять процентов. Предполагается, что последние куски брони будут закреплены к завтрашнему утру.

— Угу.

— В соответствии с вашим приказом Огненный Клык приписан к Команде Лис Три. Как вы и предсказывали, Маршал Брайон начала ворчать по этому поводу. Наконец то удалось отцепить Палаш от стыковочного кольца. Он состыковался с Харуной два часа назад. С тех пор члены ЭУКД и некоторые связанные работают над тем, чтобы освободить и перепрограммировать Клановских роботов для наших целей.

— Секундочку. Члены Команды Дракона работают с роботами?

— Да, сэр. Оказалось, что Риан и его люди захватили с собой некоторые отличные взломщики кодов. Он сказал, что, возможно, ОмниРоботы будут готовы к перепрограммированию в девять утра.

— Ах вот как? — Морган фыркнул, развеселившись. — Напомните мне, чтобы я держал Майора Риана и его головорезов подальше от моего Дайши.

— Вашего Дайши? — засмеялся в ответ Бересик. — А что мне делать с моим боевым крейсером? Только подумайте, что они могли бы сделать, если бы им пришла такая мысль в голову.

Они вместе наслаждались этой шуткой некоторое время. Потом Морган вновь стал серьёзным.

— Что с этим техником, как его имя? Фалкони?

— Файлони. Возможно, он выживет. Я сам говорил с доктором. Он сказал, что у парня восемьдесят процентов или около того. Дело в том, что он, скорее всего, потеряет ноги.

Морган откинулся в кресле, встряхивая головой.

— Да, сэр, вот ещё что. Доктор Йоши сказала, что жизнь ему спас связанный. Говорят, что он ударил техника КомСтар, который хотел приподнять преобразователь с повреждённых ног несчастного. Йоши сказала, что если бы они позволили ему сделать это, то Файлони умер бы от потери крови, и никто бы ему не мог помочь.

— Отлично, Алайн. Спасибо. — Морган наклонился вперёд и взглянул на дисплей, потом снова откинулся назад, рукой протирая глаза. — Я приостановлю работу и встречусь с Файлони, как только смогу. Сейчас мне хочется увидеть этого связанного. Как его имя?

— Леннокс, — ответил Бересик. — Главный Техник Леннокс. Вы хотите, чтобы я послал за ним прямо сейчас?

— Нет. Завтрашний день уже почти наступил.

— Хорошо, Маршал. — Бересик отдал честь, вставая на ноги. Когда дверь офиса отъехала в сторону, он повернулся к Моргану, который все ещё сидел за столом.

— Знаете, Маршал, возможно, вам тоже нужен отдых.

— Как это?

— Ну что ж, вы же уже спите. Уже дважды вы обратились ко мне по имени. — Бересик усмехнулся, облокотившись о косяк двери. — Следите за собой. Это плохо сказывается на дисциплине.

Морган устало усмехнулся.

— Спокойной ночи... Алайн.

— Спокойной ночи, Морган.

Верный своему слову, двадцатью четырьмя часами позже момента, когда он покинул офис Моргана, Бересик сообщил собравшемуся на заседание командному составу, что последние ремонтные работы были выполнены, и флот готов к началу накопления энергии в прыжковых двигателях.

— Хорошо, — вмешался Майор Маркус Полинг, командир Улан Сент. Ива. — Мы сидели здесь почти три дня, в то время как наши флотские играли в Мистер-Закрепи-Это с кучкой разрушенных кораблей. Мы должны были уже выпрыгнуть отсюда и оставить разрушенное Клановцам или вытолкнуть их к звезде.

— Сядьте, Майор. — Морган начинал терять терпение, когда дело касалось болезненных разногласий в командном составе. — Сидение здесь на открытом месте напрягло всех нас, так что давайте не будем пытаться сделать все ещё хуже, ладно?

Полинг смущённо склонил голову, желая избежать другого взрыва драчливого темперамента Моргана.

— Хорошо, Теперь о новом расписании для кораблей. Палаш...

— Стилет.

— Как?

— Стилет. Так теперь его именует новая команда, — объяснил Бересик. — Они думают, что ему нужно новое имя.

— Ну хорошо, — усмехнулся Морган. — Стилет был приписан к Харуне. Пока мы оставим ОмниРоботов там, где они и находятся, если это вас не обидит, Маршал Брайон.

Брайон кивнула, соглашаясь. По крайней мере, военные машины Клана не были приписаны Уланам.

— Мы все вместе собрали добровольную команду на Огненный... Как его команда теперь называет корабль, Командор?

— Огненный Клык, сэр. — Бересик широко улыбнулся. — В конце концов, это его имя.

Морган впервые за все эти дни искренне засмеялся.

— Отлично, Огненный Клык, — сказал он делая усиление на имени судна, — был снабжён командой добровольцев и теми связанными, которым мы верим больше всего. Мы также решили приписать Команду Лис Пять к этому кораблю в качестве службы безопасности. Так, как корабль не может нести Шаттлы и обладает необходимой командой, мы назначим его для защиты флота. Если мы опять попадём в бой, корабль останется рядом с транспортными Прыжковыми Кораблями и будет противостоять тем врагам, которые просочатся мимо Кораблей Войны.

— Сэр, это то, о чем я хотел поговорить с вами — связанные, — вмешался Оверст Слейпнесс. Слейпнесс был рождён в Свободной Республике Рассалхаг, штате отделившемся от Синдиката Дракона в 3034, но от него осталось лишь семь миров уже через восемнадцать лет после отделения из-за вторжения Кланов. Страдания его семьи и народа в руках захватчиков оставило у Оверста глубокую ненависть к Клановцам любой касты. — Многие мои люди все ещё помнят наши счета с Призрачным Медведем. Как вы можете просить их верить тем самым воинам, которые вырезали Туле, Радиже и Кемптен?

— Как я уже сказал, Оверст, если вы не хотите видеть связанных в вашем подразделении, то вам не придётся брать их.

— Я не это имел в виду. — Слейпнесс остановил свой взгляд на Моргане. — Само присутствие Клановцев в нашем экспедиционном войске беспокоит меня. Да, я знаю, что вы верите клятвам, их обещаниям верно служить «Клану Змей». Я понимаю. Но это не значит, что я согласен с вами.

— Так что нам делать, Оверст? Убить их? — Дрожь в голосе Моргана выдала его усталость.

— Нет, конечно, нет. Я думаю, что мы должны высадить всех их.

— Нет, сэр. Я не собираюсь делать этого. Они дали своё слово служить экспедиционному войску, «Клану Змей», как они зовут нас, и я дал им МОЁ слово, что с ними будут обращаться, как со связанными и в соответствии с Аресскими Конвенциями. Связанные остаются.

— Очень хорошо, Маршал, — кивнул командир из Рассалхага. Он высказал свою точку зрения, и теперь пришло время исполнять приказы вышестоящего командира. — Я уважительно прошу удалить весь Клановский персонал из нашей Таблицы Организации и Снаряжения.

— Хорошо, Оверст. Я не могу сказать, что обвиняю вас.

Черт возьми. Первый раз за эти дни я почти смог закрыть глаза, и вот какой-то дурак стучит в мою дверь.

Морган встал со своей койки. Взгляд в маленькое зеркало над стальной раковиной, как оказалось, был основной ошибкой. Его вид был ужасен. Чёрные подтёки под красными глазами выделялись на бледной коже его лица. Трехдневная щетина окрашивала его подбородок в чёрный цвет.

Морган мотнул головой, увидев отражение, потом тихо засмеялся. Он подумал о том, что сказала бы его жена, Ким, увидев его таким. Мысль о ней согрела его, но и причинила боль. Когда ещё он сможет увидеть её снова?

Стук, который разбудил его после тридцати минут сна, прозвучал вновь, оторвав его внимание от зеркала. Морган брызнул холодной водой на лицо, вытер его досуха полотенцем и прошёл в офис, закрыв дверь ванной комнаты за собой.

— Входите, позвал он. — Его сиплый голос напомнил ему ворону, которая поселилась на дереве за окном его спальни в доме отца на Новом Сиртисе.

Дверь отъехала в сторону, открывая взору тонкого человека, облачённого в заляпанный оливковый комбинезон. Два тонких нейлоновых шнура обвивали его запястье.

— Связанный Леннокс, сообщает о прибытие, как было приказано. Звёздный... э-э, Маршал.

Секунду Морган непонимающе смотрел на гостя, потом вспомнил.

— Ах, да, Леннокс, входи, садись. — Одной рукой Морган показал на стул, стоящий напротив его стола, в то время как другой, пытался поправить воротник своей униформы. — Я действительно хотел видеть вас. Командор Бересик рассказал мне, что вы сделали вчера. Довольно страшная история.

— Это моя обязанность, Маршал.

— Может быть, — сказал Морган мягко. — Может быть. Я думаю, что это было что-то большее. Вы спасли жизнь человека и рисковали своей, чтобы сделать это. Я не знаю, как принято в Клане, но в моем мире такое требует признания.

— Никакого признания не требуется, Маршал, — ответил Леннокс. — Этот человек является опытным техником. Было бы расточительством позволить ему умереть. — Мерцание проявилось в его глазах. — Я понимаю, он станет калекой, квиафф? Он потеряет ноги?

— Похоже на то. — Морган увидел симпатию в глазах Леннокса. — Не беспокойтесь. Доктора стабилизировали его состояние, подлатали его как только могли, и когда мы вернёмся домой, он получит самые лучшие протезы.

— Но сейчас мне хотелось бы сделать кое-что. — Маленький нож голубой стали тускло засиял в руке Моргана. — Вытяни правую руку.

Послушно Леннокс вытянул вперёд кисть. Короткое лезвие чисто срезало тонкий нейлон.

— Я не знаю, какие должны быть сказаны сейчас слова, если они были в вашем Клане, — произнёс Морган, вставляя нож в скрытые ножны. — Ты больше не связанный. Ты свободен. Я перевожу тебя в свой персональный технический состав.

Сперва, Леннокс не ответил. Он уставился на разрезанные шнуры, лежащие на палубе. Потирая кисть, он поглядел через стол на усталого, улыбающегося человека.

— Маршал, я не знаю, как благодарить вас.

— Просто не подведи меня, парень. Не подведи.

Закончить зарядку последнего прыжкового Корабля заняло ещё девять дней. Измотанный событиями прошедших ночей, Командор Бересик облокотился на поручень, окружающий голотанк Невидимой Истины.

— Командор, — мягко сказал Офицер Палубы. — Парус собран на шестьдесят процентов. Остаток флота будет готов к прыжку через час или около того. Почему бы вам не отдохнуть немного, сэр? Похоже вам это необходимо, сэр.

Бересик повернулся к человеку, бывшему Деми-прецентором, который сейчас носил пару зелёных полосок и серебряную звезду майора. Черноволосый офицер выглядел озабоченно.

— Хорошо, Мистер Карабин, мостик ваш. Вызывайте меня, если выскочит что-нибудь большое; в другом случае меня не следует тревожить восемь часов.

— Да, сэр. — Карабин с трудом скрыл своё облегчение. — Доброй ночи, сэр.

— Доброго дня, Майор. — Бересик показал на часы. Они показывали время в виде зелёных цифр: пятнадцать тридцать восемь — три тридцать восемь пополудни.

— Правильно. Хорошего сна, сэр.

Командор улыбнулся и ушёл.

Через девяносто минут последнее судно, которому оставалось свернуть парус, Буфорд, корабль класса Звёздный Лорд, принадлежащий Лёгкой Кавалерии, сообщил о готовности к прыжку.

Майор Миклос Карабин стоял в центре голотанка.

— Мистер Рит, — обратился он к прыжковому инженеру. — Унесите нас отсюда.

— Так точно, сэр. Прыжковые двигатели готовы. Начинаем последовательность.

Первый из двух предупреждающих сигналов прозвучал по Невидимой Истине. Секундой позже, более грубый звук просигналил, что корабль готов к переносу через гиперкосмос.

— Сэр, я у меня цел... явлен.. — Сперва ясный голос оператора сенсоров, затих и задрожал, когда Двигатели Керни-Фушидо разгорелись в глубине громадного бронированного корпуса Корабля Войны, прожгли дыру во вселенной и пронесли корабль через неё в пустоту гиперкосмоса. Когда Истина вновь появилась в надире следующей путевой точки флота, выкрикнутые слова, казалось, продолжили свой бег. — ...сяогн... иближающиеся Прыжковые Корабли.

— Повтори. — Карабин задрожал, когда его тело освобождалось от боли в животе — эффекта гиперпрыжка.

— Сэр, мне кажется, я видел ЭМП/тахионные огни приближающихся прыжковых Кораблей, когда мы уходили из системы, — произнёс техник. — Если это было на самом деле, есть хороший шанс, что кто-то знает о нас.

— Проиграй назад запись.

Карабин смотрел через плечо техника, оператор в этот момент проиграл последние секунды записей сенсоров Корабля Войны. Большая часть сенсоров не показывала графическое отображение зоны, которую они перекрывали. Обычно данные состояли из «водопада дисплеев», показывая яркие пятна в местах, где проявлялись контакты. Не являясь настолько знакомым с этой системой, как Сержант Маргарет Калп, Майор опознал широкий белый пучок, как электромагнитный импульс, созданный Прыжковым Кораблём. След проявился только за несколько секунд до того, как отключился экран, перегруженный собственным излучением Истины. Когда он очистился вновь, боевой крейсер уже очутился в новой точке пространства.

— Какова вероятность того, что это отражение наших двигателей? — Бровь офицера исказилась, когда он попытался обдумать мимолётный контакт.

— Возможно, но я не думаю так, сэр. — Калп вновь повторил короткую запись. — Мы обменивались записями с другими кораблями все последние месяцы, включая записи сенсоров наших собственных кораблей. Я уже видел ЭМП роспись нашего корабля с каждой возможной точки, и это не то.

Калп знал все о сенсорах. О нем говорили, что он был лучшим.

Карабин напрягся, заведя руки за спину, и распрямился до щелчка в позвоночнике. Временами казалось, что он провёл на ногах слишком много.

— Хорошо. Я сделаю запись об этом. Я не думаю, что нам придётся беспокоится об этом. Мы ушли до того, как он появился в системе. Даже если это был Клановец, он не сможет отследить нас. Никто не может проследить за кораблём через гиперкосмос, даже Кланы.

Возвращаясь к наблюдательному месту на мостике, Карабин упал в жёсткое, даже некомфортабельное кресло. Несколько минут он работал с клавиатурой командной консоли станции. Введённая запись была короткой. «Незадолго до прыжка был зафиксирован аномальный ЭМП сигнал. По результатам сканирования никаких выводов сделано не было». Он подписал сообщение световым пером и отправил запись в память компьютера.

Отодвинувшись от консоли, Карабин побродил вокруг контрольной палубы, заглядывая через плечи техников, до того, как занял позицию в центре мостика. Через десять минут наблюдения за миниатюрными кораблями, плывущими в воздухе над палубой, он забыл об инциденте.


предыдущая глава | Сумерки Кланов-3: Охотники | cледующая глава