home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



5

Зал Рыцарей, Дворец Марика

Атреус, Лига Свободных Миров

15 декабря 3058 1030 часов.


На расстоянии многих световых лет от Кикуя, на планете Атреус в Лиге Свободных Миров разыгрывалась подобная сцена. Зал Рыцарей Дворца Марика был во многом не похож на тёплую, закатанную в дерево комнату для совещаний Форта Телемар. Зал был большим помещением с каменными стенами, сделанным по образу Зала Рыцарей средневекового замка находившегося на Терре. Томас Марик, Капитан-Генерал Лиги Свободных Миров, приказал построить его весной 3055 года. Он основал Рыцарей в 3054, как ответ на то, что он видел, волной варварства, затапливающей Внутреннюю Сферу. Для Марика и для многих других, Рыцари были возрождением Круглого Стола Короля Артура, воплощение идей « правда это сила» и « сила служит правде». Древний кодекс рыцарства был их проводником во всех обстоятельствах.

На главном месте в зале сидел Полковник Пол Мастерс, темноволосый человек сорока лет или около того. Его униформа была лишена любых украшений за исключением одного, креста Рыцарей Внутренней Сферы. Вокруг него сидели его подчинённые Рыцари, воины собранные со всей Внутренней Сферы, связанные одной целью, возрождением рыцарских идей. Из ста пятидесяти мест занимающих Зал, было достаточно много пустых. Большинство из них принадлежало воинам, которые были далеко на миссиях, чьё содержание не допускало их вызова обратно на Атреус. Немногие из тщательно вырезанных, деревянных стульев были заняты только древними стальными шлемами, украшенными чёрными шёлковыми лентами. Это была тихая память о тех, кто не вернулся из битвы и чьи места ещё не были приписаны новым, молодым Рыцарям.

Сидевший справа от Пола Мастерса был старым человеком, седоволосым, с ужасно иссечённым шрамами лицом. Хотя он и занимал второе место в Зале, огонь в его коричневых глазах и атмосфера авторитета, что облекала его, как красная мантия, показывали, что он не был вторым ни для кого из людей, собравшихся в этом зале с каменными стенами. Это был Томас Марик, Капитан-Генерал и правитель Лиги Свободных Миров. Хотя он был Лордом Рыцарей и их главнокомандующим, он грациозно позволил Мастерсу занять место во главе. Присутствие Томаса Марика в этом зале, хотя и не столь редкое, принесло атмосферу торжественности этому собранию.

Когда последний из Рыцарей тихо вошёл в зал, Марик встал на ноги, поднимаясь с лёгкостью и грациозностью, что не выдавала его шестидесяти восьми лет.

— Сэры Рыцари, — начал он медленно и тихо. — К этому времени вы уже все слышали о некоторых из монументальных событий, произошедших на Уайттингской Конференции. Звёздная Лига была возрождена. Новая эра приходит во Внутреннюю Сферу. Первой акцией новой Звёздной Лиги будет удар по величайшей опасности для её будущего существования. Вы, сэры, Рыцари Внутренней Сферы, сыграете свою роль в избавлении нас от этой опасности. — Томас повернулся к человеку слева от него. — Сэр Мастерс?

Поблагодарив Капитана-Генерала, Мастерс встал, как только Марик сел. Он обвёл взглядом собравшихся воинов, собираясь с мыслями. Он знал, что это большая честь, что Генерал-Капитан позволил ему сообщить новости. Чувство гордости поднялось в груди Мастерса, честная, правильная гордость, рождённая от знания, что Рыцари были включены в атакующее войско, равно как сильное боевое подразделение, так и для того, чтобы служить совестью этого войска.

Он знал, что операция, чьей целью является уничтожение способности противника к ведению войны, будет иметь тенденцию к перешагиванию границ «цивилизованной» войны. То, что однажды может начаться, возможно, не остановится до тех пор, пока мир Дымчатых Ягуаров не превратится в дымящуюся золу, и каждый последний воин Ягуар, равно как каждый гражданский мужчина, как каждая женщина и ребёнок будут лежать мёртвыми. Мастер определил для себя, что это не произойдёт, по крайней мере, до тех пор, пока он ещё дышит и может противостоять этому.

Как только он собрался с мыслями, он начал.

— Рыцари Внутренней Сферы, мы стоим у истоков новой эры. Звёздная Лига была возрождена. Даже сейчас, когда мы говорим, лучшие боевые подразделения Внутренней Сферы собираются для одного мощного, разрушающего удара против величайшего врага человечества, которого мы когда-либо встречали, против Кланов. Нас, Рыцарей Внутренней Сферы, просил наш лорд присоединится к ним в этом походе. Сэры, это тот случай, взять который на себя, мы были рождены, как когда-то Рыцари Круглого Стола Короля Артура посвятили себя поискам легендарного Грааля.

Рыцари внимательно слушали, как Мастерс перечислил события Уайттингской Конференции. Когда он открыл намерение направить всю оборону против Дымчатых Ягуаров, по залу пронёсся тихий гул. Основной мыслью комментариев было слово вовремя.

Ягуары были наиболее ненавидимыми Кланами из вторгшихся во Внутреннюю Сферу. Память о бесчестном уничтожении Эдо, горела адским огнём в душах Рыцарей. Военные действия против тех, кто мог ответить, были вещью, которая не порочила чести воина. Но трусливый удар по гражданским или пленникам и безжалостное, неразборчивое уничтожение невоенных целей было подлостью. Давно Рыцари горели желанием получить шанс, ударить по Кланам, но по политическим мотивам Лига Свободных Миров устранилась от боев во время вторжения Кланов. Для многих из Рыцарей Ягуары уже не были людьми.

— Прямо сейчас, — продолжил Мастерс, — служба безопасности прочёсывает всё вокруг этого Зала, и до тех пор, пока все приготовления не будут закончены. Все присутствующие Рыцари должны взять корабль до Дефианса, находящегося в Федеративном Содружестве, и прибыть не позднее середины февраля. Там мы начнём краткий период тренировок и упражнений по интеграции войск перед выходом на миссию.

— Какова в точности наша миссия? — Сэр Роберт Дунлеави встал, смотря в лицо командиру, как диктовала традиция. — И с кем мы будем связаны?

— То, что я должен сказать вам, не должно покинуть этой комнаты. Рыцари Внутренней Сферы примут участие в далёком рейде против Дымчатых Ягуаров. Мы последуем по маршруту, проложенному для нас КомСтаром. Целью нашего удара будет Хантресс — родной мир Ягуаров.

Мастерс приостановился, тратя мгновения на то, чтобы сверится со своими записями, в то время как гул удивления, нехарактерный для Рыцарей, пронёсся по Залу. Когда бормотание стихло, он продолжил, тщательно выбирая слова.

— Когда мы покинем Внутреннюю Сферу, другой удар, ведомый Принцем Виктором Ян Дэвионом, ударит по оккупационной зоне Клана. В то время, как Принц Виктор схватит врага за горло, мы ударим в спину, напав на его столицу. Мы должны уничтожить все связанные с войной промышленные объекты, и таким образом уничтожить способность Ягуаров предпринимать любые дальнейшие попытки нападения на Внутреннюю Сферу.

— Сэр Мастерс, — вмешался один из Рыцарей. — Это звучит, как будто мы будем атаковать гражданские зоны. Это не может быть правдой.

— Нет, Сэр Анропов, это не правда. — Мастерс знал, что то, что он говорил своему помощнику, было только частично точным и только на половину правдивым. Рыцари не будут атаковать гражданские объекты Хантресса. Но всё-таки вторжение в планетарном масштабе и уничтожение способности к военным действиям культуры, безусловно, приведёт к потерям среди гражданских лиц. — На самом деле, я обсудил эту тему с Маршалом Морган Хасек-Дэвионом, человеком, который будет командовать этой операцией. Я сказал ему, что Рыцари не приданы для этого сорта всеобщего уничтожения, которое эта операция может включать.

— Маршал убедил меня, что он не имел намерения пересечения этой линии, которая ведёт нас ко второму аспекту нашей роли. Это пришло прямо от Маршала. Рыцари Внутренней Сферы должны служить совестью нашего войска.

Другая волна бормотания пронеслась по Залу Рыцарей. Этот фон приглушённых голосов нёс ноту гордости и облегчения. Наконец была цель достойная Рыцарей и идеалов, что неслись ими. Они собирались встретить противника, обладающего заметной силой и сомнительной честью. Рыцари получили задание освобождения Внутренней сферы от безжалостного агрессора и увидят, что это освобождение не сделает их самих изгоями.

— Что касается других подразделений, составляющих наше войско, — произнёс Мастерс над гулом голосов, — Я могу сказать вам, что к нам присоединятся некоторые из знаменитейших воинов из каждого из Наследных государств, также как и две известнейшие команды наёмников Внутренней Сферы.

— Драгуны...

— Нет, Марта, Волчьи Драгуны не присоединятся к нам в этой экспедиции, — сказал Мастерс женщине с Тамаринда. — Я имел в виду Горцев Нортвинда и ещё одно подразделение.

— Мы будем биться бок о бок с одним из последних наследников старой Звёздной Лиги, и новорождённым новой, Лёгкой Кавалерией Эридана.

«Удивительно, как восхитительно это выглядит отсюда!» такова была мысль, что пронеслась в голове Таи-и Михаила Риана, когда он взглянул через передний иллюминатор Тенгу. Пред ним лежала закрытая облаками столица Синдиката Драконов, Люсьен, чёрная жемчужина Дома Куриты. Высокий, тяжёлый облачной покров, завихрялся кое-где, возможно, показывая места штормов. Риан пытался в уме поместить места шторма на карту, но его попытки были неудачны, до тез пор пока он не осознал, что смотрит на планету «сверху вниз». Как только он откорректировал картину в уме, он сумел поместить самый большой фронт над бассейном реки Шайдан.

— Внимание всему персоналу, делается последняя коррекция курса. Поверхность атмосферы через пять минут.

Услышав объявление, произнесённое металлическим голосом, Риан взялся за полированную трубу, что бежала вдоль полимерного иллюминатора. Через этот рельс и подошвы своих ботинок, которые касались пола, он чувствовал заметное дрожание Шаттла класса Нагумо. Люсьен поменял свою позицию по направлению к верху иллюминатора примерно на тридцать градусов, как только Капитан Шаттла Тенгу направил корабль в более благоприятный, «скользящий курс» для вхождения в атмосферу. Манёвр добавил эффект затемнения четверти зелено-белого диска, заставляя высокого офицера ЭУКД наклониться вперёд над поручнем, чтобы увидеть южный полюс планеты.

Пока он стоял там, упираясь головой в верхнюю часть иллюминатора, раздвижная дверь обсерватории отъехала в сторону.

Чувствуя себя весьма по-дурацки, Риан выпрямился. Жгущее ощущение в шее показало ему, что он слегка покраснел. Он был застигнут врасплох, засмотревшись, мечтающим о своём родном мире, как школьник в своём первом полёте. Вернуть спокойствие заняло у него мгновение но, когда Риан повернулся, чтобы встретить вошедшего, он надеялся, что сияние атмосферы скроет его волнение.

Когда он увидел спокойное лицо высокого человека, идущего по коридору, чувства Риана дали ему повод для волнений и страха.

— Коничии-ва, Курита Теодор-сама. — Риан отвесил глубокий и на удивление элегантный поклон, который был труден в условиях свободного падения. — Я только, что собирался уходить.

— Подождите Риан-сан. Пожалуйста, останьтесь. Располагайтесь комфортабельнее. — Теодор Курита вернул поклон, хотя и несравнимый с поклоном Риана. Выпрямляясь, Координатор Синдиката Драконов легко двинулся к окну.

— Спасибо, Тоно, — сказал Риан, направляясь к одному из стульев, покрытых синтетической кожей, прикрученному к палубе около иллюминатора.

В течение долгих мгновений, пока он садился в стул, прикрепляясь к сидению, лёгкими липучками, размещёнными, чтобы человек, занимающий кресло не улетел из него при нулевой или минимальной гравитации. Стараясь не казаться изумлённым, Риан наблюдал за лицом человека, который был телом Дракона, его сердцем и душой, правителем Синдиката Дракона.

Теодор-сама уже не был молодым человеком, но его шестьдесят один год мало сказался на нем. Его лицо было как-то слишком молодым, чтобы сказать с точностью. Только в волосах его было больше седины, чем в тот момент, когда он взошёл на трон Синдиката Дракона. Но была и лёгкость в его шагах и чистый, ясный взгляд. Для Риана казалось, что Координатор излучает силу и неподвластную времени грациозность Самурайского меча. Здесь был человек, которому он и бесчисленное множество других людей вручили свои жизни.

Тонкий, почти невидимый шрам пересекал левую щеку Координатора — наследство от провалившегося покушения, предпринятого менее чем шесть месяцев назад. Память об этой атаке на Теодора Куриту всё ещё разжигала огонь, составленный из равных частей злости и стыда, в душе Риана. Диссиденты из тех, кто ненавидел Координатора за его недавние военные и политические инициативы, предприняли драматическую попытку окончить жизнь Координатора во время празднеств по поводу его юбилея. Факт, что многие из неудавшихся убийц были из команды ЭУКД, делал Риана даже ещё более смущённым и злым. Одна только мысль о том, что люди, которые однажды поклялись, что будут защищать Дракона, и соответственно Координатора, могли бы отвернуться и предать его, наполняла его желанием отомстить.

Риан был одним из миллионов людей, проходивших в тот ужасный полдень по улицам Императорской Столицы. Как счастливо он чувствовал себя, стоя рядом с Местом, где находился Координатор. Он видел, как огромный, белый Сандер, робот класса Омни, повернул свои орудия на трибуну Координатора. Он слышал слова предателя Таи-са Кигури. Он даже видел тесный бой между Координатором с его немногочисленной охраной и людьми, которых он когда-то звал своими товарищами. Несмотря на всё это, не было ничего, что он мог бы сделать, кроме как наблюдать в бессильном ужасе. Риан бы бросился безоружным на помощь обороне Координатора, но предатель Таи-шо Йошида поднял тонкий трансплексовый купол вокруг трибуны, отрезая Координатора от помощи извне.

С того дня внутренняя Служба Охраны очистила нелояльные подразделения, некоторые из которых были «приглашены вперёд», вежливая форма приказа совершить сеппуку — ритуальное самоубийство. Многие из командос ЭУКД были отсеяны подобным образом. Большинство из этих поздних групп просто исчезли. Сам Риан был проверен не менее чем пять раз выжившими агентами Службы Внутренней Охраны, старающимися выявить, какова его лояльность. Когда это всё закончилось, отряд ЭУКД сократился до наименьшего количества групп, когда-либо бывших в нем. Только восемь групп остались в полной боевой готовности. Риан, ставший Таи-и, был теперь одним из лучших полевых агентов. Однако, несмотря на сократившийся состав, они сделали больше, чем могли для поддержки Теодор-сама, Дракона. Вот из-за этой вновь подтверждённой лояльности Риан сопровождал Координатора на Таркад, как часть его охраны.

— Риан-сан... — Теодор вырвался из своих дум. — Михаил...Могу я называть вас по имени?

— Конечно, Тоно...

Координатор прервал его поднятой рукой.

— Просто Теодор, прямо сейчас, — сказал он. — Мы оба солдаты, не так ли? Я бы хотел поговорить с тобой, как с солдатом, а не как Координатор с Таи-и.

— Конечно, Тоно... Теодор. — Риан смутился, отвечая, его душа летела далеко перед его словами. «Координатор хочет разговор мужчины с мужчиной, но почему Я? Почему не Шо-са Иодама? Или не Шо-шо Ишмару? Почему он должен желать говорить со мной?»

— Михаил, как ты относишься к Уайттингской Конференции?

Несущиеся мысли Риана начали неистово колебаться. Немногое из того, что было решено на Конференции, было открыто публике, и по понятным причинам. Единственная информация, которую следовало открыть, была в том, что главы Наследных Государств собрались на Таркаде, чтобы обсудить, как они могли бы поступить с Кланами.

Благодаря новоприобретённой позиции в Элитных Ударных Командах Дракона, Риан ознакомился с информацией, обычно недоступной настоящему Таи-и. Он знал, что он был ненадолго во главе не одной, а даже трех полных боевых команд. Эти ударные группы будут представлять Синдикат в союзном войске, направленном в сердце Клана Дымчатого Ягуара, на их родной мир Хантресс. Команды были посланы, равно как за их подходящие для войска умения, и из-за того, что Синдикат не мог выделить никаких фронтовых подразделений из фазы операции во Внутренней Сфере. Шо-шо Ишмару уже рассказал ему многое.

То, что его спросили дать консультацию самому Дракону, было делом совсем другого рода.

— Тоно, я верю, что лидеры Внутренней Сферы сделали мудрое решение в своих планах заставить Кланы перейти к обороне.

— Это не то, о чем я спрашивал тебя, Михаил. Я хочу простого, прямого ответа. Никакой политики, просто руби с плеча...

— Хорошо, Тоно. — Мгновение Риан собирал свои мысли в некое подобие порядка. — Я думаю, идея глубокого удара против родного мира Клана звучит, как стратегически продуманный шаг. Ударяя по вражескому дому, мы выведем его из равновесия. Это даст ему знать, что он не в безопасности, где бы он ни был, ни на фронте, ни в своей кровати дома.

— Ударяя по его тылу, мы заставим его оттянуть свои фронтовые части, встретить нашу атаку. Это, несомненно, облегчит другую часть нашей операции.

— История несёт примеры того, как уничтожение тыла боевых частей, в частности его гражданских зон, плохо отражалось на вражеской морали.

По мере того, как он говорил, Риан начал расслабляться. Внезапно, он понял, что более не поучает Дракона, а советуется со старшим офицером, человеком командовавшим группами в поле, встречавшим смерть в руках врага. Наклонившись в кресле, он положил локти на колени.

— Однако с тактической стороны, это будет ночной кошмар Хачимана. — Сказал он, упоминая древнего японского бога войны.

Теодор Курита моргнул от неожиданности этих слов, но не вмешался в его речь. — Это войско будет собрано из примерно восьми полков, ни дать не взять. Каждое из них пришло из различных Наследных Государств. До тех пор пока не появились Кланы, большинство этих людей пытались убить друг друга. Теперь ожидается, что они сработаются вместе, как никогда ранее не случалось, чтобы атаковать общего врага.

— Теперь, возьмём КомСтар. Да, я знаю, что они победили Кланы на Токайдо, но большинство обычных солдат не доверяют им. Почему они хранили свои армии в секрете так долго? Почему они не выступили раньше против Кланов? Мы все знаем их «официальные ответы», но разве «официальные причины» являются «реальными причинами»?

— Теперь, чтобы только завершить это ознакомление, мы имеем Лёгкую Кавалерию Эридана и Нортвиндских Горцев. Наёмники. Нанятые солдаты, которые борются ни за что кроме денег. Я уже слышал все эти истории о Лёгкой Кавалерии, что они « последнее наследие Звёздной Лиги», но я не верю им, как и многие другие. Почему они никогда даже не пытались присоединиться к одному из Великих Домов? Я уверен, что я уважал бы их куда сильнее, если бы они служили Дэвиону, или Штайнеру, или даже Марику, а не бились за того, кто даст больше денег.

— Так что же мы имеем? Что-то вроде восьми полных полков, каждый со своей собственной стратегией и тактической доктриной, различным вооружением, снаряжением, методами. Даже перепрограммирование каждого идентификационного устройства займёт недели. Фохт и другие предполагают, что эта свора различных подразделений, глубоко различных отрядов соединится в эффективное ударное войско за время нескольких месяцев тренировок? Не похоже.

— Дальше, эта группа воинов выйдет на миссию, которая займёт, Бог знает сколько, времени только, чтобы добраться до цели, ударит технологически и, возможно, численно превосходящего противника, уничтожая его военную, промышленную и научную базу, вредя его морали. Тогда, предположив, что войско доживёт до этого времени, ему придётся удерживаться против, несомненных, попыток вредить и контратаковать каждого Клановца, которого Керенский только мог занести туда.

— Одна из целей нашей миссии, как я понял их, это принести в дом Кланам идею о том, что война это не игра, ни ритуализированная серия вызовов. Если получится, мы должны показать миру Клана все ужасы войны. Я понимаю это и даже согласен с этим. Один из древних Генералов сказал « Война для меча, что меч для рукояти». Вот то, что нам должны были сказать о визите Клана Дымчатых Ягуаров, и это хорошо. Если кто-то собирается биться в войне, ничто не должно быть забытым, ни одна цель не должна выйти за рамки. Кто-то должен ударить первым и без сожаления.

— Но в то же время мы сказали, что должны избегать ненужных потерь гражданских лиц. Мне даже сказали, что Рыцари Внутренней Сферы присоединятся к нам, чтобы удостоверится, что неразборчивое уничтожение возможно «не вовлечённых» невоенных членов Клана не произойдёт.

— Но что случится. Когда реальность войны столкнётся с высоким моральным уровнем Рыцарей? Какому пути они последуют? Шоссе победы или дорожка жалости?

— Прошу прощения Координатора, но это кажется кругами Дьявола.

Неожиданно ужасная мысль пронеслась в душе Риана. Он только что поделился грубым, прямым солдатским мнением, во всей его многоцветной красе, с одним из сильнейших людей Внутренней Сферы. С человеком, который был его господином до самой смерти. Дёрнувшись, он принял ровную, напряжённую позу, предписанную сложной системой правил общества Синдиката.

Теодор стоял тихо, наблюдая Риана с нечитаемым выражением лица. Потом улыбка исказила его губы, и он взорвался тихим смехом.

— Я просил честного ответа. Я думаю, это научит меня быть аккуратным с тем, что я спрашиваю.

— Если это вас успокоит, Таи-и, я думал также, когда я впервые услышал этот план, правда, в более дипломатичной форме. Прецентор Мартиал заверил меня, что остальные Кланы очень медленно предоставят помощь другим Кланам, если вообще сделают это. Он сказал мне, что это имеет связь с их странным кодексом чести. Кланы, в целом, не будут вмешиваться в то, что касается только одного отдельного Клана, или если это дела между двумя отдельными Кланами.

— Вспомни, Кланы Волка и Нефритового Сокола перенесли долгую и выматывающую войну. «Испытание Поглощения», так Прецентор Мартиал назвал это. Ни один из других Кланов не вмешался в это дело, которое было в точности сварой между двумя Кланами. Добавь к этому «невмешательству» то, что когда Клан Ягуара стал столь безжалостным в своей внешней и внутренней политике, что остальные Кланы начали рассматривать их, как что-то испорченное, и я не думаю, что нам придётся сильно беспокоится о решении других Кланов вмешаться.

— Я, как и ты, беспокоился о проблемах, связанных со смешиванием различных групп, которые были до этого смертельными врагами. Теперь, обсудив это тщательно с Принцем Виктором, Прецентором Мартиалом и другими, я верю, это смешение как раз то, что необходимо для успеха нашей операции.

— Это и особые таланты некоторых моих друзей.

Риан не был уверен, должен ли он спросить, но сделал это.

— Что вы имеете в виду, Тоно? Якудза?

Координатор вежливо улыбнулся, встряхивая головой.

— В своё время ты поймёшь.


предыдущая глава | Сумерки Кланов-3: Охотники | cледующая глава