home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



25

Я пришёл в себя, сидя в машине на заднем сидении. Дверь была открыта, и я сидел боком, то есть ноги на улице, а остальное в машине. Моё пальто было наброшено мне на плечи. Я сидел в том самом «мерседесе». Макс и мужчина в длинном пальто стояли рядом и разговаривали. Мужчина курил. Завыла сирена, и одна «скорая» сорвалась с места. Народу было уже совсем много. Подъехали даже какие-то журналисты с камерой.

— Сань! Ты как? — спросил Макс.

— Живой, — ответил я.

Я сказал и почувствовал, что губы опухли и челюсть болит. Но крови на лице не было.

— Вашего мужика увезли. Надеюсь, с ним как-то обойдётся. Женщину тоже увезли, только на другой машине. Она вообще в порядке, — сказал мне Макс.

— А вы не запомнили номер той машины, что уехала? — спросил хозяин «мерседеса».

— Нет, не обратил внимания. Серая, «ауди»… и всё, — ответил я.

— Надо же, его никто не рассмотрел! — сказал Макс — Это же просто не человек какой-то… Там, в «вольво», парень вообще всмятку, его вырезать из машины надо, так не достать. Водитель живой, на заднем сидении две девицы, на одной ни царапинки, а у другой ноги в хлам. Кошмар, натуральный кошмар. Но удар-то был! Джип-то тяжеленный…

— Да, удар был страшный, я как раз за джипом шёл, — сказал человек в пальто, — едва увернулся. Дамочка затормозила, но куда там! Она вообще не виновата…

— Кстати, меня зовут Максим, — Макс представился и протянул руку.

— Михаил Алекс… Просто Михаил, — сказал и пожал руку Максу наш преследователь.

— А это Саша, — сказал Макс про меня. Я кивнул.

— Я знаю, — сказал Михаил.

— Слушай, а чего ты всё время за нами ездишь, а? — спросил Макс своим неподражаемым голосом.

— На эту тему я говорить не намерен.

— Ну всё-таки странно, знаете, целый день… — с некоторым вызовом сказал Макс.

— Стоп! Я сказал, что я не намерен об этом говорить, — это было сказано резко и решительно.

В это время к нам подошёл дядька, который выскочил из того автомобиля, который столкнулся с нашим такси.

— Ребята! Как я рад, что вы живы, Господи! — он улыбался. В руке он держал бутылку. Какую-то красивую бутылку. — Мой водитель не смог увернуться. Ужас! Жена до сих пор говорить не может. А у меня сегодня день рождения. Юбилей! Представляете, седьмой десяток разменял. Поехали уже домой, а тут вон как…

— Поздравляем, — сказал Макс и пожал юбиляру руку. — А с вами, ну там… со всеми всё в порядке?

— Обошлось! Тьфу-тьфу-тьфу. Если бы сошлись лоб в лоб… Всё, ребята, сейчас бы мы с вами не разговаривали… У меня почти танк. Смотри-ка, зацепили-то вас только чуть-чуть, а вас вон как развернуло. Выглядело, как в кино.

— Да! Правда, как в кино, — покивал головой Михаил.

— Вот, братцы, возьмите, — он протянул нам бутылку. — Мне дарят, а я не пью! — Он криво улыбнулся, как будто извинялся за то, что не пьёт. — Я, братцы, своё уже выпил.

Макс из вежливости попрепирался чуть-чуть, и, в итоге, взял бутылку.

— Выпейте за удачу и за то, что нас там, — он указал пальцем в небо, — пока берегут. — И если будет не противно, выпейте и за меня. Всё-таки день рождения!

— А за кого будем пить? — спросил Макс.

— Ах, да! — Он достал из кармана визитные карточки и дал нам всем по одной. — Если чем-то буду полезен — обращайтесь. Звоните, напомните, мол, ночные знакомые с Якиманки. Пока, ребята! Моя машина на ходу, мы поедем. Счастливо!

Мы попрощались, он трусцой побежал к машине, чуть поодаль его ждал высокий крупный мужчина. Охранник или водитель, или и то и другое вместе…

— Хороший дядька, — сказал Макс. — «Правительство России», — читал он визитную карточку. — «Заместитель министра…», — Макс присвистнул и сунул карточку в карман.

С воем отъехала ещё одна «скорая».

— Пойду узнаю, как там наш гонщик. Как бы там его не повязали, — сказал Макс. — Михаил, подождёте немного, пусть Саша посидит ещё, я быстро.

— Конечно подожду, куда я без вас, — сказал Михаил и горько усмехнулся.

— Спасибо, — сказал Макс, сунул мне бутылку и побежал.

— Портфель свой забери, — слабо крикнул я ему вслед.

Возникла тишина. Вокруг, конечно, было много шума, но я ощутил тишину, точнее сказать, молчание. Михаил закурил сигарету. Я оглядел его машину. В машине было чисто, на заднем сидении лежали газеты и большая бутылка минеральной воды. Человек провёл целый день в машине и не захламил её, не засыпал сигаретным пеплом…

Мы молчали.

Из меня как будто откачали весь воздух и силы. Я сидел и совершенно ничего не чувствовал, кроме пустоты внутри. «Позвонить бы Ей», — прозвучало в голове. Хотелось Ей позвонить, ещё хотелось умыться тёплой водой и… захотелось съесть супа. Густого горячего супа.

Мы молчали…

Я поймал себя на том, что испытываю какое-то странное чувство вины перед человеком, который стоит и курит, перед этим высоким и сильным человеком, который существенно меня постарше. Я всегда испытывал что-то подобное рядом с людьми, у которых дела шли плохо, в то время как мои шли хорошо, или рядом с теми, у кого денег было откровенно меньше, чем у меня. Михаилу было точно, хуже, чем мне. Он стоял и курил одну за одной и, очевидно, не чувствовал температуры окружающей среды… А я замёрз ужасно. Шарфа не было, я где-то его потерял, пальто было сырое, помятое, и его нужно было надеть… Нужно было его надеть и застегнуться, а сил не было. Я стал поправлять платок на шее и увидел, что руки в крови. В чужой крови. Рубашка была совсем испачкана… Но всё же я поднялся на ноги, зачерпнул снега и стал тереть руки. Потом надел пальто и снова сел на прежнее место. Мы молчали…

Я стал разглядывать бутылку, которую сунул мне Макс. Коньяк. Название было мне неизвестно, но в этом названии присутствовало очевидно много лишних букв. Коньяк был, наверное, хороший. Плохой коньяк члену правительства на шестьдесят лет не подарят… Михаил продолжал курить.

— Ну всё, можно двигать отсюда, — вернувшись, сказал Макс.

«Портфель при нём», — подумал я.

— А свидетельские показания? — спросил Михаил.

— Всё уже, свидетелей достаточно, я оставил наши телефоны. Вы, если хотите — пожалуйста, а мы пойдем с Саней, — сказал Макс и подмигнул Михаилу.

Тот промолчал. Тогда Макс продолжил:

— Знаете, кто запомнил номер той «ауди»? Наш водитель! Он такой парень оказался! Слышишь, Саня? Запомнил! И говорит мне, мол, вы мне не заплатили. Я даю ему деньги, а он недоволен. Я говорю ему: «Ты же нас не довёз до места, я вообще могу тебе не платить». А он ноет, мол, машину разбили, как теперь быть? А я его спрашиваю: «Ты что, думаешь, что я тебе должен новую купить, что ли?» А он говорит, что он нас вёз, а без нас бы сюда не поехал. Логично, конечно, но какой жук, а? Ну ладно, поехали. Далеко ещё?

— Да нет, мы почти на месте, — ответил я.

— Хорошенькое «почти»! — усмехнулся Макс.

— Тут пешком, вон туда, — я показал рукой, — пять минут идти.

— Садитесь, я вас довезу, всё равно за вами ехать, так что, давайте, — сказал Михаил, — садитесь.

— Спасибо! — сказал Макс. — Это очень любезно! Саня, слышишь?!

— Да, спасибо!

— Только давайте без издевательства! — сказал Михаил. — Садитесь, говорю. Куда ехать?

— Туда, к американскому ресторану. Знаете?… — сказал я.

— Знаю, — ответил он. — Господи, что я делаю? Это же бред! Бред! — тихо, но отчаянно горько сказал он.

Мы поехали молча. Езды действительно было две минуты. Он подвёз нас к ресторану и остановился. Мы сидели с Максом, не выходили и не знали, как себя вести.

— Пойдёмте с нами, кофейку выпьем, — сказал наконец Макс. — А то чего здесь сидеть, всё-таки не так…

— Не пойду, не зовите…

— Ну всё-таки, действительно, — сказал я, — пойдёмте, просто как-то неудобно. Если…

— Прошу вас, — перебил он меня, — не разговаривайте со мной! Я не могу с вами говорить. Я очень устал и могу сорваться. Давайте не будем делать ситуацию глупее и нелепее, чем она есть! Помолчите, пожалуйста!

— Ладно, — сказал Макс. — Но мы собираемся перекусить, может быть, вы…?

— Делайте что хотите, забудьте про меня, Бога ради.

— Но, извините, — всё же сказал я, — как можно забыть, когда вы всё время преследуете…

— Замолчите! — закричал он. — Хватит! Я вас подвёз? Всё! Выходите из моей машины! Убирайтесь отсюда!

Мы немедленно вышли. Макс пожал плечами. У него был в руке портфель, у меня бутылка. Мы шагнули к ресторану. «Мерседес» остался на месте.


предыдущая глава | Рубашка | cледующая глава