home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

КОРОЛЕВА И ЕЕ МАЛИПУСИК

С натугой переваривая услышанное, Найк во все глаза вытаращился на говорящего ящера, потом покосился на бабу. И впрямь замысловатое сооружение из бриллиантов и кораллов на голове Девятки зузей смахивало на корону. Оказывается, она королева, едрен корень, убиться можно!

Венценосная деваха обогнула стоящего столбом Найка, подошла к ящеру и озабоченно склонилась над ним. Глядя, как увесисто качнулись ее наливные сиськи в глубоком вырезе платья, Найк совсем офонарел.

- Тебя так сильно ударил этот негодник? - спросила она.

- Уй-юй-юй, ваше величество, еще как, - хлюпая носом, прогундосил тот. Он дерется задними лапами, а это же совсем гадкая игра. Так не по правилам, ваше величество...

Девятка зузей пристально оглядела разукрашенную желтой кровью морду, успокаивающим жестом протянула руку и погладила бородавчатое страшилище по темени, меж кривых зазубренных рогов.

- Да, я видела. Надеюсь, он тебе ничего не сломал?

Замлевший Найк без зазрения совести любовался тем, как туго натянулось платье, обрисовав девахину пышную кормовую часть - ну просто редкостное чудо природы, а не задница.

- Нет, кости целы, ваше величество. Только болит очень, - плаксиво сообщил ящер и добавил: - Честью клянусь, я даже не успел разглядеть его мысли. Оказывается, он сначала бьет, потом думает. Разве так можно?

Смерив Найка уничтожающим взглядом через плечо, Девятка зузей сердито приказала:

- Уберите ваше дурацкое оружие. Оно вам здесь ни к чему.

Поколебавшись, Найк закинул плазмер на плечо, спрятал гранату в поясной кармашек и аккуратно застегнул клапан.

- Это что за хренотень? - сипло выдавил он. - Вы кто такая?

- Попрошу вас выбирать выражения, - надменно вскинув голову, потребовала Девятка зузей.

- Извиняюсь, я парень простой... - с вызовом произнес Найк.

Пухлые губы девахи растянулись в снисходительной усмешке.

- Это заметно. Потрудитесь представиться первым.

Росту она была невысокого, что называется, карманный формат, однако при этом ухитрялась взирать на собеседника сверху вниз и к тому же как бы сквозь него.

- Меня зовут Найк. С вашего позволения, Найк Петоцки, гвардии рядовой третьего имперского космофлота, - малость помявшись, выдавил он.

Строго говоря, эти скромные сведения считались военной тайной, которую нельзя выдавать противнику даже под пыткой. Однако Найк резонно рассудил, что вряд ли ему когда-нибудь придется поплатиться за их разглашение. В ожидании ответа выпендрежная деваха разглядывала сплетенный из бурых сучьев потолок, будто прикидывала, не нуждается ли он в шпаклевке. По краям потолка на ворсистых тонких стеблях свисали неяркие светильники - переливающиеся желтоватым сиянием шары с кулак величиной.

- Будем знакомы, рядовой Петоцки. - Наконец она сфокусировала на нем суровый взгляд, эдакую немигающую голубую двустволку. - Я Стасия Первая, милостью Божией королева Тангры. И я требую от вас немедленных извинений за то, что вы так жестоко обошлись с моим подданным.

Уж чем-чем, а избытком логики коронованная особа явно не страдала.

- Это что, у вас ко мне еще и претензии? - возмутился Найк. - Да вы представьте себя на моем месте на минуточку.

- Не имею ни малейшего желания, - поджав губы, отрезала Девятка зузей.

Поставленный Найком с первого взгляда диагноз получил подтверждение: первостатейная стервоза да еще в короне.

Хнычущий ящер попытался встать, держась за стенку, и не смог. Нижнюю часть его туловища прикрывало нечто вроде короткой юбки из сухих саблевидных листьев. Поначалу Найк принял эту юбку за анатомическую деталь, однако понял свою ошибку, когда тот оторвал солидный пучок жухлых листьев от своего скромного одеяния и принялся обтирать им испачканную желтой кровью морду.

- Ваше величество, у меня лапы подгибаются и в голове гудит, - уныло пожаловался ящер. - Я сейчас встану, простите меня.

- Сиди, мой хороший, не огорчайся - утешила его королева. - Здоровье важнее этикета.

- Благодарю, ваше величество. Я недостоин такого милосердия.

Когда ящер говорил, под его нижней челюстью ритмично вздувался и опадал розовый пузырь. Голос у него приятностью не отличался: скрипучий, как бы слегка подлаивающий.

Озирая попеременно то разбитую морду говорящего ящера, то гипнотически притягательный пышный бюст его королевы, Найк про себя порадовался, что его противник оказался на поверку слабаком, несмотря на бугристые пласты мышц и кривые острые когти.

- Так я жду ваших извинений. - Стасия Первая сдвинула брови.

- Да сами посудите, откуда я мог знать, что он у вас ручной... - в качестве компромисса примирительно молвил Найк.

- Ну вот я и встал, - уже гораздо бодрее сообщил предмет их спора, поднявшись на задние лапы.

- Не советую вам своевольничать на моем корабле. - Судя по вибрирующим ноткам в ее голосе, терпение королевы иссякало.

Найк благоразумно решил не артачиться из-за пустяков.

- Ладно, приятель, извини, - обратился он к ящеру. - Тебя как звать-то?

Оторвав от своей изрядно поредевшей юбчонки еще один пучок листьев, тот старательно протирал ноздри.

- Ты можешь звать меня Тяфик, - прошмыгавшись, ответил ящер. - Так нарекла меня королева, в этом ее маленькая игра. Полагаю, ты имеешь прямое право в этой игре поучаствовать.

Конечно же, такой неожиданной и забавной кличкой королева наградила ящера за его притявкивающий голос. Однако у него, похоже, чувство юмора отсутствовало напрочь, и он представился с чрезвычайно важным видом, словно рыцарский титул носил.

- В общем, извини, Тяфик, - с наигранной бодростью сказал Найк, тщательно скрывая неуместную улыбку. - Ерундовина вышла. Понимаешь, я только-только прочухался, а тут ты заглядываешь в катер. Если честно, я перепугался. Со страху и брыкнулся, не разобравшись что к чему.

- Перепугался? Почему?

- Да вид у тебя такой, прямо скажем, грозный, - объяснил Найк. - Рога, клыки и все такое.

- Рога, клыки... - задумчиво повторил вслед за ним Тяфик, роняя перепачканные пучки листьев на пол. - Никак не пойму, чего тут можно испугаться. У тебя тоже рога, но меня это совершенно не пугает.

- Что ты мелешь, какие рога? - опешил Найк.

- Да вот же, у тебя на голове. - Протянув лапу, ящер потрогал пару антенных стержней на гермошлеме и соболезнующе добавил: - Хотя они выглядят, прямо скажем, недоразвитыми.

- Ну ты даешь! - насупился Найк. - Это вовсе не рога, это антенны.

- А зачем они?

Из глубины помещения шустро выполз чешуйчатый зеленый червяк величиной с руку и принялся хрумкать испачканными кровью ящера листьями. Найка слегка замутило от этого зрелища, ему захотелось отвесить прожорливой твари хорошего пинка. Однако он почел за благо сдержаться: мало ли, а вдруг этот червяк также подданный королевы Стасии Первой и придется снова просить прощения.

- Долго объяснять, - буркнул он.

- У твоих мыслей запах обиды. Но я совсем не хотел тебя обидеть, - заявил Тяфик и обратился к своей повелительнице: - Ваше величество, неужели у меня такой уж пугающий вид?

- Отнюдь нет, хотя с непривычки действительно можно перепугаться, признала королева.

- Значит, люди боятся того, чего у них самих нет, - сделал вывод ящер. - К примеру, рогов. Я правильно рассуждаю?

- Интересная мысль, мой милый. Мне она как-то не приходила в голову.

Зеленый червяк окончил трапезу и лениво скрылся под кормой катера.

- А вообще-то мне хотелось бы знать, что все это значит? - спросил Найк, у которого вертелась на языке сразу тысяча вопросов.

- Сформулируйте поконкретнее, пожалуйста, - предложил ему Тяфик. Кажется, твое внимание привлекла малюля...

- Какая еще малюля?

Пока что больше всего ему приглянулись роскошные прелести королевы, но вряд ли ящер имел в виду это.

- А и правда, она спряталась. - С неожиданным проворством ящер нырнул под катер и вылез оттуда с извивающимся зеленым червяком в лапе. - Вот она, малюля. Мы их специально такими выращиваем, чтобы они убирали на корабле. Нравится?

- Угу, еще бы. Я прямо писаюсь от восторга.

- То есть как? - Тяфик озадаченно выпучился на ширинку Найка.

- Рядовой Петоцки так шутит, - прокомментировала королева. - Это ироническое выражение, мой хороший, на самом деле ему не нравится малюля.

- Благодарю за разъяснение, ваше величество. - Ящер водворил червяка на прежнее место и, разогнувшись, погрозил Найку оттопыренным когтем. - Лучше не шути, не надо. Говори, как есть, а то будет путаница.

- Ладно, учту, - буркнул Найк.

- Вам следует иметь в виду, что Тяфик все понимает буквально, - холодным тоном пояснила Стасия Первая. - Казарменные шуточки оставьте при себе. Что же касается меня, то я уже успела составить о вас впечатление. Тяфик, оставляю рядового Петоцки на твое попечение.

- Счастлив служить вашему величеству.

С отменной ловкостью Тяфик изобразил нечто вроде балетного па, королева одарила его небрежным кивком и величаво выплыла из помещения, скрывшись среди расступившихся перед ней витых сучьев.

- Странно, что малюля тебе не нравится, - размышлял вслух ящер. - Мы их специально растим очень красивыми.

Однако столь заботившие Тяфика эстетические проблемы Найку были глубоко по фигу. Шло веселенькое кино, мягко говоря. Из всей эскадры в живых остался он один и вдобавок влип в странную, напрочь непонятную переделку. Помимо всего прочего, Найка донимала висевшая в помещении влажная духота, липкая и противная, точь-в-точь как в пассажирском космопорту какой-нибудь захудалой окраинной планеты. Сдвинув шлем на затылок и утерев ладонью потный лоб, он попробовал собраться с мыслями.

- Значит, рогов ты боишься, от малюли писаешься... - продолжал глубокомысленно Тяфик. - Очень интересно...

- Вообще-то я хотел спросить, как так случилось, что я тут очутился? прервал его рассуждения Найк.

- Твой кораблик шел слишком быстро, и его пришлось резко тормозить, объяснил ящер.

- Черт меня раздери, это я как раз понял. Но как вы умудрились захомутать мой катер?

- Ты сказал: черт меня раздери, - вдруг несказанно оживился Тяфик. - Это что, какая-то игра?

- Слушай, иди ты... - Взбешенный непонятливостью ящера, Найк на полуслове поперхнулся и умолк.

- Куда идти?

На красной бородавчатой морде изобразилось выжидательное недоумение, а вместе с тем готовность немедля выполнить приказанное.

Найк вовремя спохватился, уяснив наконец, что Тяфик любые обороты речи воспринимает в прямом смысле, поэтому выражения надо подбирать как можно тщательнее. И если сгоряча послать ящера в задницу, последствия могут быть достаточно неприятными.

- Так куда мне идти? - не отставал тот.

- Отставить, - веско скомандовал Найк. - Не надо никуда идти, я передумал. Объясни лучше, что ты там говорил насчет запаха моих мыслей? Я не понял, ты что, телепат?

- Я не телепат, я малипусик. А что такое телепат?

Сглотнув изрядный залп крепких словечек, Найк смиренно объяснил:

- Это значит - тот, кто умеет читать мысли.

- Странно ты выражаешься. - Ящер совсем по-человечески покачал лобастой башкой. - Читать мысли? По-моему, их разглядывают, нюхают, посылают, это я понимаю. А читать можно звезды, облака и прочие небесные знаки, еще можно читать строение тел, их недуги, семя, читать можно судьбу, но вот это уже самое сложное...

- Короче, - прервал его донельзя обеспокоенный Найк. - Ты, значит, можешь забраться ко мне в черепушку и разглядывать мои мысли, я правильно понял?

- Без твоего разрешения это неприлично. Но вот запах твоих размышлений доносится, хочешь не хочешь.,

Голова у Найка шла кругом, он никак не мог отделаться от впечатления, что все это какой-то розыгрыш. Вроде как нахальный придурковатый пацан стырил робот из увеселительного парка, залез внутрь и всласть потешается над Найком. Однако все-таки это был не маскарад, шуточками здесь и не пахло.

- Слушай, давай по порядку, а то вконец запутаемся, - предложил Найк. - Ты говоришь: "мы". Кто это - вы?

- Малипусики. Так называет нас ее величество королева. Хотя между собой мы употребляем другое выражение. На ваш язык это переводится как... - Тяфик ненадолго задумался, возведя глаза к потолку. - Те, которые играют. Если короче: игруны. Есть у вас такое слово?

- Предположим, есть,- буркнул Найк.

- Хотя, понимаешь ли, игруны бывают всякие, - продолжал ящер с выматывающей душу обстоятельностью. - Даже малюли и те играют. Поэтому, когда мы говорим о себе, то к знаку игруна добавляем знак смеха. Видишь ли, не все, кто играет, умеют смеяться, зато мы всегда играем весело. Потому что скучные игры тоже есть, но играть в них, знаешь ли, не особо...

- Ладно, я понял, - нетерпеливо перебил зануду Найк. - Лучше скажи, откуда вы вообще взялись на нашу голову?

- Боюсь, я не совсем понял твой вопрос, - ответил тот.

- Ну, откуда вы сюда прибыли?

- С Тангры. Это наша родная планета.

- Она так называется на вашем языке или на нашем?

- Мы сами ее называем... как бы это перевести... - в легком замешательстве Тяфик почесал когтями бородавчатый лоб. - Ага, вот: Наилучший и Благодатнейший из Осязаемых Миров.

Про себя Найк отметил, что надо будет навести справки. Конечно же, сотни гигабайт звездного атласа он наизусть не помнил, но бортовой компьютер катера сразу выдаст подробные сведения.

- Не слабое название, - одобрил Найк. - И много игрунов там живет?

- Ты имеешь в виду всех нас или только тех, кто пока пребывает в телесной оболочке?

Час от часу не легче. Мало того, что рогатые малипусики умеют нюхать мысли, а если наплюют на приличия, могут запросто прочесть их. По словам Тяфика выходило так, что игруны способны каким-то манером существовать вне тела, вроде призраков. Прикинув, какие тут открываются тактические военные возможности, Найк слегка поежился.

- Тех, которые в телесной, - поразмыслив, сказал он.--Двадцать три миллиона девятьсот пятьдесят шесть тысяч триста восемьдесят два, - отбарабанил без запинки Тяфик.

- Ото, откуда ты так точно знаешь?

- А откуда ты знаешь, где у тебя нос? - с ехидцей парировал ящер.

- Знаю, и все тут.

- Вот точно так же и я. Знаю, и все тут.

Вроде бы Тяфик не лукавил и охотно отвечал как на духу. Про себя Найк подивился тому, с какой легкостью дурачок ящер выбалтывал важнейшие стратегические сведения. Этим следовало воспользоваться, пока они наедине, без королевы. Кстати, вот еще одна нешутейная закавыка: откуда у этих самых игрунов отыскалась королева человеческой породы? Хотя, если вдуматься, ничего тут необычайного нету, без начальства бывает еще хуже, чем с начальством. И опять же бабы нынче пошли такие, что им пальца в рот не клади. Мало ли где ящеры подцепили на свою голову эту Стасию Первую, космос большой, а стервозы повсюду имеются.

- И сколько у вас космических кораблей? - продолжал выпытывать Найк.

- У нас нет космических кораблей.

- Здрасьте-насте, а вот это что такое?

- Где? - Тяфик завертел головой, стараясь понять, на что указывает его собеседник широким круговым жестом.

- Ну вот это, где мы с тобой стоим. - Раздраженный терминологической путаницей, Найк притопнул ногой по палубе. - Между прочим, твоя королева сказала, что это ее корабль.

- Ее величество изволила выразиться не совсем точно. Видишь ли, на самом деле это не корабль.

- То есть как не корабль? Или он у вас иначе называется?

Ящер подошел к стенке, за которой скрылась королева Стасия Первая, и мотнул рогатой башкой, приглашая Найка подойти ближе.

- Это Передвижные Ворота, - сказал он. - Вот здесь у нас открывается ход на Тангру. Если сюда шагнуть, окажешься там. Интересно, правда?

- Е-мое... - только и смог выдавить Найк.

Хотя в училище он мозги особо не напрягал, кой-чего в них вдолбили. В частности, что дальняя навигация в космосе осуществляется через гиперпространственные шлюзы, а их располагают в строго определенных координатах, соответствующих каким-то там узлам Венжерелли. При этом сооружение не должно иметь ни малейшего орбитального дрейфа, потому что стоит шлюзу хоть на волосок сместиться, и вместо корабля оттуда вылетит не хилая порция каши из элементарных частиц и жесткого излучения.

Теперь Найк окончательно уяснил, как далеко ящеры обскакали людей по части космоплавания. Так далеко, что прямо дух захватывает. У них имеется передвижной гиперпространственный шлюз, вот эта самая коряга. И ежели она, предположим, приземлится на Демионе, через нее на планету запросто войдут двадцать три миллиона девятьсот пятьдесят шесть тысяч триста восемьдесят два рогатых ящера, не считая призраков. Здрасьте, мы к вам в гости. Как тут у вас насчет повеселиться? А кстати, вам королева случайно не требуется? У нас тут есть одна, и ей страсть как хочется вами править. Так что вы, пожалуйста, будьте паиньками, ладно? Своего императора сами сковырнете или вам маленько помочь?

От эдакой перспективы Найка пробрал морозец по спине. Не то чтобы он взахлеб обожал императора Радвига Сто Двадцать Пятого, но королева Стасия Первая приглянулась ему гораздо меньше. Спору нет, задница у нее шикарная и буфера высший сорт, но это радует, если в койке, а когда правитель восседает на троне, важнее всего его характер. Подумать тошно, какой начнется беспредельный кавардак, если стервозная королева малипусиков встанет во главе Империи...

- Слушай, ты все спрашиваешь и спрашиваешь, а я тоже хочу, - прервал его тягостные раздумья Тяфик. - Скажи, вот если тебя крепко вдарить задними лапами, у тебя тоже кровь из носа пойдет?

- Э, полегче с такими вопросами! - протестующе крикнул Найк и на всякий случай сделал шаг назад, сторожко наблюдая за тем, как ящер попеременно подергивает задними лапами, словно готовясь нанести удар.

- Ты что, испугался? Да я же просто так спросил... - успокоил его Тяфик, почесывая морщинистую скулу, и вдруг склонил голову набок, словно прислушиваясь к чему-то, а его выпуклые розовые глаза скрылись под темными перепонками.

Поначалу это выглядело так, словно ящер глубоко задумался, однако пауза надолго затянулась, Тяфик пребывал в полнейшем оцепенении, и Найку показалось, что тут дело неладно.

- Слышь, что это с тобой? - обеспокоенно спросил он.

Тот даже не шевельнулся. Присмотревшись, Найк решил, что ящер ни с того ни с сего уснул стоя. Глазные яблоки под тонкими перепонками у него быстро елозили туда-сюда, как бывает у спящего.

Зеленая чешуйчатая малюля выглянула из-под катера, как видно, в поисках поживы. Не обнаружив ничего мало-мальски съедобного, она снова спряталась. Застывший точно статуя Тяфик очнулся так же внезапно, как и впал в забытье.

- Тебя желает видеть Владыка превращений и Повелитель игр, - сообщил он.

- Очень приятно. А чего это ты вдруг вырубился?

- Я не вырубался, - возразил Тяфик. - Меня вызвал Владыка превращений и Повелитель игр, и мы с ним побеседовали. Он желает тебя видеть.

Ну да, сообразил Найк, они же телепаты, вот ведь какая штука. С этими ящерами надо держать ухо востро и ни на секунду не расслабляться.

- Этот самый Владыка у вас что, большая шишка?

- Объясни, пожалуйста, что значит большая шишка?

Про себя Найк досадливо чертыхнулся. Вроде говоришь на нормальном человеческом языке, но этого рогатого зануду то и дело заклинивает на самых обыкновенных выражениях.

- Ну, начальство, что ли... - растолковал он.

- Можно сказать и так. Все игруны чтут его за мудрость и праведность. При этих словах ящер напыжился и воздел передние лапы в знак чрезвычайного уважения.

- Ага, ясно. И как его зовут?

- Так и зовут. Владыка превращений и Повелитель игр.

- Ничего себе имечко.

- Нравится, да? А меня, между прочим, на самом деле зовут так: Тот, Кого Вырастили, Чтобы Говорить С Людьми.

С горделивым видом Тяфик указал лапой на розовый дышащий пузырь у себя под подбородком.

- Такого нет ни у одного из малипусиков, только у меня. Когда я его надуваю, то могу разговаривать. А между собой мы общаемся совсем по-другому. Показываем друг другу картинки вместо того, чтобы произносить слова.

- То есть как показываете картинки?

- Как бы это тебе объяснить... Сначала открываешься, приветствуешь, потом даешь посыл и бросаешь картинки из своей головы в чужую. Очень красиво и гораздо удобнее, чем слова. А что касается имен, то они передаются цепочкой картинок под знаком персоны. Тебя, например, между собой мы будем называть так: Самец, Который Дерется Задними Лапами.

- Можете звать меня просто Найком, я разрешаю.

- Извини, для этого у нас нет картинки, - простодушно возразил Тяфик. - Но я тебя описал очень удачной цепочкой. Владыка превращений и Повелитель игр оценил твое имя удвоенным знаком одобрения и веселья.

- Ну-ну, - буркнул Найк. - А вообще-то я не совсем усек, у вас кто главнее: королева или этот... как бишь его... Владыка превращений?

- Все мы служим ее величеству, - уклончиво произнес ящер и, немного поразмыслив, добавил: - Такая игра.

- Короче, она у вас самая главная, так?

- О да, вне всякого сомнения. Хотя играми и превращениями руководит, конечно, не королева, а Владыка и Повелитель. Но если ее величеству благоугодно предложить нам новую игру, мы всегда с удовольствием играем.

У Найка закралось подозрение, что ящер почему-то темнит и в том, кто на самом деле правит ящерами, следует еще досконально разобраться. Впрочем, появилась надежда, что ихний Владыка и Повелитель чуток потолковее, чем этот придурковатый Тяфик, и не такой вздорный, как Стасия Первая.

- Ладно, пошли к твоему Владыке, - сказал он.

- Изволь. - Тяфик направился к плетеной переборке, за которой скрылась королева Стасия, и приглашающе кивнул Найку. - Иди вот сюда, а я за тобой.

В некотором замешательстве Найк оглянулся на свой катер, от которого тут особого проку не предвиделось, однако лишь в нем заключался шанс вырваться отсюда и вернуться к своим.

- Шагай прямо в стенку, не бойся, - подбодрил его Тяфик, видя, что Найк замялся, и по-своему истолковав его нерешительность.

Как ни крути, эти ящеры ухитрились взять его в плен, а военнопленному артачиться не ведено.

- Да я не боюсь, просто странно как-то, - буркнул Найк, неспешными шагами приближаясь к стене.

Переплетенные сучья расступились, стоило подойти к ним вплотную, и Найка ввинтило в зыблющийся ржавый туннель, наподобие того, который всосал его катер внутрь коряги. Летел он кувырком, судорожно вцепившись обеими руками в ремень плазмера, и клял на все корки хитрожопых ящеров, придумавших такой дуроломный способ передвижения, чтоб им пусто было, сволочам. С вестибулярным аппаратом у Найка проблем не было, однако на сей раз под кадыком взыграла тошнота, но уже хоть не плющило, и на том спасибочки.

Долго ли, коротко ли, в конце туннеля опять показался подрагивающий шматок фиолетового студня. Вихрящиеся розовые прожилки опутали Найка словно бестелесные щупальца и закружили волчком. Ему показалось, что вот сейчас он уж точно блеванет, и вдруг Найк обнаружил, что стоит на карачках посреди лесной поляны.

Не успел он подняться на ноги, как получил крепкого пинка и кубарем полетел в густую рыжую траву. Перекатываясь через плечо, Найк рванул с плеча плазмер и еле удержался от того, чтобы пальнуть наобум. Впрочем, оказалось, что это всего лишь недотепа Тяфик, прилетевший следом, нечаянно наподдал ему по заднице.

- Извини, пожалуйста, я тебя немножко задел, - сокрушенно молвил тот. Честью клянусь, просто не рассчитал. Прости, пожалуйста, уж так вышло...

Между тем бородавчатая морда ящера аж сияла от удовольствия - наверняка он лягнул Найка нарочно, в отместку за его удар ногами по морде.

- Ну ты, поосторожнее впредь, - проворчал Найк.

- Конечно, я постараюсь, - заверил ящер все с тем же злоехидным видом. Найк, а что такое корявые прошмандюи, мать вашу за ногу и об стенку? Я никогда не слышал таких выражений от ее величества королевы. Это ты так молишься, да?

- Это малый флотский загиб.

- А зачем он?

- Душу отводить.

- В бесплотные миры отводить, да? Я так и понял. Знаешь, я попробовал это перевести в картинки, получилось очень красиво. А какие еще бывают загибы?

- Разные. Большой, средний, сундучий, адмиральский - все не перечтешь.

- Ты меня им всем научишь?

- Обязательно, - пообещал Найк и тут же вообразил, как перекосится рожа у королевы Стасии, когда она услышит от своего переводчика большой адмиральский загиб во всю его ядреную силу.

- Слушай, а когда мы с тобой поиграем в черт меня раздери? поинтересовался Тяфик.

- Я ж тебе сказал: это вовсе не игра, это выражение такое, - поспешил напомнить Найк. - А вообще-то мы вроде собирались к твоему Владыке и Повелителю.

- Сейчас пойдем, только сначала я хочу поесть, - заявил ящер и, опустившись на все четыре лапы, принялся пастись на продолговатой лужайке.

Вокруг нее стеной стояли высоченные разлапистые деревья с копьевидной листвой охряного цвета, их гладкие стволы утопали в серебристом хвойном подлеске. Присмотревшись, Найк различил среди кустарника знакомое переплетение сучьев - тот самый гиперпространственный шлюз, через который их с Тяфиком сюда зашвырнуло.

Дальний конец лужайки полого сбегал вниз, там чаща расступалась, и в прогале виднелась окутанная дымкой зубчатая горная гряда. На безоблачном небе полыхало солнце, жаркое и едкое.

Пасущийся Тяфик явно привередничал, поскольку стеблями пренебрегал, но скусывал с макушек травы там и сям развесистые гроздья мелких оранжевых цветочков. Со смаком высасывая из них нектар, он жмурился от наслаждения и прицокивал языком.

Глядя, как рогатый лакомка с аппетитом уплетает цветочки, Найк вдруг почувствовал, что у него в брюхе кишка на кишку наезжает. А и впрямь, время ужина давно ведь настало.

- Эй, приятель, а я бы тоже не отказался чего-нибудь пожрать, - молвил он.

- Ну так ешь, не стесняйся. - Тяфик приглашающе махнул лапой.

- Чего есть-то, цветочки, что ли?

- Ой, извини, я совсем забыл, - выдавил ящер сквозь цветочную жвачку. Люди ведь этого не едят, к сожалению. Знаешь, Владыка превращений и Повелитель игр ждет нас в пещере принца Джандара, там наверняка найдется что-нибудь из еды для тебя.

- Ну так пойдем поскорее, ждет ведь Владыка-то. Да и жрать охота, спасу нет.

Конечно, в катере имелся пакет с неприкосновенным запасом, но возвращаться на корягу через тошнотный шлюз не хотелось, к тому же Найк твердо решил сберечь казенный провиант на тот случай, если удастся бежать из плена. Свою королеву ящеры кормят на славу, вон какая пухлявая, так авось и одного, военнопленного голодом не уморят.

С явной неохотой Тяфик прервал свою трапезу и повел Найка по хорошо протоптанной стежке туда, где чащоба сходила на нет и вдали маячили заснеженные горные зубцы.

Стоило миновать опушку, как оказалось, что они держат путь по плоскогорью, а дальше тропинка вьется вдоль крутого обрыва. Далеко внизу расстилалась изогнутая полумесяцем большая ложбина, по ее дну было разбросано множество поросших травой развалин. Когда-то здесь стоял поселок, и много лет назад его начисто разбомбили. Наметанным глазом Найк оценил размеры взрывных воронок. Похоже, тут потрудились роторные минометы целой эскадрильи штурмовиков.

- Ого! - удивленно выдохнул он, замедлив шаг и разглядывая ложбину с высоты птичьего полета. - Это что за бомбежка тут была?

- Здесь раньше люди жили, - разъяснил Тя-фик. - Много всяких людей, одни раскапывали холм предков, это наше главное святилище, а другие на нас охотились. Ну, и мы с ними однажды затеяли игру в убивать-воевать. Ее величество говорит, что это любимая игра человеческих самцов...

- Ничего подобного, она пошутила небось, - с жаром возразил перепугавшийся Найк. - Вот я, например, обожаю резаться в хрык.

- Никогда не слышал от ее величества про такую игру. Научишь?

- Запросто. У меня, кстати, колода всегда при себе. - Найк похлопал ладонью по нагрудному карману. - Классные ширки, контрабандные, с Лебакса.

Дорога свернула прочь от обрыва, путники зашагали по узкой стежке между островерхим утесом и зарослями невысокого, в полтора человеческих роста, багрового хвойника. Идти в его тени было намного приятнее, чем по немилосердному солнцепеку.

- Знаешь, Найк, я очень рад, что мы с тобой познакомились, прочувствованно сообщил ящер. - Мне даже трудно выразить на вашем языке, до чего я рад. А ты?

- Н-ну, как тебе сказать... Честно говоря, я не думал, не гадал, что когда-нибудь познакомлюсь с Чужаком. А если все Чужаки вроде тебя, так это вообще звездон, - ляпнул Найк, не подумав.

- Ты сказал: звездон? - переспросил Тяфик. - Что такое звездон?

- Ну, скажем так: это клево, круто, классно...

- Красивое слово! - восхитился ящер. - Оно что, из этих, из загибов?

-Ага.

Наконец тропинка обогнула утес, густой хвойник сменился разрозненными карликовыми кустиками, блескуче-серебристыми, словно бы заиндевевшими. В такую клятую жару этот поддельный иней казался чистейшим издевательством.

- Ну вот мы и пришли. Видишь, святилище принца Джандара, он тут родился, сказал Тяфик, указывая лапой на отвесный бок следующего утеса, где темнел вход в пещеру.

- Принц Джандар, надо понимать, сын королевы Стасии?

- Именно так.

- А... от кого он родился? - замявшись, полюбопытствовал Найк.

Ящер выпучился на него с неподдельным изумлением.

- Как это от кого? От королевы Стасии, ты же сам только что догадался.

- Да нет, я имел в виду, кто его папаша?

- Никто не ведает, да и вряд ли это существенно. Кто бы ни был этот самец, он расстался с телом, когда мы разгромили поселок. Знаешь, рассказывают, что это была потрясающая игра, жалко, с тех пор мы ее ни разу не затевали. Владыка превращений и Повелитель игр собрал под свою лапу целых два клана, и они медитировали два дня и три ночи подряд, чтобы преобразить порхунов. Ну, а когда порхуны разрушили поселок, в живых осталась только ее величество королева, и она родила принца Джандара. Мы с ним почти ровесники.

- А кстати, твоя королева случайно не с Лебакса? - спросил Найк, потрогав нагрудный карман, где лежала контрабандная колода широк. - Уж очень она смахивает на одну девулю...

- На этот счет мне ничего не известно, -признался Тяфик. - Знаю только, что, прежде чем стать нашей королевой, она была кормилицей для самцов поселка. У нас тоже есть кормилицы для беспомощных, ими становятся самые праведные и почитаемые...

- Погоди, я что-то не врубился, какой такой кормилицей для самцов?

- Возможно, я не совсем точно выразился. В картинках это яснее ясного, а вот ваш язык допускает путаницу. Погоди, я постараюсь припомнить дословно... Ее величество, когда упоминала свой тогдашний сан, выражалась так: "Я была зачуханной официанткой в паршивой офицерской столовой, чтоб ей провалиться". Это ее доподлинные слова.

- Официантка из офицерской столовой, - повторил потрясенный Найк, - стала королевой Чужаков. Сдохнуть можно...

- Весьма сожалею, Найк, но я вынужден указать тебе на одну серьезную ошибку, - после паузы молвил Тяфик. - Мы отнюдь не те, кого вы называете Чужаками. Они совсем другие, а игры у них совершенно непонятные.


Глава 1 ТРЕВОГА И КОРЯГА | Заложники | Глава 3 ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО НАЙК ПЕРВЫЙ, НЕПЛОХО ЗВУЧИТ, А?