home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Эпилог

Жаркие лучи августовского солнца отражались в сверкающей глади бассейна. Шелби сидела на бортике, болтая ногами в воде. Элизабет помахала ей рукой с противоположного края бассейна, и Шелби улыбнулась в ответ. Как могла она хоть на миг вообразить, что эта чудная девочка, подаренная ей судьбой, – дочь Маккаллума? С каждым днем она замечала в дочери все больше характерных черточек Нейва. Отцовство его подтвердила и генетическая экспертиза – хотя теперь все ее прежние страхи казались Шелби глупыми и смешными.

– Эй, плыви ко мне! – позвала она свою дочь.

– Нет, Шелби, сама ко мне плыви! – смеясь, откликнулась девочка.

Она еще не решалась назвать Шелби «мамой», но та не торопила дочь, понимая, что всему свое время.Хотя, по правде сказать, порой, когда дочь звала ее по имени, у Шелби горько сжималось сердце.

– Ну ладно. – Шелби соскользнула с бортика и нырнула в прогретую солнцем воду.

Все ее испытания остались позади. Шелби с Нейвом поженились. Теперь она жила в семейном особняке Коулов, а Нейв делил свое время между особняком и ранчо. Судьи здесь не было – он отправился в длительный круиз. «Хочу побаловать себя напоследок», – объяснял он. Но Шелби от всей души надеялась, что отец проживет еще долго, и все вместе они сумеют залечить старые раны.

На следующий день после пожара и убийства Маккаллума потрясенная Вианка пришла в участок и сама во всем призналась Шепу. После этого, разумеется, Нейв был совершенно оправдан. Теперь он хозяйствовал на своем ранчо, ремонтировал дом Адамсов и мечтал вскоре переехать туда вместе с молодой женой и дочерью.

Для него планы на будущее были ясны и просты, но Шелби подозревала, что впереди их ждет еще немало сложностей. Да, она уволилась из своей фирмы и объявила друзьям, что не вернется в Сиэтл, но в душе по-прежнему оставалась городской жительницей, и идиллические картины жизни на ранчо мало ее привлекали. Впрочем, если после десяти лет разлуки с родиной она сумела вновь полюбить суровую техасскую землю – быть может, полюбит и сельскую жизнь?

Оставалась еще одна проблема – Мария. По просьбе Шелби она переехала в Бэд-Лак и жила вместе с ними, чтобы помочь Элизабет привыкнуть к новому месту. Однако так не могло продолжаться вечно. Дом Марии оставался в Галвестоне, там ждали ее работа и жених. Предстояло расставание – и Шелби понимала, что для дочери оно станет нелегким испытанием.

Да, не все в жизни складывается гладко, но Шелби больше не страшилась будущего. Они вместе – она, Нейв, Элизабет, а значит, преодолеют все!

Переплыв бассейн, Шелби нырнула и схватила дочь за ноги. Та завизжала и принялась брызгать на мать водой. Скоро бассейн наполнился беззаботным смехом, визгом и плеском. На шум вышел из кухни Нейв – и, как всегда, при виде его сердце Шелби сладко затрепетало.

– У меня новости, – объявил он. – Шеп выставил свою кандидатуру на место шерифа. И думаю, победа ему обеспечена – он ведь раскрыл убийство Эстевана.

– Что ж, на месте шерифа он будет не хуже любого другого, – улыбнулась Шелби. После того страшного вечера, когда Шеп спас жизнь ей и Нейву, ее неприязнь к Матерсону испарилась без следа.

Шелби вспомнилось, как поражен был город, узнав о признании Вианки. Кто бы мог подумать, что Рамона застрелила его собственная жена?

Вот как это случилось. В тот вечер Вианка действительно каталась с Маккаллумом на украденной машине. Заметив в бардачке револьвер, она решила его «позаимствовать» – как сама объясняла, без всяких дурных намерений, хотела лишь припугнуть отца, который не давал ей покоя бранью и придирками, а в последнее время все чаще пускал в ход кулаки. Случай «припугнуть» представился в тот же вечер, незадолго до полуночи: Вианка ошиблась, отсчитывая сдачу, и Рамон отвесил ей оплеуху. Вне себя от гнева, она выхватила револьвер и закричала, что убьет отца, если он еще хоть пальцем ее тронет. Но Вианка переоценила свои силы. Рамон бросился на нее, выхватил револьвер и отшвырнул его в сторону, а затем принялся избивать дочь. К несчастью, Алоис в тот вечер была рядом – перебирала товары в подсобке. Выбежав на крики, она увидела, что муж повалил ее любимицу на пол и пинает ногами.

За двадцать лет, прожитых с тираном-мужем, Алоис ко всему притерпелась и уже не пыталась защищать ни себя, ни детей. Но при виде этой безобразной картины в душе несчастной забитой женщины что-то надломилось. Заметив, что рядом на полу валяется револьвер, она схватила его и...

Вианка уверяла, что мать нажала на курок случайно. Так ли было – кто знает? Рамон рухнул как подкошенный; осознав, что натворила, Алоис потеряла рассудок. К полуночи, как и обещал, явился Роберто. Вместе с Вианкой они обсудили, что делать, и решили, что должны любой ценой защитить мать. Вдвоем они вынесли тело отца на улицу и спрятали в мусорный бак напротив лавки, а несколько часов спустя отправились к шерифу и заявили, что Рамон вышел на улицу покурить и не вернулся. Револьвер Вианка спрятала на заброшенном складе в другом конце города, где никому не пришло бы в голову его искать.

Десять лет семья Эстеван прожила спокойно. Но вот Маккаллума освободили – и Вианку охватил ужас: она понимала, что теперь расследование начнется заново и полиция не успокоится, пока не найдет настоящего убийцу. После разговора с Шепом, почувствовав, что офицер в чем-то подозревает Нейва Смита, Вианка решила оговорить того: подбросила ему револьвер и изменила показания, заявив, что видела его в лавке и что у него вышла ссора с ее отцом. А Роберто по ее просьбе позвонил Шепу домой и рассказал, где искать орудие убийства. В отчаянном страхе за мать Вианка не остановилась даже перед тем, чтобы соблазнить Шепа. «Чтобы он был на моей стороне», – объяснила она на суде.

Алоис была признана невменяемой. Вианке грозила тюрьма: но искреннее раскаяние обвиняемой, ее самоотверженная любовь к матери (а быть может, и молодость, и красота) смягчили присяжных, и суд приговорил ее лишь к нескольким годам условно.

– Не знаю, не знаю... – покачал головой Нейв. – Шеп не слишком-то уважает закон – но, с другой стороны, чутье у него есть, и в серьезных делах он честен.

Подойдя к бортику, он потрепал дочь по мокрым волосам, и Элизабет засмеялась. Если перед Шелби девочка еще немного робела, то отца просто обожала.

– К тому же у него сейчас своих проблем по горло. Ты знаешь, что Пегги Сью его на порог не пускает?

– Да, но я слышала, что вчера они вместе ужинали.

– Что ж, – улыбнулся Нейв, – посмотрим, сумеет ли она простить ему измену.

– По крайней мере, чары Вианки ему больше не грозят. После суда Эстеваны уехали из города, куда – никто не знал. Вернулась в Даллас и Катрина Неделески. После серии ее репортажей тираж «Лон стар» взлетел до небес; сейчас Катрина писала об убийстве Эстевана книгу и с присущей ей скромностью уверяла, что это будет бестселлер века.

Шелби несколько раз звонила ей, не желая терять из виду новообретенную сестру – хотя, по совести сказать, чувствовала себя неловко и не очень понимала, о чем с ней говорить. Она чувствовала, что Катрину снедает глубокая, непреходящая обида на судью, и, будь ее воля, она сделала бы все, чтобы примирить отца и дочь, но пока что ни Джером Коул, ни Катрина не желали сделать первый шаг. А ведь оба они знали, что дни судьи Коула сочтены. Что ж, видно, в жизни не все складывается как в книгах – время лечит не все раны, и не всякая история завершается счастливым концом.

– Нейв, иди к нам! – позвала отца Элизабет. – Поплавай с нами!

– Точно, присоединяйся! – улыбнулась Шелби и, не в силах удержаться от детской шалости, плеснула в него водой.

– Милая моя, – протянул Нейв, и уголки рта его поползли вверх, – ты, кажется, напрашиваешься на неприятности!

– Хочешь меня наказать? – рассмеялась Шелби. – Попробуй, если ты настоящий мужчина!

Лицо Нейва осветилось улыбкой – такой знакомой, такой родной.

– Решила проверить, что я за мужчина? Что ж, сейчас узнаешь!

И как был, в футболке и джинсах, он прыгнул в воду, подняв столб сверкающих брызг. Шелби с визгом бросилась наутек, а Нейв – за ней: под радостный смех Элизабет он догнал жену, схватил за плечо и окунул в воду.

– Будешь еще брызгаться? Будешь?

– Ну погоди, ты мне за это ответишь! – задыхаясь от смеха, пригрозила Шелби.

– Непременно отвечу, – внезапно охрипшим голосом произнес Нейв. – Только не здесь. И не сейчас.

Она провела пальцем по его губам:

– Вечером. В спальне.

– Сегодня – и всегда. До самой смерти. А если этого срока тебе мало, – усмехнулся он, – поищи себе кого-нибудь другого.

– Мне никто не нужен, кроме тебя, – тихо ответила Шелби. Так оно и было.


Глава 19 | Блудная дочь | Примечания