home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



0 часов 35 минут


Кальдак уже подходил к дверям бара, когда мобильный телефон в его кармане зазвонил.

– Бесс надумала уехать из Нового Орлеана! – выпалил Йел. – Я решил, что тебе это будет интересно.

– Что случилось? – нахмурился Кальдак. – Она уже собирает вещи. Едет в больницу Хопкинса. Завтра утром у ребенка операция.

Вот так. Закон Мерфи – всякая неприятность, которая может случиться, случается. Разумеется, операцию назначили именно на тот день, когда он, Кальдак, будет очень далеко от Бесс!

– Ты летишь с ней?

– Я полагаю, у меня нет выбора, – вздохнул Йел. – Ты ведь помнишь, какое опрометчивое обещание я тебе дал. Охрана уважаемой Бесс Грейди становится все более тяжким делом. Правда, у меня есть одна хорошая новость: мы как будто вычислили Де Сальмо.

– Каким образом?

Йел коротко рассказал Кальдаку о логических умозаключениях Бесс.

– Рамсей собирается завтра утром арестовать этого клоуна.

– Рамсей знает, что вы уезжаете?

– Пока нет. Доложить ему?

– Доложишь, когда прибудете на место. С одной стороны, он не должен помешать вам, с другой – пусть обеспечит охрану Бесс в больнице.

– Я тоже так рассудил.

– Выведи ее с черного хода. Машина у тебя есть?

– Моя машина на стоянке на Канал-стрит. Во дворе дежурят агенты Рамсея. Как нам их миновать?

– Разве я должен тебя учить? По-моему, до сих пор ты вполне справлялся без моих советов.

– Благодарю.

– Купи билет до Милуоки. В Чикаго убедись, что за вами нет слежки, и вылетай в Балтимор.

– Какие еще будут распоряжения?

– Ах, черт… Извини.

Йел имел полное право на саркастическую усмешку. Разве можно держать ситуацию под контролем на расстоянии? Кальдак знал, что совершенно бессилен, а ведь именно в этот момент ему необходимо быть рядом с Бесс. Потому что он боится. До смерти боится.

Йел резко переменил тему:

– Ты обнаружил Морриси?

– Он мертв.

– Тьфу.

– Именно. Но у меня, кажется, есть одна ниточка. Потом расскажу. Когда приедете в больницу, позвони мне.

– Как только предоставится возможность. При Бесс я звонить не буду: у нее от этого испортится настроение. Она вполне может дать мне в морду, если узнает, что я перед тобой отчитываюсь.

– Хорошо, звони как сможешь.

Кальдак отключил телефон и напомнил себе: ближайшая задача – разыскать Коди Джефферса. Ни к чему сейчас думать о Бесс. Йел умен и осторожен, он сумеет позаботиться о ней.

Не нужно думать о Бесс!

* * *

Когда Бесс услышала, что Йел говорит по телефону, она сразу поняла: он позвонил Калвдаку. Ладно, в конце концов, пусть Кальдак знает о ее планах, ей плевать. Только зачем Йел звонит ему тайком?

Она надела жакет, повесила на шею фотоаппарат и вышла в гостиную.

– Я готова. Надеюсь, Кальдак подсказал вам, как надо отсюда выбираться?

– Ого! – присвистнул Йел, взяв у нее чемодан. – Вы проницательны, леди. Извините. Мне просто не хотелось вас расстраивать.

– Я предпочитаю откровенность, как вы уже, надеюсь, заметили. Как мы пойдем?

– Через задний двор. Подождите меня на крыльце. Я попытаюсь куда-нибудь отослать агента.

– А если не получится?

– Тогда я очень аккуратно стукну его по макушке.

Они вышли из квартиры. Бесс заперла дверь и заметила:

– Мне не нравится, когда людей бьют по голове. Да и Рамсей, я думаю, расстроится.

– Ну, это меня не очень огорчит. Так. Стойте здесь.

Йел растворился в темноте. Задний двор не освещался, и как Бесс ни вглядывалась, она не могла разглядеть ни Йела, ни охранника.

Ей стало не по себе: не слышно никаких голосов, полная тишина.

– Бесс, где вы? – послышался шепот Йела, и Бесс вздрогнула от неожиданности. – Идемте. Быстро.

Бесс бегом спустилась по лестнице, и Йел повел ее через двор.

– Куда вы его дели? – шепотом спросила она.

– Никуда, – отозвался Йел. – Его там не было.

– Как так?

– Не было, и все. – В голосе Йела сквозила тревога. – И мне, если честно, это очень не нравится. Рамсей не велел ему отлучаться с поста.

– А ведь того, первого охранника, Питерсона, зверски убили…

Йел не ответил, а только крепче сжал ее локоть.

Прежде чем попасть на улицу, нужно было пересечь темную подворотню, где, возможно, притаился убийца..

– Я пойду вперед. Держитесь в нескольких шагах за мной, – скомандовал Йел и пропал во мраке.

Бесс осталась одна. Ледяной ужас сковал сердце. Она была уверена, что за ней наблюдают, просто кожей чувствовала на себе взгляд врага. А Йел ушел вперед.

Бесс обернулась. Во тьме ее окружали призраки. Тени теней.

И внезапно одна из них пошевелилась.

Спаси меня, Боже!Она бросилась бежать. Впереди показались фонари и темный силуэт Йела.

– Йел!!!

– Бесс, что…

Чья-то рука схватила ее за волосы и с силой рванула назад. Бесс оглянулась и увидела размалеванное белой краской лицо. В ту же секунду что-то блеснуло в темноте. Лезвие!

– Бесс, беги!

Йел вырвал ее из рук Де Сальмо и оттолкнул с такой силой, что она ударилась о кирпичную стену.

Но куда бежать? Как оставить Йела? Бесс увидела, как две черные фигуры рухнули на асфальт, а потом одна из них поднялась на ноги. Но кто это – Йел или Де Сальмо?

Бесс побежала прочь, с ужасом прислушиваясь к шагам за спиной. Сердце ее стучало уже где-то в горле. Еще мгновение – и она почувствовала, что ее схватили за руку.

– Бесс!

Она остановилась вне себя от радости.

– Господи, Йел, а я подумала… Я не знала…

– Зато он знал свое дело, – задыхаясь, проговорил Йел.

– Де Сальмо?

– Полагаю, да. Или у вас есть другие зеленоволосые знакомые?

– Что с ним?

– Можете больше о нем не думать.

– Он мертв?

– Мертвее не бывает. Я тоже знаю свое дело.

Они миновали подворотню и вышли на улицу. Боже, здесь фонари! Здесь свет!

– И что же теперь делать с телом? – спросила Бесс.

– Если вы все еще желаете лететь в Балтимор, я предлагаю оставить мистера Де Сальмо на попечение Рамсея. Впрочем, можете остаться и дождаться его здесь.

– Я лечу в Балтимор, – вздохнула Бесс.

– Я так и думал. Сейчас нам лучше не встречаться с людьми Рамсея.



предыдущая глава | И тогда ты умрешь | 1 час 40 минут