home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 17

Появление квизитора

Я снова спустился вниз перед самым рассветом. Небо, ночью такое чистое, сейчас затянули тяжелые тучи, в воздухе не было ни ветерка, лужайки покрывала первая осенняя изморозь.

Ведьмак стоял возле задней двери, почти в той же позе, в какой я оставил его. Вид у него был усталый, а лицо пасмурное, мрачное – почти как небо над головой.

– Ну, парень, давай-ка пойдем и оценим урон.

Я подумал, что он имеет в виду дом, но вместо этого он зашагал в сторону западной части сада. Повреждения были, конечно, но не настолько серьезные, как можно было предположить по тому, что тут творилось ночью. Несколько больших веток обломились, трава была усыпана мелкими сучками, скамья перевернута. Я помог Ведьмаку поставить ее на место.

– Не так уж страшно, – сказал я, чтобы подбодрить его, уж слишком мрачно он выглядел.

– Еще как страшно, – угрюмо возразил он. – Я предполагал, что Лихо будет становиться все сильнее, но слишком уж быстро это происходит. Я такого никак не ожидал. Выходит, у нас времени осталось всего ничего!

Мы пошли обратно. На крыше видны были щербины от выпавшей черепицы, колпак одной дымовой трубы отвалился.

– Этим нам пока некогда заниматься, – заявил Ведьмак.

Почти сразу же мы услышали донесшийся из кухни звон колокольчика. В первый раз за это утро губы Ведьмака тронула бледная улыбка. Казалось, напряжение отпустило его.

– По правде говоря, я не был уверен, что сегодня утром у нас будет завтрак, – сказал он. – Может, все не так плохо, как я думал…

Первое, что я заметил, оказавшись на кухне, это кровь на плитках пола между столом и очагом. И тут было по-настоящему холодно. Потом мне стало ясно почему. Я проучился у Ведьмака почти полгода, но за все это время впервые утром в камине не горел огонь. И на столе не было ни яиц, ни ветчины; просто по одному тонкому ломтику поджаренного хлеба на каждого.

Ведьмак предостерегающе тронул меня за плечо.

– Не говори ничего, парень. Ешь и будь благодарен за то, что есть.

Я послушался, но, проглотив последний кусочек хлеба, почувствовал, что в животе по-прежнему урчит.

Ведьмак встал.

– Превосходный завтрак. Хлеб поджарен – лучше не бывает, – сказал он в пустоту. – И спасибо за все, что ты сделал этой ночью. Мы оба тебе очень благодарны.

По большей части домовой оставался невидимым, однако сейчас он снова приобрел облик большого рыжего кота. Раздалось еле слышное мурлыканье, и он возник неподалеку от очага. Правда, на этот раз он выглядел не так, как прежде. Одно рваное ухо кровоточило, шерсть на шее испятнала кровь. Но ужаснее всего было то, что он ослеп на один глаз – на месте левого зияла кровоточащая рана.

– Он никогда уже не будет таким, как прежде, – с грустью сказал Ведьмак, когда мы вышли во двор. – Нам повезло, что Лихо еще не обрел всю свою силу и мы пережили эту ночь. Домовой помог нам выиграть немного времени, и мы должны с толком использовать его, пока еще не поздно…

Не успел он договорить, как на перекрестке зазвонил колокол. Значит, опять Ведьмак кому-то понадобился. После всего, что случилось, я подумал, что Ведьмак отмахнется от этой новой напасти, но ошибся.

– Ну, парень, иди узнай, что там стряслось.

Колокол перестал звонить прежде, чем я добрался до места, но веревка все еще покачивалась. В кругу деревьев, которые у нас называют лозой, было сумрачно, как обычно, но мне понадобилось одно мгновение, чтобы понять – это был не вызов по делам Ведьмака. Там ждала девочка в черном платье. Алиса.

– Ты ужасно рисковала! – воскликнул я, качая головой. – Тебе повезло, что мистер Грегори послал сюда меня.

Алиса улыбнулась.

– Старик Грегори сейчас не в том состоянии, чтобы поймать меня. От него и половины не осталось.

– Смотри, не просчитайся! – рассердился я. – Он заставил меня вырыть яму. Ту самую, в которой ты окажешься, если не будешь осторожна.

– Сил у старика Грегори совсем не осталось, вот он и поручил тебе копать яму! – насмешливо ответила Алиса.

– Вовсе нет. Он заставил копать меня, чтобы я смирился с тем, что нужно сделать. Это мой долг – посадить тебя туда.

Внезапно в голосе Алисы послышались грустные нотки.

– Неужели ты и впрямь поступил бы со мной так, Том? После всего, через что мы вместе прошли? Я-то ведь спасла тебя от ямы. Ты забыл, как Костлявая Лиззи хотела заполучить твои кости? Как она точила свой нож?

Нет, все это я хорошо помнил. Без помощи Алисы той ночью мне пришел бы конец.

– Послушай, Алиса, отправляйся на холм Пендл прямо сейчас, пока еще не поздно. Уйди отсюда как можно дальше!

– Лихо не согласен. Он думает, что я должна еще какое-то время оставаться тут.

– Надо же, он не согласен! – взорвался я. – Да кто он такой? Этой ночью он напал на дом Ведьмака и едва не убил нас. Это ты послала его?

Алиса покачала головой.

– Я тут совершенно ни при чем, Том, клянусь. Мы поговорили, вот и все.

– Я думал, ты не собираешься больше иметь с ним дела! – воскликнул я, не веря своим ушам.

– Я старалась, Том, в самом деле старалась. Но он приходит и нашептывает мне… разное. Приходит в темноте, когда я пытаюсь уснуть. Разговаривает со мной в моих снах. И обещает… всякие вещи.

– Какие еще вещи?

– Не все так просто, Том. Ночами уже становится холоднее, теплое время заканчивается. Лихо говорит, что я могла бы иметь дом с большим камином, много угля и дров и никогда ни в чем не нуждалась бы. Обещает красивую одежду, так что люди перестали бы воротить от меня нос, как делают сейчас, когда я выгляжу точно какая-нибудь оборванка.

– Не слушай его, Алиса. Соберись с духом, постарайся!

– Если бы я и впрямь совсем его не слушала, – сказала Алиса со странной полуулыбкой на лице, – ты бы первый об этом пожалел. Видишь ли, мне известно кое-что еще. И это кое-что может спасти жизнь тебе и старику Грегори.

– Говори.

– С какой стати? Ведь ты собираешься до конца дней держать меня в яме!

– Это нечестно, Алиса.

– Ладно, я помогу тебе еще раз. Но хотелось бы знать, можно ли рассчитывать, что ты сделаешь то же самое для меня?.. – Она замолчала и грустно улыбнулась. – Видишь ли, к Чипендену приближается квизитор. У него обгорели руки на костре, и теперь он жаждет мести. Ему известно, что старик Грегори живет где-то поблизости. Он взял с собой вооруженных людей и собак-ищеек с огромными зубами. Будет здесь не позже полудня. Так что иди и расскажи об этом старику Грегори. Благодарности, ясное дело, я от него не жду.

– Да-да, иду!

И я рванул прочь, побежал вверх по холму прямо к дому. На бегу почувствовал стыд, что и сам не поблагодарил Алису, но как благодарить за то, что она в очередной раз помогла нам с помощью тьмы?

Ведьмак ждал меня у самой двери.

– Ну, парень, и носишься же ты. Отдышись-ка сначала. Судя по твоей физиономии, новости не из приятных.

– Квизитор на пути сюда! – выпалил я. – Он узнал, что мы живем неподалеку от Чипендена.

– И кто тебе рассказал об этом? – Ведьмак с задумчивым видом почесал бороду.

– Алиса. Она говорит, он будет здесь к полудню. А ей сказал Лихо…

Ведьмак испустил тяжкий вздох.

– Так, нам лучше поскорее убраться отсюда. Прежде всего спустись в деревню и скажи мяснику, что мы уходим на север, в Кастер, и какое-то время нас не будет. Потом то же самое сообщи бакалейщику. Пусть, по крайней мере, неделю не присылает нам провизию.


Я кинулся в деревню и сделал все, как было велено. Когда я вернулся, Ведьмак уже ждал на пороге, готовый отправиться в путь. Свой мешок он отдал мне.

– Мы ведь идем на юг? – спросил я. Ведьмак покачал головой.

– Нет, на север, как я и сказал. Нам нужно на холм Хейсхем, чтобы, если повезет, поговорить с призраком Нейза.

– Но зачем же было сообщать всем, куда мы идем? Не лучше ли было сделать вид, будто мы собираемся на юг?

– Потому что я очень надеюсь, что квизитор на своем пути сюда завернет сначала в деревню. Узнав новости, он не станет обыскивать дом, а поскачет на север в надежде, что его собаки-ищейки быстро найдут наш след. Таким образом, мы уведем их от дома. В моей библиотеке есть просто незаменимые книги. Если он нагрянет сюда, его люди разграбят и, возможно, сожгут дом. Нет, я не могу подвергать такому риску свои книги.

– А как же домовой? Разве он не охраняет дом и сад? Разве не готов разорвать на куски любого, кто попытается проникнуть сюда? Или он теперь слишком ослабел?

Ведьмак вздохнул, глядя на свои сапоги.

– Нет, пока сил у него хватит, чтобы справиться с квизитором и его подручными, но я не хочу, чтобы на моей совести была гибель людей, если без этого можно обойтись. И даже если домовой убьет всех, кто попытается проникнуть сюда, некоторые наверняка смогут убежать. После этого уже никто не усомнится, что я заслуживаю смерти на костре. Они вернутся, но уже с целой армией. Этому не будет конца. Тогда уж точно покоя не жди, и придется мне покинуть Графство.

– Но ведь они могут нас схватить!

– Нет, парень, – если мы пойдем напрямую через холмы. На конях там не очень-то поскачешь, и вдобавок мы опередим их на добрых несколько часов. Мы знаем Графство хорошо, а люди квизитора здесь чужаки. Ладно, пошли, мы и так уже много времени потеряли!

И Ведьмак так быстро зашагал в сторону холмов, что я, с тяжелым мешком за плечами, едва поспевал за ним.

– Разве некоторые люди квизитора не могут просто обогнать нас, чтобы встретить в Кастере? – спросил я.

– Уверен, так они и сделают. Если бы мы и впрямь собирались в Кастер, нам бы точно не поздоровилось. Нет, мы обойдем город с востока, а потом свернем на юго-запад, к Хейсхему. Туда, где каменные могилы. С Лихом надо что-то делать, а время на исходе. Поговорить с Нейзом – вот наша последняя надежда.

– А потом что будет? Мы когда-нибудь сможем вернуться домой?

– Почему бы и нет? Со временем… В конце концов квизитор потеряет наш след. О, он не сразу отступится, не сомневайся. Однако поищет-поищет – и уберется туда, откуда пришел. Кому охота таскаться по морозу, когда можно пересидеть зиму в тепле?

Я кивнул, однако на душе у меня все равно было беспокойно. План Ведьмака, может, и был неплох, но изъяны в нем просто бросались в глаза. Взять хотя бы, что, пусть даже сейчас чувствуя себя лучше, он пока недостаточно окреп для перехода через холмы. И нас могут схватить еще до Хейсхема. Опять же, ничто не мешает людям квизитора обыскать дом Ведьмака и сжечь его дотла, в особенности если они потеряют наш след. И во всех случаях следующий год спокойным не будет. Весной квизитор наверняка отправится на север снова. Он производит впечатление человека, который никогда не сдается. Как ни кинь, всюду клин. У меня никак не получалось представить себе, при каком раскладе мы сможем снова спать спокойно. И еще одна мысль буквально сразила меня…

Что, если они схватят меня? Квизитор пытает людей, добиваясь от них ответа на свои вопросы. Что, если я не выдержу и расскажу, откуда я родом? Они забирают себе или сжигают дома ведьм и колдунов. Может так получиться, что папа, Джек и Элли лишатся крыши над головой. А что произойдет, если квизитор увидит маму? Она не в состоянии выходить на солнечный свет, часто помогает местным повитухам во время трудных родов, собирает и хранит лечебные травы. Маме несдобровать!

Терзаемый всеми этими тревогами, я все же помалкивал, потому что чувствовал, что Ведьмак и без того устал от моих вопросов.


Час спустя мы уже были высоко в холмах. Ветра не было, и день обещал быть погожим.

Если бы не причина, по которой мы оказались здесь, я наверняка радовался бы тому, насколько погода хороша для прогулки. Компанию нам составляли лишь кроншнепы и кролики, и далеко на северо-западе в солнечном свете посверкивало море.

Поначалу Ведьмак шел впереди, очень даже энергично, но задолго до полудня начал сдавать и, когда мы присели рядом с пирамидой из камней, выглядел уже совершенно измотанным. Когда он разворачивал сыр, я заметил, что руки у него дрожат.

– На, парень. – Он протянул мне небольшой кусок. – Только не накидывайся сразу.

Я принялся медленно жевать сыр.

– Ты заметил, что девчонка идет за нами? – спросил Ведьмак.

Я изумленно посмотрел на него и покачал головой.

– Она держится в миле позади. Мы остановились, и она остановилась. Как думаешь, что ей нужно?

– Наверное, ей просто некуда идти, разве что на холм Пендл, а туда она не хочет возвращаться. И в Чипендене тоже остаться не может, там ведь вот-вот появятся квизитор и его люди.

– Ага. А может, просто ты ей нравишься, вот она и плетется за тобой. Жаль, что я не успел разобраться с ней до того, как мы покинули Чипенден. Она представляет собой угрозу, потому что, куда бы ни пошла, Лихо тоже будет держаться неподалеку. Сейчас-то он под землей, но настанет ночь, и его потянет к ней, словно мотылька к пламени свечи. Если она еще раз даст ему своей крови, он сможет видеть ее глазами и слышать ее ушами. Да и другой добычи кругом полно, хоть людей, хоть животных. Он будет питаться их кровью, становясь все сильнее и сильнее. И в конце концов обрастет плотью. То, что происходило сегодня ночью, лишь начало.

– Но если бы не Алиса, мы бы остались в Чипендене, – заметил я. – И попали бы в лапы квизитору.

Ведьмак словно и не слышал моих слов.

– Ладно, пора идти. Сидя здесь, я не становлюсь моложе, – сказал он.

Однако спустя час мы уже снова отдыхали, на этот раз еще дольше. И так продолжалось весь день – переходы становились все короче, привалы все длиннее. К заходу солнца погода изменилась. В воздухе запахло влагой, и вскоре пошел мелкий дождь.

Когда стемнело, мы начали спускаться к ограде – длинной стене, сложенной без раствора из разномастных камней. Склон был крутой, трава скользкая, и оба мы несколько раз падали. Хуже того, дождь усилился и подул сильный ветер.

– Давай передохнем, пока я отдышусь, – сказал Ведьмак.

Он подошел к стене, мы перелезли через нее и уселись с другой стороны, укрываясь от дождя и ветра.

– В моем возрасте сырость проникает в самые кости, – проворчал Ведьмак. – Проживешь всю жизнь в Графстве, будешь чувствовать то же самое. Рано или поздно здешняя погода любого доконает. Либо кости, либо легкие – что-нибудь да страдает.

Мы съежились у стены. Я ужасно устал и, несмотря на погоду, с трудом боролся со сном, но все же уснул. Мне приснился сон, один из тех долгих снов, которые, кажется, тянутся всю ночь. И в конце он превратился в кошмар.


ГЛАВА 16 Яма для Алисы | Проклятие Ведьмака | ГЛАВА 18 Кошмар на холме