home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Аманда

Опершись на рюкзак и вытянув ноги, он сидел на автобусной станции компании «Грейхаунд», наслаждался вновь обретенной свободой и наблюдал за лениво проплывающими облаками. Ветер, трепавший волосы, вяло пытался стянуть с запястья ремешок футляра с фотоаппаратом.

Таким она увидела его впервые. Он поднял глаза, его зрачки расширились в безмолвном одобрении, и футляр фотоаппарата немедленно оказался на коленях, уже раскрытый.

Его звали Микеланджело Магистрале. Знакомые считали его профессиональным фотографом, а отец, в те редкие дни, когда признавал существование собственного сына, звал бродягой, что тоже не грешило против истины. Двадцать три года Микеланджело плыл по течению, не отвлекаясь на корысть и амбиции, не нажил особых богатств, хотя и не считал себя бедным. Даже любовницам не удавалось серьезно задеть или обидеть его, хотя они уходили, не объясняя причин. Магистрале считал себя пацифистом, не носил оружия, никогда не затевал драку первым, предпочитал не нарушать закон, хотя достаточно часто попадал в поле зрения полиции. Он отличался отличной реакцией, ясной головой и умением предугадывать намерения противника по выражению глаз.

Окружающие в первую очередь замечали красивое лицо и ухоженные волосы, поэтому его часто недооценивали; Магистрале не возражал и принимал это как должное. Он не держался за прошлое, плыл по течению, курсируя от обеда к обеду и от постели к постели, и не запоминал почти ничего, кроме встретившихся лиц и испытанных эмоций, не планировал и не предсказывал свое будущее. Не испытывая приязни к поездам и автобусам, он чаще ездил автостопом и иногда задерживался в крохотных городках, не отмеченных на картах, вроде Тотем-Рока. А сейчас, когда перед ним стояла интересная девушка, даже автобусный билет внезапно показался очень соблазнительным вложением денег.

Не так давно Магистрале снимал развороты для «Бандита», глянцевого журнала для мужчин, но ни одна из моделей, участвовавших в съемках (включая и жившую здесь, в Тотем-Роке), не была так красива, как девушка, шедшая навстречу. Светлые волосы рассыпаны по плечам, кожаный плащ тщательно скрывает фигуру (так хорошо умеют скрывать свои тайны только в ЦРУ), ноги в обтягивающих джинсах длинные и стройные, а походка – как у богини или по крайней мере как у женщины, знающей себе цену. Такое Магистрале мог оценить, будь незнакомка хоть в скафандре.

Магистрале сначала навел на нее фотоаппарат, затем неохотно опустил. Девушка не вздрогнула, не отвернулась, но и не улыбнулась. Она казалась взволнованной и даже испуганной.

– Привет.

Девушка кивнула.

– Не знаешь, который час?

Он улыбнулся.

– Если я еще не запутался во временных поясах, то половина девятого.

– Только сошел с автобуса?

– Да.

– Откуда?

– Вроде бы из Торонто.

– Вроде бы?

Он ухмыльнулся.

– Торонто – последнее место, где мне удалось поспать не в зале ожидания автобусной станции. Я побродил там с недельку, поснимал, посмотрел, как краснеют кленовые листья. Там хорошо, чисто... А ты куда едешь?

Девушка чуть заметно вздрогнула.

– В Калгари.

– Зачем?

– Так надо.

– К жениху?

– Нет.

Ответив, девушка отвела взгляд и прикусила губу. Красивые черты и без того бледного лица исказились, и Маг решил, что просто обязан увидеть ее улыбку.

– А ты куда едешь? – спросила она.

– Бог его знает, – жизнерадостно сообщил Магистрале. – Поживу здесь пару дней, а потом, наверное, поверну на юг. Или на запад. В Ванкувер, например. Или в Калгари, раз уж зашел разговор.

– Ты не здешний, – заключила она.

– Я отовсюду понемножку. Родился в Бруклине, год проучился в бостонском колледже... кстати, если это не заметно, моя семья из Италии. Моя фамилия Магистрале, хотя друзья зовут меня Магом. А как насчет тебя?

– Из Ванкувера.

– Что? Я спросил о... ну, не важно.

Неожиданная собеседница смотрела на кафе, разместившееся под одной крышей с автобусной станцией, явно разглядывая сквозь стекло сидящих там людей.

– Мне нужны деньги, – сорвалось с ее губ.

Маг проследил за взглядом девушки. Все посетители как минимум немолоды, сплошь полунищие фермеры в клетчатых рубахах. Ни один из них не похож на человека, готового расстаться с собственными деньгами ради какой-то девчонки, которой не хватает на автобусный билет. Маг не стал заходить в кафе сразу, когда вышел из автобуса, несмотря на то, что с удовольствием посидел бы в тепле, вместо того чтобы мерзнуть на открытой всем ветрам станции. Но интуиция подсказывала, что теплого приема там ждать не приходится.

Переключив внимание на девушку, фотограф предположил, что ей лет девятнадцать и она наверняка где-нибудь учится. Нервничает и вообще какая-то издерганная, но никаких признаков наркомании не выказывает – прожив многие месяцы в беднейших и опаснейших трущобах десятков городов, Маг с легкостью умел распознавать их. Он хотел увидеть ее глаза, однако девушка прятала их за темными очками. За исключением огромной сумки в руках, никакого другого багажа у нее не было.

– Сколько?

– Мне не хватает двадцати семи долларов. Он кивнул. Коренные ньюйоркцы известны своим подозрительным отношением к тем, кто просит у них деньги, и Маг, имевший четырех сестер, по собственному опыту знал, что хорошенькие девушки достойны доверия не больше прочих... Но в бумажнике лежало приблизительно сорок канадских долларов, да еще около двухсот американских, которые можно будет обменять, как только откроются банки. Короче говоря, он может позволить себе выкинуть двадцать семь баксов на ветер, чтобы доставить девушке удовольствие. В конце концов, Магистрале всегда удавалось путешествовать по Америке за гроши. Большинство людей с первого взгляда проникались к нему доверием, охотно брали в попутчики и приглашали к себе как минимум переночевать.

Он же расплачивался, чем мог: сменял водителя за рулем, заводил интересные беседы и отвечал взаимным доверием. Деньги никогда не станут ценнее доверия.

– Послушай, я сняла здесь квартиру, – начала девушка, приняв его молчание за отказ. – Оплатила ее до пятницы... Если тебе негде переночевать, – она сунула руку за пазуху и вытащила ключ на плетеном шнурке, – то вот, держи.

– Что у тебя случилось? Неприятности в семье? Несчастный случай? Кто-то попал в больницу?

– В больницу.

– Кто?

– Я. Мне надо вернуться. Я думала, все обойдется, но... Господи!

Маг не сводил глаз с девушки, которая расплакалась и, сдвинув очки на лоб, начала рыться в сумке в поисках платка. Он всегда гордился своим умением чувствовать обман, но сказанное не было ложью. Хотя назвать это правдой – все равно что заявить, что он единственный сын своей матери, да к тому же девственник.

– Как тебя зовут?

– Аманда Шэрмон.

Маг достал из кармана джинсов бумажник и извлек на свет божий три десятки.

– Держи.

– Спасибо. – Девушка вытерла глаза и, прежде чем опустить очки, внимательно посмотрела на Мага, которому не терпелось увидеть на лице немного успокоившейся собеседницы улыбку. – Спасибо. Я сейчас принесу сдачу.

– Забудь.

– Нет, я так не могу. Вот что. Давай, ты мне скажешь адрес, куда выслать деньги.

Маг медленно протянул руку и снял с незнакомки очки. Она вздрогнула, но не попыталась его остановить.

– Как же ты хочешь вернуться сюда, если у тебя нет денег?

– У меня в Калгари есть знакомые, а если никто не даст взаймы, поеду автостопом. – Девушка снова порылась в своей сумке и выудила карандаш с блокнотом. – Адрес?

– Да нет никакого адреса... вышли их моему дядюшке Данте, я иногда на него работаю. Невада, Боулдер-Сити, почтовое отделение восемнадцать... да, кажется, так.

– Невада?

– А ты, часом, не оттуда приехала?

– Нет... Я была в Вегасе.

Магистрале вытащил из бумажника визитную карточку и дал ей переписать адрес.

– Чудесно быть итальянцем – всюду найдутся родственники. Забудь о деньгах, напиши лучше просто так, как у тебя дела, все ли в порядке. Как знать, возможно, я приеду тебя навестить.

Аманда закончила записывать, кивнула и бросила блокнот с карандашом обратно в сумку.

– Сейчас вернусь, – пообещала она и встала.

– Стой! Ты оставила ключ!

– Возьми себе. Поживи там, если хочешь. В любом случае, отдай, пожалуйста, ключ хозяйке, иначе мне придется выслать его по почте. Хорошо?

– Где это находится?

– Дом номер 44А по Норт-стрит.

Маг кивнул и сунул ключ в карман.

– Эй! Улыбнись!

Аманда уже уходила, но оглянулась, неуверенно пытаясь изобразить улыбку. Рассмеялась, и Маг сделал снимок, затем еще один, крупнее, затем портрет и почувствовал, что жизнь прекрасна.

Через семь минут девушка вернулась, протянула три доллара. Он покачал головой.

– Лучше купи что-нибудь перекусить по дороге.

– В больнице накормят.

Маг, пожав плечами, взял деньги. За время отсутствия Аманда успела умыться, подкраситься и куда-то убрала очки. Ее веки все еще были слегка припухлыми, короткие ресницы – мокрыми, а глаза – немножко красноватыми, но все-таки она стала выглядеть намного лучше.

– Спасибо тебе еще раз.

Он поцеловал Аманду в лоб и ощутил странный, едва заметный аромат ее волос, скорее необычный, чем неприятный.

– Не бери в голову. Надо же раз в год делать доброе дело. Или хотя бы в несколько лет... Что-то я увлекся. Когда твой автобус?

– Придет через пять минут, отправится через тридцать. Ты запомнил адрес?

– Норт-стрит, 44А.

– Правильно.

– В какой ты больнице?

– Что?

– В какой ты больнице? Вдруг я приеду в Калгари и захочу тебя проведать?

– В центральной. Восточная авеню, восемьсот сорок один, – не задумываясь ответила она. На минуту воцарилась тишина.

– А что ты делаешь для дяди? – наконец спросила Аманда.

– Ничего особенного, подрабатываю иногда. Я фотограф.

– И что ты снимаешь?

– То, за что платят. Портреты, свадебные снимки, чаще всего – обнаженку для мужских журналов.

– Похоже, интересная работа, – раздался бесстрастный ответ.

– Нет, этим невозможно увлечься надолго. Снимки всегда выглядят хуже, чем хочется, а если вдруг выходят как надо – не нравятся редактору. Модели пытаются свести концы с концами после того, как их мужья в очередной раз продулись в Вегасе, разведенные желают доказать всему свету свою независимость. Есть неудачницы, которым не удалось отыскать в своих головах мозгов, а своему телу – другого применения. А еще будущие звезды, заблудившиеся по дороге в Голливуд, полупрофессиональные стриптизерши, уставшие официантки...

– Ты точно итальянец? Обычно итальянцы говорят иначе.

– Ты про акцент? У меня хороший слух.

– Нет, дело в другом. Просто... Наверное, ты не такой безнадежный мачо, как остальные.

Маг усмехнулся:

– Я как раз собирался закончить тем, что ни одна из них не могла сравниться с тобой красотой, но тебе, наверное, это часто говорят.

– Нет, нечасто. Особенно в последнее время.

– Да что же случилось с этим местом? Неужели здесь нет ни одного мужчины младше шестидесяти? – За свою жизнь он повидал немало провинциальных городков, где дела обстояли именно так, и не меньше таких, где хватало молодежи, что обычно оказывалось даже хуже. По опыту он знал, что маленькие города гораздо менее гостеприимны для бродяг без гроша в кармане и красивых женщин, чем мегаполисы.

– Нет... Наверное, я просто мало общаюсь с людьми.

– Напиши мне, как только выйдешь из больницы, мы быстро это изменим. Или тебе некогда? – Она молчала. – Ты, наверное, учишься? Что изучаешь?

– Математику. Теорию относительности. – За их спинами захрустел гравий. На площадку въехал автобус и захрипел дверями. – Спасибо за все. Маг. – Аманда встала.

– Не за что.

Он проводил ее до двери автобуса, поцеловал удивительно холодную руку, протянул билет водителю и, отойдя, вытянул шею и стал смотреть, как девушка пробирается к своему месту.

– Бог дал, автобус взял, – пробормотал Маг, все еще жалея, что Аманда улыбнулась лишь один раз. Стрелки часов не доползли до девяти тридцати, до встречи с Кэрол оставалось полтора часа, но банк уже должен был открыться.

Старшим кассиром оказалась девушка лет двадцати пяти с приятной улыбкой, северо-восточным акцентом, снисходительным взглядом, выдающим уроженку мегаполиса, и без обручального кольца на пальце. Видимо, сюда, в город-призрак, ее отправил подлец-начальник, да еще и назвал эту ссылку повышением. Фотограф обналичил дорожный чек на двадцать долларов и поинтересовался, где находится Норт-стрит. Дом сорок четыре был в семи кварталах от банка, и Маг решил, что прогуляется туда в другой раз, без рюкзака.

– Большое вам спасибо.

– Надолго вы сюда?

– Не знаю. А вы?

– До Рождества. Тогда меня опять переведут в Торонто.

– Вы оттуда?

– Ага. А вы?

Маг пожал плечами.

– Катаюсь с места на место. Как раз неделю назад побывал в Торонто. Милое местечко.

– Вы бездомный?

– Не совсем, – ухмыльнулся он. – Чаще мне говорят что-нибудь вроде: «Интересная у тебя, наверное, жизнь!» А вам, похоже, меня жаль.

– Да. Если честно, я даже представить себе не могу, как можно жить, не имея возможности позвонить домой.

– Зато вы искренни. Большинство людей не знают, что им нужно, и даже не смеют об этом задуматься.

– А вы?

– Я тоже не знаю. Но буду думать, пока не пойму. Чао.

На место встречи он вернулся в одиннадцать, предварительно вооружившись вишневой слойкой и новой кассетой Вангелиса. Маг сунул ее в плеер и ждал, уставившись в небо. За пару минут до полудня он снял наушники и сидел, наслаждаясь тишиной, пока не раздался рев мотора. Из-за угла показалась машина – старенький жучок «Фольксваген». Автомобиль остановился, открылась дверь, и оттуда выпорхнула улыбающаяся Кэрол – она была достаточно невелика ростом, чтобы уметь выбираться из «жука» с редким изяществом.

– Привет. Забрасывай рюкзак и едем скорее домой. Я с пяти часов на ногах, уже валюсь от усталости – всю неделю работаю по утрам. Как дела?

– Неплохо. – Даже уставшая, Кэрол двигалась слишком быстро, и Маг не успевал ее обнять, поэтому просто взял рюкзак и швырнул его в багажник. – А где ты работаешь?

– В магазинчике у автострады. Настоящий рай для грабителей. – Кэрол захлопнула багажник и открыла Магу дверь. – Мы работаем посменно, вчетвером, так реже выходишь в ночную смену. Я бы ушла, но чтобы содержать дом, нужны деньги. Он выставлен на продажу, а в нашем захолустье спрос на недвижимость невелик, и практически невозможно получить за него столько, чтобы хватило на переезд туда, где найдется работа. Ну, поехали. Ты уж не обижайся, я приготовлю что-нибудь на завтрак и сразу же завалюсь слать. Тебе, наверное, тоже ужасно хочется спать с дороги. Ах да, Дженни, которая работает в смену сразу после меня, просила узнать, не согласишься ли ты ее сфотографировать. Она видела один из твоих снимков, не тех, что для журнала; помнишь, ты сделал снимок в красном платье, и ей очень понравилось.

– Я ни разу в жизни не надевал красное платье, – проворчал Маг, но его голос заглушил шум мотора.

– Так что ты будешь на завтрак?


Таменага | Искусство ловли стрел | * * *