home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5

- Что ты там бормочешь, Боллукс? Говори громче!

Сидя за игровой доской напротив Чубакки, Хэн взглянул в другой конец пассажирского салона "Тысячелетнего сокола", где среди сваленных грудой контейнеров, герметических бочонков и всевозможных запчастей на упаковочной корзине пристроился старый дроид.

Вуки сидел в углу дивана, положив подбородок на огромную лапу, и, нервно подергивая черно-синим кожистым носом, щурил глаза на шахматную доску. Время от времени он переводил сосредоточенный взгляд с голографических фигурок на небрежно развалившегося Хэна. Чуи уже расправился с двумя фигурами противника, но сейчас он заметил, что его преимущество, оказывается, было мнимым. А между тем Хэн играл отнюдь не в полную силу. Внимание рассеивалось, игра не захватывала. Хэн был раздражен. Он все прокручивал и прокручивал теперешнюю ситуацию. Какие прелести сулит им этот полет? На первый взгляд - транспортировка пассажира… пассажиров… ну пусть нестандартных… она же - цена за ремонт. В общем, нормально. Новые сенсоры и антенна работают прекрасно, так же как и заново отлаженные системы корабля. Все сделано по высшему разряду, как-всегда у Дока… то есть, теперь у дочери Дока. Но невозможно смириться с мыслью, что "Сокол" болтается внутри этой бесформенной дуры, огромной баржи, как… Тут Хэн крякнул и мысленно извинился перед кораблем за сравнение. Вдобавок баржа строилась не для скоростных полетов, они тащились уже невесть сколько, и одно это злило.

Сквозь подошвы сапог Хэн ощущал приглушенную, неровную вибрацию двигателей баржи. Ненавижу. Долететь и сбросить это уродство, чтоб никогда не видеть. Сначала - долететь. Сделка есть сделка, от этого никуда не денешься. Вдобавок Джесса объяснила - отказной лист для "Сокола" обещали раздобыть именно те люди, которых Хэн должен был подобрать на Орроне III. Так что на это дело не плюнешь. Хотя и очень хочется.

А тут еще этот обшарпанный дроид со своей замедленной речью.

- Я ничего не говорил, сэр, - вежливо ответил Боллукс. - Это Макс.

- Тогда что он сказал? - пробрюзжал Хэн.

Эти две-в-одной машины иногда обменивались высокоскоростными информационными импульсами, но, похоже, предпочитали разговаривать вслух. Стоит дроид, рот закрыт, грудь тоже (Хэн уже привык смотреть ему на грудь - тоже ведь абсурд, заметьте), а разговаривает. Сам с собой. Хэн каждый раз вздрагивал, слыша детский голос. Не любил он чревовещания.

- Он хотел бы, капитан, - как всегда, медленно произнося слова, ответил Боллукс, - чтобы я открыл свой пластрон. Вы позволите?

Хэн поймал довольный взгляд Чубакки, взглянул на доску и увидел хитрую ловушку. Ну, Чуи! Вот постарался так постарался… ах да, позволит ли капитан. Нерешительно занеся руку над клавишами, Хэн позволил:

- Да, конечно, Боллукс… открывай свою форточку. Не обращай внимания, что я занят.

Он сердито посмотрел на вуки, уже понимая, что способа избежать ловушки нет. Чубакка откинул назад рыже-коричневую лохматую голову и громко засмеялся, обнажив клыки.

Рабочий дроид плавно завел длинные руки назад, и с тихим свистом выходящего воздуха - пластрон был воздухонепроницаемым, изолирующим и противоударным - грудь Боллукса раскрылась. Монокуляр Синего Макса ожил - вспыхнул яркий пучок света и выдвинулся из грудной клетки. И, конечно, не куда-нибудь, а в сторону игровой доски, и как раз в тот момент, когда Хэн сделал ход. Голографическая фигурка - миниатюрный монстр - бросилась на одну из фигурок Чуи. Соотношение сил этих двух фигурок было тонким, Чуи обдумал его тщательно, а Хэн, пол-игры занятый своими мыслями, ошибся в расчете. Чуи победил легко и быстро.

- Вы должны были прибегнуть к Второй Защите Илтмара, капитан, - живо отреагировал Макс, всегда готовый помочь добрым советом. Хэн посмотрел на него. Взгляд, сообразно ситуации, был убийственным. Чуи издал второй залп хохота. Компьютерный вундеркинд добавил с детской непосредственностью: - Я просто пытаюсь помочь вам, сэр.

Боллукс решил, что надо вмешаться.

- Синий Макс совсем новый и очень юный, капитан. - Хэн молча одарил тем же взглядом дроида с замедленной речью. Ободренный его вниманием, Боллукс сверкнул красными глазами и развил тему: - Я немного обучил его этой игре, но он пока не знает, как люди чувствительны.

Чуи, трясясь, зажал рот волосатыми лапами, потому что следующий убийственный взгляд чувствительного человека вперился в него.

- Вот как.? - Хэн любезно приподнял брови, поворачиваясь к дроиду.- А чему ты его еще обучаешь, великий учитель?

- Многому, - встрял Макс. И зажурчал: - Боллукс везде побывал. Мы сидим и разговариваем все время, он рассказывает мне о местах, которые видел.

Хэн нажал клавишу сброса, одновременно стирая с доски и свои оставшиеся фигурки, и фигурки торжествующего победу Чубакки.

- Рассказывает? Ну, это, наверно, страшно увлекательно: "Траншеи, которые я копал. Воспоминания дроида. Трансгалактический дневник".

Как это умеют дроиды, Боллукс понял все буквально.

- Меня активировали на звездных верфях на Фондоре, - медленно заговорил он. - Сначала я трудился в альфа-группе, занимающейся первичным обследованием планет, а после этого - в строительной бригаде системы управления погодой. Потом я работал подсобным рабочим в Бродячем Зверинце Гэн Джен Ру и ремонтником на Тридгейле. И много где еще. Но постепенно появлялись все новые модели, и одну за другой работы приходилось уступать им. Я старался как мог, однако, несмотря на модификацию и перепрограммирование, мне не под силу состязаться с более новыми, совершенными дроидами.

Заинтересованный вопреки собственному желанию, Хэн спросил:

- Где Джесса откопала тебя для этой поездки?

- Это не она нашла меня, сэр, я сам напросился. Прошел слух, что из главного рабочего фонда будет отобран дроид для какой-то модификации, цель которой не указывалась. Я находился там, был выставлен на открытом аукционе. Подошел к ней и спросил - не могу ли быть полезен.

Хэн рассмеялся.

- Ну и чего ты добился? Что они вытащили из тебя часть потрохов, переделали остальное и засунули внутрь эту дорогостоящую игрушку? По-твоему, это удачная сделка?

- Минусы, разумеется, есть, сэр. Но зато я могу функционировать на относительно высоком уровне активности. Особого выбора вакансий у меня не было, капитан, разве что закапывать побочные продукты жизнедеятельности в каком-нибудь мире с низким уровнем технологии. Но так я, по крайней мере, продолжаю работать и продлеваю время своего существования.

Хэн удивленно уставился на дроида, размышляя о том, не сошел ли тот, на свой электронный лад, с ума.

- Зачем, Боллукс? Какой смысл? Ты сам себе не хозяин. Ты даже не имел права голоса в вопросе выбора собственного имени - твой новый владелец перепрограммировал и назвал тебя, как ему вздумалось. В конце концов, ты станешь больше не нужен, и что тогда тебе останется? Только отправляться на свалку.

Теперь Чубакка внимательно прислушивался к разговору. Вуки жили гораздо дольше людей, и его перспективы в этом смысле сильно отличались от тех, которые ожидали любого человека или… дроида. Вот почему его заинтересовал безмятежный ответ Боллукса:

- Для дроида устареть - это все равно что для человека или вуки умереть. Конец функционирования или, иначе говоря, конец существования. А этого, по моему мнению, следует избегать любой ценой, капитан. В конечном счете, чего стоит существование, лишенное смысла и цели?

Хэн вскочил, разозлившись по непонятной для него самого причине. Идиотский спор! Любой спор с дроидом идиотский! А Боллукс, груда старого хлама, если называть вещи своими именами, - тупица и неудачник, которого обвели вокруг пальца. И стоит высказать ему все, что Хэн думает.

- Боллукс, ты знаешь, кто ты такой?

- Да-а-а, сэр. Контра-а-ба-ан-ди-ист, - тут же ответил Боллукс.

Хэн удивленно уставился на дроида, раскрыв рот и не в силах сразу сообразить, что сказать. Даже рабочий дроид должен понимать, что такое риторические вопросы, подумал он.

- Что ты сказал?

- Я сказал: "Да, сэр. Контрабандист", - как обычно, растягивая слова, ответил Боллукс. - Как и вы сами. Тот, кто занимается нелегальным ввозом-вывозом, - он ткнул металлическим пальцем в Синего Макса, устроившегося у него в грудной клетке, - и утаивает доставляемые товары.

Чубакка, схватившись за живот, крутанулся в кресле и истерически захохотал, дрыгая. задними лапами.

- Заглохни! - взорвался Хэн.

Боллукс, с этой его странной покорностью, тут же точно выполнил его приказание. Чубакка едва не задыхался от смеха, на крепко зажмуренных глазах далее выступили слезы. Хэн оглянулся по сторонам в поисках гаечного ключа, молотка или другого подходящего инструмента. Не хватало только, чтобы какой-то дроид взял над ним верх и потом всем рассказывал об этом! Но как раз в этот момент навигационный компьютер издал сигнал предупреждения. Хэн и Чубакка - вуки все еще держась лапами за живот - бросились в кабину, чтобы подготовиться к возвращению в обычное пространство.

Долгий скучный полет к Оррону III вконец истрепал им нервы; даже находясь внутри скорлупы гигантской баржи, пилоты были безмерно счастливы вновь увидеть отсутствовавшие в гиперпространстве звезды. Яйцеобразный корпус баржи выпячивался под ними - не корабль, а маломощная металлическая жестянка. Осуществляя задуманную маскировку, техники Джессы постарались расположить "Сокол" так, чтобы из его кабины обзор был как можно лучше. Хэн и Чубакка пытались разглядеть завидневшийся вдали Оррон III. В работу бортового компьютера они не вмешивались, чтобы корабль не вышел из роли автоматизированной баржи.

На Орроне III они раньше не бывали. Они знали только - и то кое-что лишь от Джессы,- что Автаркия рассматривала эту планету прежде всего как "хлебную корзину" и старалась извлечь все преимущества из того, что урожай тут можно было собирать круглый год (Хэну невольно вспомнился Дюроон). Кроме того, стратегически важное расположение планеты навело чиновников на мысль построить здесь Инфоцентр Автаркии, а его деятельность существенно упрощала военным и полиции выполнение их задач.

Они приближались, и Хэн жадно смотрел на новую планету. Любил он новое.

Оррон III был прекрасен - мягкая зелень буйной растительности, голубизна океанов и совсем невысоко - вереницы белых облаков. Цветение, простор, покой - и не сразу бросились в глаза немногочисленные сооружения, гармонирующие с ландшафтом. Хэн и Чубакка старались запомнить их расположение - они уже подходили к. планете и теперь не отрывали взглядов от экранов.

- Что это? - Хэн вдруг наклонился к экрану, пристально вглядываясь. Вуки неуверенно промычал что-то.

- Чуи, может, мне показалось, - вроде в районе трансполярной орбиты что-то большое. - Не отрывая взгляд от экрана, Хэн покачал головой. - Либо оно ушло за горизонт, либо мы сами опустились слишком низко, сенсоры не могут поймать эту штуку. А может, и то и другое вместе.

Это мог быть сторожевой корабль. Да что я волнуюсь-то? На "Сокол" надета баржа, ситх ею подавись. Все в порядке.

Поверхность планеты проступала все отчетливей: холмистая местность, аккуратно расчерченная на разноцветные многоугольники, лоскутки, увеличивающиеся, становящиеся вблизи огромными, до горизонта, - поля. Разноцветье объяснялось просто: что только здесь не росло и не вызревало, круглый год, безостановочно. Здесь умели получить от земли все что можно; здесь, на тихой просторной аграрной планете, оптимально использовали и новейшую технику, и ресурсы рабочей силы, в основном человеческой. Но Хэн поймал себя на том, что, прокручивая в голове информацию об Орроне III, он уже третий или четвертый раз подумал: "Надо же, как тут красиво".

Космопорт, на который они в конце концов приземлились, представлял собой площадку, которая тянулась на многие километры. Неудивительно: садясь, они видели несчетное количество огромных барж-роботов. Та часть космопорта, где размещались собственно корабли Автаркии, занимала лишь небольшой угол этого сооружения, при том, что средства связи и жилые комплексы находились здесь же. Для барж предназначалась вся остальная площадь - бескрайнее море причальных мест, каждое из которых окружено специальными мостками, по которым легко и удобно добраться до баржи для ее ремонта или загрузки. По дорогам, сходящимся со всех сторон к космопорту, шел постоянный поток крупногабаритного наземного транспорта, который разгружался и тут же снова отправлялся туда, где сейчас шла уборка урожая.

Фальшивая баржа с запрятанным внутри "Соколом" опустилась на указанном причальном месте среди сотен других. Как только они коснулись земли, щебетанье компьютеров смолкло. Хэн и Чубакка выбрались из кабины и вошли в передний отсек. Боллукс, сидящий на диване, поднял на них взгляд.

- Мы сейчас высаживаемся, сэр?

- Нет, - ответил Хэн. - Джесса сказала, что эти люди сами найдут нас.

Вуки подошел к выходу и нажал кнопку. Люк "Сокола" откинулся, рампа опустилась, но они не ощутили привычного дуновения воздуха новой планеты. Воздух атмосферы Оррона III внутрь не проникал: маскирующий корпус прикрывал большую часть надпалубных сооружений "Сокола" и сразу же у конца рампы был установлен временный внешний люк.

Едва успела опуститься рампа, как послышалось клацанье по наружной обшивке. Вуки настороженно фыркнул. У Хэна в руке тут же появился бластер. Увидев, что партнер готов к встрече, вуки нажал кнопку, открывающую внешний "люк".

Их взорам предстал человек, выглядевший, по меньшей мере, странно. На нем был зеленовато-серый комбинезон портового рабочего и пояс для инструментов. Но аура, излучаемая им, - Хэн сразу почувствовал это, а он привык доверять своим ощущениям при первом контакте, - аура его меньше всего напоминала ту, что присуща техникам-контрактникам. Этот не контрактник, не техник… уроженец мира, где явно в избытке хватает ультрафиолета, - кожа у пришедшего была глубокого черного цвета, слегка отливающая лиловатой синевой. В темных круто вьющихся волосах и кудрявой черной бороде светло поблескивали серебряные ниточки, а кое-где и пряди. Рослый, крупный, ладно сложенный, чуть тяжеловатый и чуть медлительный, этот человек держался с большим достоинством, но черные глаза его были молодыми и веселыми, с живой искоркой.

- Я - Реккон, - назвался он первым.

Взгляд у него был прямой, открытый, и, хотя говорил он негромко, голос отличался глубиной и звучностью. Он повесил на пояс тяжелый гаечный ключ, которым стучал по корпусу.

- Капитан Соло здесь?

Чубакка лапой указал на своего партнера, который как раз в этот момент спускался по рампе. Потом вуки рявкнул что-то на своем родном языке. Реккон рассмеялся и - к великому изумлению Хэна - проревел ответ на языке вуки. Очень немногие люди способны хотя бы понимать язык этих крупных гу-маноидов; еще меньшая их часть обладает диапазоном и силой голоса, требующимися, чтобы говорить на нем. Чубакка испустил душераздираюшии переливистый рев, выражавший его восхищение Рекконом, и, шустро спустившись вниз, похлопал его по плечу, как старого друга.

- Надеюсь, обмен приветственными песнями закончен? - Кореллианин гнул ту же линию, что и на Дюрооне: никаких сантиментов, никаких подробностей.- Я - Хэн Соло. Когда взлетаем?.

Реккон откровенно оценивающе рассматривал пилота, отсвет радости не угасал на его лице.

- Мне бы хотелось, чтобы это произошло как можно быстрее, капитан Соло. Но сначала придется заглянуть в Центр, чтобы перекачать данные, которые мне нужны, и прихватить остальных.

Теперь стало ясно, что первое впечатление о его медлительности было обманчивым. Мимика была по-молодому подвижной, и, когда Реккон смеялся или оценивал собеседника, слушая и явно подмечая каждое слово, каждую интонацию, он казался Хэну быстрым.

Во всяком случае, Хэн не усомнился бы в его реакции. Да и в способности мгновенно принимать.решение.

Хэн оглянулся и сделал знак Боллуксу, который уже замер в ожидании наверху лестницы.

- Иди сюда, Ржавая Жестянка. Для тебя наконец нашлось дело.

Боллукс с уже закрытым грудным пластроном, лязгая, заспешил вниз по трапу. Хэн негуманно подумал о смехотворной негибкости дроида, но Боллукс вновь его удивил. Медленно спускаясь и медленно выговаривая слова, он объяснил, что эта странная манера ходить объясняется не самой совершенной системой подвесок, которую ему установили в какой-то момент его долгой карьеры.

Реккон протянул Хэну и Чубакке две карточки - яркие красные квадратики с оттиснутыми на них белыми идентификационными кодами.

- Временные ИД, - объяснил он. - Если у кого-нибудь возникнут вопросы, вы заключили краткосрочные контракты как технические помощники пятого класса.

- Мы? - буркнул Хэн. - Мы никуда не собираемся, дружище. Бери дроида, прихватывай свою шайку или кого там еще и возвращайся вместе с ними. Мы, как верная жена, будем ждать вас у окошка, поддерживая огонь в очаге.

Реккон ослепительно улыбнулся. Абсолютно искренне. Ярко выраженный лидер, знающий цель, умеющий подчинить и направить, настолько сильный и обаятельный, что даже не просчитывает, чем воздействовать на новичка, которого он хочет зачем-то использовать. Это и злило Хэна. Он привез - отвез.

Это удобный способ жить так, как ему нравится. Он бродяга. Он живет быстрым покорением расстояний, а не заварушками тех, кто сидит на месте.

Но, улыбнувшись его бурчанью, Реккон спросил по существу:

- А что вы предпримете, когда появятся дезинфекторы? Они облучат всю баржу, в том числе и ваш корабль. Конечно, вы можете включить дефлекторы, но портовые датчики тут же это засекут.

Партнеры с сомнением уставились друг на друга. У Хэна пересохло во рту. Вообще-то дезинфекция судов была обычной процедурой, а вот если человек и вуки будут при этом болтаться поблизости, кто-то может и насторожиться.

Тут Хэн вспомнил об отказном листе, который был ему обещан. Но идти с Рекконом? Его всегда бросало в пот в коридорах власти, а Инфоцентр Автаркии был как раз таким местом. С новой силой вспыхнула врожденная осторожность.

- Зачем мы вам нужны там? Ты явно чего-то не договариваешь.

- Ты прав, есть и другие причины, - ответил Реккон. - Но я думаю, что во всех случаях и для вас, и для меня будет лучше, если вы отправитесь с нами. Я буду очень вам признателен.

Хэн пристально посмотрел на высокого темнокожего человека с подвижным, легко улыбающимся лицом, и подумал об отказном листе и неизбежности появления дезинфекторов.

- Чуи,.принеси сумку для инструментов.

Он отстегнул пояс с бластером, понимая, что не сможет в таком месте открыто находиться при оружии. Чубакка вернулся с сумкой и своим самострелом. Оба положили оружие в сумку для инструментов, и вуки повесил ее на плечо.

В сопровождении Боллукса они вышли наружу, заперли внешний люк и последовали за Рекконом. Корпус баржи тянулся с обеих сторон помоста далеко внизу. На другом конце помоста парил скиммер с прицепленной к нему рабочей платформой и незапертой кабиной. Реккон уселся на место водителя, Хэн - рядом с ним, а Чубакка сзади, Боллукс устроился на рабочей платформе, вцепившись в нее с помощью сервозахватов, и скиммер устремился прочь от баржи.

- Как это ты так быстро нашел нас? - поинтересовался Хэн.

- Мне удалось выяснить, на какой причал вас поставят и когда вы должны прибыть. Я выехал сразу же, как только информационная система зарегистрировала, что вы на подходе. Чтобы получить доступ на поле, понадобилось совсем чуть-чуть времени. Полагаю, этот дроид и есть мой компьютерный зонд?

- В некотором роде, - ответил Хэн. Реккон гнал скиммер на предельной скорости между рядами стоящих на причалах барж.

- У него в груди сидит другой аппарат, вот он и есть твоя игрушка.

Со всех сторон космопорт был окружен полями зреющих хлебов, которые покачивались под несильными порывами теплого ветра. Оглядываясь по сторонам и щурясь от яркого солнечного света, Хэн спросил:

- А что ты хочешь скачать из компьютера Автаркии, Реккон?

Тот испытующе взглянул на него, а потом снова вернулся к рычагам управления и выехал на служебную трассу. Хэн знал, что если не считать области в непосредственной близости от баржи, скиммер должен строго придерживаться разрешенных маршрутов и будет остановлен, если полетит слишком высоко, слишком быстро или над пересеченной местностью. Вдали по полям ползали гигантские земледельческие машины-роботы: одни сажали растения, другие ухаживали за ними, третьи были способны за день убрать урожай с огромной площади.

Реккон включил поляризацию ветрозащиты и окон скиммера. Не для того, чтобы сделать их непроницаемыми для наружного наблюдения - это могло бы вызвать подозрение, - а просто для защиты от солнца. Они слегка потемнели, внутри кабины стало сумеречно, и у Хэна возникло ощущение, точно он находится в одном из шаров, где Сабодор держит своих домашних животных. Уверенно ведя скиммер по дороге между морями клонившихся к земле злаков, Реккон спросил:

- Ты знаешь, в чем состоит моя миссия здесь?

- Джесса сказала, что вам самим решать, рассказывать нам об этом или нет. Я чуть не отказался от сделки из-за этого, но потом рассудил, что на такой риск можно было пойти только из-за кругленькой суммы.

Реккон покачал головой.

- Ошибаешься, капитан Соло. Речь идет о поисках пропавших. Я собрал группу тех, у кого при необъяснимых обстоятельствах пропали друзья или родственники. В последнее время подобные вещи начали происходить в Корпоративном секторе с постоянством, достойным лучшего применения. Тех, кто, как и я, разыскивал пропавших, уже немало. Я понял, что это не случайность, и собрал их. Держимся друг друга и следим, не прибудет ли еще нашего полку. На днях удалось проникнуть в Инфо-центр, чтобы добыть недостающие данные и увезти их отсюда с помощью Джессы.

Хэн задумчиво побарабанил пальцем по окну. Сказанное объясняло, почему Джесса проявила такое участие в отношении Реккона и его группы, почему была полна решимости сделать все, чтобы оказать помощь, которая им требовалась. Дочь Дока, по всей видимости, надеялась, что Реккон, добившись успеха в собственных розысках, заодно поможет ей найти отца.

- Мы находились здесь что-то около одного стандартного месяца,продолжал Реккон, - и большую часть этого времени я потратил на то, чтобы найти окна доступа в их систему. При том, что считаюсь неплохим программистом. Надо сказать, защита у них тщательно продуманная, но тот, кто ее делал, богатым воображением не отличался.

Хэн подобрался на сиденье, не сводя взгляда с Реккона.

- И в чем же оказался секрет?

- Пока не могу сказать точно, но я практически уверен и имею веские доказательства. Для окончательного вывода мне нужна последняя сверка данных с теми, которые я собираюсь извлечь из компьютера. Терминалы в Центре снабжены встроенными ограничителями безопасности. У меня нет ни ресурсов, ни технических деталей, ни времени, чтобы самому сконструировать устройство для проникновения в систему. Но я не сомневался, что Джесса и ее техники сделают именно то, что мне нужно. Следовательно, риск обнаружения существенно уменьшится.

- Кстати, Реккон. Я кое-что вспомнил. Ты сказал, что есть еще какая-то важная причина, по которой нам следует отправиться с тобой в Центр. Что это за причина?

На лице Реккона явственно проступило огорчение.

- Экий ты настойчивый, капитан. - Хэн ждал. Реккон, подумав, начал: - Я очень тщательно отбирал своих компаньонов. У каждого из них пропал кто-нибудь из близких. И все же…

Хэн выпрямился.

- Среди вас есть предатель.

Реккон удивленно посмотрел на него.

- Это не просто догадка, - продолжал Хэн. - Пока я был у Джессы, на нее напали: корвет Автаркии послал звено истребителей, чтобы уничтожить базу. Корпоративный сектор слишком велик, чтобы они могли наткнуться на нас случайно. Вряд ли. Это нападение наводит на мысль о шпионе, но не среди персонала самой базы, иначе СПуны не стали бы высылать разведчика, а сразу нагрянули бы со всей своей мощью. Похоже, под подозрением у них оказались несколько солнечных систем, и они их проверяли, - он удовлетворенно откинулся назад, гордясь тем, что сумел выстроить столь убедительную логическую цепочку.

Лицо Реккона застыло черной маской. Он ответил Хэну:

- Джесса передала нам перечень мест, где мы сможем войти с ней в контакт в случае непредвиденных обстоятельств или если обычная линия связи окажется уничтожена. По всей видимостиу там значилась и эта система.

Соло удивился. Обычно Джесса никому не доверяла информацию такого рода. Наверно, думала, что Реккон - ее последняя надежда в поиске отца.

- Все ясно. Среди вас есть кто-то, кто служит и нашим, и вашим. Имеются какие-нибудь предположения?

- Нет. Правда, два члена моей группы уже погибли, и совершенно ясно, что среди них предателя не было. Более того, я убежден, что они вычислили его. Были определенные указания на это, когда я в последний раз беседовал с одним из них по компьютерной сети. Как раз перед тем, как он погиб. Это я учел. Именно поэтому никому не рассказал о вашем прибытии и сам приехал встречать вас. Мне нужна ваша помощь. Нужно сделать так, чтобы предатель не поднял тревогу до нашего отлета. Я вызвал их всех в свою контору, ничего не уточняя.

Теперь идея проникновения в Центр нравилась Хэну еще меньше, но он понимал, что помочь Реккону жизненно важно. Прежде всего для того, чтобы сам Хэн Соло уцелел. Если предатель сумеет поднять тревогу, очень может быть, что "Сокол" никогда больше никуда не полетит. Джесса, за тобой должок. Непредвиденная работа.

- Кого еше ты отобрал в свою любительскую группу?

Правя скиммером почти автоматически, Реккон ответил:

- Второй в нашей команде Торм, прикрытие у него - рабочий-контрактник. Его семья - независимые землевладельцы с планеты Кайл, в Корпоративном секторе. У них там возникли какие-то сложности по вопросам прав на землевладение и по взаиморасчетам. Несколько членов семьи не уступили давлению и в результате бесследно исчезли.

- Еще кто?

Т-Атуарре. Женшина-триани. Раса с планеты Триан на окраине Автаркии. Они жили там задолго до того, как Корпоративный сектор поставил своей целью подмять под себя все миры. Автаркия хотела аннек-сировать Триан и его колонии и встретила достойное сопротивление. Муж Атуарре исчез, сына у нее отобрали и посадили в тюрьму. Судя по всему, они допрашивали Пакку - это и есть ее сын - с применением каких-то особых методов, потому что, когда Атуарре сумела его освободить, выяснилось, что он не может говорить. Он еще совсем ребенок… но, как известно, Автаркия не считается ни с возрастом, ни с обычаями. В конце концов, Атуарре и Пакка вошли в контакт со мной. Здесь, на Орроне III, она выступает в роли начинающего агронома.

Извивающаяся среди полей дорога влилась в основную, широкую, ведущую непосредственно к Центру. Он уже был виден - небольшой городок, куда стекались данные со всего Корпоративного сектора; здесь же производились необходимые расчеты, после чего информация уходила обратно. Операционный корпус вздымался над холмами, словно сверкающий кристалл.

Реккон помолчал, задумчиво сжав губы, а потом заговорил снова,

- Последнего члена нашей группы зовут Энгрет. Это совсем молодой человек с добрым сердцем, отзывчивый, неравнодушный. Его сестра, выдающийся ученый-юрист, тоже исчезла, - он снова смолк. - Есть и другие, кто разыскивает своих пропавших. Я знаю, их немало. Просто они запуганы и поэтому помалкивают. Но может быть, нам удастся помочь и им тоже.

И опять в его словах, в спокойном, в сущности, выражении лица не было никакой позы, лишь покоряющее обаяние душевной мощи.

За мягкой улыбчивостью - выдержка, самообладание. Голос оратора, который он расходовал едва ли в четверть силы. Лидер с личной, выстраданной и каменно непоколебимой установкой. Уж не с его ли голоса девочка Джесса распевала о морали?

Хэн криво улыбнулся:

- То, что я здесь, всего лишь часть определенной сделки. Так что прибереги школьные боевые песни до того момента, как я отчалю, лады?

Реккон изумленно взглянул на него.

- Ты ввязался в такое дело лишь в надежде разбогатеть? - Взгляд прошелся по Хэну, точно кореллианина осветили лучами двух фонариков сверху донизу. Но, похоже, не в стиле Реккона было спешить с выводами. Даже когда ему прозрачно намекают, что вывод единственный и не преждевременный. Реккон вновь спокойно смотрел на дорогу, легко управляя машиной. - Внешнее бессердечие - довольно избитый способ самозащиты, к которому прибегают идеалисты, не желая подвергаться насмешкам со стороны глупцов и трусов, капитан. Но у него есть и своя обратная сторона: пытаясь таким образом защитить свои идеалы, они рискуют вообще утратить их.

В его словах так тесно переплелись сарказм и похвала, оскорбление и комплимент, что Хэн не смог вот так, с ходу, отделить одно от другого.

- Реккон, я - просто бродяга. У меня есть отличный корабль и большое желание бродить среди звезд. Я не вдаюсь в философские тонкости.

Реккон снова улыбнулся крупным подвижным ртом, блеснул зубами и глазами. И неожиданно вполголоса запел без слов что-то очень ритмичное и довольно быстрое. Песня казалась знакомой, у Хэна неуловимо мелькнуло в голове, что нечто похожее пели ветераны, общаясь между собой, без мальков. А может, он и ошибался. Реккон напевал, выжимая скорость, Хэн поймал себя на том, что непроизвольно отбивает каблуком ритм, и, нахмурившись, тряхнул головой.

Оказавшись на территории Центра, они поехали по широким улицам. Все было удобно и добротно: чистые, ровные мостовые, широкие тротуары, плотно стоящие здания офисов и банков, возвышающиеся над частными домами, аккуратные магазины и склады. Дорожное движение было достаточно плотным - машины-роботы, грузовые агрегаты, скиммеры, бронированные машины СПунов и огромное множество всяких других механизмов. Но Хэну казалось, что здесь тише, чем на Этти IV. Словно тщательно возделываемые аграрные культуры служили планете звукоуловителями.

Свернув в последний раз, Реккон въехал в подземный гараж и опустился на десятый уровень. Найдя свободное место, он выключил двигатель и вышел из скиммера. Партнеры последовали за ним, Боллукс тоже спустился с платформы. Хэн прикрепил свою карточку на жилет, Чубакка - на шерсть. Сняв комбинезон и пояс для инструментов, Реккон засунул их в багажник скиммера, оставшись в длинном, развевающемся одеянии свободного покроя с ярким геометрическим рисунком. К груди была прикреплена карточка контролера.

Хэн поинтересовался, как он раздобыл скиммер и все остальное.

- Без особых сложностей, - охотно ответил Реккон. - Я же сумел хотя бы в какой-то мере проникнуть в компьютерную систему. Фальшивый запрос на выполнение определенной работы, подмена места стоянки скиммера… Это элементарно.

Чубакка взял сумку для инструментов, а Боллукс шагнул вперед. Он готовился самолично представиться и перейти в распоряжение нового командира.

- Джесса сказала, что мы с моим автономным компьютером полностью переходим в ваше распоряжение.

- Спасибо… Боллукс, кажется? Ваша помощь решающе важна для нас.

Услышав эти слова, старый дроид, казалось, даже похорошел от гордости. Хэн понял, что Реккон сумел найти путь к его сердцу или, точнее говоря, к тому контуру, который заведовал поведением дроида.

Автаркия не пожалела расходов на этот Центр; неудивительно, что Реккон подвел их не к эскалатору и не к челночной машине, а к подъемнику, работающему с помощью силового поля. Шагнув внутрь, они начали подниматься вверх, стоя, казалось, прямо на воздухе. На следующем уровне в подъемник вошли два техника. Вуки, два человека и дроид продолжали подниматься, их спутники входили и выходили; промелькнули различные службы, управленческие офисы и, наконец, уровни, где происходил процесс обработки поступающих и исходящих данных. На большинстве пассажиров подъемника были надеты туники техников. Время от времени некоторые из них обменивались приветствиями с Рекконом. Никто не проявлял ни к Хэну, ни к его компаньонам особого интереса, из чего Хэнчсделал вывод, что наличие у контролера помощников-техников и дроздов - дело обычное.

В конце концов, на одном из уровней Реккон, Хэн, Чубакка и Боллукс вышли. Они оказались на большой галерее, которая состояла из двух этажей. Верхний представлял собой балкон, обегающий галерею по кругу на уровне середины; центральную часть занимали подъемники.

Реккон повел всех по коридору с зеркальными, слегка тонированными стенами, полом и потолком. Взглянув на свое отражение в стене, Хэн подумал о том, удастся ли ему найти предателя и прикончить его. Размазать по этим стерильно чистым стенкам, возведенным безжалостной Автаркией, Одно не вызывало сомнений - больше всего на свете ему хотелось поскорее разделаться со всеми заботами и со спокойной душой разгонять свой "Сокол" среди звезд.

Остановившись перед одной из закрытых дверей, Реккон приложил к ней ладонь и вошел внутрь. Остальные последовали за ним и оказались в просторной комнате с высоким потолком. Вдоль трех стен стояли компьютерные терминалы, системные мониторы и прочая компьютерная периферия. Мерцали экраны. Четвертая стена, расположенная прямо напротив двери, была прозрачная и позволяла с высоты ста метров видеть пологие холмы и широкие, открытые солнцу равнины Оррона III. Вдалеке голубела в мареве водная гладь. Подойдя к этой стене, Хэн поискал глазами космопорт. Чубакка уселся возле двери на скамью, по кругу огибающую комнату, и поставил сумку для инструментов между длинных, волосатых лап, Он с почтительной робостью разглядывал расставленную вокруг сложную технику и смаковал непонятные ему звуки, сопровождающие работу компьютеров. На лохматой физиономии Чуи устоялось выражение удовольствия и любопытства.

Реккон повернулся к Боллуксу.

- Можно мне взглянуть на то, что ты принес?

Хэн негромко фыркнул, удивляясь, что кому-то приходит в голову разводить такие церемонии с простым дроидом.

Боллукс завел назад руки, и пластрон на его груди открылся. Фоторецептор маленького компьютера ожил.

- Привет! - заявил он.- Я - Синий Макс.

- Рад слышать, - ответил Реккон своим удивительным звучным басом.Сейчас ваш друг освободит вас, и мы взглянем, каков этот знаменитый Макс.

- Разумеется, сэр, - в своей неторопливой манере сказал Боллукс.

В груди у него защелкало - это удерживающие штырьки выходили из своих гнезд, - и Реккон без труда вытащил миниатюрный компьютер. Макс, сам по себе маленький, в больших руках Реккона казался и вовсе крошечным.

Зазвенел смех Реккона.

- Будь ты еще хоть немного поменьше, Синий Макс, мне пришлось бы отказаться от твоей помощи.

- Как мне понимать ваши слова? - подозрительно спросил Макс.

Реккон пересек комнату и подошел к.одному из рабочих столов.

- Это просто шутка, Макс.

Стол - толстая плита на единственной подпорке - был уставлен сложными приборами, вокруг которых валялось множество мелких деталей. С краю лежала универсальная клавиатура.

- Ну что, приступим, Макс? - спросил Реккон. - Сначала я скормлю тебе кое-какое программное обеспечение, информацию о том, как взломать систему, а потом подключу к основной сети.

- Можете вы ввести эти данные на Форб Базике? - пропищал Макс тонким, детским голоском, нетерпеливо - точно ребенок, которого ожидало интересное приключение.

- Без проблем. У тебя есть гнездо под стандартный разъем?

Реккон поискал на столе, нашел нужный шнур и подсоединил к Максу. Достал из кармана диск, вставил его в щель в столе, пробежался пальцами по клавиатуре. Фоторецептор Макса потемнел - все внимание маленького компьютера теперь было уделено вводу. Ожили несколько экранов, на них с огромной скоростью замелькала информация, которую заглатывал Макс.

Подойдя к Хэну, все еще стоящему у "окна", Реккон протянул ему второй диск, который взял со своего рабочего стола.

- Здесь новые ИД корабля для отказного листа. Измени всю остальную документацию в соответствии с ними, и в пределах Корпоративного сектора у тебя больше не будет проблем, связанных с конфигурацией корабля. Прежде чем убрать диск, Хэн раз-другой подбросил его на ладони. Возникло и не унималось сердцебиение от одной мысли, какие возможности перед ним открывались.

- Ну вот, осталось сделать совсем немного, - продолжал Реккон. - Остальные члены группы вот-вот должны прибыть, и Макс с его возможностями, как мне кажется, быстро справится с задачей. Но вот беда - вам не мешало бы перекусить, а это как-то вылетело у меня из головы. Виноват, моя оплошность.

Хэн пожал плечами.

- Реккон, я, конечно, ничего не имею против того, чтобы поесть, выпить и ознакомиться с причудливыми местными обрядами. Но если ты в самом деле хочешь доставить мне удовольствие, закруглись здесь как можно быстрее, и все. - Он обвел взглядом комнату со всеми ее непонятными приспособлениями и мерцающими экранами. - Ты действительно разбираешься в компьютерах или сумел получить эту работу только за счет своего обаяния?

Реккон, ухватившись руками за отвороты костюма, задумчиво смотрел в окно.

- По своим склонностям и роду занятий я ученый, капитан. Получил хорошее образование, как в области духа, так и тела; в частности, имею обширные знания в сфере прикладных наук. Потерял счет своим степеням и наградам, а специализируюсь в том, чем занимаются в этом Центре. В частности, много занимался проблемами взаимосвязи между органическим и неорганическим разумами. Но здесь, несмотря на все это, я появился с поддельными документами, потому что хотел остаться вне подозрений. Мое единственное желание - отыскать своего племянника. И других, конечно.

- Почему ты думаешь, что они здесь?

- Их здесь нет, но я убежден что сведения об их местонахождении можно найти только тут. И как только. Макс поможет мне, проанализировав всю главную информацию, я буду знать, куда следует отправиться, чтобы их найти.

- До сих пор ты ни разу не упоминал о том, кто пропал у тебя лично, - сказал Хэн.

У него мелькнула мысль, что еще немного, и он заговорит в духе самого Реккона. Исходящие от этого человека флюиды явно несли в себе заразу,

Реккон прошагал к противоположной стене, остановился около Чубакки, с отсутствующим видом взял стул и сел. Хэн присоединился к нему.

- Я вырастил этого мальчика, как своего собственного сына. Он был еще малышом, когда его.родители погибли. Не так давно меня пригласили на преподавательскую работу в университет Автаркии на Калле. Это высшее учебное заведение, предназначенное в основном для молодежи Автаркии. Изучают там технические науки, коммерцию и вопросы управления, гуманитарным наукам уделяется минимум внимания. Такой старый "ледоруб", как я, тоже мог им пригодиться, а платили они более чем прилично. Как племянник университетского преподавателя, мальчик получил доступ к высшему образованию, но вот тут-то и начались неприятности. Он увидел, как Автаркия душит все, что хотя бы в какай-то степени угрожает ее благополучию. Гнет Автаркии безжалостен. Мальчик это понял. Он начал говорить, что он думает по этому поводу, и вызывал других студентов на подобные разговоры, - поглаживая бороду, Реккон целиком ушел в мысли о прошлом. - Я советовал племяннику прекратить эти разговоры, хотя и понимал, что он прав. Но юность ведь считает недостойным отрекаться от своих убеждений, а я уже достиг того возраста, когда понимаешь, что прямым давлением ничего не добьешься. У многих студентов, которые прислушивались к моему племяннику, родители занимали в Автаркии высокие посты. Естественно, его выступления не могли долго оставаться незамеченными. Это было трудное время: я не мог просить мальчика забыть о совести, но все время боялся за него. И решил пойти на позорный компромисс, отказаться от своей должности. Но не успел сделать этого - мой племянник попросту исчез. Я, конечно, обратился в полицию безопасности. Они сделали вид, будто развивают бурную деятельность, но на самом деле явно не собирались себя утруждать. Тогда я сам стал расспрашивать людей и выяснил, что исчезло немало других, кто посмел беспокоить Автаркию. Я нашел некоторых - это оказалось совсем нетрудно. Осторожно - очень осторожно, поверь мне, капитан, - я собрал группу тех, кто потерял кого-то из близких, и мы начали действовать в том направлении, чтобы проникнуть в Центр. Мне стало известно об исчезновений отца Джессы, Дока, как, его называют, Я связался с ней, и она согласилась помочь нам.

- И поэтому мы сейчас сидим здесь, - прервал его Хэн. - Но я все равно не понимаю - почему именно здесь?

Реккон заметил, что мельтешение символов на экранах прекратилось. Он поднялся, собираясь вернуться к Максу.

- Все эти исчезновения имеют между собой что-то общее. Автаркия стремится избавиться от тех, кто настроен против нее и не скрывает этого. Она воспринимает естественную для любого мыслящего существа реакцию.как организованную угрозу. Мне кажется, Автаркия собрала всех своих противников в одном месте, где-то поближе к центру…

- Иными словами, - прервал его Хэн, - ты считаешь, что Автаркия попросту ворует людей? Реккон, ты слишком долго не отрывался от своих экранов.

Замечание, казалось, ничуть не обидело Реккона.

- Не думаю, что даже среди должностных лиц Автаркии об этом знают многие. Кто может сказать, как все начиналось? Какому-то незаметному чиновнику случайно пришла в голову интересная мысль; тот, кто стоит над ним, в виде исключения отнесся к ней серьезно. Дальше начинается канцелярская работа, взвешиваются все за и против, и постепенно вырисовываются контуры проекта, который становится любимым детищем какого-нибудь высокопоставленного руководителя. Власть и паранойя, составляющие суть Автаркии, - прекрасная питательная среда для подобного варианта, и рано или поздно он неизбежно должен был возникнуть. Если реальной оппозиции не существует, ее недостаток с успехом возместит подозрительность.

Говоря все это, Реккон подошел к рабочему столу и отключил Макса.

- Материал и в самом деле очень интересный, - прожурчал маленький компьютер.

- Пожалуйста, проявляй чуть поменьше энтузиазма, - просительным тоном произнес Реккон и взял Макса со стола, - иначе у меня возникает ощущение, будто я втягиваю в преступную деятельность ребенка. - Компьютер нацелил на него свой фоторецептор. - Ты понял все, что видел?

- Еще бы! Только дайте мне шанс, и я докажу это!

- Дам. Развязка приближается, - Реккон поднес Макса к одному из терминалов и опустил его на стол рядом с ним. - У тебя есть адаптер стандартного доступа? - вместо ответа в боку компьютера открылось крошечное отверстие, и оттуда появился металлический провод. - Хорошо, просто отлично, Реккон подвинул Макса поближе к терминалу, и Макс подключился. Рецептор и градуированная шкала вокруг него начали вращаться туда и обратно по мере того, как Макс нащупывал оптимальный вариант соединения.

- Пожалуйста, начинай, как только будешь готов, - сказал Реккон Максу, снова усаживаясь между Хэном и Чубаккой. - Ему предстоит просеять просто невероятно огромное количество данных, - продолжал он, обращаясь к партнерам, - хотя он сможет и сам использовать систему, чтобы она помогала ему в работе. Существует множество защитных блоков; чтобы найти нужные окна, даже Синему Максу понадобится некоторое время.

Вуки заворчал, выражая сомнения относительно того, можно ли вообще найти в сети информацию, в которой нуждался Реккон.

- Место, где их прячут, открытым текстом здесь нигде не указано, Чубакка, - пояснил Реккон. - Макс должен найти его окольным путем, точно так же, как мы иногда отводим взгляд, чтобы краешком глаза заметить тусклую звезду, которую напрямую не увидишь. Макс проанализирует отчеты штабных работников, маршруты патрульных и занимающихся доставкой продовольствия кораблей, все возможные переговоры между ними, записи в бортовых журналах и множество других вещей. Мы узнаем, где останавливаются корабли Автаркии, сколько служащих по найму указывается в платежных ведомостях на различных поселениях и какого.рода работу они выполняют. Сопоставив всю эту информацию, мы узнаем, где Автаркия держит тех, кто, как она считает, плетет против нее сеть обширных заговоров.

Реккон вскочил и принялся быстро шагать по комнате туда и обратно, прихлопывая правой ладонью левую; этот звук получался у него очень отчетливым и громким. Как выстрелы из тяжелого карабина.

- Эти глупцы, эти начальники и стремящиеся угодить им мелкие чиновники, со своими поисками врага и широкой сетью осведомителей, все вместе они создали такую атмосферу, в которой худшие их опасения просто обречены стать реальностью. Пророчество осуществляется. Если бы речь не шла о жизни и смерти, это можно было бы воспринять как злую шутку!

Откинувшись к стене, Хэн с кривой усмешкой наблюдал за Рекконом. Неужели этот ученый - И в самом деле видать по нему, что ученый, - действительно полагает, что только чиновники Автаркии такие, а все остальные люди другие? Да, в который раз можно воочию убедиться: стоит только допустить, чтобы твоя самозащита ослабела, и начать тратить время на идеалистические завихрения, и тебя ждет точно такой же шок, какой испытал Реккон. Именно поэтому Хэн Соло предпочитает иметь дело не с людьми, а со звездами.

Он зевнул, постаравшись сделать это как можно выразительнее.

- Конечно, Реккон, от Автаркии лучше держаться подальше. Ведь это мощь, что ни говори. Корабли, оружие, деньги, рабочая сила, оборудование - и все в огромных количествах. Что этому могут противопоставить праведные мысли и чистые руки?

Реккон улыбнулся сердечной улыбкой. Не наигранной.

- Взгляни на себя, капитан. В сообщении Джессы о тебе сказано немного. Однако ясно, что, просто живя той жизнью, которая тебе нравится, ты уже наносишь смертельное оскорбление Автаркии. О, я не рассчитываю, что ты начнешь размахивать флагом свободы или изрекать банальности. Но если ты считаешь Автаркию победительницей, почему не играешь на ее стороне? Плохо обращаясь.с наивными мальчиками или старыми учеными-идеалистами, Автаркия не рискует навлечь на себя беду. Но, - Реккон посмотрел Хэну в лицо. Глаза его были одновременно черными и светлыми. В них лучился свет. - Но, все сильнее мешая жить непокорным, практичным созданиям с ярко выраженной индивидуальностью - вот таким, как ты со своим другом, - Автаркия в конце концов и в самом деле создаст силу, которая сможет реально противостоять ей.

Хэн вздохнул.

- Реккон, лучше бы ты не принимал все это так близко к сердцу. А что касается меня и Чубакки, то ты нас явно с кем-то перепутал. Мы просто водители грузовика. Мы не рыцари-джедаи и не Сыновья Свободы.

Реккон не успел ничего возразить. Со стороны двери послышалось жркжание, и чей-то голос произнес в интерком: '

- Реккон! Открой дверь!

Чувствуя, как в животе разливается холод, Хэн поймал бластер, брошенный ему Чубаккой. Вуки тоже выхватил свой самострел и нацелил его на дверь.


x x x | Приключения Хэна Соло-1: Хэн Соло в звездном тупике | Глава 6