home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

Соло-капитан, - заглянув в кабину, Атуарре пресекла сумбур его мыслей, - у тебя найдется время поговорить со мной? Мы здесь уже почти десять стандартных часов, но до сих пор не имеем плана действий. Пора принять какое-то решение, ты согласен?

Хэн отвел взгляд от далекого, едва различимого пятнышка, каким выглядел отсюда Митос VII. Вокруг "Тысячелетнего сокола" вздымались скалы и холмы крошечного астероида, на котором он затаился.

- Атуарре, не знаю, как триани воспринимают необходимость ждать, но лично я ненавижу это больше всего на свете. Но мы ничего другого делать не можем, только сидеть… ровно и ждать, пока обстоятельства сыграют нам на руку.

Она явно не желала с этим мириться.

- Можно и по-другому действовать, капитан. Например, попытаться связаться с Джессой, - взгляд ее глаз был неотрывно прикован к нему.

Чтобы оказаться с ней лицом к лицу, Хэн так резко повернулся в своем кресле, что она непроизвольно отпрянула. Заметив это, он заговорил как можно сдержаннее.

- Мы можем ухлопать впустую уйму времени, разыскивая Джессу. После налета ПРО она свернула свою деятельность и, скорее всего, ушла на дно. "Сокол" способен развивать скорость, в пять раз превышающую С-большое, и все же мы можем потратить месяц, разыскивая базу нелегальных техников, но так и не найти ее. Может, сообщение дойдет до Джессы, а может, застрянет где-нибудь, и поэтому полагаться на ее помощь глупо. Я не рассчитываю ни на кого, кроме самого себя. И если мне придется вытаскивать Чуи в одиночку, я сделаю это.

Атуарре вдруг стала менее напряженной.

- Ты не один, Соло-капитан. Мой муж тоже в "Звездном тупике". Атуарре будет сражаться вместе с тобой, - она прикоснулась к нему тонкой мягкой лапкой со втянутыми под бархатистую шкурку острыми когтями. - Ну, пойдем, перекусим немного. Просто так сидеть и глядеть на Митос VII не имеет смысла, это только отвлекает нас от принятия решения.

Он бросил еще один взгляд на далекую планету и встал. Митос VII представлял собой никчемную скалу, как и все остальные планеты, вращающиеся вокруг маленького, заурядного солнца на самом краю Корпоративного сектора. Вот уж воистину звездный тупик. Догадаться о том, что тут находится тайная каторжная колония Автаркии, было практически невозможно, а обнаружить ее смог бы лишь тот, кто знал об этом и специально разыскивал ее.

На звездных картах Митос VII был обозначен как самая дальняя от солнца планета своей системы, поэтому около десяти стандартных часов назад Хэн вернулся в обычное пространство в глубоком космосе, чтобы оказаться за пределами сенсорного контроля. Он вошел в систему с противоположной стороны, там, где примерно на половине расстояния между Митосом VII и его солнцем тянулся густой пояс астероидов, и довольно быстро нашел то, что искал, - зазубренный кусок камня. Используя маневровые двигатели и луч захвата, он заставил астероид перейти на другую орбиту, которая позволила бы издалека наблюдать за "Звездным тупиком". Без сомнения, никому даже в голову не придет обратить внимание на не совсем обычное поведение крошечной пылинки, входящей в состав пояса астероидов, бесчисленные составляющие которого не были обозначены ни на каких картах.

Большую часть времени (Хэн старательно загружал себя работой, чтобы не замечать пустого кресла в рубке) он потратил на прослушивание линий связи и наблюдение за прилетом и отлетом кораблей. Тестирование сообщений не дало ничего: большая часть из них оказалась зашифрована, причем так хитро, что не поддавалась компьютерному анализу. Сообщения, передаваемые открытым текстом, либо касались бытовых проблем, либо вообще производили впечатление бессмысленных. Хэн предположил, что, по крайней мере, некоторые из них посылались исключительно ради того, чтобы создать впечатление, будто "Звездный тупик" - самое заурядное поселение Автаркии.

Он вошел вслед за Атуарре в салон. Боллукс, с открытым пластроном, сидел перед игровой доской. По ней метался туда и обратно маленький дистанционно управляемый шар, непредсказуемо подпрыгивая, ныряя, взлетая вверх и увертываясь то в одну сторону, то в другую. Пакка пытался поймать его, но не лапами, а изгибающимся, дрожащим хвостом, явно получая огромное удовольствие от игры. Он жмурился, урчал и встряхивал ушами. Шар, однако, увертывался от него снова и снова, снова и снова, с незаурядной способностью маневрировать.

На глазах у Хэна Пакка почти поймал шарик, но в последний момент тот все же ускользнул от него. Пакка прижал уши, зарычал и в притворной ярости плюнул в шарик. Не попал. Хэн перевел взгляд на дроида.

- Боллукс, это ты управляешь шариком?

Красные фоторецепторы обратились в его сторону.

- Нет, капитан. Это Макс, с помощью информационных импульсов. Во всем, что касается предугадывания действий противника и учета случайных факторов, он гораздо сильнее меня. В особенности со случайными факторами у меня туго.

Последний, долгий прыжок - и вот, наконец, Пакка поймал шарик в воздухе, бросил на палубу и принялся в восторге кувыркаться.

Хэн уселся перед доской, которая часто служила им с Чуи обеденным столом, и взял протянутую Атуарре кружку с супом из концентратов. Свежие продукты уже закончились, и теперь в ход пошел неприкосновенный запас "Сокола". Он был достаточно велик, но все же расходовать его следовало экономно.

- Появились какие-нибудь новые обстоятельства или соображения, капитан?

Хэн предполагал, что дроид уже знал ответ и спрашивал исключительно по вложенной в его программу любезности. Боллукс считал личной обязанностью развлекать товарищей по полету, часами услаждая их поучительными историями из долгой трудовой жизни дроида, побывавшего во множестве миров. Имелся у него и обширный репертуар до оскомины пристойных анекдотов, наследство одного из прежних владельцев, и он подробно и добросовестно рассказывал их с совершенно невозмутимым видом.

- Пусто, Боллукс. Сплошной ноль.

- Могу ли я дать вам совет, сэр? Соберите воедино всю имеющуюся информацию и попытайтесь посмотреть на нее свежим взглядом. По моим наблюдениям, у мыслящих существ в результате такого подхода иногда рождаются новые идеи.

- С мыслящими это случается. А что, все рабочие дроиды на старости лет становятся философами? - Хэн поставил кружку и задумчиво потер подбородок. - Как бы то ни было, и обсуждать-то в особенности нечего. Судя по тому, что нам известно…

- Вы уверены, что мы исчерпали все возможности получить добавочную информацию? - прощебетал Макс.

- Не заводи снова эту волынку, бездельник, - предостерег его Хэн. - Мы нашли место, которое искали, и…

- Какова степень вероятности, что это то самое место, которое нам нужно?

- Отвали со своей степенью вероятности, - Хэн начинал злиться. - Если Реккон сказал, что это здесь, значит, так оно и есть. Кстати, тут у них стоит большое здание, очень похожее на крепость. Так что хватит об этом, или я дам тебе сапогом по башке. Утомил.

Дроид учтиво кивнул.

- Если капитан желает немного расслабиться, могу предложить анекдот.

В груди у него что-то хулиганисто пискнуло. Хэн перестал быстро стаскивать сапог и подозрительно глянул на Макса. Тот как будто спал. И огонек пригасил. Хэн с интересом задрал бровь. Ободренный Боллукс приступил к выполнению увеселительных обязанностей и впервые имел успех. Общий и шумный.

- Макс, как вам не стыдно! Когда вы повзрослеете? Из-за ваших экспериментов я сказал такую нелепицу, что весь экипаж потешается. И к тому же, простите, капитан, я не думал передразнивать вас, употребляя ваши излюбленные выражения. Я не намеренно, сэр.

В груди Боллукса ярко зажглось и опять пискнуло. Звук отчетливо напоминал человеческое хихиканье. Хэн проикался и вытер слезы.

- Спасибо, Боллукс. Ты нас порадовал. Мы хорошо отдохнули, а теперь давайте притворимся мыслящими. Ситх подергай его за… - новый взрыв хохота, Хэн поперхнулся, вспомнив, что такая же фраза только что прозвучала. - Короче, мы не можем болтаться тут до бесконечности. Запас продуктов рано или поздно подойдет к концу, - он почесал лоб; защитная ткань на месте раны сошла, оставив пятно розовой новой кожи. Лоб уже не болел, но зудел страшно.

- Это явно закрытая солнечная система, - вмешалась в разговор Атуарре.

- А то! И если нас сцапают, а мы не будем иметь приличного алиби, то окажемся там же, где остальные, - в тюрьме. Если они не придумают чего-нибудь похлеще, - он сладко улыбнулся Боллуксу и Синему Максу. - Вам, понятно, это не грозит, парни. Из вас они просто наделают консервных банок и плевательниц, - носком сапога он растер по палубе что-то, видимое только ему одному. - Короче, от вас останется мокрое место. Но учтите - без Чуи я все равно никуда отсюда не уйду.

Это, пожалуй, было единственное, что не вызывало у него сомнений. Он провел долгие часы в кабине "Сокола", терзаясь мыслями о том, что приходится выносить вуки. Раз сто за время своей вахты он готов был врубить двигатели корабля на полную мощность, прорваться к "Звездному тупику" и спасти друга или погибнуть во время этой попытки. Останавливали его лишь слова, сказанные Рекконом, когда тот не давал ему броситься на помощь Чуи еще на Орроне III. Тем не менее, вести титаническую борьбу со своими порывами Хэну приходилось постоянно.

- Когда Автаркия захватила колонию, где мы жили, - медленно.сказала Атуарре, - и начала изгонять нас оттуда, некоторые триани оказали вооруженное сопротивление. Во время допросов, пытаясь узнать имена главарей, СПуны обращались с пленниками крайне жестоко. Тогда я в первый раз я увидела, как применяют "прижигание". Ты знаешь, что это такое, капитан?

Хэн знал. "Прижигание" - это такая пытка, когда, используя бластер, установленный на низкую мощность, выжигают у пленника плоть, оставляя лишь кости. Обычно начина ют с ног, лишая жертву возможности двигаться; потом постепенно обнажается весь скелет, дюйм за дюймом. Чтобы сломить волю других пленников, их делают свидетелями ужасного зрелища. С помощью "прижигания" можно заставить говорить практически любого, если, конечно, ему есть что сказать, и, по мнению Хэна, те, кто применяет такие методы, сами не имели права на жизнь.

- Я не допущу, чтобы мой муж остался в руках людей, способных на такое, - сказала Атуарре. - Мы - триани. Если нам суждено принять смерть, мы идем навстречу ей без страха.

- Не вижу особой логики, - пропищал Макс.

- А кто говорит, что ты способен это понять, птичья клетка? - усмехнулся Хэн.

- О нет, я понимаю, капитан, - Хэн мог бы поклясться, что в голосе Макса прозвучала нотка гордости. - Я просто имел в виду, что это не очень…

Устройство, отслеживающее поступление новых сообщений, издало короткое "би-ип". Хэн вскочил со своего места и был на полпути к кабине, когда прозвучал второй сигнал. Третий и последний, свидетельствующий о конце передачи, застал его уже в кресле пилота.

- Все записано, - сказал Хэн и нажал клавишу обратной перемотки. - По-моему, сообщение не зашифровано.

Он оказался прав - сообщение было передано открытым текстом, но ради экономии уплотнено до одного короткого импульса.

"Кому: вице-президенту Корпоративного сектора Автаркия Хиркену, "Звездный тупик".

От кого: от Имперской гильдии развлечений.

Просим нас извинить, но труппа, которая должна была посетить ваше поселение, вынуждена прервать свое турне из-за неполадок с транспортом. Мы немедленно организуем замену,: как только в нашем распоряжении окажется труппа с дроидом запрошенного вами типа. Еще раз прошу прощения, уважаемый вице-президент.

Ваш покорный слуга, Хоккор Лонг, исполнительный секретарь отдела организации турне, Имперская гильдия развлечений."

Как только прозвучало последнее слово, Хэн треснул кулаком по пульту.

- Вот оно!

Судя по выражению лица Атуарре, она явно готова была усомниться, относить ли Хэна к мыслящим.

- Соло-капитан, о чем ты?

- Это то, что нужно. Нам просто дико повезло!

Он радостно завопил, стукнул кулаком по ладони и взъерошил густую гриву Атуарре. Она сделала шаг назад.

- Соло-капитан, у тебя кислородное голодание? Это сообщение о каких-то артистах, мы-то тут при чем?

Он фыркнул.

- Ты что, вчера на свет появилась? Он сказал - "организует замену". Не знаешь, что это означает? Не понимаешь, что гильдия, не выполнившая своих обязательств, будет из кожи вон лезть, чтобы исправить положение, если хочет, чтобы ее агенты продолжали получать свои гонорары? Представь, какой облом - тебе обещают классное представление, а в последнюю секунду все отменяют и что-то бормочут… - Он замолчал, осознав, что и фоторецепторы дроидов, и глаза обоих триани были неотрывно устремлены на него. - А потом, что нам еще остается? Единственное, до чего еще я додумался, это подлететь к Митосу VII задом наперед, чтобы все решили, будто мы улетаем. Но это куда круче! И мы справимся. Ох, может, от нас и воняет, как от дерьма банты, но, клянусь, они купятся на эту ложь:

Судя по выражению лица Атуарре, ему не удалось ее убедить. Хэн повернулся к ее сыну.

- Они пригласили артистов. Хочешь стать акробатом?

Пакка попрыгал, попытался что-то сказать, опять не смог, огорчился, но тут же сделал кувырок назад и повис на верхнем трубопроводе, уцепившись за него хвостом.

Хэн одобрительно кивнул.

- А ты, Атуарре? Можешь ты ради своего мужа спеть? Или продемонстрировать какие-нибудь фокусы?

Она выглядела сбитой с толку и даже несколько обиженной его обращением к Пакке и напоминанием о муже. Но, судя по всему, и ей стало ясно, что Хэн прав. Вряд ли судьба подкинет им еще один шанс.

Ее сын захлопал лапами, пытаясь привлечь внимание Хэна. Хэн обернулся, и Паккса отрицательно помотал головой в ответ на его вопрос; потом, все еще продолжая висеть вниз головой, положил лапы на бедра и завилял попой.

Хэн нахмурил брови.

- М-м-м… Танцовщица? - Пакка энергично кивнул. Мордашка его светилась. - Атуарре, ты танцовщица!

Триани сняла сына с потолка и несколькими энергичными шлепками выбила из его шерстки пыль. Почему-то только из той части, где крепится хвост.

- Нет, мр-р-р-р, нет. Во всяком случае, ритуальные танцы нашего народа не моя специальность, - смущенно пробормотала Атуарре и тут же устремила на Хэна вызывающий взгляд.- А как обстоит дело с тобой, Соло-капитан? Чем ты поразишь публику?

Но открывающаяся перед ними перспектива привела его в слишком хорошее настроение, которое ничто не могло испортить.

- Я? Придумаю что-нибудь. Мне больше по душе импровизация, в этом деле я большой специалист!

- Опасная черта. Может быть, самая опасная из всех. А что с дроидом? Мы даже не знаем, о каком типе дроида они упоминают.

- Да, что-то у них там с дроидом, верно. А этот чем плох? - Хэн говорил быстро, стремясь убедить всех, и при этих словах сделал жест в сторону Боллукса.

Тот издал странный для дроида, больше похожий на человеческий, хриплый, нечленораздельный звук, а Макс воскликнул:

- Ого!

- Мы можем сказать, что произошла небольшая накладочка. Может, "Звездный тупик" желает видеть у себя фокусника или кого-нибудь еще в том же духе? Но, к сожалению, у нас есть только рассказчик. Ну а мы-то тут при чем? Жалуйтесь в гильдию развлечений, скажем мы им!

- Капитан Соло, сэр, будьте так любезны, - прорезался, наконец, Боллукс. - С вашего позволения, сэр, я хотел бы заметить…

Но Хэн не дал ему договорить, положив руки на натруженные плечи дроида и выразительно глядя на него. Как говорится, капитана несло.

- Ну, надо будет тебя немного покрасить, конечно, у нас есть кое-что на борту; если хочешь продать шмотку, иногда полезно хорошенько ее почистить-подгладить, особенно если сам разжился ей на распродаже. Что-нибудь такое алое, блестящее. Ты, Боллукс, конечно, френч поношенный, но мы на тебе еще и серебряные полоски нарисуем. Серебряное на алом. Неброско и со вкусом!

Боллукс, казалось, был отчасти озадачен последней фразой, но счел невежливым перебивать капитана.

- Боллукс, дружище, ты выйдешь на сцену, и тебе не придется беспокоиться о том, чтобы не оказаться на свалке!

Приближение к планете и посадка прошли безо всяких приключений. Хэн снова изменил курс своего астероида, продолжая держаться за пределами досягаемости сенсоров Автаркии, после чего покинул его. Уйдя в глубокий космос, он совершил крошечный нано-прыжок в гиперпространство и почти сразу же вынырнул рядом с Митосом VII и двумя его лунами.

"Сокол" сообщил свои ИД, используя регистрационный отказной лист, добытый Рекконом, и с гордостью объявил, что на борту находится мадам Атуарре со своей странствующей труппой.

Митос VII был лишен атмосферы и представлял собой каменную пустыню, унылую и тускло освещенную из-за удаленности от солнца. Даже если кому-нибудь и удалось бы сбежать из "Звездного тупика", деться ему было бы некуда - остальная часть солнечной системы оставалась неосвоенной и совершенно не приспособленной для жизни гуманоидов.

Поселение Автаркии состояло из группы; временных жилых куполов, ангаров и охраняемых бараков, гидропонных установок и арсенала. Вырытые там и сям большие ямы свидетельствовали, о том, что ведутся работы по строительству постоянных сооружений, но полностью закончено было лишь одно из них. В самом центре базы, точно сверкающий кинжал, уходила в небо высокая башня.

Судя по всему, система туннелей тоже не была завершена. Все сооружения комплекса соединялись между собой лабиринтом трубопроводов, похожих на огромные складчатые шланги, - обычная практика для безвоздушных миров.

На земле стоял единственный крупный корабль - бронированный штурмовик, а также еще одно корыто.поменьше и несколько грузовых лихтеров. На этот раз Хэн особенно тщательно проверил, нет ли патрульного корабля, и с удовлетворением отметил: нету.

Вглядываясь в наземные сооружения, Хэн ломал голову над тем, каково назначение башни. Вид у нее был какой-то… странный. Она была снабжена двумя шлюзовыми камерами: одна, соединенная с системой трубопроводов, находилась на уровне земли, а другая почти у самого верха. Хэну страстно захотелось подобраться поближе к ней - вдруг именно там держали пленников? - но слишком велик был риск выдать себя. Если он с самого начала проявит к этому зданию слишком большой интерес, их маскараду придет конец.

Он сел безо всяких фокусов, не используя скрытые возможности "Сокола". Дула лазерных пушек отслеживали движение корабля. Наземная служба управления полетами руководила посадкой, и один из трубопроводов тут же. зазмеился навстречу кораблю. Его складчатая "шкура" растянулась на своем сервокостяке, огромный зев с вмонтированным в него люком потянулся к "Тысячелетнему соколу", проглотил его трап и присосался к корпусу.

Хэн выключил двигатели. Атуарре, сидя на специально сделанном под Чубакку увеличенном кресле второго пилота, решительно заявила:

- Говорю это в последний раз, Соло-капитан: я не хочу брать на себя объяснения с ними.

Он развернул свое кресло.

- Я не актер, Атуарре. Одно дело, если бы мы просто напали на них, освободили пленников и смылись, но вся эта болтовня не по мне, а уж сыграть роль я и вовсе не сумею.

Они уже выходили из кабины. Хэн до блеска начистил сапоги и надел облегающий черный комбинезон, превращенный в костюм с помощью эполетов, кантов и блестящих шнурков. За широкий желтый пояс он заткнул бластер.

Запястья, кисти рук, горло, лоб и колени Атуарре украшали разноцветные ленты - как это обычно делают триани на. праздниках и во время других радостных событий. Она благоухала экзотическими ароматами, как это принято у женшин-триани, причем - Хэн улыбнулся, узнав об этом, - запас духов она хранила в сумке.

- Я тоже не актриса, - прижимая уши, напомнила она Хэну, когда все столпились у люка.

- Тебе приходилось видеть какую-нибудь знаменитость?

- Крупных чиновников Автаркии и их жен, когда они посещали наш мир как туристы.

Хэн щелкнул пальцами,

- Самое то! Самодовольные, тупые и счастливые.

Пакка нарядился в точности как же, как его мать, с той лишь разницей, что от него исходил запах, принятый для подростка триани мужского пола. Он вручил матери и Хэну длинные, вздымающиеся волнами и отсвечивающие металлическим блеском накидки, ей - цвета меди, а ему - пронзительно-голубую. Скромный гардероб Хэна почти полностью пошел на материал для костюмов, а накидки были сделаны из тонких слоев изоляции, отодранных от палатки из аварийного запаса корабля.

Подгонять, шить и переделывать - вот это оказалось проблемой. Хэн исколол все пальцы, пополняя лексикон Синего Макса, когда дело дошло до шитья. Триани тоже немного во всем этом смыслили, потому что никогда не носили ничего, кроме чисто функциональной одежды. Решение пришло со стороны Боллукса, которого запрограммировали на всякие полезные навыки, когда он служил каптермейстером во время Войны клонов.

Трап уже опустился; оставалось лишь открыть люк.

- Удачи нам всем, - еле слышно выдохнула Атуарре.

Они на мгновение соединили руки - Боллукс тоже протянул свою холодную металлическую ладонь, - и Хэн нажал кнопку.

Даже стоя у открытого люка, Атуарре все еще пыталась спорить.

- Соло-капитан, я все же думаю, что именно тебе следует…

У подножия рампы столпились СПуны, вооруженные до зубов: тяжелыми бластерами, лазерными ружьями, газометами, фузионными резаками и саперными лопатами.

Атуарре воскликнула:

- О, как трогательно! Вы только взгляните! Мои дорогие, они выслали нам навстречу охрану!

Одной рукой она кокетливо поправила блестящую, расчесанную и даже слегка завитую гриву и очаровательно улыбнулась полицейским. Хэн спрашивал себя, с какой стати он вообще о чем-то беспокоился. СПуны, теснясь, чтобы лучше видеть, таращились на Атуарре, спускающуюся по рампе. Ее бесчисленные ленточки развевались, накидка мерцала, контуры гибкого тела проступали под ней, каждый шаг сопровождался звоном ножных браслетов, которые Хэн соорудил из подручных материалов, обнаруженных в маленьком, но полном всяких нужных вещей инструментальном ящике.

Впереди всех стоял командир батальона, майор, с щегольской черной тростью в руке - спина прямая, на жестком, лице сугубо официальное выражение. Атуарре спускалась по лестнице с таким видом, точно внизу ей собирались вручить ключи от планеты, и махала лапкой, как будто не сомневалась, что ее встретят овациями.

- Мой дорогой, м-рррр, дорогой генерал, - мелодично пропела она, существенно повысив командира в звании. - У меня просто нет слов! Ах, вице-президент Хиркен, без сомнения, слишком добр! Огромное спасибо вам и вашим галантным людям от мадам Атуарре и ее странствующей труппы!

Не обращая внимания на ружья, бомбы и прочие орудия уничтожения, которыми все встречающие были увешаны, она устремилась прямиком к майору, одной лапкой поигрывая своими ленточками и брелоками, а другой в знак благодарности махая совершенно обалдевшим СПунам. Кровь бросилась в лицо командира, буро-красным залилась сначала шея, выступающая над жестким воротником, а потом, до плоской и редковатой линии волос, - топорное, квадратное, костистое лицо, про которое Хэн сразу подумал: "рубили вместе с конурой".

- Что все это значит? - сердито спросил командир. - Вы что, именно те артисты, которых ждал вице-президент Хиркен?

На лице Атуарре возникло выражение очаровательного смущения,

- Совершенно верно. Разве сообщение о нашем прибытии не поступило в "Звездный тупик"? Имперская гильдия развлечений заверила меня, что свяжется с вами. Я всегда требую, чтобы о нашем прибытии оповещали заранее, - она сделала величественный жест в сторону рампы. - Господа! Мадам Атуарре представляет вам свою странствующую труппу! Первым у нас идет Мастер-Стрелок, волшебник во всем, что касается оружия. Его верный глаз, твердая рука и блестящие трюки неизменно покоряют все сердца!

Хэн спустился по рампе, пытаясь выглядеть соответствующе, но нещадно потея под прожекторами. Атуарре и остальные могли без опасения назваться здесь своими настоящими именами, поскольку ни в каких файлах Автаркии о них не упоминалось. Чего нельзя было сказать о Хэне, и поэтому ему пришлось придумать себе новое имя, хотя сейчас он внезапно усомнился, правильно ли поступил. Когда СПуны увидели его бластер, они развернулись в его сторону со всем своим арсеналом, и он понял, что лучше подчеркнуто держать руки подальше от оружия. С непривычки это было кошмарно неудобно.

Атуарре продолжала упоенно щебетать.

- А теперь, надеясь позабавить вас удивительной сноровкой и очаровательными акробатическими номерами, Атуарре представляет своего сына, чудо-ребенка по имени…

Хэн поднял обруч, который принес с собой. Вообще-то это было кольцо стабилизатора от старого дефлекторного генератора, но он расплющил его, обмотал изоляцией и снабдил электронным устройством, преобразующим видимый спектр в многоцветные волны. Сейчас Хэн нажал кнопку, и обруч превратился в круг пляшущего огня, разбрасывающего во все стороны искры и вспышки.

- …Пакка! - звонко выкрикнула Атуарре.

Ее сын оттолкнулся от рампы, безо всякого вреда для себя пронесся сквозь мерцающее кольцо, выполнил тройной кувырок вперед и, приземлившись прямо перед ошарашенным майором, отвесил ему глубокий поклон. Хэн бросил обруч в люк корабля и отступил в сторону.

- И наконец, - продолжала Атуарре, - позвольте представить вам непревзойденного рассказчика анекдотов, нашего весельчака и острослова, робота по имени Боллукс!

Дроид на негнущихся ногах заклацал вниз по рампе, свесив длинные руки и каким-то образом умудрившись, тем не менее, выглядеть бравым воякой. Хэн немало потрудился над корпусом, заровняв многочисленные выбоины и покрасив его - пять слоев алого, как и было обещано, с яркими, старательно выписанными тонкими серебряными полосками. Теперь это уже не был одряхлевший робот: на одной стороне его груди красовалась эмблема Имперской гильдии развлечений в виде маски и солнечной вспышки - деталь, которая, по замыслу Хэна, должна была усилить эффект правдоподобия.

Майор явно был в замешательстве. Он знал, что вице-президент Хиркен ожидал прибытия какой-то особой труппы артистов, но о том, что они и впрямь вот-вот появятся, ему известно не было. Тем не менее все знали, что вице-президент уделял очень большое внимание досугу. Вряд ли ему понравится, если кто-то осмелится помешать осуществлению его планов. Нет, не понравится, это факт.

Майор, насколько это было в его силах, постарался придать лицу выражение сердечности.

- Я немедленно доложу вице-президенту о вашем прибытии, мадам… м-м-м… Ату-арре?

- Да, великолепно! - подобрав накидку, она сделала изягцный реверанс и повернулась к Пакке. - Принеси свои штучки, мой сладкий.

Парнишка взлетел вверх по рампе и спустя мгновенье появился с несколькими обручами, шаром для эквилибристики и целым набором более мелких "штучек", изготовленных из всяких завалящих деталей, которые всегда хранятся про запас на любом корабле.

- Я отведу вас в "Звездный тупик", - объявил майор. - Боюсь, однако, что вашему Мастеру Стрелку придется отдать оружие моим людям. Надеюсь, вы отнесетесь в этому с пониманием, мадам: такова стандартная процедура.

Атуарре кивнула, а Хэн, хотя все в нем взбунтовалось против этого действия, вручил бластер сержанту прикладом вперед.

- Конечно, конечно. Все должно быть как положено, не правда ли? Теперь, мой дорогой, дорогой генерал, если вы будете так любезны…

Осознав, что Атуарре ждет, когда он предложит ей руку, майор вздрогнул, неумело протянул ее и снова побагровел. СПуны, хорошо знакомые с нравом своего командира, старательно, скрывали ухмылки. Хэн нажал кнопку, рампа втянулась в корабль, люк захопнулся. Теперь его смогут открыть только он сам, Чубакка или один из триани.

Майор послал вперед человека с донесением и под почетным эскортом повел всю компанию по лабиринту трубопроводов. Добираться до башни было довольно далеко. Сопровождаемые удивленными взглядами техников в черных комбинезонах, они миновали несколько узловых пунктов, смонтированных на пересечении трубопроводов. Шаги и скрип сочленений Боллукса эхом отдавались в герметично закрытых переходах. Все вновь прибывшие почувствовали, что тяготение здесь заметно ниже нормального, которое поддерживалось на борту "Тысячелетнего сокола", а в воздухе чувствовался запах, всегда сопровождающий работу гидропонных установок, - в каком-то смысле даже приятная перемена после длительного пребывания на борту корабля.

Наконец они оказались в просторной шлюзовой камере, внешний люк которой открылся по устному приказанию майора. Хэн успел мельком разглядеть то, что, по его мнению, было стеной башни, и пришел к выводу, который несказанно удивил его,

"Звездный тупик", или, по крайней мере, внешняя оболочка башни, представляла собой панцирь, в котором молекулярные связи были изменены, что превращало его в монолит. Это делало башню одним из самых дорогостоящих сооружений - нет, поправил себя Хэн, самым дорогостоящим сооружением, которое ему когда-либо приходилось видеть. Усиление молекулярных связей такого плотного вещества, как металл, требовало исключительно больших затрат, и он никогда не слышал о том, чтобы оно осуществлялось в таких масштабах.

Оказавшись внутри башни и пройдя по длинному широкому коридору до самого ее центра, они обнаружили несколько лифтов. Здесь на них глазели меньше, хотя вокруг сновали и техники, и чиновники, и неизменные СПуны. Сотрудников, впрочем, было не так уж много, что казалось странным, если исходить из предположения, что тут находилась тюрьма.

Вместе с майором и небольшой группкой его людей они вошли в лифт, который быстро заскользил вверх. Выйдя из него, они увидели над головой звезды. Их было так много, что все небо казалось затянутым сверкающим туг маном.

Потом до Хэна дошло, что они стоят на самой верхушке "Звездного тупика", под прозрачным куполом. Позади площадки, где останавливались лифты, тянулась узкая долина. Там протекал миниатюрный ручеек, росли и цвели самые разные растения из множества миров, умело подобранные до последнего бутона и листика. Хэн слышал пение птиц, шуршание мелких животных, жужжание насекомых, запертых под силовым полем, которое служило крышей для этого сада, освещаемого небольшими разноцветными шарами.

Услышав шаги, все разом обернулись. К ним приближался высокий, красивый мужчина внушительного вида, в прекрасно сшитом костюме, изобличающем высокого начальника и состоящем из неизбежного у официальных лиц жилета, рубашки в мелкую складку, тщательно отглаженных брюк и изящного красного галстука. Густые волосы были белы как снег, холеные руки хорошо ухожены, ногти, привыкшие к маникюру, покрыты лаком. На лице играла сердечная, искренняя улыбка. У Хэна мгновенно возникло острое желание проломить этому человеку череп и скинуть его в шахту лифта.

- Приветствую вас в "Звездном тупике", мадам Атуарре, - произнес человек уверенным мелодичным голосом. - Я Хиркен, вице-президент Корпоративного сектора Автаркия. увы, вы появились без предупреждения, иначе я встретил бы вас с гораздо большей пышностью.

Атуарре сделала вид, что страшно огорчена.

- Ох, достопочтенный сэр, что я слышу? Гильдия связалась с нами буквально в последний момент и попросила заменить другую труппу. Но исполнительный секретарь гильдии… м-рр… Хоккор Лонг обещал все уладить.

Хиркен улыбнулся очаровательной улыбкой, раздвинув яркие губы и обнажив ослепительно белые зубы. И эта улыбка, и этот голос, подумал Хэн, были разработаны специально для заседаний совета Автаркии.

- Все это пустяки, - заявил Хиркен. - Главное, что вы здесь, а неожиданность лишь увеличивает удовольствие.

- Как мило с вашей стороны! Не опасайтесь, мой добрый вице-президент; мы понимаем, какие огромные проблемы и обязанности возложены на ваши плечи, и не отвлечем вас надолго!

А мысленно в эту минуту Атуарре произнесла клятву мщения триани: "Клянусь, если ты причинишь вред моему мужу, твое сердце будет трепетать у меня на ладони!"

Хэн заметил на поясе Хиркена маленький плоский ящичек, устройство наблюдения, которое обеспечивало этому человеку тотальный контроль над его владениями. По-видимому, он в любой момент мог заглянуть во все уголки "Звездного тупика".

- Мне удалось собрать несколько артистов из числа наиболее известных в этой части Галактики, - продолжала Атуарре. - Пакка - выдающийся акробат, и я сама не только глава нашего маленького сообщества, но и исполнительница традиционной музыки и ритуальных танцев триани. С нами также обаятельный Мастер Стрелок, несравненный эксперт во всем, что касается оружия. Надеюсь, ему удастся, глубокоуважаемый вице-президент, доставить вам немалое удовольствие своими трюками.

Послышался сухой смешок, и новый голос язвительно спросил:

- Стрелок, вы говорите? Из чего же он собирается стрелять? - Оскорбительная, полная намека пауза. - Изо рта, может быть?

Говоривший вышел из-за спины вице-президента Хиркена. Стройный, быстрый в движениях, с широко расставленными короткими сухими ногами, всем своим обликом он напоминал крупную рептилию. Вице-президент мягко упрекнул его:

- Будет, будет, Уул; в конце концов, наши гости проделали столь долгий путь исключительно ради того, чтобы скрасить нам скуку, - он повернулся к Атуарре. - Уул-Ра-Шан - мой личный телохранитель и сам большой специалист в области оружия. Возможно, попозже мы организуем что-то вроде поединка. У моего Уула на редкость забавное чувство юмора, не правда ли?

Хэн во все глаза глядел на телохранителя Хиркена, Его ярко-зеленую чешую украшал узор из красных и белых бриллиантов, а большие черные выразительные глаза внимательно изучали самого Хэна. Челюсть Уул-Ра-Шана слегка отвисала, обнажая острые зубы и беспокойный розовый язык. К его правому предплечью был прикреплен ремнем пистолет, и не какой-нибудь, а дезинтегратор в самовыбрасывающей кобуре.

Уул-Ра-Шан встал справа от Хиркена. И тут Хэн вспомнил, что ему уже доводилось слышать имя этого телохранителя. В Галактике обитало немало рас, чью особую гордость составляли их исключительно умелые убийцы. И все же отдельные личности из этого разряда возвышались над остальными, точно горные утесы над холмистой местностью. Одним из таких как раз и был Уул-Ра-Шан, убийца-маньяк, про которого говорили, что за подходящую цену он отправится куда угодно и убьет кого угодно.

Хиркен продолжал в несколько другом, более деловом ключе.

- А вот это, по-видимому, тот самый дроид, которого я запрашивал? - он без улыбки взглянул на Боллукса, и в воздухе мгновенно повисло холодное, почти осязаемое ощущение опасности. - Я подробно и точно объяснил Хоккору Лонгу, какой именно дроид мне нужен, настаивая, чтобы они не присылали никого другого. Лонг сообщил вам, что именно мне требуется?

Атуарре сглотнула, изо всех сил стараясь остаться в рамках своей экспансивной манеры поведения.

- Конечно, вице-президент.

Хиркен бросил на Боллукса еще один скептический взгляд.

- Отлично. Следуйте за мной.

Он двинулся тем же путем, каким пришел, Уул-Ра-Шан только что не наступал ему на пятки, за ним следовали гости и их эскорт. Сад остался позади, и перед ними открылся амфитеатр, открытое пространство, окруженное рядами удобных кресел, отделенных от арены перегородками из прозрачного материала, по прочности не уступающего стали.

- Бой автоматизированных устройств - это сражение в чистом виде, вы согласны? - продолжал Хиркен. - Тот факт, что они не живые существа, прежде всего озабоченные проблемой выживания, освобождает их от порока стремления к самозащите. Автоматы, ах!

Собственная судьба их не волнует, они существуют лишь для того, чтобы выполнять приказы и уничтожать. Мне принадлежит боевой робот, так называемый Марк-10 "Палач". Мало у кого есть такие. Вашему дроиду-гладиатору приходилось сражаться с кем-нибудь из них?

Нервы у Хэна завибрировали; он лихорадочно соображал, у кого можно будет попытаться отнять оружие, если Атуарре промахнется с ответом. Стоило им сейчас проявить хоть малейшее колебание или обнаружить признаки непонимания, и Хиркен с его людьми мгновенно сообразят, что тут дело нечисто.

Но Атуарре оказалась на высоте.

- Нет, вице-президент, не с Марком-10.

Веселенькая ситуация, подумал Хэн. Дроид-гладиатор? Вот что, по мнению Хиркена, представлял собой Боллукс. Хэн знал, естественно, что состоятельные и пресытившиеся люди устраивали сражения между дроидами и другими автоматическими устройствами, но, до сих пор ему не приходило в голову, что Хиркен тоже поклонник подобного рода развлечений. "Шевели мозгами, Хэн Соло. Ищи выход из положения!

По дороге к ним присоединилась женшина, которая вышла из частного лифта. Невысокая, очень полная, она пыталась скрыть тяжелую грудь и складки на животе и талии под дорогим, прекрасно сшитым свободным одеянием. Точно на банту натянули парашют, злорадно подумал Хэн.

Она взяла Хиркена за руку, но чувствовалось, что вице-президенту этот жест удовольствия не доставил: его улыбка стала вымученной. Женщина взмахнула полной холеной рукой и обрадованно спросила:

- О, дорогой, у нас, оказывается, гости?

Хиркен бросил на женщину взгляд, который, по мнению Хэна, мог расплавить камень. Банта в парашюте или не заметила, или проигнорировала его. Вице-президент скривил губы.

- Нет, дорогая. Эти люди привезли нового соперника для моею Марка-10. Уважаемые артисты, позвольте представить вам мою жену Ниру. Кстати, мадам Атуарре, каково, собственно говоря, предназначение вашего дроида?

Хэн так и подскочил.

- Он единственный в своем роде… м-м-м… вице-президент. Создан исключительно в соответствии с нашими собственными замыслами. Мы назвали его Аннигилятор, - он выразительно посмотрел на Боллукса.

Переведя взгляд с Хэна на Хиркена, Боллукс поклонился.

- Аннигилятор, к вашим услугам. Создан, чтобы уничтожать, благородный сэр.

- Но наша труппа готова предложить вам и другие развлечения, - быстро вмешалась Атуарре, обращаясь к жене Хиркена. - Акробатику, танцы, меткую стрельбу и прочее.

- О-о-о, мой дорогой! - воскликнула толстуха, хлопая в ладоши. - Пусть сначала будет представление! Мне надоело смотреть, как твой старый Марк-10 разделывается с другими роботами. Если подумать, это грубо и даже жестоко! А живые артисты вместо голографических картинок и музыкальных записей - это так свежо, так приятно! И у нас здесь так редко бывают гости.

Она издала странный сосущий звук, который, как догадался Хэн, должен был изображать поцелуй, но больше подошел бы какому-нибудь грузному животному, к тому же настроенному весьма враждебно.

У него возникла мысль разом решить две проблемы: сделать так, чтобы Боллуксу не пришлось принимать участия в этом поединке, и самому получше оглядеться в "Звездном тупике".

- Достопочтенный вице-президент, может, и в самом деле лучше вам сначала посмотреть представление? Должен признаться, наш дроид-гладиатор, вот этот самый Аннигилятор, в последнем сражении получил небольшое повреждение. Нужно проверить у него вспомогательные управляющие контуры.

Если бы я мог воспользоваться вашей мастерской, это заняло бы буквально несколько минут. А пока вы с женой смогли бы насладиться выступлением остальных артистов.

Хиркен поднял взгляд к звездам и вздохнул, а его жена радостно захихикала и с энтузиазмом поддержала это предложение.

- Хорошо. Но постарайтесь устранить эти повреждения побыстрее, Стрелок. Я не очень увлекаюсь танцами и акробатикой.

- Конечно, непременно.

Вице-президент подозвал старшего техника, который проверял системы в амфитеатре, и объяснил ему, что требуется. Потом, явно вопреки собственному желанию, предложил жене руку. Они прошли в ту часть амфитеатра, где находились места для зрителей, а СПуны, держась на почтительном расстоянии, выстроились за их спинами, обеспечивая надежную охрану. Уул-Ра-Шан, бросив на Хэна последний угрожающий взгляд, последовал за Хиркеном и уселся справа от него.

Поскольку ни танцы, ни акробатика явно не представляли никакой опасности для Хиркена, он нажал кнопку на висящем у пояса устройстве, и прозрачные перегородки, отделяющие арену от зрителей, ушли в пазы в полу. Пока вице-президент с женой удобно устраивались в креслах, Пакка готовил свои принадлежности.

Хэн повернулся к технику, предоставленному в его распоряжение.

- Подождите меня у лифта. Я только извлеку блок с поврежденными контурами и тут же догоню вас.

Человек ушел. Хэн скинул с плеч накидку и повернулся к Боллуксу.

- Открывайся, давай сюда Макса.

Пластрон частично раздвинулся. Хэн наклонился поближе, прикрывая собой отверстие. Вытащив миниатюрный компьютер, он предостерегающе сказал:

- Ни звука, Макс. Ты, как предполагается, всего лишь компонент боевого снаряжения, поэтому никаких шуточек. Начиная с этого момента будь нем, как рыба, - в знак того, что он понял, Синий Макс пригасил свой фоторецептор, - Хороший мальчик Макси.

Хэн выпрямился и повесил ремень крошечного компьютера на плечо. Боллукс закрыл грудь, Хэн вручил ему свою накидку и похлопал дроида по свежеокрашенной голове.

- Пусть она пока побудет у тебя, Боллукс. Я скоро.

Хэн догнал техника у лифта как раз в тот момент, когда Пакка начал свое выступление. Он был великолепным акробатом и продемонстрировал серию прыжков, переворотов через голову и кувырков "колесом" и сквозь обруч. Он сумел как-то разжечь эту не склонную к красоте публику, а в заключение, уже под общие аплодисменты, вспрыгнул на шар и, перебирая лапами, объехал на нем арену.

Супруга Хиркена находила все это очаровательным. Хорошо, что куражливый ребенок Пакка не обращал внимания на ее охи и ахи при каждом его прыжке. Вице-президент был натянут. Вскоре к ним подошли и уселись рядом несколько высокопоставленных, особо приближенных чиновников, которых пригласили насладиться зрелищем. Пакка неутомимо прыгал и кувыркался, и вновь прибывшие не удержались от одобрительных возгласов. И тут же чиновники смолкли, заметив выражение недовольства на лице Хиркена.

Хиркен включил висящее у пояса устройство.

- Готовьте Марка-10, - приказал он.

Бросив взгляд на замершего в ожидании Боллукса, он снова перевел его на арену. Вице-президент Автаркии Хиркен мог быть очень, очень терпелив - когда хотел этого, - но сейчас у него было совсем другое настроение.


Глава 7 | Приключения Хэна Соло-1: Хэн Соло в звездном тупике | Глава 9